<< Предыдущая

стр. 23
(из 33 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Наличие коллектива рабочих и служащих государственной организации мы
рассматриваем прежде всего как необходимую предпосылку наделения
предприятия или учреждения самостоятельной правоспособностью в области
оперативно- хозяйственной деятельности и как условие осуществления этой
правоспособности.

Едва ли можно отрицать, что для осуществления самого процесса
производства, торговой, сбыто- снабженческой деятельности, для
эксплуатации средств сообщения, энергоустановок и прочих средств
производства необходима в современных условиях кооперация труда
определенного коллектива людей, объединение их в хозяйственную
организацию. Это правильно подчеркивают сторонники <теории коллектива>.
(*1). Правильно и то, что в процессе производственной и иной
хозяйственной деятельности возникают общественные отношения
производства и обмена между людьми и коллективами, которые
опосредствуются правом.

Поэтому определение социалистического государственного хозяйственного
органа (предприятия) как организованного государством коллектива, на
который государство возложило выполнение определенных государственных
(точнее оперативно-хозяйственных) задач и которому оно предоставило для
осуществления этих задач соответствующую часть единого фонда
государственной собственности, (*2), следует считать правильным,
поскольку речь идет о содержании оперативно-хозяйственной деятельности,
об ее экономической стороне, выраженной в кооперации труда, в
соединении труда

(**1) См. А. В. Венедиктов, указ. соч., стр. 589-592 и др., его же,
статья в <Вестнике ЛГУ> № 3, 1955 г. ст. 87; С. Н. Братусь, Субъекты..,
стр. 96 и след.; О. С. Иоффе, Ответственность по советскому
гражданскому праву, Л., 1955, стр. 46-51.
(**2) См. АВ.Венедиктов, Государственная социалистическая
собственность, стр. 591.

-145-

рабочих и служащих со средствами производства предприятий.

Имущество государственной организации предоставлено ей для
осуществления плана путем соединения средств производства с трудом
работников, для обеспечения трудовой деятельности всего коллектива
работников госпредприятия и учреждения. (*1). Отсюда и следует, что
социалистическая кооперация труда, получающая свое выражение в
организационном единстве коллектива рабочих и служащих государственной
организации, по структурному типу <учреждения>, является обязательной
предпосылкой признания государственной организации юридическим лицом и
условием осуществления прав юридического лица.

Оспаривая значение теории коллектива, иногда возражают, что права
юридического лица могут быть предоставлены в момент создания
организации, когда ее коллектив еще не сформирован и лишь назначены
отдельные руководящие лица администрации. (*2). Однако это возражение
не учитывает того факта, что свою нормальную производственную
деятельность предприятие в этот момент не выполняет, а осуществление
правоспособности юридического лица в ее полном объеме не мыслимо без
коллектива работников.

Однако сторонники <теории коллектива> неизбежно становятся в трудное
положение, когда они пытаются доказать наличие прав на оперативно-
хозяйственное управление имуществом госорганизации у коллектива рабочих
и служащих. Например, А. В. Венедиктов прямо утверждал, что права
непосредственного оперативного управления имуществом принадлежат
коллективу рабочих и служащих, осуществляются им. (*3). С. Н. Братусь,
развивая концепцию А. В. Венедиктова, обосновывает

(**1) Н, Г. Александров правильно отмечал, что имущество
госпредприятия выступает в качестве предмета или средств труда рабочих
и служащих, но не в качестве объекта управления (см. Законность.., стр.
154). А. В. Венедиктов и другие советские ученые правильно указывали,
что рабочие и служащие осуществляют государственные плановые задания,
доведенные до них через администрацию.
(**2) См. Д. М. Генкин, указ. статья, <Сборник научных работ
Московского института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова>, 1955.
вып. IX, стр. 12.
(**3) См. А. В. Венедиктов, Государственная социалистическая
собственность, стр. 581.

-146-

принадлежность - не только прав владения и пользования, но и права
распоряжения коллективу рабочих и служащих госпредприятия. (*1).

Правильно возражали против этого многие советские ученые, указывая, что
воля коллектива не выражается в сделках предприятия и не определяет
единоличных распоряжений директора, уполномоченного государством, и т.
п. (*2).

