<< Предыдущая

стр. 10
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

а) его исполнение в запрашиваемом государстве не входит в функции судебных органов;
б) запрашиваемое государство считает, что исполнение поручения может нанести ущерб его суверенитету и безопасности.
В исполнении поручения не может быть отказано лишь на том основании, что законодательство запрашиваемого государства предусматривает исключительную компетенцию по данному делу или не предусматривает возбуждение дела по данным основаниям.
Раздел II Конвенции определяет порядок получения доказательств дипломатическими и консульскими агентами и уполномоченными.
19.5. Оказание правовой помощи
Под правовой помощью в современных международных отношениях, как правило, подразумевается совершение отдельных процессуальных действий, предусмотренных законодательством запрашивающей стороны: составление, пересылка, вручение документов, получение вещественных доказательств, допрос свидетелей, экспертов и иных лиц для целей осуществления гражданского процесса по гражданским, семейным и торговым делам. Просьбы об оказании правовой помощи обычно составляются на языке запрашивающей стороны. Однако по договоренности стороны могут использовать бланки на двух языках. Кроме того, учреждения юстиции оказывают взаимно по просьбе другой стороны содействие в установлении адреса лиц, находящихся на их территории в рамках оказания правовой помощи по гражданским или уголовным делам. Наиболее подробное регулирование в части предоставления взаимной правовой помощи содержат двусторонние договоры, прежде всего подписанные в последние годы. К таковым необходимо прежде всего отнести советско-испанский, российско-польский, российско-египетский, российско-турецкий и др. договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Интересно заметить необычное, например, наименование договора с Турцией, закономерно отражающее и его содержание. Он называется «Договор между Российской Федерацией и Турецкой Республикой о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, торговым и уголовным делам».
Для эффективного и правильного обращения к нормам международных соглашений в области оказания правовой помощи в Российской Федерации разработан и действует ряд нормативных актов, принятых в целях облегчения задач по правоприменению компетентными органами (судами, органами нотариата, ЗАГСа и т. п.). В их числе следует прежде всего назвать Указ Президиума Верховного Совета СССР «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» от 21 июня 1988 г.. Постановление Президиума Верховного Совета СССР «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» от 21 июня 1988 г.. Инструкцию о порядке оказания судами и органами нотариата СССР правовой помощи учреждениям юстиции иностранных государств и о порядке обращения за правовой помощью к этим учреждениям от 28 февраля 1972 г.. Постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. № 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса». Последний из перечисленных документов обращает на себя внимание тем, в частности, что, говоря об исполнении судебных поручений иностранных судов, он предусматривает возможность направления судебного поручения в порядке и на условиях международной вежливости в отсутствие международного договора о правовой помощи (п. 19).
Необходимо учитывать, что Соглашением: 1992 г. (СНГ) предусмотрен особый порядок выполнения судебных поручений в рамках разрешения хозяйственных споров, направляемых в Азербайджан, Армению, Белоруссию, Казахстан, Кыргызстан, Молдову, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украину, в силу которого судебные поручения посылаются в названные страны почтовой связью, без перевода, непосредственно в суды, компетентные разрешать экономические споры на территории этих государств.
В ряде случаев договоры предусматривают предоставление по запросу помощи в установлении места работы и размера доходов ответчика, если в суде одной из сторон предъявлен иск о взыскании алиментов с лица, находящегося на территории другого договаривающегося государства (ст. 14 российско-польского Договора).
Договаривающиеся государства принимают на себя обязательства по пересылке друг другу в дипломатическом порядке без перевода на язык другой стороны и бесплатно документов об образовании, трудовом стаже и иных документов, которые касаются личных прав и интересов граждан другой. Договаривающейся стороны. Отказ в оказании правовой помощи может иметь место только в случае, если это наносит ущерб суверенитету, безопасности, общественному порядку или другим важным интересам, запрашиваемой стороны. Еще одним обстоятельством, препятствующим оказанию правовой помощи» указываемым новейшими двусторонними договорами, является противоречие «основным принципам законодательства или международным обязательствам» соответствующего государства.
Важным аспектом предоставления государствами правовой помощи друг другу выступает признание документов, выданных органами одной страны, на территории другой. Весьма распространенным ныне принципом в этом отношении является положение о том, что в подобных случаях для признания экстерриториального действия национальных документов одного государства в пределах юрисдикции другого не требуется их официальной легализации: будучи снабженными государственными печатями и надлежащими подписями должностных лиц, такие документы должны приниматься на территории другой страны-участницы договора без дополнительных требований по их удостоверению или легализации. В свете этого для документов, происходящих из стран, с которыми Россия заключила договоры о правовой помощи, предусматривающие освобождение от легализации, не может быть предъявлено требование об апостиле (проставлении особого штампа на самом документе или отдельном листе, скрепляемом с ним), установленном Гаагской конвенцией, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов от 5 октября 1961 г.
Соответствующие положения в области оказания правовой помощи установлены и специальным многосторонним соглашением в этой сфере стран СНГ-Конвенцией 1993 г., согласно положениям которой правовая помощь по делам, указанным в Конвенции, оказывается в следующем объеме: выполнение процессуальных действий, предусмотренных законодательством запрашиваемого государства, составление и пересылка документов, пересылка и выдача вещественных доказательств, проведение экспертизы, допрос сторон, свидетелей, экспертов и т. д. в целях обеспечения признания и исполнения судебных решений по гражданским делам и т. п., исполнительных надписей, а также вручения документов.
Общим правилом, причем применяемым не только в отношении стран СНГ, является положение о том, что форма совершения процессуального действия по запросу суда или иного органа иностранного государства определяется законом государства, на территории которого совершается процессуальное действие. Вместе с тем могут быть допущены и исключения, в силу которых, если это не противоречит публичному порядку страны, исполняющей иностранное судебное поручение, будут соблюдаться требования формы согласно законодательству запрашивающего государства. Так, согласно ст. 8 Конвенции 1993 г., «по просьбе запрашивающего учреждения оно может применить процессуальные нормы запрашивающей Договаривающейся стороны». М. М. Богуславский приводит пример, когда советские суды не отказывались при допросе свидетелей на территории СССР по поручениям судов Великобритании или США руководствоваться исходящими от этих судов вопросниками (interrogaries), составленными по обычной для судов «общего права» форме для прямого или перекрестного допроса.
Глава 20. МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОММЕРЧЕСКИЙ АРБИТРАЖ 20.1. Понятие и правовая природа международного коммерческого арбитража
Возникновение споров между участниками международной хозяйственной деятельности в принципе неизбежно. Даже если стороны стремились максимально обеспечить надлежащее исполнение обязательств, неисполнение может произойти. Тогда сторона, в отношении которой обязательство не было выполнено, стремится получить адекватную компенсацию. В таких случаях положение на «внутреннем» рынке, достаточно определенно: в большинстве стран действуют развитые национальные судебные и правовые системы, обеспечивающие интересы потерпевшей стороны и гарантирующие восстановление ее нарушенных прав.
В международной сфере дела обстоят иначе. Очевидно, что международное предпринимательство развивается в обширном и неустойчивом пространстве. Не существует ни особого международного суда, ни иной международной процедуры по рассмотрению коммерческих споров, ни даже общепризнанного и общеприменяемого права. Как мы видели, существует лишь несколько конвенций в области права международной торговли и те не ратифицированы многими государствами и применяются лишь в ограниченных сферах торговли и иной хозяйственной деятельности.
