ОГЛАВЛЕНИЕ

112
Новые документы. Дополнения. Справки
ПРОДОЛЖАЕМ ТЕМУ*
ТАЙНА УСЫНОВЛЕНИЯ. 4 стр.
Усыновление (удочерение) рассматривалось и рассматривается прежде всего как средство удовлетворения интересов несовершеннолетних детей. Именно поэтому глава 19 Семейного кодекса РФ (СК РФ) начинается словами: «усынывление... допускается только в их интересах». Благодаря усыновлению ребенок приобретает новую семью или его семья становится полной.
Таков лейтмотив усыновления, которому служат многие правовые нормы, регулирующие порядок, условия и правовые последствия этого акта, в том числе и статья 139 СК РФ «Тайна усыновления ребенка».
Стремление наших законодателей аргументировать необходимость тайны усыновления противоречит многолетнему опыту других стран (Англия, Франция, США и др). Там считают, что успех семейного воспитания не в соблюдении формальной стороны усыновления, а в более сложных и тонких оттенках взаимоотношений воспитателя (усыновителя) и воспитанника (усыновляемого), определяющих качество семейного воспитания. Вот почему у зарубежных исследователей проблемы тайны усыновления еще в 60-е годы возник вопрос: имеет ли смысл такая тайна, равноценна ли она пожизненному страху родителей, усыновивших ребенка, перед возможностью ее разоблачения? Сегодня, когда идет процесс сближения законодательства РФ с положениями Конвенции ООН о правах ребенка, нельзя не заметить и того обстоятельства, что в статье 21 этой Конвенции, посвященной усыновлению, ничего не говорится о тайне усыновления.
Но в законодательстве России эти нормы сохраняются. Существуют ситуации, когда блюсти эту тайну имеет прямой смысл. Например, некоторые женщины даже имитируют беременность, чтобы только выйти из стен родильного дома с тайно усыновленным ребенком на руках. Или в случаях прихода мужчины в семью, где растет совсем маленький ребенок. Нужно ли раскрывать тайну спустя много лет, когда отчим и пасынок, можно сказать, сроднились? Поэтому часть 2 статьи 132 СК РФ допускает усыновление без согласия ребенка, не достигшего 10 лет, что нельзя делать с детьми старше этого возраста.
Учитывая всю сложность и многообразие решаемых при усыновлении вопросов, имеющих прямое отношение к охраняемой законом тайне, следует исходить из трех крайне важных посылок. Во-первых, из тесной связи между тайной усыновления, которую надо (или нет) беречь, и благоприятностью условий семейного воспитания ребенка. Во-вторых, из своеобразия информации о самом событии, которое не подлежит огласке. Случайно оброненное слово, намек, наводящий вопрос и т.п., исходящее от человека, причастного к усыновлению, могут разрушить баланс внутрисемейных отношений. Между тем, нередко приходится нарушать тайну, чтобы найти, скажем, причи-
" См. «Закон» № 2, 1998.
Александра НЕЧАЕВА, доктор юридических наук
ну серьезной болезни ребенка. Иное дело, когда кто-то хочет нанести удар семье, и особенно ребенку. Налицо умышленное, а потому особенно опасное противоправное действие, за которое следует уголовное наказание. И, наконец, в-третьих, ответственность причастных к оформлению документов.
Статья 139 Семейного кодекса, посвященная тайне усыновления, предназначается:
— судьям, вынесшим решение об усыновлении, и, естественно, всем работникам суда, причастным к судебному делопроизводству. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 1997 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» сказано: «в целях обеспечения охраняемой законом тайны усыновления суд в соответствии с ч. Зет. 263" ГПК РСФСР рассматривает все дела данной категории в закрытом судебном заседании, включая объявление решения. В этих же целях участвующие в рассмотрении дела лица должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления вопреки воле усыновителя, что отражается в протоколе судебного заседания. Но при рассмотрении дела об установлении усыновления суду в необходимых случаях имеет смысл обратить внимание будущих усыновителей на нецелесообразность сохранения тайны усыновления ради соблюдения интересов ребенка»;
— должностным лицам, осуществляющим государственную регистрацию усыновленияя В части 2 статьи 47 Федерального закона РФ «Об актах гражданского состояния» от 15 ноября 1997 г., говорится: «Работники органов записи актов гражданского состояния не вправе без согласия усыновителей (усыновителя) сообщать какие-либо сведения об усыновлении и выдавать документы, из содержания которых видно, что усыновители (усыновитель) не являются родителями (одним из родителей) усыновленного ребенка».
К должностным лицам, имеющим прямое отношение к установлению усыновления, относятся и представители органов опеки и попечительства. Они не только проводят обследование условий жизни усыновленного, усыновителя, дают заключение по делу по поручению суда, но и согласно пункту 1 статьи 125 СК РФ являются обязательными участниками судебного процесса. Именно им по долгу службы приходится проводить своего рода следствие с участием лиц, способных осветить положение дел в семье, охарактеризовать будущих родителей. На данном этапе подготовки дела важно, во-первых, соблюсти осторожность; во-вторых, в случае необходимости разъяснить будущим усыновителям педагогическую целесообразность (нецелесообразность) сохранения в данной конкретной ситуации тайны усыновления.
К процедуре усыновления причастны и медицинские работники. На них распространяются все требования ста-
113
тьи 139 СК РФ. А если речь идет о врачах, то и правила о сохранении врачебной тайны.
Случайно или нет, к усыновлению могут быть причастны не только официальные лица, но и друзья, знакомые, родственники, соседи. Они должны знать, что тайна усыновления охраняется законом, что они также подлежат ответственности за ее разглашение.
Статья 155 УК РФ перечисляет лиц, подлежащих уголовной ответственности за нарушение тайны усыновления. Сюда входят:
лица, обязанные хранить факт усыновления (удочерения) как служебную или профессиональную тайну;
лица, действующие из корыстных или иных низменных побуждений.
Что касается мер уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления, предусмотренных статьей 155 УК РФ, то их диапазон достаточно широк — штраф в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода
осужденного за период от одного до двух месяцев, либо исправительные работы на срок до одного года, либо арест на срок до четырех месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет и без такового. Поэтому есть возможность дифференцировать наказание с учетом конкретных обстоятельств дела, субъективной стороны совершенного преступления.
Всевозможные случаи разглашения тайны усыновления связываются с волей усыновителя, о чем специально говорится в пункте 2 статьи 139 СК РФ. Когда усыновитель не делает из усыновления тайны, то и нечего охранять. Значит воля усыновителя служит своеобразным ключом при решении вопроса о необходимости применения охраняющего ее закона. Вот почему так важно на всех этапах оформления усыновления не ограничиваться констатацией намерений будущего усыновителя, а направлять его помыслы в полезное для усыновляемого ребенка русло.



ОГЛАВЛЕНИЕ