ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 5
ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ РАССЛЕДОВАНИЮ И ПУТИ ЕГО ПРЕОДОЛЕНИЯ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИМИ И ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫМИ СРЕДСТВАМИ И МЕТОДАМИ
1. Понятие, содержание и субъекты противодействия расследованию
Проблема противодействия расследованию, лишь отчасти привлекавшая внимание криминалистов и специалистов в области оперативно-розыскной деятельности, приобрела в последнее время особенную актуальность и остроту. Это связано с приобретающей все больший размах организованной преступной деятельностью, тесно связанной с процессами коррумпированности работников властных структур и правоохранительных органов. Если раньше под противодействием расследованию понимали преимущественно различные формы и способы сокрытия преступлений, то теперь это понятие наполнилось более широким содержанием и может быть определено как умышленная деятельность с целью воспрепятствования решению задач расследования и в конечном счете установлению истины по уголовному делу.
Серьезных научных исследований в этой области мало. Можно назвать лишь специально посвященные рассматриваемой проблематике докторскую диссертацию В.Н. Караго-дина и его монографию "Преодоление противодействия предварительному расследованию" (Свердловск, 1992), используемую нами в настоящей работе, и кандидатскую диссертацию С.Ю. Журавлева (Нижний Новгород, 1992), несколько статей этих и других авторов.
Недостаточно эффективное преодоление противодействия расследованию — одна из причин качественного и количественного ухудшения показателей деятельности правоохранительных органов. Успешным противодействием органам правопорядка можно объяснить и высокий уровень латеш-ной преступности в стране.
Противодействие расследованию предполагает ту или иную форму общения субъекта противодействия со следователем. В структуре общения различают три компонента: перцептивный, коммуникативный и интерактивный. Содержание перцептивного компонента — процессы восприятия и понима-5-133 129
ния друг Друга участниками общенияя коммуникативный компонент заключается в обмене информаций участников общения. Интерактивный компонент характеризует взаимодействие участников общения. В аспекте перцепции субъект противодействия, понимая цели и направленности действий следователя, стремится воздействовать на них в желательную для себя сторону, С коммуникативных позиций противодействие расследованию заключается, с одной стороны, в его стремлении получить информацию о замыслах и действиях следодат&ля,а с другой стороны, в передаче следователю ложной или маскирующей информации или вообще в ее сокрытии от следователя. Наконец, интерактивный компонент в данном случае выражается в конфликтном взаимодействии, в противоположности, несовместимости целей взаимодействующих сторон.
Поскольку предварительное расследование осуществляется специально уполномоченными законом на его проведение лицами — следователями и сотрудниками органов дознания, можно заключить, что противодействие выражается в вос-препятствовании осуществлению этими лицами их процессуальных полномочий. Разумеется, не всегда противодействие направлено против конкретного следователя или дознава-теля, оно может быть направлено на воспрепятствование обнаружению и расследованию конкретного преступления вообще органами расследования.
По отношению к процессу расследования конкретного преступления следует различать "внутреннее" и "внешнее" противодействие. Под "внутренним" противодействием понимается противодействие, оказываемое теми или иными лицами, причастными в любой форме к расследованию: подозреваемыми и обвиняемыми, свидетелями и потерпевшими, специалистами иэкспертами, случайными лицами, оказавшимися на месте происшествия, и др. Для всех них характерно обладание к^кой-то информацией о событии и стремление скрыть, изменить или уничтожить эту информацию и (или) ее носителей.
"Внешнее" противодействие — это противодействующая деятельность лиц, либо вообще не связанных с расследуемым событием и лицом, осуществляющим расследование, либо связанных со следователем (дознавателем) процессуальными, служебными или иными властными отношениями или другими зависимостями.
130
Субъекты "внутреннего" противодействия реализуют свои замыслы преимущественно путем сокрытия преступления, субъекты "внешнего" взаимодействия — влиянием, давлением на следователя, созданием условий для совершения им незаконных действий, побуждая его к совершению должностного проступка или преступления и т. п. Субъекты этого вида противодействия — должностные лица предприятий, учреждений и организаций, где было совершено преступление, сотрудники органов исполнительной власти и представительных органов, контрольных и ревизионных органов и — что особенно опасно — правоохранительных органов. Достаточно распространены акты противодействия, оказываемого представителями партий, профсоюзных и иных общественных организаций, трудовых коллективов, отдельных групп населения. Наконец, противодействие может быть оказано со стороны родственников, друзей и иных близких виновного.