В этих условиях сложился особый механизм рассмотрения международных коммерческих споров, который получил название «международный коммерческий арбитраж». Созданный в соответствии с волей сторон арбитраж изымает спор, возникший между ними по вопросам толкования и исполнения договора из компетенции национальных судов общей юрисдикции. Спор рассматривается независимыми арбитрами, избранными сторонами на основании их профессиональных качеств в целях вынесения окончательного и обязательного для сторон решения.
Термин «международный коммерческий арбитраж» используется, во-первых, для обозначения в целом механизма рассмотрения коммерческих споров; во-вторых, для обозначения органа (организации), созданного для рассмотрения таких споров; в-третьих, для обозначения конкретного состава арбитров (либо единоличного арбитра), рассматривающего конкретный спор. В последних двух случаях часто используют дополнительный термин «арбитражный (третейский) суд». Термины «арбитражный суд» и «третейский суд» равнозначны.
Обычно необходимость указания на то, что арбитражный суд является третейским судом появляется в тех государствах, где существуют арбитражные суды, входящие в единую государственную судебную систему. Например, в России согласно Федеральному конституционному закону «О судебной системе Российской Федерации» в судебную систему входят Высший арбитражный суд РФ, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов РФ, составляющие систему федеральных арбитражных судов (ст. 3). Эти суды созданы главным образом для разрешения споров между хозяйственными организациями внутри страны.
Поэтому дополнительное указание «третейский суд» должно подчеркнуть негосударственную природу международного коммерческого арбитража. С учетом изложенных замечаний названные термины используются как равнозначные.
Международный коммерческий арбитраж следует отличать от механизма рассмотрения хозяйственных споров между государствами, предусмотренного нормами международного (публичного) права, например, в рамках Международного Суда ООН, Постоянной палаты третейского суда и пр. В отличие от международно-правовых институтов, рассматривающих межгосударственные споры, международный коммерческий арбитраж - это механизм рассмотрения коммерческих (хозяйственных) споров между частными лицами (физическими и юридическими), то есть частноправовых споров. Стороной спора может быть и государство, но спор по своему содержанию является частноправовым и второй стороной спора является физическое или юридическое лицо.
Отметим также, что термин «международный» в понятии международного коммерческого арбитража носит условный характер, поскольку такой арбитраж допускается или учреждается по национальному праву и руководствуется в своей деятельности определенными нормами национального процессуального права. В конечном итоге по своей природе он является национально-правовым институтом, поскольку споры между физическими и юридическими лицами относятся к национальной юрисдикции. Термин «международный» относится лишь к характеру рассматриваемых споров - коммерческие споры международного характера, то есть споры, вытекающие из международной торговой и иной экономической деятельности частных лиц. Иными словами - это споры, возникающие между сторонами международных коммерческих сделок- И все то, что было рассмотрено в главе 12 по поводу критерия «между народности» сделок, в равной мере применимо для критерия «международности» коммерческого арбитража. Таким образом, международный коммерческий арбитраж - это механизм (организация, орган) по рассмотрению международных коммерческих споров.
Все сказанное не означает, что международный коммерческий арбитраж - это единственный способ рассмотрения международных коммерческих споров. Во-первых, они могут рассматриваться и в системе государственных арбитражных судов, если законодательство соответствующей страны это разрешает. Так, например, в России в советское время государственные арбитражные органы не имели право рассматривать международные коммерческие споры. Они рассматривали исключительно хозяйственные споры между социалистическими предприятиями. В настоящее время положение изменилось. В соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом РФ 1995 г. арбитражный суд рассматривает не только «внутренние» экономические споры, но и споры с участием иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, международных организаций, иностранных граждан (п. 6 ст. 22).
Во-вторых, международные коммерческие споры могут рассматриваться и национальными третейскими (негосударственными) судами. Так, Временное положение о третейском суде для разрешения экономических споров, утвержденное Постановлением Верховного Совета РФ от 24 июня 1992 г., предусмотрело возможность передачи на разрешение третейским судом экономических споров, подведомственных арбитражным судам. Часть 2 ст. 1 Положения специально оговорила, что при наличии соглашения сторон третейскому суду могут быть переданы споры, когда одна из сторон находится на территории другого государства либо является предприятием с иностранными инвестициями.
В отличие от этих двух арбитражей международный коммерческий арбитраж создается для рассмотрения исключительно коммерческих споров международного характера.
Наконец, международные коммерческие споры могут рассматриваться и национальными судами общей юрисдикции в соответствии с правилами о подсудности, установленными национальным законодательством государства, в суд которого обращаются с иском, или международными договорами с участием этого государства. Однако стороны предпочитают международный коммерческий арбитраж. Обращение к последнему дает возможность сторонам не подчиняться строго регламентированному национальному порядку и в отношении юрисдикции определенного суда, и в отношении применимого права, и в отношении самой процедуры рассмотрения спора.
Арбитражный порядок рассмотрения международных коммерческих споров имеет существенные преимущества по сравнению с судебным. Прежде всего, арбитраж носит чрезвычайно демократический характер. Он является общественным формированием, не имеющим ничего общего с судебными, административными и иными государственными органами. Стороны имеют возможность оказывать влияние на все стадии арбитражного разбирательства: согласие сторон является обязательным условием для обращения в арбитраж; стороны могут избирать арбитров, стороны могут доверить решение дела одному лицу, не обязательно юристу (главное, чтобы арбитр знал соответствующую область хозяйственных отношений); стороны избирают место проведения арбитража и язык арбитражного разбирательства; стороны могут определять полностью или частично саму арбитражную процедуру; стороны могут изъять спор из-под действия права и предложить решить его по справедливости (ex aequo et bono).
Процедура арбитражного разбирательства проста, она не регламентируется многочисленными процессуальными нормами, регулирующими судебную процедуру, что обеспечивает относительную быстроту рассмотрения дел.
Рассмотрение споров арбитражем происходит, как правило, на закрытых заседаниях, что гарантирует сохранение производственных и коммерческих тайн сторон спора. В большинстве стран запрещается публикация арбитражных решений без согласия сторон. Арбитры обязаны хранить в тайне информацию о разрешаемых спорах.
Наконец, фундаментальным принципом коммерческого арбитража является окончательный характер арбитражного решения – res judicata, согласно которому арбитражное решение окончательно и обязательно для сторон, оно не подлежит изменению, не может быть пересмотрено по существу и подлежит исполнению в принудительном порядке. Более того, возможность принудительного исполнения арбитражных решений дополнительно обеспечивается значительным числом межгосударственных договоров о взаимном признании и исполнении иностранных арбитражных решений.
Все это делает привлекательным для участников международной хозяйственной деятельности международной коммерческий арбитраж как механизм разрешения их коммерческих споров. В руководстве по арбитражу, изданном Международной торговой палатой, отмечается: «Арбитраж является средством, с помощью которого разрешаются споры с использованием процедуры, о которой договорились стороны контракта. Арбитражное решение является обязательным для сторон, имеет силу закона и может быть исполнено сходным с исполнением судебного решения путем. Арбитраж в настоящее время стал основным способом урегулирования международных коммерческих споров».
Значение международного коммерческого арбитража для развития и стабилизации экономического сотрудничества столь значительно, что оно подчеркивается и в международных политических актах. Так, уже в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г. в разделе, посвященном торговле и промышленному сотрудничеству государств, говорилось, что быстрое и справедливое разрешение споров, вытекающих из коммерческих сделок, способствовало бы расширению и облегчению торгового и экономического сотрудничества и что наиболее подходящим для этого инструментом является арбитраж. Значение этих положений отмечалось и в последующих актах ОБСЕ.
