ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 15
ОСОБЕННОСТИ РАССЛВДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ОРГАНИЗОВАННЫХ ПРЕСТУПНЫХ СООБЩЕСТВ
1. Исходная информация о препуплениях, совершаемых организованными сообществами
Долгие годы в теории и практике борьбы с преступностью в нашей стране господствовало мнение о том, что профессиональная преступность, существовавшая в нашей стране в 20-х — начале 30-х годов, ликвидирована, что это явление не свойственно советскому обществу. В тех случаях, когда ученые и практики сталкивались со случаями совершения многочисленных преступлений одним и тем же преступным способом одним или группой преступников на достаточно высоком "технологическом" уровне, в невнятных объяснениях этого явления можно было встретить стыдливое упоминание о неких элементах "профессионализма" в действиях преступников. О занятиях преступной деятельностью как профессией умалчивалось. Отрицание существования в СССР профессиональной преступности, а уж тем более преступности организованной, стало одной из догм правовой науки, наряду, например, с провозглашением так называемого ленинского принципа неотвратимости наказания, согласно которому не существует преступлений, которые нельзя было бы раскрыть, из чего однозначно следовало, что в случае, если преступление оставалось нераскрытым, необходимо обязательно отыскать виновного в этом.
Рано или поздно должен был наступить момент, когда пришлось посмотреть правде в глаза и признаться в существовании не просто профессиональной, но профессиональной организованной преступности. Не говоря об уголовно-политическом аспекте такого признания, было совершенно очевидно, что без этого стало бы просто невозможно организовать борьбу с этой "несуществующей" преступностью, разгул которой принял в последнее время угрожающий размах.
Но одного такого признания оказалось мало: возник ряд проблем научного и практического характера. Одной из таких проблем — определению понятия организованной преступности — было уделено внимание учеными в области криминалистики, уголовного процесса и права. Формулируя данное определение, авторы исходили из таких понятий, как 345
"преступная деятельность", "преступная группа", "организованная преступная группа", "преступная организация". В.М. Быков, например, определяет преступную группу как "антиобщественное объединение людей на основе совместной преступной деятельности, представляющее собой малую неформальную группу, определенным образом организованную и выступающую как единый особый субъект деятельности"', и выделяет следующие криминалистические типы преступных групп, раскрывая сущность каждого из понятий: — случайные; — типа компании; — организованные; — преступные организации.
Случайная группа, с его точки зрения, это случайно или ситуативно объединившиеся для совершения группового преступления лица. Первоначально целью объединения здесь является не совершение преступления, а удовлетворение потребностей общения. Многие члены группы принимают участие в совершении первого преступления из чувства солидарности, случайно, в силу того) что оказались со всеми в данном месте, либо в результате внезапно возникшей ситуации. Роли в случайной группе обычно не распределяются, степень сплоченности участников группы малая.
Продолжая преступную деятельность, в том случае если случайная преступная группа не разоблачена, она постепенно превращается в более опасный тип преступной группы — преступную группу типа компании. Эти группы уже более организованы, и хотя в таких группах еще нет лидера, но уже имеется ядро из наиболее активных и авторитетных членов. Преступная деятельность постепенно начинает играть ведущую роль в деятельности групп.
Следующее понятие — организованная преступная группа. Она отличается от предыдущих стабильностью личного состава, в ней вырабатываются свои нормы поведения и ценностная ориентация, наличествует лидер и может быть "оппозиционер" — член группы, борющийся за главенство в группе. Наблюдается четкая ролевая дифференциация членов группы, жесткая дисциплина и конспиративность дей-
ствий. Деятельность такой фуппы ориентирована на совершение преступлений, тяжесть которых по мере функционирования группы увеличивается. В.М. Быков подчеркивает, что члены такой группы "обладают преступным опытом и опытом общения со следственными и оперативными работниками органов внутренних дел, а также знают приемы следственной и оперативной работы, поэтому добиться от них правдивых показаний — задача сложная"'.
Наконец, преступные организации. Они, по словам А. И. Гурова, "представляют собой наиболее опасную форму организованной групповой преступной деятельности, которая носит сложный, многостепенный опосредованный характер, приводит к формированию стойких организационных форм связи соучастников, выработке и усвоению надежных способов совершения и сокрытия преступлений, созданию сплоченной организации, где непосредственные общения между членами по соображениям конспирации зачастую заменяются информационными и деятельностными связями, а отношения носят сугубо "деловой" характер"^
Преступные организации обладают определяющим преступную организованность признаком: наличием блоков защиты из коррумпированных представителей администрации предприятия или ведомства) органов власти, правоохрани* тельных органов и др. Является ли данный признак определяющим при отнесении той или иной группы к преступной организации? По мнению Г.М. Миньковского, организованная преступность "представляет собой систему взаимодействующих (прямо или косвенно) групп такого рода (организованных групп.— Т.А.), реализующих процессы "концентрации и монополизации отдельных видов преступной деятельности, захвата плацдармов в сфере теневой и легальной хозяйственной деятельности и в сфере "бизнеса на пороках" (пьянства, потребления наркотиков, проституции и т. д.). Представляется при этом необходимым введение уточняющего признака относительно масштаба: преступная деятельность, квалифицируемая как организованная преступность, должна иметь региональный уровень 'или даже всей
Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп. — Таш--:ент, 1986, с. 14.