Особым видом противодействия выступает отказ органов представительной власти в лишении депутатского иммунитета своего коллеги) подозреваемого в совершении преступления или коррумпированных связях с преступниками. Участившиеся случаи подобного рода побуждают к ограничению депутатского иммунитета только деятельностью, непосредственно связанной с выполнением депутатских обязанностей, как это принято во всех цивилизованных странах.
2. Противодействие расследованию
в форме сокрытия преступления, его последствий
или причастных к нему лиц
В структуре преступной деятельности различают действия по приготовлению, совершению и сокрытию преступления. Будучи объектом криминалистики, эти действия обычно рассматриваются в аспекте способа их совершения и объединяются по этому признаку в систему, именуемую способом совершения преступления или способом совершения и сокрытия преступления, либо в две системы — когда ведут речь раздельно о способе совершения и способе сокрытия преступления.
Под способом совершения преступления понимается система действий по подготовке, совершению и сокрытию преступления, детерминированных условиями внешней среды 131
и психофизиологическими свойствами личности, могущих быть связанными с избирательным использованием соответствующих орудий и средств и условий места и времени и объединенных общим преступным замыслом. Это понятие отражает содержание так называемого полноструктурного способа совершения преступления, когда он объединяет способы осуществления всех стадий преступного-замысла. Однако в реальной действительности нередки случаи, когда способ сокрытия преступления существует самостоятельно и не охватывается единым преступным замыслом. Отсутствие единого преступного замысла может проявиться в том, что:
а) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию преступления, либо относясь к ним безразлично, либо предполагая, что их все равно не удастся осуществить, а затем, после совершения преступления, в связи с неожиданно возникшим намерением или неожиданно появившимися для него обстоятельствами принимает меры к сокрытию преступления;
б) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию преступления, рассчитывая, что его следы сами исчезнут под воздействием природных или иных стихийных факторов, а затем, обманувшись в своих ожиданиях, импровизирует меры по сокрытию преступления;
в) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию преступления по тем же причинам, что и в первом случае, но эти действия предпринимаются помимо его желания иными лицами, заинтересованными в исходе дела. Такими лицами могут быть соучастники субъекта по прежним преступлениям, которым непринятие мер к сокрытию преступления грозит изобличением по связям. Ими могут быть друзья и родственники виновного, обнаружившие преступление и принимающие меры к его сокрытию;
г) при подготовке и совершении преступления субъект планирует осуществление действий по его сокрытию другими лицами (пособники, укрыватели), однако в связи с их неосуществлением по тем или иным причинам вынужден с разрывом во времени сам принимать меры к сокрытию, ранее им не планировавшиеся и не соответствующие единому преступному замыслу;
132
д) при подготовке и совершении преступления субъект планирует осуществление действий по его сокрытию, но вследствие изменившихся обстоятельств вынужден принимать иные меры) не соответствующие единому преступному замыслу и не обеспечивающие предусмотренного планом оптимального варианта сокрытия. Имеется в виду случай утраты логической связи между элементами преступной деятельности, замены одного из этих элементов — действий по скрытию преступления— другим, однородным, но не связанным с первоначальным преступным замыслом.
Из сказанного следует, что может существовать самостоятельный способ сокрытия преступления, что действия по сокрытию преступления могут быть связаны и не связаны единым замыслом с приготовлением и совершением преступления. В первом случае они могут быть даже непосредственным условием применения определенного способа совершения преступления или одним из его обязательных элементов. Именно такую роль играют действия по скрытию преступления в структуре многих способов совершения замаскированных хищений, когда действия по приготовлению и сокрытию преступления совершаются одновременно с изъятием ценностей или предшествуют изъятию ценностей либо когда до изъятия ценностей совершаются только действия по сокрытию планируемого хищения. В подобных случаях складывается порой своеобразная ситуация: преступление еще не совершено, а действия по его сокрытию в будущем уже предпринимаются.
Сокрытие преступления можно определить как деятельность (элемент преступной деятельности), направленную на воспрепятствование расследованию путем утаивания, уничтожения, маскировки или фальсификации следов преступления и преступника и их носителей. Деятельность в данном случае охватывает не только активную форму человеческого поведения — действия, но и пассивную — бездействие. Воспрепятствование расследованию заключается в недопущении включения соответствующей доказательственной информации в сферу уголовного судопроизводства, ее использования в процессе расследования. Под следами понимается всякое ˜ материальное и идеальное — отражение события преступления и любого из его элементов (вещи, люди, действия,
133
процессы). Эта деятельность осуществляется различными способами сокрытия преступления.
По содержательной стороне способы сокрытия преступления можно разделить на следующие группы:
1) сокрытие преступления путем утаивэния информации и (или) ее носителей;
2) сокрытие преступления путем уничтожения информации и (или) ее носителей;
3) сокрытие преступления путем маскировки информации и (или) ее носителей;
4) сокрытие преступления путем фальсификации информации и (или) ее носителей; 5) смешанные способы.