Международный коммерческий арбитраж не является элементом государственной судебной системы и в своей деятельности не зависит от нее. Обращение сторон в арбитраж или даже только наличие соглашения сторон об этом исключает судебную юрисдикцию. Это значит, что если одна из сторон все же обратится в суд, последний должен либо по своей инициативе, либо по заявлению другой стороны отказать в принятии искового заявления или прекратить уже начатое производство по делу. Государственные судебные органы в принципе не вправе вмешиваться в деятельность арбитража.
Однако не существует полной изоляции арбитража от национальных судов общей юрисдикции. По крайней мере, два процессуальных действия, связанных с арбитражным рассмотрением споров, могут выполнить суды. Первое - это осуществление принудительных мер по предварительному обеспечению иска. Как правило, арбитраж может самостоятельно при наличии соответствующего обращения заинтересованной стороны принять такие меры. Но если заинтересованная сторона обратится с аналогичной просьбой к судебному органу, то такая просьба не рассматривается как несовместимая с арбитражной процедурой и суд имеет право необходимые меры предпринять.
Второе действие связано с исполнением арбитражного решения. Если оно не исполняется сторонами добровольно, лишь национальный суд имеет полномочия по принудительному исполнению решения. Кроме того в строго определенных случаях, связанных с процессуальными нарушениями, национальный суд наделен полномочиями отменить арбитражное решение при наличии соответствующего ходатайства заинтересованной стороны спора. За пределами этих исключений арбитраж рассматривает дела полностью самостоятельно. Международной арбитражной практике известны два вида арбитража: арбитраж ad hoc (разовый арбитраж) и институционный арбитраж. Институционный или постоянно действующий арбитраж создается при национальных торговых (торгово-промышленных) палатах, биржах, ассоциациях, союзах, обществах и любых других организациях, в том числе функционально являющихся международными. Для институционного арбитража характерно наличие постоянно действующего органа, который, не принимая участия в разрешении споров, выполняет некоторые административно-технические, консультативные и контрольные функции; наличие положения о нем (или устава) и регламента, устанавливающих правила арбитражного процесса; наличие списка арбитров, из которого стороны выбирают арбитров. Арбитраж ad hoc образуется сторонами для рассмотрения конкретного спора, после разбирательства которого и вынесения решения он прекращает свое существование. Стороны выбирают место проведения арбитражного разбирательства, устанавливают правила избрания арбитров и арбитражной процедуры. Стороны пользуются практически неограниченной автономией в выборе процедуры решения спора. Они могут детально согласовать ее между собой, они могут взять за основу регламент какого-либо существующего институционного арбитража. Наконец, стороны могут договориться о применении одного из типовых арбитражных регламентов, разработанных в международных (межправительственных) организациях специально для арбитража аd hoc.
Есть три арбитражных регламента, разработанных под эгидой ООН: Арбитражный регламент Экономической комиссии ООН для Европы 1966 г. Правила международного коммерческого арбитража Экономической комиссии ООН для Азии и Дальнего Востока 1966 г. и Арбитражный регламент ЮНСИТ-РАЛ 1976 г. Все они имеют факультативный характер и применяются только в том случае, когда стороны сделали ссылку на них в своем соглашении. Причем стороны вправе договориться о внесении любых изменений в правила регламентов.
Как показывает практика, арбитраж ad hoc бывает более успешным по спорам, связанным с фактическими обстоятельствами дела: качеством товара, определением его цены и пр. Большинство таких дел рассматривается быстро и эффективно. Однако при наличии сложных и запутанных разногласий, особенно при наличии проблем, связанных с применением права, использование данного вида арбитража может привести к неуверенности сторон, особенно по процедурным вопросам, и к принятию неудовлетворительного решения. В сложных делах институционный арбитраж становится более предпочтительным.
В наше время число постоянно действующих арбитражей неуклонно растет. Существует более ста международных коммерческих арбитражей, из которых наиболее известными являются Арбитражный суд Международной торговой палаты (Париж), Лондонский международный третейский суд, Американская арбитражная ассоциация (Нью-Йорк), Арбитражный институт Стокгольмской торговой палаты. В России - Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия при Торгово-промышленной палате РФ.
20.2. Международно-правовые основы международного коммерческого арбитража
Возрастающее значение арбитражного способа разрешения международных коммерческих споров, с одной стороны, и существенные различия в национальном праве, регулирующем деятельность международного коммерческого арбитража, с другой, порождает потребность в упорядочении этой деятельности и достижения единообразия. В результате увеличивается роль международного права, прежде всего международных договоров в обеспечении нормального функционирования арбитражного института. Роль международного права в разрешении международных коммерческих споров проявляется в трех направлениях: а) унификация процессуальных норм в целях обеспечения единообразия в процедуре рассмотрения международных коммерческих споров в арбитражах разных государств; б) создание международно-правовой основы для признания и принудительного исполнения решений арбитража одного государства на территории других; в) создание и определение правовых основ деятельности специализированных международных центров по рассмотрению определенных видов коммерческих споров.
Унификации арбитражного процессуального права международное сообщество уделяет значительное внимание. Существует ряд международных актов в этой области. Они отличаются и по содержанию, и по юридической силе, и по способу применения. Многие из них были подготовлены в рамках ООН. Прежде всего отметим Европейскую конвенцию о внешнеторговом арбитраже 1961 г. Она была разработана под эгидой Экономической комиссии ООН для Европы, принята в Женеве 21 апреля 1961 г. и вступила в силу 7 января 1964 г. Конвенция вышла за региональные рамки в результате присоединения не-европейских государств. Россия участвует в ней с 1962 г.1.
Конвенция содержит правила, определяющие порядок формирования арбитража, рассмотрения дела, вынесения решений, а также условия и последствия признания арбитражного решения недействительным. Конвенция применима как к арбитражу ad hoc, так и к «постоянным арбитражным органам», при условии, что стороны, передающие свой спор на арбитражное разбирательство, имеют местонахождение на территории разных Договаривающихся государств (ст. 1).
Несколько важных правил для международного коммерческого арбитража закреплены в Конвенции. 1. При рассмотрении дела арбитрами могут быть не только граждане страны, где спор рассматривается, но и иностранные граждане (ст. Э). 2. Предусмотрено право юридических лиц, которые по своему национальному закону относятся к «юридическим лицам публичного права», также передавать свои споры на арбитражное разбирательство. По национальным законам юридические лица публичного права часто такой возможности лишены и могут обращаться лишь в государственные суды (ст. 2). 3. Установлен принцип неограниченной автономии воли сторон по выбору применимого права; если стороны право не выбрали, то арбитраж выбирает право в соответствии с коллизионными нормами, которые арбитры сочтут применимыми; наконец, арбитры могут по договоренности между сторонами вынести решение в качестве «дружеских посредников» (ст. 7).
Конвенция довольно подробно регламентирует порядок взаимоотношений между арбитражем и государственным судом (ст. 6). Она устанавливает общий принцип, согласно которому государственный суд обязан отказаться от рассмотрения спора, по которому между сторонами заключено арбитражное соглашение. Кроме того, установлен порядок отвода государственного суда, порядок рассмотрения государственным судом вопроса о наличии или действительности арбитражного соглашения и правила выбора права, по которому этот вопрос должен решаться.
При всей важности предусмотренных в ней решений Конвенция не получила широкого применения; даже в Европе она не является общеприменимой (например, Великобритания до сих пор не присоединилась к ней). Конечно, она не может претендовать на роль своеобразного международного арбитражного процессуального кодекса, но она способствует эффективности коммерческого арбитража.
Нежелание государств связывать себя юридическими обязательствами по международному арбитражному процессу, что показала практика существования Европейской конвенции, привело к использованию иной формы сближения арбитражного процессуального права - создание Типового закона ЮН-СИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже. Он был разработан в Комиссии ООН по праву международной торговли, одобрен Генеральной Ассамблеей ООН 11 декабря 1985 г. и рекомендован государствам в качестве модели соответствующего национального закона.
