<< Предыдущая

стр. 6
(из 33 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

<законные организации>). С. Ф. Кечекьян делит субъектов советского
права на индивидуальные и комплексные (Правоотношения ..., стр. 91-92).

-33-

него исходит и Н. Г. Александров, различающий среди субъектов
советского права Советское государство, граждан, юридические лица и
органы советского государства как субъектов властной компетенции (*1).
Можно не соглашаться с приведенными категориями видов субъектов
советского права. Но несомненно, что и здесь различаются граждане и
различные виды организаций.

По существу из той же посылки исходили Г. И. Федькин, разделявший все
виды субъектов советского права на четыре группы:
а) советские граждане,
б) Советское социалистическое государство,
в) государственные организации трудящихся,
г) общественные организации трудящихся (*2).

Очевидно, что первая из этих групп должна охватывать всех индивидов, а
три следующие группы - организации, признанные субъектами советского
права. Недостатком классификации, приведенной Г. И. Федькиным, является
ее существенная неполнота, так к из нее совершенно выпадают иностранцы
и лица без гражданства, пользующиеся в СССР широкими правами.

Мы можем отметить, по существу, лишь одну попытку в советской
юридической литературе отойти от исходного деления субъектов советского
права на граждан и организации. Это - попытка Я. Н. Уманского отнести к
<гражданам> не только физических лиц, но и общественные организации
трудящихся, советский народ в целом (*3). Автор исходит из того, что
граждане выступают в государственноправовых отношениях <через
общественные

(**1) См. Н. Г. Александров, Законность ..., стр. 139, 142 и сл его
же. Правовые отношения в социалистическом обществе, 1959, стр. 25, 27,
30, 38. <Основы теории государства и права>, 1960, стр. 350 и след. К
этой классификации склонялся и автор настоящей работы (см. А. В.
Мицкевич, О видах субъектов советского права, <Советское государство и
право> 1956 г. № 5, стр. 117, где классификация субъектов дополнялась
органами общественных организаций).
(**2) См. <Теория государства и права>, М., 1955, стр. 410.
(**3) См. Я. Н. Уманский, Советское государственное право, 1959,
гл. 1, 2.

-34-

организации и <в качестве народа>. Но для признания субъектом права
важно установить не только тот несомненный факт, что общественные
организации представляют интересы трудящихся (что, кстати, характерно и
для Советского государства, и для государственных организаций), но и
показать, кому - отдельному гражданину, организации в целом или ее
подразделениям - предоставлены соответствующие права и обязанности.
Известно, что права общественной организации не принадлежат отдельным
гражданам-ее членам. Например, носителем права колхозной собственности
на средства производства является колхоз в целом, а отдельным членам
колхоза не принадлежит это право, хотя они и пользуются всеми
экономическими преимуществами общественного хозяйства. С. Ф. Кечекьян
правильно отмечает, что признание организации особым субъектом права
требует такого организационного единства, которое отличало бы
организацию от суммы входящих в ее состав физических лиц (*1).
Понимание юридического лица как субъекта, отличного от физических лиц,
входящих в состав организации, является общепринятым в цивилистической
науке. Попытку же Я. Н. Уманского нельзя признать удачной потому, что
предложенная им классификация не дает ответа на вопрос о том, кто
является субъектом прав организации: организация в целом или ее члены:
кто выступает субъектом политических прав (например, в процессе
выборов): народ или граждане государства, каждый в отдельности?

Мы считаем необходимым исходить из деления всех субъектов права на
отдельных физических лиц и организации, имея в виду, что это деление
имеет важное практическое значение, в особенности для определения
субъекта имущественной ответственности. Дальнейшая задача научной
классификации субъектов советского права сводится к тому, чтобы
определить, какие лица в организации являются самостоятельными
носителями прав и обязанностей, т. е. могут пользоваться правами в
своих интересах или для выполнения своих задач, несут юридические
последствия осуществления прав и обязанностей.

(**1) См. С. Ф. Кечекьян, Правоотношения ..., стр. 93.

-35-

* * *

Круг субъектов советского социалистического права очень обширен.

В советском обществе субъектами права являются советские граждане,
иностранцы и лица без гражданства, государственные органы, учреждения и
предприятия, колхозно-кооперативные и общественные организа ции, их
органы, массовые самодеятельные организации возникающие при Советах
депутатов трудящихся, различные органы общественности. В отдельных
случаях особым субъектом прав и обязанностей выступают государства:
Союз ССР в целом, союзные и автономные республики.