Раскроем содержание каждой из этих групп способов. Утаивание. В буквальном смысле слова означает оставление следователя в неведении относительно тех или иных обстоятельств расследуемого дела или источника требуемой для установления истины информации; может быть осуществлено как в активной, так и в пассивной формах.
К числу активных способов утаивания относятся сокрытие предмета посягательства, вещественных доказательств, денег и ценностей, нажитых преступным путем, иных объектов — источников информации; уклонение от явки в орган расследования. Пассивными способами утаивания являются умолчание, недонесение, несообщение запрашиваемых сведений, невыполнение требуемых действий, отказ от дачи показаний.
Уничтожение. Эти способы можно подразделить в зависимости от того, на что они направлены: уничтожение следов преступления и уничтожение следов преступника. При этом имеется в виду как уничтожение самой доказательственной информации, так и ее носителей.
Уничтожение может быть полным и частичным. Частичное уничтожение граничит с фальсификацией, иногда служит ее способом.
Маскировка преследует цели изменения представления о способе совершения преступления, личности виновного, назначении объектов — носителей информации и их круге.
В качестве способов маскировки могут быть названы: перемещение объектов (например, из того места, где они должны быть согласно существующим или предписанным правилам, 1-И
в другое место, как это бывает при нарушении правил хранения и движения документов); изменение внешнего вида субъекта преступления (парик, грим, маски, смена одежды, изменение волосяного покрова, фальшивые коронки, искусственное создание или изменение особых примет и т.п.); создание видимости использования объекта не по действительному назначению; сокрытие параллельно совершаемыми действиями или происходящими процессами (например, звуков от действия орудий взлома — шумом проходящего транспорта).
Фальсификация (от латинского falsificare — подделывать). Подделка, создание ложной информации и (или) ее носителей. Способами сокрытия преступлений путем фальсификации служат: — заведомо ложное показание; — заведомо ложное сообщение, заявление, донос; — создание ложных следов и иных вещественных доказательств;
— полная или частичная подделка документов; —подмена, дублирование объектов; — частичное уничтожение объекта, его переделка с целью изменения его внешнего вида, фальсификации назначения и т. п.
Комбинированнным способом фальсификации является ложное алиби — создание преступником ложного представления о своем пребывании в интересующий следствие момент в другом месте.
Следственной практике известны два способа создания ложного алиби. В первом случае виновный вступает в сговор с соучастниками или лицами, которые впоследствии будут фигурировать в качестве свидетелей алиби. Они дают ложные показания об алиби виновного. Иногда для придания показаниям видимости достоверности предварительно все эти лица действительно проводят вместе какой-то отрезок времени до или после совершения преступления и затем в показаниях изменяют лишь дату или часы своего совместного пребывания на те .которые нужны виновному.
Другой, более сложный способ создания ложного алиби основан на обмане виновным свидетелей относительно даты или времени пребывания совместно с ними. В этом случае свидетели, подтверждающие алиби, добросовестно заблуждаются.
135
Смешанные способы сокрытия преступления представлены в следственной практике различными инсценировками или, по старой терминологии, различными видами симуляции обстоятельств преступления.
Инсценировку преступления можно определить как создание обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте событию, что может дополняться согласуемыми с этой обстановкой поведением и ложными сообщениями как исполнителей инсценировки, так и связанных с ними лиц.
В основе инсценировки преступления всегда лежит искусственное создание материальных следов события. Поведение и сообщения исполнителя инсценировки и связанных с ним лиц, преследующие цель усиления воздействия на следователя материальных следов, всегда являются дополнением к ним, хотя по времени могут предшествовать их обнаружению и восприятию следователем. Таковы те случаи, когда исполнители инсценировки сами сообщают органу расследования об обнаружении ими признаков якобы совершенного преступления (например, заявление о мнимой краже) или о возникших у них предположениях о возможном совершении преступления (например, заявление об исчезновении человека). Инсценировка может преследовать следующие цели: а) создание видимости совершения в определенном месте иного преступления и сокрытие признаков подлинного события;
б) создание видимости происшедшего на данном месте события, не имеющего криминального характера, для сокрытия совершенного преступления;
в) создание видимости совершенного преступления для сокрытия фактов аморального поведения, беспечности и иных поступков, не имеющих криминального характера;
г) создание ложного представления об отдельных деталях фактически совершенного преступления или об отдельных элементах его состава: инсценирование совершения преступления иным лицом, в другом месте, в иных целях и по другим мотивам и т. п.