Типовой закон не является международным договором и, следовательно, не обладает обязательной юридической силой. Тем не менее он сможет сыграть важную роль в сближении арбитражного процессуального права. Единообразие будет достигаться в процессе принятия национальных законов, основанных на одинаковых, одобренных мировым сообществом, правилах, сформулированных в Типовом законе. Многие страны уже приняли соответствующие законы, включая Россию и восточноевропейские страны.
В международной коммерческой практике довольно часто применяются арбитражные регламенты, разработанные в рамках ООН: Арбитражный регламент Экономической комиссии ООН для Европы 1966 г.. Правила международного коммерческого арбитража Экономической комиссии ООН для Азии и Дальнего Востока 1966 г.. Арбитражный регламент Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) 1976 г. Все три документа представляют собой унифицированные правила арбитражной процедуры для арбитража ad hoc.
Наибольшее распространение в международной практике получил Регламент ЮНСИТРАЛ, принятый резолюцией Генеральной Ассамблеей ООН 15 декабря 1976 г. в качестве рекомендации для использования в международной торговле путем ссылок на него в контрактах. В литературе отмечается довольно высокий профессиональный уровень данного документа, благодаря чему даже постоянные арбитражи допускают его применение в дополнение к своим собственным арбитражным регламентам2.
Порядок формирования арбитража и процедура рассмотрения спора составлен таким образом, что, если стороны договорились о рассмотрении спора арбитражем ad hoc, то он не может не состоятся.
Так, если сторона (стороны) уклоняется от назначения арбитра в течение 30 дней после получения от другой стороны предложения о формировании арбитража, или стороны не пришли к соглашению о составе арбитража, то по просьбе любой из сторон это делает компетентный орган, согласованный сторонами (например, торговая палата какого-либо государства); если компетентный орган не назначил арбитров (арбитра), независимо по каким причинам, или стороны не договорились о компетентном органе в течение 60 дней после поступления соответствующего предложения, то любая сторона может обратиться к Генеральному секретарю Постоянного третейского суда в Гааге с просьбой назначить компетентный орган, который и сформирует состав арбитража (ст. 6-8). Как правило, арбитраж состоит либо из одного арбитра, либо из трех.
Также гибко решаются и все вопросы процедуры арбитражного разбирательства: место и язык арбитражного разбирательства; подача искового заявления, возражений по нему и представление доказательств по делу; порядок слушания дела; виды решений арбитража и правила их вынесения и пр. Например, место арбитражного разбирательства определяется сторонами; если стороны его не определили, то место разбирательства определяется арбитражем с учетом обстоятельств дела; если стороны определили город или страну, то арбитраж определяет конкретное место в пределах города, страны; независимо от места разбирательства арбитраж имеет право проводить слушания или осуществлять отдельные процессуальные действия в любом месте, которое он найдет надлежащим с учетом обстоятельств разбирательства (ст. 16). Подобная гибкость и многовариантность направлена на создание условий для быстрого и эффективного рассмотрения дела. ЮНСИТРАЛ кроме Арбитражного регламента разработал и Согласительный регламент, рекомендованный Генеральной Ассамблеей ООН 4 декабря 1980 г. Согласительная процедура в отличие от арбитражной, которая завершается вынесением обязательного решения, направлена на поиски компромиссного варианта решения, устраивающего обе стороны. Если компромисс не найден и примирение сторон не состоялось, ничто не мешает сторонам обратиться к арбитражному разбирательству. Однако члены согласительной комиссии (посредники) не могут быть арбитрами по тому же спору между теми же сторонами (ст. 19).
Рассмотренные регламенты так же, как и Типовой закон, не являются международными договорами и не имеют обязательной юридической силы. Они применяются только тогда, когда стороны прямо оговорили это в контракте. Однако их роль в сближении (гармонизации) арбитражной процедуры значительна, она может даже превосходить роль международных договоров и Типового закона. Частое обращение участников международных хозяйственных связей к регламентам для рассмотрения конкретных споров, особенно к Арбитражному регламенту ЮНСИТРАЛ в силу его высокого авторитета, приводит к формированию единообразной арбитражной процедуры рассмотрения международных коммерческих споров на практике.
В области международного коммерческого арбитража действуют несколько региональных международных договоров. Один из них - Конвенция о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества, подписанная в Москве 26 мая 1972 г. странами-членами СЭВ (Московская конвенция). Конвенция продолжает действовать и в настоящее время.
Главными отличительными особенностями Московской конвенции являются закрепление двух взаимосвязанных правил: об обязательности арбитражного рассмотрения споров и о подсудности.
Ст. 1 устанавливает обязательное рассмотрение споров между хозяйственными организациями стран-участниц Конвенции в арбитражном порядке с исключением подсудности таких споров государственным судам. Это расходится с основополагающим принципом международного коммерческого арбитража о добровольности арбитражного разбирательства: обязательной предпосылкой такого разбирательства является наличие соглашения сторон о передаче спора в арбитраж.
Правило об обязательности арбитражного рассмотрения сочетается с правилом об обязательной подсудности: компетентным арбитражным судом является суд при торговой палате страны-ответчика (ст. 2). И это положение расходится с общепринятой практикой, согласно которой стороны вольны в выборе арбитражного суда для передачи ему своего спора. Наличие в Конвенции оговорки, что стороны могут отступить от общего правила и передать спор в арбитражный суд при торговой палате третьей страны-участницы, смягчает общий императив, но ничего не меняет по существу. В результате, в арбитраже может рассматриваться международный коммерческий спор без наличия соглашения между сторонами спора и без их выбора конкретного арбитражного суда.
В советское время Московская конвенция имела широкое применение: на ее основе рассматривались все внешнеэкономические споры между организациями стран-членов СЭВ. В настоящее время указанные особенности Конвенции, серьезно расходящиеся с общепринятыми принципами международного коммерческого арбитража, делают ее применение сомнительным (Венгрия, Польша и Чехия денонсировали ее). Тем не менее юридически она сохраняет свое действие. В рамках СНГ 20 марта 1992 г. в г. Киеве было подписано Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (вступило в силу 8 апреля 1993 г.)1. В целом Соглашение не может быть отнесено к международным актам, направленным на унификацию международного арбитражного процесса. Оно решает комплекс вопросов, связанных с рассмотрением любых хозяйственных споров между «хозяйствующими субъектами» стран СНГ не только в арбитраже, но и в государственных судах общей юрисдикции, и в государственных арбитражных судах. Что касается коммерческого арбитража, то Соглашение так же, как и Московская конвенция исходит из возможности арбитражного разбирательства без соглашения между сторонами спора о передаче его в арбитраж и без выбора ими конкретного арбитража. В нем сформулирован ряд правил, определяющих компетентный суд, но стороны могут выбрать компетентный суд и по письменной договоренности между ними (ст. 4). Соглашение содержит широкий круг коллизионных норм, определяющих применимое право к рассматриваемым хозяйственным спорам (ст. 11); правила оказания взаимной правовой помощи, а также нормы о признании и принудительном исполнении судебных решений.
К региональным международным соглашениям в области арбитража относятся Межамериканская конвенция о международном коммерческом арбитраже, заключенная в Панаме 30 января 1975 г.. Арабская конвенция о международном коммерческом арбитраже 1987 г.
Таким образом, рассмотренные международные документы создают ощутимую поддержку международному коммерческому арбитражу; их цель - создание национального арбитражного законодательства, определяющего юрисдикцию арбитража и процедуру разбирательства.