' Быков В.М. Указ. раб., с. 34—37.
^ Гуров А.И. Профессиональная преступность. Прошлое и современность. — М., 1990, с. 207.
347
страны либо охватывать отрасль (подотрасль) народного хозяйства страны, региона"*.
Сказанное позволяет предположить, что существует два уровня организованной преступности. Первый, низший, уровень — преступная организация с отраниченной сферой преступной деятельности. Ограничения могут касаться видов совершаемых преступлений, например, преступные организации, занимающиеся банковскими мошенничествами или кражами автомобилей. В таком сообществе существует четкое распределение ролей, но наличие коррумпированных связей преступников не является обязательным признаком.
Второй уровень— система преступных организаций, занимающихся либо одним каким-то родом преступной деятельности, либо несколькими в масштабах региона (государства), обуславливающая наличие коррумпированных связей в широких масштабах.
Последнее обстоятельство с точки зрения криминалистического анализа представляет собой процесс, состоящий из трех этапов:
1. Установление факта совершения преступлений группой.
2. Выявление признаков совершения преступления организованным преступным сообществом.
3. Установление признаков принадлежности сообщества к категории организованной преступности.
Часть ориентирующих в этих вопросах данных содержится в исходной информации, поступающей в органы расследования на стадии возбуждения уголовного дела, которая может содержать информацию о том, что преступление совершено группой лиц, о признаках сплоченности 1руппы, об имеющихся у преступников средствах коллективного использования и т. п. Следует отметить, что судить о степени организованности группы, ее принадлежности к преступной организации более высокого уровня по исходной информации обычно трудно. Основная же Часть данных добывается 8 процессе проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, сопутствующих расследованию, — по уже возбужденному уголовному делу.
Один из способов получения информации о признаках преступления — применение оперативно-розыскных мероприятий: осуществление личного сыска, оперативного наблюдения, контрольной проверки, экономического анализа и др.
Личный сыск представляет собой действия оперативного работника по розыску и распознаванию преступника и последующему задержанию. Объектом сыска бывает группа лиц, состоящих в преступном сообществе, о чем может быть известно оперативному работнику.
В процессе оперативного наблюдения устанавливаются связи лица, места его пребывания, факты транспортировки различных объектов и другие данные, позволяющие сделать вывод о существовании преступной группы.
Контрольная проверка заключается во внезапном для проверяемого лица или группы лиц выяснении правильности произведенной гражданской сделки или хозяйственной операции'. Контрольная проверка, производимая одновременно в нескольких звеньях одного технологического процесса, позволяет выявить общность содержащих признаки преступления действий нескольких лиц.
Действенным приемом обнаружения признаков преступления может служить и экономический анализ, основанный на объективном характере влияния ущерба, причиненного хищениями, бесхозяйственностью, халатностью и т. д. и влияющего на изменения в экономических показателях.
Названные приемы позволяют получить лишь неполные сведения о признаках преступления и совершении его группой. Иная ситуация складывается) если до возбуждения уголовного дела была осуществлена оперативная разработка, т.е. комплекс оперативно-розыскных средств и приемов, объединенных единой целью: не только выявить признаки преступления, но и установить во всех деталях его механизм, участников, характер отношений между ними, выявить организаторов преступления, их внутренние и внешние связи и т. п. , т.е. получить исчерпывающую информацию, которая позволит следователю качественно расследовать дело.
Мииьковский Г.М. Организованная преступность: проблемы теории и практики// Борьба с организованной преступностью: проблемы теории и практики. — М„ 1990, с. 13.
348
' Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних де-л. Ташкент, 1986, с. 43.
349
Оперативная разработка позволяет еще до возбуждения уголовного дела получить представление о характере преступного сообщества, всех тех его признаках, которые дают возможность судить о степени его организованности, отнесении к категории организованной преступности.
2. Осмотр места происшествия и выдвижение версий Важным источником исходной информации, содержащей указание на совершение преступления организованной группой или даже организованным преступным сообществом, служит осмотр места происшествия, проводимый до возбуждения уголовного дела, как правило, следственно-оперативной группой.