Исключение составляет расходование фонда предприятия для улучшения
культурно- бытовых условий работников и совершенствования производства,
который образуется с целью материального стимулирования работы
коллектива по успешному выполнению и перевыполнению плана. По отношению
к фонду предприятия, который расходуется на установленные законом цели
директором совместно с ФЗМК, (*3), коллектив предприятия действительно
выступает носителем прав управления имуществом. Воля коллектива (через
ФЗМК) определяет судьбу фонда предприятия, оперативно-хозяйственное
использование этой части имущества. Однако, как известно, фонд
предприятия обособлен от других средств и его режим не влияет на режим
основных и оборотных средств предприятия, являющихся основной базой его
оперативно- хозяйственной деятельности, для оформления которой и служит
правоспособность юридического лица. По отношению к этим средствам
личный состав предприятия или учреждения не выступает непосредственным
носителем прав государственного юридического лица и

(**1) См. С. Н. Братусь, Субъекты.., стр. 108-109.
(**2) См. об этом Р. О. Халфина, рецензия на книгу С. Н. Братуся
<Субъекты гражданского права>, <Советское государство и право> 1951 г.
№ 3, стр. 72-73; С. И. Аскназий, рецензия на книгу С. Н. Братуся,
<Юридические лица в советском гражданском праве>, <Советское
государство и право> 1948 г. № 5, стр. 62; отчет об обсуждении работы
А. В. Венедиктова <Государственная социалистическая собственность>,
<Советское государство и право> 1948 г. №11; И. Н. Ананов, К вопросу о
роли органов социалистического государства в управлении
промышленностью, <Вопросы советского административного права>, 1949,
стр. 207-208; Ю. К. Толстой, О государственных юридических лицах в
СССР>, <Вестник ЛГУ> 1955 г. № 3, стр. 124; Н. Г. Александров,
Законность.., стр. 154.
(**3) См. ст. 12 Положения о фонде предприятия для улучшения
культурно-бытовых условий работников и совершенствования производства,
утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 4 февраля 1961 г.
(СП СССР 1961 г. №2, ст. II).

-147-

выразителем его воли. Он служит лишь важнейшей Социальной предпосылкой
закрепления имущества и прав юридического лица за данной организацией и
необходимым условием оперативно- хозяйственного использования этого
имущества и осуществления правоспособности юридического лица. Поэтому,
соглашаясь с определением государственной организации как коллектива в
сфере имущественных отношений, возникающих в процессе кооперации труда,
соединения труда и средств производства, мы не можем согласиться с
определением коллектива рабочих и служащих государственной организации
как субъекта права, как юридического лица. В сфере волевых, юридических
отношений носителем прав государственного юридического лица выступает
не коллектив рабочих и служащих, а госорганизация как <учреждение>, т.
е. не основанная на членстве или ином юридическом объединении лиц форма
кооперации труда различных людей.

В обоснование <теории коллектива> ссылаются также на то, что коллектив
рабочих и служащих принимает участие в управлении государственным
предприятием Например, В. М. Догадов пытается доказать, что рабочие и
служащие государственных предприятий <участвуют в управлении
производством и его организации именно как члены производственного
коллектива, образующего субстрат предприятия- государственной
организации>. (*1). В подтверждение он приводит производствен ные
совещания, технические советы предприятия, общественные смотры,
бригадный хозрасчет, указывая на юридическую обязанность директора
опираться на актив предприятия. По мнению В. М. Догадова, все большее
вовлечение трудящихся в управление производством получает свое
выражение именно в закреплении соответствующих прав за государственно-
организованным коллективом работников предприятия.

Однако именно этот вывод и представляется нам крайне односторонним и
потому неверным. Участие коллектива рабочих и служащих в управлении

производством происходит главным образом через профсоюзы и

(**1) В. М. Догадов, Государственные организации как субъекты
социалистического трудового правоотношения, <Правоведение> 1957 г. №1,
стр.82-83.

-148-

другие общественные организации. От лица общественности предприятия выступают профсоюзные организации
и их фабзавместкомы, производственные совещания, технические советы и комиссии на предприятиях, партийная
организация и ее комиссии по контролю за деятельностью администрации предприятий и многие другие. (*1). Все
эти общественные организации и органы общественности
действуют как самостоятельные субъекты прав и обязанностей, закрепленных в положениях о них и в уставах, а
также в специальных постановлениях Правительства.
Они обязаны действовать совместно с администрацией
или контролировать ее, но не должны подменять администрацию государственного предприятия или учреждения.
Тем самым подчеркивается их особая организационная
самостоятельность, отличная от организационной самостоятельности госпредприятия или госучреждения.

Таким образом, воля коллектива рабочих и служащих находит свое непосредственное юридическое выражение в правах и обязанностях профсоюзной,
партийной организаций, производственных совещаний и других
органов общественности предприятия или учреждения.
И именно через эти общественные организации и органы
данный коллектив непосредственно участвует в управлении производством в государственном секторе народного
хозяйства. (*2).