Важным направлением международно-правового регулирования коммерческого арбитража является создание правовой основы для признания и исполнения решений, вынесенных арбитражем на территории одного государства, на территории другого государства (иными словами, иностранных арбитражных решений). Принудительное исполнение решения иностранного арбитража в случае уклонения стороной от его добровольного исполнения имеет особую значимость для участников международного хозяйственного оборота, но оно сталкивается с большими сложностями. Эта проблема в значительной мере решается с помощью международного права. Существует специальная конвенция по данной проблеме, но, кроме того, практически в любом международно-правовом акте по международному коммерческому арбитражу есть статьи, предусматривающие признание и исполнение иностранных арбитражных решений.
10 июля 1958 г. на конференции ООН в Нью-Йорке была принята Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. Нью-Йоркская конвенция пользуется большим признанием, в ней участвует более 100 государств. Россия в порядке правопреемства СССР является участницей с 10 августа 1960 г. На территории России она действует с оговоркой, что в отношении решений, вынесенных на территории государств, которые не являются участниками Конвенции, ее правила будут применяться лишь на условиях взаимности.
Нью-Йоркская конвенция обязывает государства признавать и исполнять иностранные арбитражные решения так же, как и решения собственных арбитражей. Подробный ее анализ будет дан ниже в 4 разделе настоящей главы. В целом Конвенция устанавливает довольно надежные гарантии для исполнения иностранных арбитражных решений, вынесенных не только в другой стране-участнице, но в любой иной стране, а также гарантии признания соглашений об арбитраже, исключающих споры из юрисдикции государственных судов-
Третьим направлением сотрудничества государств в рассматриваемой области является создание специализированных международных арбитражных центров для разрешения определенных видов коммерческих споров, представляющих повышенный интерес для развития международных торгово-экономических отношений. В частности, на основе Конвенции о разрешении инвестиционных споров между государствами и лицами иных государств был учрежден Международный центр по разрешению инвестиционных споров (МЦРИС). Конвенция была разработана под эгидой Международного банка реконструкции и развития, принята 18 марта 1965 г. и вступила в силу 14 октября 1966 г. (ее обычно называют Вашингтонской конвенцией). В ней участвует более 100 государств. Россия подписала ее, но пока не ратифицировала.
МЦРИС - уникальный постоянно действующий арбитражный орган, созданный в форме организации, обладающей международно-правовой правосубъектностью (ст. 18), со своей специальной юрисдикцией. Центр разрешает споры, отвечающие одновременно трем условиям: а) разрешаются только споры между государством-участником Конвенции и физическим или юридическим лицом другого государства-участника Конвенции; б) спор должен быть инвестиционным, то есть правовой спор, возникающий непосредственно из инвестиций; в) необходимо наличие соглашения в письменной форме, заключенного между сторонами спора, о передаче его на рассмотрение в Центр (ст. 25). Конвенция не предусматривает обязательной передачи инвестиционных споров в Центр.
Вашингтонская конвенция устанавливает два механизма разрешения инвестиционных споров: примирительную процедуру и арбитражную процедуру. Они не соподчинены между собой: стороны спора вправе избрать любую из них, либо использовать обе процедуры. Отличительной чертой Конвенции является то, что она обеспечивает создание относительно законченной системы арбитражного процесса. В ней содержатся нормы, регулирующие порядок формирования арбитражного суда для рассмотрения конкретного спора; нормы, определяющие его компетенцию, а также соотношение его компетенции с компетенцией национальных судов; нормы, решающие вопросы выбора применяемого права; нормы, устанавливающие порядок признания и исполнения арбитражных решений, вынесенных в соответствии с Конвенцией и др.
Положения об арбитраже содержат многие двусторонние договоры с участием России. Это - торговые договоры, договоры об экономическом и научно-техническом сотрудничестве, договоры об оказании взаимной правовой помощи. За последнее время Россия стала участницей значительного числа двусторонних соглашений о взаимной защите иностранных инвестиций. Все они содержат норму о том, что споры между иностранным инвестором и принимающим государством, касающиеся размера и порядка осуществления компенсации за принудительно изъятые капиталовложения, разрешаются либо в арбитраже ad hoc, либо в каком-либо постоянно действующем арбитраже.
Таким образом, сложилась целая система межгосударственных договоров и иных международных актов, предусматривающих решение широкого комплекса вопросов, связанных с арбитражным рассмотрением коммерческих споров. С одной стороны, это свидетельствует о значимости коммерческого арбитража для развития международного торгово-экономического сотрудничества, а с другой, это способствует созданию надежно и эффективно функционирующей системы рассмотрения международных коммерческих споров.
20.3. Арбитражное соглашение
Одним из основополагающих принципов международного коммерческого арбитража является принцип добро» вольности обращения к арбитражному разбирательству. Арбитраж может принять дело к своему производству только при наличии согласия сторон об этом. Соглашение, выражающее согласованную волю сторон о передаче спора между ними в арбитраж, называется арбитражным соглашением.
Практике известны три вида арбитражных соглашений: арбитражная оговорка, третейская запись и арбитражный договор. Арбитражная оговорка - это соглашение сторон контракта, прямо включенное в текст, об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть в будущем из этого контракта. Третей» екая запись - это отдельное от контракта соглашение сторон об арбитражном разбирательстве уже возникшего между ними спора. Арбитражный договор - самостоятельное соглашение между сторонами об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть между ними в будущем или в связи с каким-то конкретным контрактом, или в связи с группой конкретных контрактов между ними, или даже в связи с сотрудничеством между ними в целом. Как правило, арбитражное соглашение независимо от вида должно быть составлено в письменной форме.
Третейская запись для сторон может быть более предпочтительной. Она заключается тогда, когда уже возникли разногласия и стороны достаточно определенно представляют, какой спор они передают на арбитражное разбирательство. Однако заключение третейской записи часто на практике трудно достижимо. Сторона, не исполнившая свои обязательства по контракту, может уклоняться от передачи спора в арбитраж, а у потерпевшей стороны чаще всего нет никаких средств, которые могли бы побудить ее дать согласие на обращение в арбитраж. Чаще всего арбитражное соглашение заключается в виде арбитражной оговорки, включаемой непосредственно в контракт. Тем самым стороны гарантируют возможность квалифицированного разбирательства спора и возможность принудительного исполнения арбитражного решения. Кроме того, включение в контракт арбитражной оговорки само по себе служит определенным дисциплинирующим фактором, и тем самым является своеобразным обеспечительным средством выполнения договорных обязательств.
Что касается третьего вида арбитражного соглашения в виде самостоятельного договора о порядке разрешения споров, которые могут возникнуть в будущем, то он в практике встречается редко. Такой договор заключается либо тогда, когда это требует внутреннее законодательство государства (речь идет о соглашении по одному контракту), либо когда между сторонами существуют устойчивые и разнообразные внешнеэкономические связи.
Все три вида арбитражных соглашений по своей сути ничем не отличаются, они представляют собой три формы одного и того же явления - соглашения сторон об арбитражном разбирательстве. Как правило, и внутреннее законодательство, и международные договоры не проводят никаких юридических различий между отдельными видами арбитражных соглашений, пользуясь одним термином «арбитражное соглашение». Так, в Нью-Йоркской конвенции 1958 г. устанавливается, что каждое государство-участник «...признает письменное соглашение, по которому стороны обязуются передавать в арбитраж все или какие-либо споры, возникшие или могущие возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным договором или иным правоотношением, объект которого может быть предметом арбитражного разбирательства» (п. 1 ст. 2). Как видно, в этом тексте просматриваются все три вида арбитражных соглашений и все они имеют одинаковую юридическую силу.