Классификации инсценировок могут быть представлены следующим образом:
1) по целям — сокрытие преступления; сокрытие некриминального события;
1^6
2) по объекту инсценирования: а) инсценирование преступления; б) инсценирование некриминального события; в) инсценирование отдельных деталей или отдельных элементов состава совершенного преступления; г) инсценирование инсценировок;
3) по времени: осуществленная до совершения преступления; осуществляемая во время преступления или некриминального события; осуществляемая после преступления или некриминального события;
4) по субъекту — совершаемая преступником (ами); совершаемая иными лицами;
5) по месту: на месте преступления; на ином месте;
6) по способу легализации: рассчитанная на обнаружение по сообщениям исполнителя или связанных с ним лиц; рассчитанная на обнаружение посторонними лицами;
7) по длительности воздействия: а) рассчитанные на то, что подлинное событие не будет обнаружено (установлено) вообще; б) рассчитанные на получение выигрыша во времени (для созданияяложного алиби, приискания убежища, сокрытия похищенного и т. п.) или иных временных преимуществ перед следствием;
8) по содержанию: а) инсценирование материальных следов события; б) Инсценирование материальных следов события в сочетании с соответствующим поведением и сообщением ложных сведений.
Основным фактором, побуждающим преступника принимать меры к сокрытию преступленияя является желание избежать разоблачения и ответственности за содеянное. На само это желание может быть обусловлено разными причинами. Чаще всего это, разумеется, страх перед наказанием, особенно при совершении преступлений, за которые грозит лишение свободы на длительный срок или исключительная мера наказания. Иногда преступником движет не только и даже, может быть, не столько страх пред наказанием, сколько стыд, боязнь позорящей огласки, как бывает при совершении преступлений против близких людей, сексуальных преступлений, сопряженных с половыми извращениями.
В других случаях стремление избежать разоблачения продиктовано желанием как можно дольше продолжать преступную деятельность, что характерно для преступников-рецидивистов. Наконец, сокрытие преступления осуществляется
137
и тогда, когда оно входит обязательным элементом в способ совершения преступления, т.е. когда само преступление невозможно совершить, не приняв специальных заблаговременных мер к его сокрытию. Такое положение возникает, как отмечалось, при совершении длящихся хищений.
Сокрытие преступлений путем инсценировок может преследовать еще одну цель. Это создание из чувства мести, зависти, ревности и других побуждений ложных доказательств виновности лица, никак не связанного с совершением преступления. Здесь мы по существу сталкиваемся с тем же оговором, который, как указывалось, тоже может быть способом сокрытия преступления, но оговором с помощью ложных "немых свидетелей"— инсценированной обстановки места события, фальсифицированных доказательств. Особая опасность такого оговора отмечена уголовным законом: ст. 306 УК РФ рассматривает искусственное создание доказательств обвинения как квалифицирующий признак заведомо ложного доноса.
Если сокрытие преступления осуществляется не самим виновным, а по сговору с ним иными лицами, то мотивами этих лиц могут быть корысть, если они ожидают за это вознаграждения, чувства любви, жалости, ложно понимаемого товарищеского долга, стыда перед оглаской, когда дело касается близкого человека, или нежелание огласки из опасе-. ний изобличения их самих в совершении иных преступлений иди позорящих поступков.
Наконец, следует указать еще две группы факторов, побуждающих к сокрытию преступлений посторонних лиц и потерпевших.
В следственной практике хоть и редко, но встречаются случаи, когда постороннее лицо, скрываяя"чужое" преступление по просьбе виновного или по собственной инициативе, случайно его обнаружив, преследует цель получения оснований для последующего шантажа субъекта преступления. При этом шантажист стремится "материализовать" полученную им информацию о преступлении, скрывая от органа расследования вещественные доказательства виновности объекта шантажа.
Сокрытия преступления со стороны потерпевшего лица можно ожидать в трех случаях:
1) когда преступление носит позорящий данное лицо характер, свидетельствующий, например, о таких его качествах, 138
как трусость, алчность, нечестность и т. п., как это бывает, в частности, если потерпевший стал жертвой некоторых видов мошенничества, психологически рассчитанных именно на эти стороны человеческого характера. Преступление может расцениваться потерпевшим как позорящее, наносящее существенный ущерб его репутации в силу определенных взглядов, распространенных в данной среде. Именно так воспринимается изнасилование, в силу чего потерпевшая нередко предпочитает скрыть совершенное против нее преступление, с тем чтобы сохранить репутацию;
2) когда раскрытие преступления угрожает уголовной ответственностью самому потерпевшему. Так может быть при совершении мошенничества ("самочинный обыск") против лица, чьи деньги и ценности, изъятые преступниками, в свою очередь нажиты им преступным путем — в результате хищения, взяточничества и т. п.;
3) в силу желания потерпевшего из числа преступников-рецидивистов, членов организованных преступных сообществ лично свести счеты с виновным или при охране групповых интересов лиц этой категории.