В повышении роли общественных организаций коллектива рабочих и служащих следует видеть главный
путь расширения прав коллектива на управление делами
предприятия и постепенного преобразования существующей государственной системы руководства хозяйством в
коммунистическую форму управления производством, где
все производственные ячейки будут выступать как самоуправляющиеся ассоциации, гармонически увязанные в
общем планомерно организованном хозяйстве. (*3).

(**1) Программа Коммунистической партии Советского Союза связывает повышение роли коллективов рабочих и служащих в
управлении производством на госпредприятиях главным образом с деятельностью профсоюзов. См. <Правда> 2 ноября 1961 г.
(**2) Опосредствованно, как часть общенародного коллектива, рабочие и служащие любой государственной организации участвуют
в управлении социалистическим производством через Советы.
(**3) См. <Программа Коммунистической партии Советского Союза>,
<Правда> 2 ноября 1961 г.

-149-
Юридические лица участвуют в гражданском оборотте через свои органы
(ст. 16 ГК РСФСР). Государственные предприятия и учреждения обычно
вступают в сделки и обязательства, в трудовые правоотношения через
своих руководителей, пользующихся правом распоряжения счетом в банке и
правом найма и увольнения. Руководящие лица администрации (директор,
его заместитель, главный бухгалтер) выступают по отношению к
имущественной правоспособности государственной организации как органы
юридического лица.

В советской юридической литературе, вопреки этим ясным положениям
закона, существует точка зрения, согласно которой личным субстратом
государственного юридического лица является директор или администрация
госпредприятия или госучреждения. Например, Ю. К. Толстой сводит личный
субстрат государственного юридического лица к директору госорганизации
который, по его мнению, получает в свое распоряжение средства
производства и другое имущество и выступает как носитель гражданской
правоспособности госоргана По мнению Ю. К. Толстого, понятием
юридического лица не следует охватывать предприятие в целом, а следует
только подчеркивать самостоятельность ответственного руководителя, его
единоначалие, так как каждый рабочий и служащий владеет и пользуется
имуществом в отдельности. (*1). Эти рассуждения основаны исключительно
на анализе юридической стороны процесса производства-трудовых,
административных и гражданских правоотношений. Экономическая сторона,
предполагающая кооперацию труда, а не индивидуальный труд, оставлена Ю.
К. Толстым без внимания. Между тем советское законодательство
закрепляет имущество за государственной организацией в целом, а
руководителей этих организаций рассматривает как лиц, управляющих этим
имуществом с целью выполнения производственных планов коллективом
организации. Это вытекает из ст.ст. 13 и 16 ГК РСФСР, из режима
основных и оборотных средств предприятий и из режима бюджетных
ассигнований госучреждениям. Управляя обособленным имуществом в
соответствии с

(**1) См. Ю. К. Толстой, О государственных юридических лицах в
СССР, <Вестник ЛГУ> 1955 г. № 3, стр. 122-125.

-150-

предписаниями государства и с целью обеспечения выполнения плановых
заданий коллективом данной организации, ее руководитель выступает и как
орган государственного юридического лица, и как непосредственный
носитель прав административного управления имуществом внутри
предприятия. Он определяет своей волей, но в интересах государства
содержание сделок юридического лица, его договорных связей с другими
организациями. Однако производительное использование, фактическая
передача или перевозка имущества и прочие материально-технические
операции осуществляются в соответствии с волей руководителя всем
коллективом предприятия. И именно этот процесс А.В.Венедиктов называл
<непосредственным оперативным управлением>, (*1), положив его в основу
гражданской правоспособности госоргана.

С. Ф. Кечекьян и Н. Г. Александров также признают государственным
юридическим лицом (или хозяйственным госорганом) администрацию,
совокупность должностных лиц, осуществляющих непосредственное
оперативное управление обособленным имуществом или хозяйственную
деятельность на основе этого имущества. (*2). Если бы речь шла об
администрации как субъекте прав административного управления, то точка
зрения С. Ф. Кечекьяна и Н. Г. Александрова была бы верной, так как эти
права служат средством осуществления руководства, выполняемого
должностными лицами. Но права юридического лица предназначены для
обеспечения хозяйственно-оперативной деятельности, выполняемой всем
коллективом организации. Поэтому <использователем> правосубъектности
юридического лица в целях выполнения плана может быть признана только
организация в целом, т. е. весь коллектив рабочих и служащих
предприятия, а не его администрация.

Являясь органом юридического лица, администрация предприятия или
учреждения не может быть признана самостоятельным субъектом
имущественных прав. Действия органа юридического лица порождают

(**1) Мы предпочитаем термин <оперативно-хозяйственное
использование> имущества.
(**2) См. С. Ф. Кечекьян, Правоотношения.., стр. 105; Н. Г.
Александров, Законность.., стр. 154; его же, Правовые отношения в

<< Предыдущая

стр. 23
(из 33 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>