Вопрос о круге индивидуальных субъектов советского права - физических
лиц - не представляет большой сложности. Ими являются: советские
граждане, граждане иностранных государств, лица без гражданства.
Отдельный человек (физическое лицо) как субъект права выступает в СССР
только в качестве одной из трех указанных категорий. Непосредственно из
закона в силу самого его действия человек приобретает либо правовой
статус советского гражданина, либо статус иностранца или лица без
гражданства (*1).

Физическое лицо может выступать в правоотношениях не только как
носитель собственных прав и обязанностей, но и как представитель
другого лица или организации, как должностное лицо того или иного
органа, как представитель власти. В силу этого лицо может осуществлять
не только права и обязанности, которые входят в правовой статус
гражданина, но и права и обязаности, входящие в правовой статус
предприятия, государственного органа, общественной организации.
Например, директор предприятия, председатель правления колхоза могут
совершать сделки по оперативно- хозяйственному использованию
общественного имущества. Должностные лица советских государственных
органов и общественных организаций могут совершать

(**1) В СССР имеется некоторое число лиц с двойным гражданством.
Двойное гражданство означает, что на данное лицо распространяется и
законодательство СССР и законодательство какого- либо иностранного
государства. Вопрос о действии иностранных законов на территории СССР,
или по отношению к советским гражданам - за его пределами, в работе не
рассматривается.

-36-

властные акты, порождающие права и обязанности для других лиц (*1).

Но право совершать эти действия не вытекает непосредственно из закона,
не характеризует правового статуса гражданина в советском обществе.
Подобные полномочия появляются у отдельных лиц из определенных
государственных или общественно- служебных отношений: из отношений
депутата с представительным органом, в который он избран; из отношений
государственной службы. Участие в подобных правоотношениях и
управомочивает гражданина в установленном законом порядке на

осуществление прав и обязанностей, входящих в содержание правового
статуса юридического лица, органа государства или общественности.
Поэтому <единоличные должностные лица> не могут рассматриваться как
особая категория индивидуальных субъектов советского права-физических
лиц. Свои должностные полномочия они получают от той или иной
организации, из ее правового статуса (*2).

Значительно большие трудности возникают при определении круга
организаций, выступающих субъектами советского права.

В области гражданского права прочно сложилась классификация,
различающая два вида субъектов: физические лица (граждане) и
юридические лица. Эту классификацию субъектов гражданского права
отдельные советские ученые предлагают принять как общую для всех

(**1) См. Ц. А. Ямпольская, О должностном лице в советском
государственном аппарате, <Вопросы советского административного права>,
М., 1949, стр. 136-141; В. Ф. Кириченко, Ответственность за должностные
преступления по советскому уголовному праву, М., 1956, стр. 148-158; А.
Б. Сахаров, Ответственность за должностные злоупотребления по
советскому уголовному праву, М., 1956, стр. 92-101. Указанные авторы по
существу признают спецификой должностного лица совершение <актов
власти>, действий, обязательных для других лиц.
(**2) Подробнее вопрос о полномочиях должностных лиц
рассматривается в 3 главы III настоящей работы. Болгарский ученый А.
Ангелов правильно пишет: <Когда же мы говорим о должностных лицах, то
имеем в виду лиц (людей), занимающих то или иное место в этом
(административном.-А. М.) аппарате с учетом их правового статуса и
правоотношений, в которых эти лица находятся с государством в силу
своего служебного положения> (П. Стайнов и А. Ангелов, Административное
право Народной Республики Болгарии, Общая часть, М., 1960, стр. 114). О
точке зрения А. Ангелова на понятие госоргана - см. ниже.

-37-

отраслей советского права (*1). Такой подход нельзя признать правильным
потому, что категория юридического лица охватывает лишь определенную
область деятельности социалистических организаций- их оперативно-
хозяйственную деятельность (*2). Она не может характеризовать
правосубъектности общественных организаций и государственных органов в
сфере осуществления государственной власти, функций управления,
правосудия.