На основании обнаруженных в ходе осмотра места происшествия следов, особенностей предмета преступного посягательства, способа совершения преступления и орудий преступления, изменений в обстановке совершения преступления могут быть выдвинуты версии о совершении преступления группой лиц.
Следы преступников. К следам преступников, свидетельствующим о причастности к преступлению группы лиц, относятся следы рук^ног, губ и т. д. Исследуя (утечатки пальцев на месте происшествия, прежде всего следует обращать внимание на наличие следов одноименных пальцев и разницу в рисунке палиллярных узоров, оценивая также различие в их размерах и давность образования этих следов.
Вывод о том, что преступников было несколько, может быть сделан по следам рук только после исключения принадлежности следов потерпевшему или лицам из его окружения.
По тем же критериям оцениваются и следы ног (обуви). Следы губ на посуде не так информативны, как иные следы преступников, но в сочетании с другими следами и особенностями обстановки на месте происшествия также позволяют с известной степенью обоснованности судить о числе преступников.
Достаточно информативными для установления причастности к преступлению группы лиц являются следы курения, а именно: наличие сигарет или папирос различных марок, различие в способе тушения их, манере докуривать их до конца ("до фабрики") или оставлять окурок той или иной 3^0
величины, привычка сминать гильзу папиросы своеобразным способом, признаки использования мундштука, следы губной помады. Различия могут быть установлены и путем исследования слюны на окурках. При обнаружении окурков сигарет или папирос одной марки следует обратить внимание на товарный знак фабрики-изготовителя, поскольку сигареты или папиросы одного и того же сорта изготавливаются в разных регионах страны. Различие между фабриками может указывать на принадлежность окурков разным лицам.
К особенностям предмета преступного посягательства, совершенного группой лиц, следует отнести следы перемещения, переноса громоздких или тяжелых предметов, что не под силу одному взрослому человеку. Об этом же свидетельствуют значительный объем и вес похищенного, использование транспортных средств и характер этих средств^.
О групповом характере преступления свидетельствуют следы повреждений на трупе, нанесенные разными орудиями, а также различие в механизме нанесения травм, наличие разных профессиональных узлов при связывании потерпевшего или при упаковке трупа, различные следы истязаний потерпевшего при жизни. Признаком группового преступления может послужить и способ сокрытия убийства (место захоронения, способ расчленения трупа, вид инсценировки несчастного случая и т. п.).
Свидетельством совершения группового преступления может служить и способ совершения, отличающийся особой сложностью или изощренностью. Например, изъятие с места преступления большой партии фальсифицированных алкогольных напитков или вооруженное нападение на охрану оружейного склада с большим количеством жертв. Со способом преступления связаны и орудия и средства совершения преступления, применение которых может дать основания предположить совершение преступления группой: использование тяжелых средств для резки металла при кражах из металлических хранилищ, следы различных орудий взлома, стреляные гильзы от разных экземпляров оружия, сложность изготовления объекта, предполагающая кооперацию нескольких исполнителей при его изготовлении, и т. п.
^ Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. — Ташкент, 1980, с. 15.
351
Наконец, о совершении преступления группой могут свидетельствовать изменения в обстановке места происшествия соотносительно с продолжительностью пребывания на нем преступников. Так, значительные изменения обстановки квартиры: опорожненные ящики с бельем, разбросанные вещи, вскрытые хранилища письменного стола, буфета, шкафов в сопоставлении с установленным фактом, что продолжительность пребывания воров в квартире не могла быть более получаса, позволяют предположить, что преступник был не один, так как один человек физически не мог успеть за это время так изменить обстановку в квартире.
Изменения в обстановке места происшествия могут заключаться и в оставлении там предметов, принадлежащих преступникам и свидетельствующих об их принадлежности разным лицам.
Все обнаруженные следы, предметы, изменения обстановки места происшествия должны быть оперативно оценены под углом зрения их относимости к расследуемому событию в плане версии совершения преступления группой. При этом, как справедливо замечает В.М. Быков, даже при отсутствии признаков групповых действий, групповое преступление в принципе не исключается, поскольку не все члены преступной группы могут непосредственно принимать участие в его совершении либо "не каждый из соучастников оставил следы пребывания на нем"'. Что же касается преступной организации, то ее лидер, как правило, лично в совершении преступлений не участвует и поэтому, естественно, следов на месте преступления не оставляет.
Полученная исходная информация становится базой для выдвижения следственных и оперативно-розыскных версий. В зависимости от субъекта выдвижения версий различают четыре их вида: следственные, оперативно-розыскные, экспертные и судебные. Исходная информация, полученная до возбуждения уголовного дела, используется преимущественно для выдвижения следственных и оперативно-розыскных версий, тесно связанных друг с другом и по своему содержанию и по времени проверки. Именно они определяют направление расследования на его начальном этапе.