Помимо факторов, побуждающих к сокрытию преступления, существует ряд обстоятельств, влияющих на возможность, полноту и выбор способа реализации этого замысла.
Все способы сокрытия преступления, за исключением лишь пассивных способов утаивания, требуют затраты определенного времени. Между тем во многих случаях преступник осуществляет сокрытие преступления уже после его совершения и испытывает при этом естественный дефицит времени. Это отражается на выборе способа сокрытия, неполноте или небрежности инсценировок, их расчете на временное действие сокрытия. Помимо этого, на выбор способа сокрытия влияет и отношение преступника к предмету пося-.гательства. Чем непосредственнее это отношение, чем теснее связь преступника с предметом посягательства, тем сложнее и изощреннее способ сокрытия преступления, ставящий, кроме прочего, цель маскировки этой связи. Это, как правило, способы постоянного сокрытия преступления.
Помимо сказанного, детерминирующее значение по отношению к способу сокрытия преступления имеют те же факторы, которые определяют выбор способа совершения преступления. Это объективная обстановка совершения пре-
139
ступления, включая место и время совершения преступления; каччства и свойства материальных объектов на месте сокрытия преступления; метеоусловия места и времени сокрытия преступления; условия и образ жизни лиц, имеющих отношение к месту сокрытия преступления, наличие у невиновного преступного опыта и преступных навыков.
Замышляя совершение преступления, выбирая способы его осуществления и сокрытия, преступник строит мысленную модель своих действий, воспроизводя в ней всю систему своих предстоящих действий, если преступление не носит импульсивного характера. Содержание этой модели, ее детализацияязависят во многом от уровня воссоздающего воображения субъекта, а выбор и сочетание действий по совершению и сокрытию преступления — в немалой степени от его изобретательности, прошлого преступного опыта и осведомленности о значении для раскрытия преступления тех или иных следов.
Сказанное особенно заметно проявляется в инсценировке преступлений. Имитируя совершение иного преступления или событие некриминального характера, преступник должен четко представлять себе те признаки, которые характеризуют вымышленное событие, знать способы совершения имитируемого преступления и оставляемые им характерные следы, суметь представить себе и мысленно "проиграть" весь механизм этого преступления для придания инсценировке должной убедительности. Здесь не последнюю роль играют преступный опыт субъекта и его изобретательность, обладание им своеобразным чувством меры при фальсификации доказательств, а при сочетании инсценировки материальных следов события с притворным поведением и ложными сообщениями — умение строить "многоходовые" комбинации, где опяяь-таки нельзя обойтись без развитого воображения. И однако, каким бы тонким и изощренным ни был замысел преступника по сокрытию преступления, им неизбежно допускаются более или менее значительные просчеты, в большинстве случаев позволяющие следователю обнаружить инсценировку и выявить признаки подлинного события.
3. Формы и способы "внешнего" противодействия расследованию
Направленность "внешнего" противодействия расследованию может быть различной. Она зависит от субъектов, их 140
возможностей и целей противодействия. Не последнюю роль играет и мотив противодействия, информированность субъекта об обстоятельствах дела.
Новый УК РФ содержит специальную — 294-ю статью "Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования". УК признает преступным вмешательство в любой форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия, а также в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела.
Как уже указывалось, субъектами "внешнего" противодействия расследованию выступают должностные лица учреждений, предприятий и организаций, независимо от форм собственности, где было совершено преступление, коррумпированные представители властных структур и правоохранительных органов. Особо следует выделить представителей всех этих структур, действующих под влиянием добросовестного заблуждения, ставшего результатом обмана со стороны заинтересованных в деле лиц или гуманных побуждений. Таким образом, субъектов такого противодействия можно разделить на две группы, исходя из мотивов их действий и преследуемых целей:
— преследующие личные корыстные и иные цели, сознающие противоправность своих действий;
— действующие под влиянием добросовестного заблуждения в отношении обстоятельств преступления, личности виновного, действий органа расследования и не преследующие личных целей.
Осуществляемое противодействие может быть направленным: ˜ на процесс расследования, решение его задач, условия его производства;
— на лицо, производящее расследование, — следователя, работника органа дознания;
— на носителей доказательственной информации — свидетелей, потерпевших, а также не связанных с ними лиц — друзей, товарищей по работе, родственников и т. п.