Не случайно и в области гражданского права наряду с физическими и
юридическими лицами выделяется советское государство как особый субъект
права, обладающий властными полномочиями. Что же касается области
советского государственного, административного, уголовно-
процессуального права, то здесь совершенно очевидно, что <...круг
организаций, имеющих правосубъектность, не совпадает с кругом
организаций, являющихся юридическими лицами> (*3).

Как государственные, так и общественные организации могут выступать в
двух основных качествах:
1) Субъектами компетенции по осуществлению властных функций
руководства (органы государственной власти, управления и правосудия,
органы колхозно- кооперативных и общественных организаций, органы
общественности);
2) Субъектами правоспособности юридических лиц, обеспечивающей их
участие в имущественных отношениях товарного производства и обмена
(государственные хозяйственные предприятия, колхозно- кооперативные и
другие общественные организации, государственные бюджетные учреждения).

Различие этих двух видов правосубъектности обосновал А. В. Венедиктов
для государственных организаций

(**1) См. С. А. Голуиский и М. С. Строгович, Теория государства и
права, 1940, стр. 275: А. И. Денисов, Теория государства и права, М.,
1948, стр. 458; его же, Социалистическое право, лекция ВПШ, М., 1955,
стр. 42; М. П. Карева и М. А. Айзенберг, Правовые нормы и
правоотношения, М., 1949, стр. 52. По существу ту же классификацию дает
Ю- Г. Ткаченко (<Социалистические правоотношения>, М., 1955, стр.
22-25).
(**2) См. об этом ниже, в гл. III.
(**3) Г. И. Петров, Сущность ..., стр. 91-92.
(**4) А. В. Венедиктов в своей книге <Государственная
социалистическая собственность> и в других работах проводит различие
административной и гражданской правоспособности госорганов. Термин
<административная правоспособность> с нашей точки зрения неправильный,
поскольку компетенция не может, по своим свойствам, рассматриваться как
правоспособность.

-38-

Оно полностью применимо и к общественным организациям.

Многие организации выступают одновременно и как органы, наделенные
властной компетенцией, и как юридические лица. Например, юридическими
лицами признаны местные Советы депутатов трудящихся и их исполкомы,
комитеты профсоюзов, некоторые главные управления министерств,
переведенные на хозрасчет, и другие органы государства и
общественности. Своеобразной фигурой, соединяющей в себе черты органа
государства и хозрасчетной организации, признанной юридическим лицом,
являются Госбанк, а также промышленные и торговые тресты, управления
железных дорог и т. п.

Некоторые организации общественности обладают властной компетенцией, но
не являются юридическими лицами. Таковы, например, массовые
самодеятельные организации, участвующие в осуществлении государственных
функций (добровольные народные дружины, товарищеские суды, квартальные
и уличные комитеты и т. п.).

Наконец, имеются и организации, признанные юридическими лицами, но не
выступающие как органы властного руководства. Таковы, например,
промышленные предприятия, колхозы, социально- культурные учреждения.

Самостоятельными субъектами прав и обязанностей по осуществлению
государственной власти, административного руководства, судебной
деятельности и иных функций властного руководства выступают в рамках
своей компетенции внутренние органы и отдельные должностные лица
государственных и общественных организаций (директор предприятия или
учреждения, коллегии министерства, пленумы, президиумы и коллегии
Верховных, областных и городских судов, советы вузов, технико-
экономические советы совнархозов, начальники и заведующие отделами и
управлениями учреждений, начальники и мастера цехов, производственных
участков, бригадиры, общие собрания, правления, комитеты и

-39-

другие исполнительные органы общественных организаций и т. п.). Как
видим, в отличие от субъекта имущественной правоспособности-
юридического лица, который всегда выступает как организация в целом,

субъектом компетенции властного руководства может быть не только орган
в целом, но и его подразделения.

Наиболее существенно деление всех социалистических организаций на
государственные и общественные.

Государственными организациями-субъектами советского права являются
органы Советского государства, государственные хозяйственные
предприятия, государственные социально-культурные учреждения.
Субъектами властной компетенции признаются также коллегиальные
внутренние подразделения государственных органов (например, палаты
Верховного Совета СССР, комиссии Верховных Советов союзных республик,
коллегии Верховного Суда СССР, ученые советы вузов и т. п.) и отдельные
должностные лица, выполняющие определенную часть функций органа

<< Предыдущая

стр. 6
(из 33 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>