'Быков В.М. Указ. раб., с. 15. ЗЙ
Версия в известном смысле может быть представлена как вероятностная информационная модель события, одним из элементов которой является представление о групповом субъекте преступления.
Если взять наиболее сложную ситуацию, когда исходная информация ограничивается лишь данными, полученными при осмотре места происшествия, отсутствуют лица, в той или иной степени причастные к расследуемому событию или не связанные с ним, но обладающие некоторой о нем информацией, то версия опирается на сведения, указывающие на:
расположение данного места относительно известных ориентиров определенной территории, наименование его, пределы его, характер подходов к нему, расположение предметов на нем, описание их;
количество лиц, бывших на этом месте, физические и прочие особенности каждого из них;
направление их передвижения к данному месту и в его пределах и характер их передвижения и действий (хождение, бегание, ползание, топтание на месте, борьба, нападение, оборона);
направление и передвижение каждого при уходе (нормальным шагом, бегом, ползком, хромая, волоча ногу, качаясь, с остановками для отдыха);
характер следов, оставленных на почве, траве, окружающей растительности, на полу, стенах, потолке, лестницах, дверях и окнах в помещении, на различных предметах обстановки, особенности этих следов, взаимное расположение их;
предметы, оставившие эти следы, их особенности, наличие на этих предметах следов контакта с другими объектами;
предметы, принесенные на данное место участниками события;
характер использования этих предметОв и событий; последствия действий, совершенных бывшими здесь лицами (помимо оставленных следов): наличие и расположение трупов, раненых, осколков, частиц предметов и веществ, брызг, луж жидких веществ, опаленности и обожженности поверхностей предметов, деталей здания, пробоин, проломов, поврежденных или перемещенных механизмов, разбросанности предметов обстановки; нарушение обычного по-
353
рядка их размещения, отсутствие объектов, являвшихся органической составной частью обстановки данного места'.
Полученная модель события должна давать представление, во-первых, об обстановке на месте происшествия до события и, во-вторых, об этой обстановке после события. Анализ произведенных в обстановке изменений служит средством формирования частной версии о числе преступников. Ее "опорными пунктами", помимо названных ранее при описании возможностей следственного осмотра места происшествия, служат выводы о соотношении обнаруженных изменений обстановки и предположительного времени пребывания преступников на месте события: многочисленные и трудоемкие изменения обстановки, произведенные за сравнительно короткий срок, свидетельствуют во всяком случае о том, что преступник был не один.
Как следует из изложенного, исходная информация, полученная в результате осмотра места происшествия, относится в значительной своей части к биологическим свойствам личности преступников, которые проявляются в:
— антропологических признаках (расовая, половая, возрастная характеристики);
— физических особенностях преступников и внешней анатомии их тел (черты лица, морфология кожных узоров, размеры тела и его структурно-механические свойства и др.); — функционально-анатомических особенностях; — биохимических особенностях (специфика состава слюны, крови, пота, спермы) тканей тела, запаха и пр.); ˜ патологических аномалиях всех указанных элементов. Помимо биологических свойств, эта информация может содержать и данные об опыте, знаниях, навыках, привычках и умениях преступников. Задача следователя при выдвижении версии о совершении преступления группой — суметь четко дифференцировать все собранные данные о личности преступников, объединив их в группы, характеризующие каждого из участников преступления. Если это сравнительно несложно в отношении некоторых следов, например следов рук, ног, зубов, запаха, то значительно сложнее применительно к признакам навыков и умений, а биохимические
Хлынцов М.Н. Криминалистическая информация и моделирование при расследовании преступлений. — САратов, 1982, с. 103—104..
354
особенности для их дифференциации вообще требуют хотя бы предварительных лабораторных исследований.
Из версий о совершении преступления выводятся следствия, на основе которых планируется расследование преступления.
Следствия являются логическими выводами, вытекающими из предположения о достоверности тех фактов и обстоятельств, которые должны иметь место, если версия отражает истинное положение вещей. Из версии о совершении преступления группой, выдвинутой лишь по результатам осмотра места преступления, в общей форме могут быть представлены такие следствия: — о количестве преступников;
— о числе преступников, непосредственно принимавших участие в реализации избранного способа совершения преступления;
— о числе лиц, реализовавших способ сокрытия преступления;
— о ролевом распределении исполнителей; — об использовании орудий преступления единолично (только одним из участников), персонифицированно, группой (количественный состав группы);
— о числе лиц, на которых могли остаться следы предпринятых ими действий илн следы с места происшествия.
После выведения следствий определяются следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия, проведение которых необходимо для подтверждения или опровержения следствий. Перечень таких действий и мероприятий с указанием сроков их проведения и исполнителей и составляет основу плана расследования на его начальном этапе.