Противодействие расследованию со стороны субъектов первой группы может выражаться в следующем:
1. Сокрытие события преступления, совершенного в их организации, предприятии, с целью сохранения престижа,
141
репутации организации, предприятия. Это же относится и к сокрытию обстоятельств, способствовавших совершению преступлений.
2. Сокрытие события преступления по корыстным мотивам, например в целях дальнейшего сокрытия доходов от налогообложения, получения контрабандных товаров и т. п„ а также по иным мотивам: допущенного попустительства преступнику^ получения различных выгод и т. п.
3. Сокрытие преступления из ложного понимания профессиональных интересов, например, ссылка на учеты в целях создания видимости высокой раскрываемости или отказ в тех же целях в возбуждении уголовного дела, а также из-за возникновения угрозы карьере, продвижению по службе и т. д.
4. Сокрытие преступления или воспрепятствование расследованию коррумпированных субъектов по корыстным мотивам, причастности к деятельности организованных преступных сообществ и т. п.
5. Сокрытие преступлений поличным мотивам: по просьбе заинтересованных в этом родственников, знакомых, деловых партнеров, при угрозе с раскрытием преступления репутации, положению в обществе, деловым связям и т. д.
Противодействие расследованию со стороны субъектов этой группы может быть направлено и непосредственно на лицо, осуществляющее расследование, и выражаться в форме:
а) понуждения следователя к незаконным действиям или действиям, не вызывающимся интересами следствия: изменению меры пресеченияя прекращению дела; переквалификации преступления на более легкое; выделению материалов в отдельное производство с целью последующего прекращения преследования или обеспечения незначительного наказания и т. д. Средствами такого понуждения могут быть подкуп, обман путем передачи ложной информации, воздействие авторитетом начальника, дача заведомо неверных указаний, обязательных для следователя, и т. п.;
б) неправомерного насилия в отношении следователя: угрозы жизни, здоровью его и членов его семьи или иных близких ему людей; угрозы дисквалификацией, воспрепят-ствованием служебному росту, шантажированием огласки прошлых аморальных или иных порочащих репутацию поступков и др. 142
Наконец, субъекты этой группы могут противодействовать расследованию путем воздействия на свидетелей; потерпевших, иных лиц, располагающих нужной информацией, экспертов с помощью подкупа, угроз, шантажа в целях изменения ими показаний, неявки к следователю, подачи заявлений и примирении с преступником, изменения экспертных выводов и т. п. -
Субъекты второй группы, непреследующиеличных и противозаконных интересов, противодействуют расследованию, добросовестно заблуждаясь в отношении личности виновного или его действий и их правовой оценки, под воздействием ложной или искаженной информации о действиях следователя, мотивов и поступков свидетелей и потерпевших. Ими могут руководить чувства гуманности, жалости и сочувствия виновному, неверного понимания товарищества, корпоративной общности и т. п. Их действия выражаются при этом обычно в направлении жалоб и ходатайств в правоохранительные и властные органы, средства массовой информации, стремлении различными путями создать у следователя, свидетелей, потерпевших благоприятное мнение о виновном, а иногда — отрицательное мнение о потерпевшем или свидетеле, порой неквалифицированных и предвзятых оценках поведения и действий следователя и т.п.
4. Средства и методы преодоления противодействия расследованию
Существующие в следственной практике и разработанные криминалистикой и теорией оперативно-розыскной деятельности средства и методы г1реодоления противодействия расследованию можно разделить на две группы:
— средства и методы преодоления попыток сокрытия преступлений и
— средства и методы преодоления иных форм противодействия расследованию.
Средствами и методами преодоления попыток сокрытия преступлений, которыми располагает следователь, служат следственные и розыскные действия, обращение к помощи населения и средствам массовой информации. Рассмотрим наиболее значимые из них подробнее.
Следственный осмотр. Значение этого следственного действия во всех его разновидностях для целей преодоления
143
противодействия расследованию трудно переоценить. Особенно большую роль играет осмотр места происшествия.
При возникновении версии об инсценировке путем осмотра места происшествия выявляются так называемые негативные обстоятельства, т. е. обстоятельства, противоречащие представлению об обычном ходе вещей в данной ситуации. Эти обстоятельства могут заключаться в наличии или отсутствии на месте происшествия того, что необходимо должно было бы быть, если бы имело место предполагаемое событие. Речь идет о количественном или качественном несоответствии обстановки места происшествия или ее деталей представлению о событии и его механизме, например отсутствие признаков отравления угарным газом при обнаружении в очаге пожара обгоревшего трупа или воды в легких у утопленника и т. п. Иногда такими негативными обстоятельствами служат не вызывавшиеся необходимостью повреждения запирающих устройств, явно неоправданный беспорядок в торговом или складском помещении и т. д. Обнаружение негативных обстоятельств служит решающим средством разоблачения инсценировок.