Таким образом, наличие арбитражного соглашения между сторонами коммерческого спора в том или ином виде является обязательным условием для их рассмотрения в арбитраже. Однако иногда юрисдикция арбитража основывается на правилах международного договора - арбитражного соглашения между государствами. Такой межгосударственный договор обязателен как для сторон коммерческого спора, так и для арбитражного органа, указанного в договоре. При наличии договора стороны не могут уклониться от передачи спора в арбитраж, и именно в тот арбитраж, который указан в договоре; с другой стороны, арбитраж не может отказать в рассмотрении спора, ссылаясь на отсутствие согласия сторон. В практике нашего государства есть два международных договора, устанавливающих обязательную юрисдикцию арбитража, которые уже назывались выше: Московская конвенция 1972 г. и Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, заключенное государствами-участниками СНГ в 1992 г. Так, согласно Московской конвенции хозяйственные споры между организациями стран-участниц Конвенции подлежат рассмотрению в арбитражном порядке и компетентным арбитражным судом будет арбитражный суд при торговой палате страны ответчика. Следовательно, если в процессе экспортно-импортных операций между российским и болгарским предприятиями возникли разногласия, которые не урегулированы путем переговоров, то истец - болгарское предприятие - обязан обратиться с иском к российскому предприятию-ответчику в Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ, а последний обязан рассмотреть этот спор независимо от того, было ли на это согласие сторон 1.
Правда, стороны могут договориться о передаче спора в арбитраж при торговой палате третьего государства-участника Конвенции. Но если такого соглашения нет, то действует правило об обязательной юрисдикции арбитража страны ответчика.
В Соглашении 1992 г. правила подсудности хозяйственных споров иные, но из них также вытекает возможность принудительной юрисдикции арбитража, то есть арбитражного разбирательства без арбитражного соглашения между сторонами спора. Как уже указывалась, Соглашение пользуется общим термином «компетентные суды», который объединяет «суды, арбитражные (хозяйственные) суды, третейские суды». Следовательно, «компетентный суд» охватывает как государственные, так и негосударственные (коммерческие) арбитражные суды.
Подсудность хозяйственных споров между субъектами, которые находятся в разных государствах-участниках СНГ, определена в ст. 4. Согласно п. 1 суды будут компетентны, если на их территории: ответчик имеет постоянное место жительства в момент предъявлений иска; или ответчик осуществляет хозяйственную деятельность; или исполнено (должно быть исполнено) договорное обязательство; или имело место действие, послужившее основанием для требования о возмещении вреда; или истец имеет постоянное место жительства по иску о защите деловой репутации; или находится контрагент-поставщик (подрядчик) по спору о заключении, изменении и расторжении договора.
Вместе с тем, п. 2 этой статьи предусматривает возможность рассмотрения спора судом любого другого государства-участника, если имеется письменное соглашение сторон о передаче спора этому суду. Как видим, п. 2 закрепляет общепринятое право сторон заключать арбитражное соглашение о выборе арбитража по собственному усмотрению. Но если такого соглашения нет, то автоматически применяются правила об обязательной юрисдикции, предусмотренной в п. 1 рассматриваемой статьи. И тогда согласия ответчика на арбитражное разбирательство не требуется.
Подобная специфика механизма рассмотрения хозяйственных споров в райках СНГ имеет практическое объяснение. Многие хозяйствующие субъекты существовали и действовали еще в рамках СССР. В тот период хозяйственные споры между ними независимо от того, на территории какой республики они находились, рассматривались в обязательном порядке государственными арбитражами по правилам подсудности, установленным в советском законодательстве. Причем институт арбитражных соглашений не существовал вообще. После распада СССР возникли хозяйственные споры между субъектами, которые оказались на территории самостоятельных государств. И многие участники таких споров фактически были лишены права на арбитражное разбирательство и, следовательно, на защиту своих субъективных прав только потому, что формально в их хозяйственных договорах отсутствовала арбитражная оговорка, а заключить третейскую запись не представлялось возможным. Принятие Соглашения создало юридическую основу рассмотрения подобных споров и без наличия арбитражного соглашения, что соответствовало сложившейся традиции и имело важное практическое значение. Не исключено, что по мере совершенствования хозяйственных отношений в рамках СНГ, данное Соглашение может быть пересмотрено.
Арбитражное разбирательство международных коммерческих споров без наличия арбитражного соглашения предусмотрено в договорах, заключаемых Россией с иностранными государствами о взаимной защите иностранных инвестиций. Так, например, в межправительственном Соглашении между Российской Федерацией и Венгерской Республикой о поощрении и взаимной защите капиталовложений, заключенном 6 марта 1995 г., устанавливается общее правило, что споры между инвестором и принимающей Договаривающейся стороной, возникающие в связи с капиталовложением, должны рассматриваться путем переговоров. Но если в течение 6 месяцев спор таким образом не будет решен, то инвестор имеет право передать спор на рассмотрение одному из трех арбитражей: арбитраж принимающего Договаривающегося государства (правда, инвестор не обязательно должен обращаться в арбитраж, он может передать спор компетентному суду общей юрисдикции этого государства); Арбитражный институт Стокгольмской торговой палаты; или арбитраж ad hoc, создаваемый в соответствии с Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ (ст. 8)1.
Аналогичный порядок предусмотрен и в Соглашении с Правительством Королевства Швеции о поощрении и взаимной защите капиталовложений, заключенном 19 апреля 1995 г. Правда, в нем инвестору предоставляется только один вариант: обращение в арбитраж ad hoc, создаваемый в соответствии с Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ (ст. 8)2,
В обоих договорах передача инвестиционного спора в арбитраж не ставится в зависимость от арбитражного соглашения между сторонами спора. Инвестор обращается к арбитражному разбирательству по собственной инициативе, а арбитраж, указанный в международном договоре, обязан принять такой спор к своему производству, не спрашивая согласия на это второй стороны.
Правда, следует отметить, что такая обязанность арбитража предопределяется международным договором, который имеет юридическую силу только на территории государств-участников договора. Поэтому невозможно представить, каким образом инвестор по собственной инициативе без согласия принимающего государства сможет передать свой инвестиционный спор в Арбитражный институт Стокгольмской торговой палаты, как это следует из российско-венгерского соглашения. Для него подобный договор не имеет никакой юридической силы, а согласно шведскому праву он принимает для рассмотрения споры лишь при наличии арбитражного соглашения между сторонами спора. Рассматриваемые положения российско-венгерского соглашения (подобные положения встречаются и в других соглашениях о защите иностранных инвестиций) следует толковать следующим образом: ответчиком инвестиционного спора является принимающее государство, которое одновременно является стороной международного договора и обязано выполнять его положения; поэтому принимающее государство обязано дать согласие на рассмотрение спора тем арбитражем, который выберет инвестор.
Понятно, что указанный порядок установлен для дополнительной защиты более слабой стороны (инвестор - это частное лицо, а ему противостоит иностранное государство). Однако такой подход не является общепризнанным. Например, участие в Вашингтонской конвенции 1965 г. не означает обязательности рассмотрения инвестиционных споров между государством-участником Конвенции и частным инвестором другого государства-участника в арбитражном Центре, созданном на основе Конвенции. Напротив, в качестве непременного условия передачи спора в Центр требуется наличие соглашения об этом между сторонами спора.
Таким образом, принцип добровольности обращения в арбитраж, который выражается в наличии соглашения сторон об избрании этого способа разрешения споров, является основополагающим положением. Иной порядок устанавливается государствами в силу различных причин в международных договорах. Такие договоры обязательны для сторон международного коммерческого спора и для соответствующих арбитражных органов. Может ли Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ отказать в принятии иска от венгерской компании по инвестиционному спору с Правительством РФ на том основании, что между сторонами нет соглашения об обращении в этот суд, что требуется Законом РФ о международном коммерческом арбитраже? Ответ должен быть отрицательным. Несмотря на то, что Торгово-промышленная палата является общественной организацией, она и ее органы, в том числе МКАС, обязаны соблюдать международные договоры с участием России (п. 4 ст. 15 Конституции РФ).