Разумеется, приведенная схема существенно пополнится, если в распоряжении следователя уже в первые часы работы по делу будет информация, полученная от потерпевших и свидетелей. В этом случае версия о групповом преступлении может в принципе не вызывать сомнений, задача будет заключаться помимо ее подтверждения главным образом в детализации тех следствий, которые из нее будут выведены. Следствия эти должны охватывать собой не только факт коллективных преступных действий, но и их содержание, реальное распределение функций между участниками преступной группы, признаки, указывающие на главенство в ней
355
того или иного лица, иные признаки, свидетельствующие об уровне организованности группы.
3. Допрос и иные способы работы с доказательстеами
Допрос служит основным средством получения информации о преступном сообществе в целом, его целях, организации и других характеризующих его признаках.
Допрос, во-первых, самое распространенное следственное действие, без проведения которого не обходится расследование ни одного уголовного дела. Во-вторых) это такой источник информации, который позволяет следователю и суду получить наиболее полное представление о событии преступления, о всех элементах его состава, включая и такие трудно устанавливаемые, как мотив, цель и причины совершения преступления. В то же время допрос является одним из самых сложных следственных действий: его производство требует от следователя высокой общей и профессиональной культуры, глубокого знания людей, их психологии, мастерского владения тактико-криминалистическими приемами допроса.
Цель допроса — получение правдивых и полных, объективно отражающих действительность показаний. Для подозреваемого и обвиняемого показания, кроме того, и средство защиты от возникшего против них подозрения или пре^яв-ляемого обвинения. Это необходимо учитывать, оценивая значение допроса как следственного действия.
Предмет допроса, т.е. круг выясняемых при допросе обстоятельств, в общей форме предопределен предметом доказы-вания. По делам о преступлениях, совершенных организованным преступным сообществом, особенности предмета допроса состоят именно в установлении тех данных, которые относятся к групповому субъекту преступления, групповым действиям, данных, позволяющих не только констатировать факт совершения преступления группой, но и получить о ней максимально полное представление, индивидуализировать роль и вину каждого из ее участников.
К допросам по групповым делам в полной мере относятся общие требования тактики проведения этого следственного действия. Это— активность допроса, его целеустремленность, объективность и полнота, необходимость учета при допросе свойств личности допрашиваемого, а также — что 356
характерно именно для допросов по таким делам — процессуального положения допрашиваемого, а если это подозреваемый или обвиняемый, то его положения и роли в преступном сообществе.
Одна из стадий допроса — подготовка к нему. Она включает в себя: собирание исходных данных; тактическое обеспечение допроса;
выбор момента и места и определение способа вызова на допрос;
техническое обеспечение допроса. Исходные данные — это, во-первых, данные, относящиеся к обстоятельствам расследуемого события: его механизму, месту, времени, участникам, их роли и действиям и т. п.
Во-вторых, данные о личности допрашиваемого. Данные о личности допрашиваемого свидетельствуют о его психофизических свойствах и состоянии как во время события, так и ко времени допроса, общественно-политической и трудовой деятельности, об отношении к коллективу и коллектива к нему, о моральном облике и поведении в быту, об отношении к другим лицам, проходящим по делу. Очень важны сведения о положении и роли подозреваемого или обвиняемого в преступном сообществе, о его личных действиях при совершении преступления, взаимоотношениях с сообщниками. Эти данные могут содержаться в материалах дела, но могут быть получены и из оперативных источников, в том числе и по прямому заданию следователя.
Тактическое обеспечение допроса заключается в разработке тактики его осуществления и составлении плана допроса в необходимых случаях. Письменный план допроса предпочтительно составлять, когда предстоит сложный допрос, связанный с выяснением широкого круга обстоятельств и использованием значительной исходной информации. В рассматриваемом аспекте такой план должен обязательно составляться при подготовке к допросу:
а) любых допрашиваемых, если при допросе предполагается использование оперативной информации. Планирование в этом случае имеет целью предупреждение неосторожной расшифровки источника сведений непродуманным вопросом допрашиваемому либо в результате предъявления ему доказательств, наличие которых у следователя на данном этапе
3^7
следствия позволяет допрашиваемому догадаться об источнике их получения;
б) участников преступного сообщества независимо от их предполагаемой роли и положения в сообществе. Сложность допроса этой категории лиц требует особенно тщательного продумывания и отбора тактических приемов допроса, установления их строгой очередности, точности формулировки задаваемых вопросов, прогнозирования последствий предъявления допрашиваемому имеющихся доказательств. План допроса составляется в произвольной форме, но обязательно должен содержать перечень обстоятельств, подлежащих установлению при допросе, имеющихся по этим обстоятельствам доказательств и формулировку основных вопросов, а также тех вопросов, которые связаны с информацией, полученной из оперативных источников.