Не менее важные результаты могут быть получены при производстве иных видов следственного осмотра — вещественных доказательств, транспортных средств и особенно документов. Последний позволяет не только выявить следы фальсификации, подделки документа, но и ухищрения, связанные с изменением места хранения документа, его использованием в преступных целях и т. д.
Допрос. Основная задача этого следственного действия в аспекте рассматриваемой проблемы — изобличение допрашиваемого во лжи, в попытках утаить, скрыть или исказить истину. В целях решения этой задачи криминалистикой разработан ряд тактических приемов, которые могут применяться комплексно, в качестве простой тактической комбинации, или порознь. Такие приемы могут.носитьлогический, психологический, тактический или комплексный характер.
Среди приемов логического характера наиболее распространенным является предъявление уличающих доказательств. В качестве таковых могут быть использованы показания соучастников, свидетелей, потерпевших, документы, данные криминалистических учетов и т. п. Сила воздействующих на допрашиваемого уличающих показаний увеличится при де-144
монстрации видеозаписи допроса этих лиц, звукозаписи их допросов. Прием в этом случае носит комплексный — логический и психологический — характер.
Другим приемом логического характера служит демонстрация возможностей судебной экспертизы при исследовании вещественных доказательств по делу. Допрашиваемому объясняется, какие уличающие его обстоятельства могут быть установлены экспертным путем, почему их нельзя будет опровергнуть, как результаты экспертного исследования будут использованы для опровержения избранной им позиции и как они необходимо повлияют на изменение линии его поведения и по отношению к соучастникам, и в целом по отношению к исходу дела.
Из числа приемов психологического характера следует указать, во-первых, на убеждение в необходимости для допрашиваемого изменить свою позицию по делу, дать правдивые показания. Для того чтобы добиться в этом успеха, следует разъяснить допрашиваемому значение для смягчения его участи раскаяния в содеянном, добросердечного признания, при групповом преступлении — значение факта признания первым из соучастников. Признанию может способствовать и указание на незначительность его роли в преступной деятельности сообщества по сравнению с ролями соучастников и т. п.
Значительное психологическое воздействие могут оказывать и некоторые варианты использования фактора, внезапности. Это передача допрашиваемому информации о неожиданных для него обстоятельствах, например сообщение о существовании лица, которое, по его мнению, никак не могло быть известно следователю, о потерпевшем, которого он считал убитым или погибшим, который может дать изобличающие допрашиваемого показания, о предметах, обнаружение и использование которых следователем допрашиваемый не считал возможным или о которых он вообще не знал, и т. п.
На психологическое воздействие рассчитана и очная ставка, проведение которой, правда, сопряжено с риском, поскольку лицо, дающее, по мнению следователя, правдивые показания, под влиянием другого ее участника может их изменить в отрицательную для следствия сторону. Такая же опасность может возникнуть и при предъявлении для опознания, но сам факт предъявления для опознания лицу, реаль-
145
ность несуществования которого у опознаваемого не вызывала сомнений, оказывает на него весьма сильное психологическое воздействие.
Среди приемов тактического характера остановимся на следующих.
"Внезапность". Этим обобщенным термином обозначается ряд тактических приемов допроса, основанных на использовании фактора внезапности: неожиданное сообщение допрашиваемому о намерении провести после допроса то или иное следственное действие, которое, по мнению допрашиваемого, провести невозможно вследствие неосведомленности следователя о соответствующих обстоятельствах (например, о проведении обыска в таком месте, о котором следователь не должен был знать); постановка неожиданных для допрашиваемого вопросов.
"Допущение легенды" — допрашиваемому предоставляется возможность беспрепятственно излагать свою ложную легенду в целях последующего детального ее опровержения. Этот прием комбинационно сочетается с приемом "пресечения лжи**, когда изложение легенды прерывается следователем в самом ее уязвимом месте и начинается процесс опровержения путем предъявления доказательств или с использованием фактора внезапности.
"Повторность" — требование следователя повторить ту или иную часть показаний с целью обнаружения противоречий, различий. Этот прием может быть реализован и путем самостоятельного следственного действия — повторного допроса, который проводится с максимальной детализацией показаний в расчете на то, что вымышленные детали запоминакутся плохо и при повторении показаний могут быть изменены или упущены допрашиваемым.
"Отвлечение внимания" или косвенный допрос. Суть этого приема раскрывает Л.М. Карнеева: "Следователь, заведомо зная, что не получит правильного ответа на основной интересующий его вопрос, задает ряд других вопросов, менее "опасных" с позиции допрашиваемого. Между тем ответы на эти вопросы помогают найти ответ на основной замаскированный вопрос"'.