Арбитражное соглашение, неся на себе бремя основополагающего принципа, порождает целый ряд юридических вопросов. Прежде всего, принципиальной особенностью арбитражного соглашения является его юридическая автономность по отношению к контракту, в связи с которым у сторон возникли разногласия. Это означает, что судьба арбитражного соглашения, его юридическая действительность не зависит от действительности основного контракта. Особую значимость это положение приобретает, когда арбитражное соглашение включено непосредственно в текст контракта в виде арбитражной оговорки. Признание основного контракта недействительным автоматически вело бы к недействительности любой его части, в том числе и арбитражной оговорки. В результате, стороны лишались бы самого права на независимое арбитражное разбирательство разногласий между ними, в том числе и по вопросу о действительности контракта и обязательств из него вытекающих.
Сложившееся в международной практике положение о юридической автономности арбитражного соглашения преодолевает указанное противоречие и обеспечивает право участников международных торгово-экономических связей на арбитражную защиту их законных прав и интересов. Юридическая автономность арбитражного соглашения наряду с принципом добровольности арбитражного разбирательства также является основополагающим принципом международного коммерческого арбитража. Следовательно, любое арбитражное соглашение, в том числе и включенная в текст международного коммерческого контракта арбитражная оговорка, рассматривается независимо от основного контракта, а признание контракта недействительным не ведет к аннулированию арбитражного соглашения и не лишает арбитра права рассмотреть все спорные вопросы, связанные с недействительностью контракта, и вытекающие из этого последствия.
Этот принцип получил закрепление в нормативных актах (международных и национальных), нашел отражение в арбитражных решениях. Так, ч. 2 ст. 16 Российского закона о международном коммерческом арбитраже установлено, что «...арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависящее от других условий договора. Решение третейского суда о том, что договор ничтожен, не влечет за собой в силу закона недействительность арбитражной оговорки».
Более того, признание юридической самостоятельности арбитражных соглашений привело к формированию коллизионных норм, определяющих по законам какого государства должны рассматриваться все спорные вопросы, связанные исключительно с арбитражными соглашениями. Чаще всего предусматривается отсылка либо к праву, которое выбрали стороны (lex voluntaris), либо к праву, которое регулирует основной договор (lex causae), либо к праву государства, на территории которого вынесено решение (lex loci arbitri).
Например, согласно ст. 36 Российского закона о международном коммерческом арбитраже недействительность арбитражного соглашения может быть признана «...по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону страны, где решение было вынесено...». Точно также решен этот вопрос в Нью-Йоркской конвенции 1958 г. (п. 1 ст. 5) и в Европейской конвенции 1961 г. (ст. 9). Напротив, ст. 182 швейцарского Закона о международном частном праве предусматривает все три вышеперечисленные варианты: арбитражное соглашение признается действительным в соответствии с правом, избранным сторонами, при отсутствии такого выбора - в соответствии с правом, применимым к существу спора (в частности с правом основного договора), или швейцарским правом.
Из наличия арбитражного соглашения вытекают два важных процессуально-правовых последствия. Во-первых, арбитражное соглашение обязательно для сторон и они не вправе уклониться от передачи спора в арбитраж. Это приводит к исключению юрисдикции государственных судов по данному спору. Арбитражное соглашение лишает суд его юрисдикции. Если одна из сторон все же обратится в суд, то последний должен либо по собственной инициативе, либо по заявлению ответчика отказать в принятии искового заявления или прекратить уже начатое производство по делу. В равной степени это правило применяется и тогда, когда сторона арбитражного соглашения обращается с иском в арбитраж, но не в тот, который был согласован между сторонами.
Так, если стороны включили в контракт оговорку о рассмотрении споров в МКАС при ТПП РФ, а истец обращается с иском в Московский арбитражный суд, то последний обязан признать себя некомпетентным.
Взаимосвязь арбитражного соглашения и юрисдикции государственных судов подчеркивается и в международных актах, и в национальном законодательстве. Так, согласно Нью-Йоркской конвенции 1958 г. суд при наличии арбитражного соглашения должен «направить стороны в арбитраж», но при соблюдении ряда условий: если иск касается вопроса, по поводу которого стороны заключили соглашение; если любая из сторон просит об этом; и, если суд не найдет, что арбитражное соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено (п. 3 ст. 2). Подобные правила содержатся и в Европейской конвенции 1961 г., и в Типовом законе о международном коммерческом арбитраже 1985 г. Причем в Типовом законе есть существенное дополнение: решение судом всех этих вопросов никоим образом не препятствует арбитражу начать арбитражное разбирательство, продолжить, закончить его и вынести решение по делу (п. 2 ст. 8).
Рассмотренные положения закреплены и в российском законодательстве. В ст. 8 Закона о международном коммерческом арбитраже предусматривается, что «Суд, в который подан иск по вопросу, являющемуся предметом арбитражного соглашения, должен, если любая из сторон попросит об этом не позднее представления своего первого заявления по существу спора, прекратить производство и направить стороны в арбитраж, если не найдет, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено».
Второе процессуальное последствие наличия арбитражного соглашения связано с компетенцией арбитража: арбитраж не должен выходить за рамки полномочий, возложенных на него сторонами соглашения. Общая компетенция арбитража устанавливается законами соответствующего государства, международными договорами, регламентами институционных арбитражей. Однако, при рассмотрении каждого конкретного спора сформированный сторонами арбитраж (коллегия арбитров или единоличный арбитр) прежде всего должен вынести решение по вопросу о своей компетенции рассматривать данный спор. В пределах установленной законом общей компетенции решение арбитров о своей компетенции по конкретному спору должно быть основано на арбитражном соглашении. Такое решение выносится как по инициативе арбитров, так и при наличии возражений сторон относительно наличия, содержания и действительности арбитражного соглашения.
Компетенция арбитража может быть рассмотрена и в ходе арбитражного разбирательства по заявлению любой стороны о выходе какого-либо вопроса за пределы его компетенции.
Правда, следует обратить внимание на то, что решение арбитража о своей компетенции независимо от того, на какой стадии разбирательства оно выносится, не является окончательным. Мировая арбитражная практика придерживается следующих правил: во-первых, любая сторона может обжаловать решение арбитража о компетенции в суд общей юрисдикции того государства, на территории которого выносится решение (правда, обращение в суд, как правило, не останавливает арбитражного процесса: арбитраж может продолжать разбирательство и вынести решение по существу спора); и, во-вторых, выход арбитража за пределы полномочий, установленных арбитражным соглашением, является общепринятым основанием для отказа в признании и приведении в исполнение арбитражного решения.
Эти правила зафиксированы в Российском законе о международном коммерческом арбитраже (ст. 16,34,35), в Нью-Йоркской конвенции 1958 г. (ст. 5, п. 1-е), в Европейской конвенции 1961 г. (ст. 10, п. 1-е) и в других актах.
Арбитражное соглашение должно быть заключено в письменной форме. Так, Нью-Йоркская конвенция 1958 г., предусматривает признание только письменных арбитражных соглашений и уточняет, что термин «письменное соглашение» включает арбитражную оговорку в договоре или арбитражное соглашение, подписанное сторонами или содержащееся в обмене письмами или телеграммами (п. 3 ст. 2). Менее жестко к форме арбитражного соглашения подходит Европейская конвенция 1961 г. К формуле, закрепленной в Нью-Йоркской конвенции, она добавляет, что в отношении между государствами, в которых ни один из законов не требует письменной формы для арбитражного соглашения, признается «всякое соглашение, заключенное в форме, разрешенной этими законами» (п. 2-а ст. 1).