Тактика допроса обвиняемых и подозреваемых определяется в зависимости от:
а) характера преступной деятельности сообщества: насильственные, корыстно-насильственные преступления (разбой, грабеж), ненасильственные имущественные преступления (кражи» мошенничество и др.), преступления в области экономики;
б) положения и роли участника преступного сообщества; в) прошлой "допреступной" деятельности участника сообщества, профессии, образования, семейного положения, но и наличия в прошлом судимости, знакомства с методами раскрытия и расследования 'преступлений.
При допросе организаторов (руководителей) преступного сообщества следует стремиться установить:
— как и у кого возник замысел организации преступного сообщества, при каких обстоятельствах, что было побудительным мотивом к этому, в какой последовательности реализовывался замысел;
— какая преступная деятельность предполагалась, какая в действительности осуществлялась; эпизоды преступной деятельности, их конкретные участники, принимал ли непосредственное участие в совершении преступлений сам организатор;
— каким способом (способами) совершались преступления, как был избран или разработан способ, из какого источника была получена информация о нем, у кого из членов
358
сообщества имелся опыт применения этого способа; то же в отношении способов сокрытия преступной деятельности;
˜ структуру сообщества, наличие специализированных блоков в организации, меры конспирации, средства и приемы связи;
— материально-техническое оснащение сообщества, вооружение; транспортные средства, средства связи, конспирации;
— способы вовлечения новых членов сообщества, связи с коррумпированными элементами в государственных и иных структурах, состав группы прикрытия) ее деятельность, каналы получения разведывательной ("наводка") и иной информации; — группу (блок) защиты, состав, действия; — исполнителей, их всестороннюю характеристику, факты эксцесса исполнителя и реагирование на них; лиц, порвавших с сообществом, их характеристику, реагирование остальных на "отступничество";
— имущество, деньги и ценности, нажитые преступным путем, распределение их между членами сообщества, долю организатора, наличие общего имущества, денег ("общак"), их предназначение, расходование, осведомленность членов сообщества о преступных "доходах";
— личностные отношения в сообществе, конфликты) способы их разрешения, систему наказаний; наличие конкурирующего "лидера", его отношения с руководителем.
Разумеется, этим предмет допроса организатора сообщества йе исчерпывается, это лишь примерный перечень того, что целесообразно попытаться выяснить при его допросе.
При допросе непосредственных исполнителей преступных деяний, помимо сведений об организации — в этом предмет их допроса может совпадать с предметом допроса организаторов с поправкой на степень возможной информированности, — целесообразно выяснить:
— в совершении каких конкретно преступлений допрашиваемый принимал личное участие, в чем оно заключалось;
— кто был инициатором совершения преступления, кто его планировал, были ли допущены отступления от первоначального плана;
— какие меры намечались для сокрытия преступления, как предписывалось вести себя в случае провала или неудачи по иным причинам, содержание легенды при задержании с поличным; 359
— места сбыта похищенного имущества, наличие конспиративных квартир для того, чтобы "залечь на дно"; какова доля имущества или ценностей, полученных в результате совершения преступления; имеет ли доступ и на каких основаниях к "о^щей кассе" сообщества;
— отношения с соучастниками, другими членами сообщества;
˜ как был вовлечен в преступную деятельность сообщества, причины, побудившие его встать на преступный путь.
При допросе членов группы (блока) защиты следует попытаться установить:
— как был завербован в сообщество, какие его качества послужили основанием для того, чтобы привлечь его к участию в сообществе;
— в чем заключаются его преступные обязанности, кто их определил;
— кто еще состоял в группе, в чем заключались их обязанности;
— имел ли оружие, какое, каким путем оно было приобретено, были ли случаи его применения, при каких обстоятельствах;
˜ участвовал ли в конфликтах с членами других преступных образований, когда, где, из-за чего, при каких обстоятельствах, с какими последствиями;
— какие эпизоды преступной деятельности сообщестаа известны, в каких принимал непосредственное участие и в чем оно заключалось;
— средства связи между членами группы, приемы конспирации;
— какова была доля обогащения от преступной деятельности, кем она определялась и когда, как передавалась, как и на что расходовалась.
При допросе членов группы (блока) прикрытия помимо аналогичных приведенным вопросам выясняется:
— что могли знать о преступной деятельности допрашиваемого или о чем могли догадываться сослуживцы по его месту работы;
˜ какие препятствия и каким образом приходилось их преодолевать, чтобы получить информацию для преступного сообщества; каким путем эта информация ему передавалась;
360
— были ли провалы и каким образом удавалось их нейтрализовать, оправдаться, изменялось ли после них отношение к нему сослуживцев;
— как удавалось входить в доверие к источнику нужной информации;
— если допрашиваемый был сотрудником правоохранительных органов, то как ему удавалось маскировать свое участие в преступном сообществе, избегать участия в операциях против него и т. п.