Этот тактический прием комбинационно может сочетаться с приемами, именуемыми "форсирование темпа допроса" и "инерция". Под последним понимают незаметный перевод допроса из одной сферы в другую в расчете на то, что допрашиваемый "по инерции" проговорится.
"Проговорка"— прием реализуется не только путем использования "инерции", но при ускорении темпа допроса, при постановке неожиданных вопросов. Некоторые авторы считают его аморальным. Выражая мнение большинства криминалистов, Г.Ф. Горский и Д.П. Котов указывают, что "данный прием можно считать нравственным, ибо опора здесь делается не на случайную оговорку, а на проговорку об обстоятельствах, как правило, известных только лицу, причастному к преступлению"'.
"Выжидание" — заключается в том, что в допросе делается перерыв для того, чтобы в психическом состоянии допрашиваемого произошли изменения под влиянием оказанного воздействия.
"Создание заполненности" — подчеркивание следователем невыясненных мест в деле, вызывающее у допрашиваемого стремление "заполнить" пробелы в соответствии с логикой его показаний, что может привести к не учитываемым допрашиваемым противоречиям в объяснении обстоятельств дела.
"Вызов" — побуждение допрашиваемого к объяснению логическим путем с позиции своей линии поведения обстоятельств, обеспеченных доказательствами.
Помимо этих тактических приемов изобличения во лжи, тем же целям может служить такое следственное действие, как следственный эксперимент, а также не регламентированная пока законом проверка и уточнение показаний на месте.
Наконец, весьма существенная роль в преодолении противодействия расследованию отводится судебной экспертизе, с помощью которой устанавливаются подлинные обстоятельства дела, разоблачаются инсценировки и добываются аргументы, изобличающие виновных и иных лиц во лжи.
Когда идет речь о противодействии в форме сокрытия преступления, значительная роль в его преодолении отводит'
Карнеева Л.М. Тактические приемы допроса обвиняемого. — Труды ВШ МВЛ СССР. вып. 32. М., 1971, с. 179.
146
'Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д„ Котов Д.П. Судебная этика. Воронеж, 1974, с. 109.
ся оперативно-розыскным мероприятиям, проводимым по поручению следователя. Они предпринимаются в рамках следственного задания по усмотрению оперативного работника, могут проводиться независимо от следственных действий, а могут сочетаться с ними в оперативно-тактической комбинации. Особенно эффективны такие мероприятия, как опрос граждан, наведение справок, наблюдение, обследование различных объектов, прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи.
Средства и методы преодоления противодействия расследованию со стороны "внешних" субъектов, создающих про-тивоправность своих действий, в основном носят оперативно-розыскной характер или на начальном этапе характер ведомственного расследования. Именно оперативным путем выясняются причины противодействия, степень причастности противодействующих лиц к событию преступления, мотивы и цели противодействия. Если речь идет о вмешательстве в деятельность следователя непосредственно, изучаются законность требований, обоснованность даваемых ему указаний и т. п. При непосредственном давлении на следователя, понуждении его к совершению незаконных или необоснованных действий со стороны его непосредственного руководства или вышестоящих должностных лиц должностное расследование может закончиться возбуждением уголовного дела. При явно противоправных посягательствах на следователя условиями их пресечения являются добровольное и полное информирование об этих посягательствах следователем компетентных инстанций, принятие оперативных мер по обеспечению безопасности следователя и его близких от преступных посягательств и при наличии достаточных оснований — возбуждение уголовного дела по признакам покушения на взяточничество, угрозы убийством и других преступлений (ст.ст. 295, 296, 298 УК РФ).
Если субъекты противодействия добросовестно заблуждаются в отношении обстоятельств дела, личности виновного, действий органа расследования и при этом не совершают противоправных поступков и не преследуют личных целей, то средством преодоления такого противодействия служит разъяснение им следователем или — предпочтительнее — руководителем следственного подразделения ошибочности занятой ими позиции, сложившегося у них мнения. Помимо
^48
официального письменного ответа на поступившие от таких лиц жалобы и заявления, целесообразна официальная беседа с ними с целью убедить в необоснованности опасений и претензий. В этих же целях могут практиковаться выступления следователя и иных должностных лиц в трудовых коллективах, в средствах массовой информации и т. п. Наконец, в исключительных случаях допустимо по усмотрению следователя и при условии сохранения в должной степени следственной тайны ознакомление этих субъектов с отдельными обстоятельствами и материалами дела для выхода из сложившейся конфликтной ситуации.



ОГЛАВЛЕНИЕ