Момент допроса определяется с учетом важности сведений, которыми, по предположению следователя, располагает допрашиваемый, его процессуального положения, роли в преступном сообществе и конкретно в расследуемом событии, связей с другими лицами, подлежащимиядопросу по делу.
На решение вопроса о моменте допроса влияет и избранная следователем последовательность допросов членов сообщества. Если из оперативных источников известно, кто из членов сообщества виновнее менее других или менее всех устойчив, то бывает целесообразным начать с допроса именно этого лица, чтобы затем использовать наиболее эффективно его показания. Иногда же, наоборот, первым допрашивается главарь группы, и тогда, в случае получения от него правдивых показаний, более простыми оказываются допросы участников сообщества.
Влияет на выбор момента допроса и ряд Других обстоятельств: интересы сохранения следственной тайны, задачи обеспечения безопасности потерпевших и свидетелей, сила и характер переживаний, испытанных допрашиваемым в момент события.
Место допроса избирается в зависимости от конкретной ситуации, хотя во всех случаях следует стремиться к тому, чтобы избранное место было удобным для проведения допроса, способствовало установлению необходимого психологического контакта следователя с допрашиваемым, сосредоточению его внимания на предмете допроса, сохранению следственной тайны, за исключением тех случаев, когда из тактических соображений сам факт допроса и его содержание специально не должны составлять секрета для определенных лиц.
Техническое обеспечение допроса ˜ это подготовка необходимых бланков протоколов допроса и иных канцелярских принадлежностей, пишущей машинки, обеспечение присут-
361
ствия при допросе стенографистки, если это вызывается необходимостью, средств магнитной записи и видеомагнитофонной техники.
К числу мер технического обеспечения допроса следует отнести также обеспечение необходимых транспортных средств и охраны, если они могут потребоваться для доставки допрашиваемого к месту допроса, и подготовку места допроса, в том числе обеспечение необходимого освещения, если Предполагается производство видеомагнитофонной записи допроса. ,
К иным способам работы с доказательствами относится использование возможностей: следственного осмотра предметов и документов; следственного эксперимента; проверки и уточнения показаний; обыска; предъявления для опознания.
Следственный осмотр предметов и документов позволяет следователю получить информацию, указывающую на признаки совершения преступления организованной группой. Такими признаками M0iyr быть:
а) характер объектов, служивших орудиями преступления (указывающий, например, на невозможность использования их одним лицом);
б) характер предметов преступного посягательства; в) содержание документов — вещественных доказательств: дневников, писем, различных записей и т. п.
г) содержание письменных документов) не являющихся вещественными доказательствами, фиксирующих связи и отношения проходящих по делу лиц.
Этот перечень не является исчерпывающим, но осмотр перечисленных объектов позволяет выявить и зафиксировать причастность к событию нескольких лиц, распределение ролей меязду ними при совершении преступлений, дает ориентиры для индивидуализации вины каждого из участников группы.
В условиях компьютеризации хозяйственной и иной деятельности возникает задача ознакомления с информацией о тех или иных сделках и иных операциях, хранящихся в памяти ЭВМ. В сущности это своеобразный осмотр программного продукта и результатов его использования. Здесь задача следователя заключается в выявлении злоупотреблений пу-
362
тем операций с банковскими и иными счетами и расчетами и всех причастных к этим злоупотреблениям лиц, без которых эти операции были бы невозможны. Для проведения этой работы необходимо привлечь специалиста — программиста, оператора ЭВМ и др.
По результатам проведенной работы в последующем возможен допрос разработчика программы и персонала ЭВМ, в процессе которого обязательно выясняется вопрос о том, кто и в каких целях имел доступ к работе на ЭВМ, как учитывается пользование ЭВМ и т. п.
Из числа разновидностей следственного эксперимента для установления факта совершения преступления организованной группой наиболее эффективны:
а) эксперименты по установлению возможности совершения какого-либо действия (возможность установления совершения действия одним лицом. Отрицательный результат эксперимента прямо указывает на наличие преступной группы. Например, при фальшивомонетничестве);
6) эксперименты по установлению отдельных деталей механизма события (выясняются течение события и возможности именно такого течения события при условии лишь одного подозреваемого);
в) эксперименты по установлению процесса образования следов события, обнаруженных в ходе расследования (устанавливается, могли ли образоваться исследуемые следы при действиях одного человека или в результате деятельности нескольких лиц).
Что касается возможностей проверки и уточнения показаний на месте для установления группового характера совершенного преступления, то они довольно ограничены. Как свидетельствует следственная практика, чаще всего этим целям отвечает следующая ситуация.
В процессе проверки показаний обнаруживается, что подозреваемый не может указать названное им при допросе место или что указанное место не соответствует данному им его описанию или же на указанном месте нет тех или иных предметов, названных допрошенным. Из этого факта может быть сделано несколько выводов:
а) подозреваемый действует добросовестно, ошибся или заблуждается неумышленно, а в силу забывчивости, добросовестного заблуждения или иной подобной причины;
363
б) подозреваемый сознательно вводит в заблуждение следователя, поскольку не имел намерений указать искомое место, но рассчитывал таким путем затянуть расследование или совершить побег во время выхода на место либо установить связь с соучастником. В этом случае следователь может получить данные о намерении подозреваемого установить связь с реально существующим соучастником или соучастниками, еще не известными следователю. Эта информация чаще всего поступает из оперативных источников. Если она поступает до проведения выхода на место, то должна планироваться оперативно-тактическая операция с целью захвата соучастников, если — после) то она служит объяснением целей подозреваемого, которые ему по какой-то причине осуществить не удалось;
в) подозреваемый сознательно вводит в заблуждение следователя, поскольку информацией, подвергаемой проверке путем выхода на место — не ложной, которую сообщает он, а действительной, располагает иное лицо ˜ соучастник этого подозреваемого. Этот вывод дает основания для предположения о групповом характере совершенного преступления, но обычно не содержит указаний на конкретное лицо, обладающее достоверной информацией, т.е. на соучастника или соучастников подозреваемого.
Обыск может служить средством как установления груп" пового характера совершенного преступления, так и получения информации о существовании преступного сообщества, его составе, целях, распределении ролей между участниками, личности организатора и лидера и т. п.
Проведение одновременных обысков у нескольких подозреваемых или связанных с ними лиц требует особо тщательной подготовки. Помимо сбора необходимой информации о местах обыска и самих обыскиваемых, комплектуется должное количество оперативных групп для производства обысков, оговариваются формы и средства оперативной связи между группами с целью своевременного обмена значимой информацией. Если предполагается задержание обыскиваемых после обысков заранее следует предусмотреть, как будет осуществляться задержание, какие меры должны быть приняты для предупреждения общения задержанных между собой и где они будут размещены.
Производство одновременных обысков у нескольких лиц обычно представляет собой элемент тактической операции,
Э64
включающей в себя помимо обысков задержания, допросы, возможные очные ставки, другие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия. Для успешного проведения операции обычно создается своеобразный штаб и разрабатывается детальный план операции.
Предъявление для опознания личности в натуре существенных особенностей не имеет. Представляет интерес лишь тот случай, когда опознающим является подозреваемый или обвиняемый, а опознаваемым — другой участник преступного сообщества. Если опознающий на допросе дал правдивые показания и высказал намерение опознать предъявляемое ему лицо, с которым он ранее непосредственных связей не имел и которое он может опознать лишь по внешним признакам (в противном случае предъявление для опознания лишается смысла), то, как правило, опознанный будет категорически отрицать правильность опознания. Изменить эту позицию его может побудить лишь последующий за опознанием допрос и очная ставка с опознавшим его лицом.
Если предполагаемый опознающий на допросе заявляет о том, что он не сможет опознать того, кого ему хотят предъявить, а следователь убежден в его нежелании, а не в невозможности опознания, то в некоторых случаях предъявление для опознания все-таки следует провести. Цель такого предъявления для опознания будет заключаться в том, чтобы получить свидетельство ложных показаний опознающего, одной из причин которых может быть его соучастие с предъявляемым для опознания лицом.
Информация о совершении преступлений организованной группой может быть получена и при предъявлении для опознания предметов (вещей).
В заключение следует упомянуть о той информации, которая может быть получена при применении технических средств ее фиксации в процессе производства оперативно-розыскных мероприятий. Из записи телефонных переговоров можно узнать о составе преступного сообщества, замышляемых или совершенных преступлениях и роли в них каждого преступника, сроках и местах встреч и т. п.
Результаты негласной фото-, кино- и видеосъемки позволяют получить данные не только об обстоятельствах встреч соучастников, подтвердить наличие связей между ними, но и реально зафиксировать динамику преступного посягатель-
365
ства, действия каждого участника преступной группы, а при их задержании получить важные вещественные доказательства совместной преступной деятельности. Установленная ныне законом допустимость всех этих объектов в качестве средств доказывания по делам о групповых преступлениях существенно облегчила процесс доказывания и расширила его возможности.
366



ОГЛАВЛЕНИЕ