Различия во внутреннем праве разных государств, особенно по вопросу о допустимости устной формы арбитражных соглашений, а также нечеткие и неконкретизированные формулировки международных договоров порождали многочисленные проблемы, связанные с толкованием и признанием действительными арбитражных соглашений. Решению их может способствовать Типовой закон о международном коммерческом арбитраже, положения которого носят более конкретный характер и соответствуют складывающейся арбитражной практике.
В п. 2 ст. 7 Закон закрепил общее правило: «Арбитражное соглашение заключается в письменной форме». Затем предусмотрены те условия, при наличии которых «соглашение считается заключенным в письменной форме»:
- если оно содержится в документе, подписанном сторонами; или
- заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения; или
- заключено путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает; или
- в договоре содержится ссылка на документ, содержащий арбитражную оговорку (например, на Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ, или на какие-либо общие условия и пр.), но при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает упомянутую оговорку частью договора2. Эти правила содержатся и в Российском законе о международном коммерческом арбитраже (ст. 7).
Содержание арбитражного соглашения зависит от воли сторон: они сами определяют, из каких элементов оно будет состоять. Как правило, арбитражное соглашение состоит из следующих элементов:
- выбор арбитражного способа рассмотрения спора (можно использовать формулировку «с исключением подсудности общим судам, или судам общей юрисдикции, или государственным судам»);
- выбор вида арбитража: институционный арбитраж или арбитраж ad hoc. Если стороны решили выбрать институционный арбитраж, то следует указать его точное наименование, например. Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации или Арбитражный институт Стокгольмской торговой палаты или Лондонский международный третейский суд и др. Без точного наименования избранного арбитража едва ли будет признано действительным арбитражное соглашение. Например, указание, что спор будет передаваться на рассмотрение в арбитраж в Москве, делает арбитражное соглашение недействительным, так как в Москве существует множество институционных арбитражей как государственных, так и коммерческих;
- место проведения арбитража. Если избран институционный арбитраж, то указание места не обязательно, в этом случае разбирательство будет проходить по месту официальной резиденции, если арбитры с учетом обстоятельств дела не определили иное место. Если стороны обращаются к арбитражу ad hoc, то желательно договориться и указать место проведения арбитража (страна, город);
- выбор языка (языков) арбитражного разбирательства. При выборе институционного арбитража указание языка не обязательно. При отсутствии указания арбитраж будет вести разбирательство на своем национальном языке. При обращении к арбитражу ad hoc желательно выбрать и указать язык разбирательства. Вопрос о языке практически значим, поскольку существует общепризнанное правило, если сторона не владеет языком, на котором осуществляется арбитражное разбирательство, то она обеспечивает переводчика за свой счет;
- определение числа арбитров, которые будут рассматривать дело (как правило, три или один). Решение этого вопроса может иметь существенное значение при обращении к арбитражу ad hoc. Институционный арбитраж при отсутствии указания сторон будет решать его в соответствии со своим регламентом;
- порядок арбитражного разбирательства (порядок выбора, назначения и отвода арбитров, определение начала разбирательства и его порядок, процедура представления документов и других доказательств, форма разбирательства - устное или на основе документов и т. д.). В принципе, если стороны выбрали институционный арбитраж, то он осуществляет разбирательство в соответствии с законами своей страны и своим регламентом. Однако отличительной особенностью арбитража является почти не ограниченное право сторон (автономия воли) на установление процедуры разрешения споров. Поэтому абсолютное большинство норм, определяющих процедуру, носит диапозитивный характер и применяется только тогда, когда стороны не договорились об ином. Следовательно, стороны могут предусмотреть в арбитражном соглашении любое правило арбитражной процедуры, даже если они обращаются к институционному арбитражу. Ограничением такой свободы являются императивные нормы соответствующих законов и оговорка о публичном порядке, согласно которой стороны не могут установить такое процессуальное правило, которое нарушает публичный порядок страны, на чьей территории арбитраж осуществляет свою деятельность.
Если стороны передают спор арбитражу ad hoc, то непременно нужно определиться с арбитражной процедурой, так как у такого арбитража своего регламента нет. Здесь возможны несколько вариантов: либо достаточно подробное установление арбитражной процедуры в самом арбитражном соглашении, либо обращение к одному из типовых регламентов (например, Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ), либо обращение к регламенту какого-нибудь институционного арбитража. При этом стороны ограничены только публичным порядком страны, на чьей территории происходит арбитражное разбирательство. Но, если стороны не решат процедурные вопросы в арбитражном соглашении, это не значит, что их спор не будет рассмотрен. Назначенные ими арбитры (арбитр) будут руководствоваться такими процедурными правилами, какие сочтут подходящими;
- выбор права, которому подчиняется контракт, не обязательно включается в арбитражное соглашение, часто он решается в качестве самостоятельного условия контракта. Выбор права обращен не только к арбитражу. Прежде всего, он обращен к самим сторонам, так как указывает, по законам какого государства будут определяться права и обязанности сторон по контракту, независимо от того, возникнет ли потребность в арбитражном разбирательстве. Однако нет препятствий для решения этого вопроса и в арбитражном соглашении. Иногда стороны предпочитают, чтобы их спор рассматривался арбитражем не по законам какого-то конкретного государства, а либо по «справедливости» (ex aequo et bono), либо по обычаям международной торговли (lex mercatoria). В этом случае необходимо включить соответствующее указание в арбитражное соглашение.
Разумеется, стороны могут включить в арбитражное соглашение и любые другие вопросы. В практике часто используют различные типовые арбитражные оговорки. Типовые оговорки прилагаются к типовым арбитражным регламентам (например, типовая оговорка при обращении к Регламенту ЮНСИТРАЛ приведена на с. 599-600), типовые оговорки содержатся в регламентах институционных арбитражей. Существует практика соглашений между торговыми палатами или арбитражными ассоциациями разных стран, в которых сформулированы в качестве рекомендаций типовые арбитражные оговорки. Так, Торгово-промышленная палата РФ имеет подобные соглашения с соответствующими организациями Австрии, Бельгии, Индии, Италии, США, Японии.
Примером может быть соглашение между Торгово-промышленной палатой РФ, Американской арбитражной ассоциацией и Стокгольмской торговой палатой 1992 г. «Факультативная арбитражная оговорка для использования в контрактах в сфере российско-американской торговли и инвестирования» (подготовлено два варианта: полный текст и сокращенный). Оговорка носит рекомендательный характер и применяется только по соглашению между сторонами контракта. Она предусматривает передачу споров либо Арбитражному институту Стокгольмской торговой палаты, либо арбитражу ad hoc в соответствии с Арбитражным регламентом ЮНСИТРАЛ с местом разбирательства в Стокгольме.
20.4. Исполнение иностранных арбитражных решений
Одним из преимуществ международного коммерческого арбитража является наличие довольно разработанной системы признания и принудительного исполнения арбитражных решений, вынесенных на территории иностранного государства, называемых обычно иностранными арбитражными решениями. Уверенность участников международной торговли в возможности принудительного исполнения решений становится важным фактором повышения эффективности международного коммерческого арбитража.
Основу этой системы составляет Нью-Йоркская конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. Но и в других арбитражных конвенциях есть нормы, предусматривающие признание и исполнение арбитражных решений. Такие нормы есть, например, в Европейской конвенции 1961 г., в Московской конвенции 1962 г., в Вашингтонской конвенции 1965 г., в Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, 1992 г., в Соглашении о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств-участников Содружества 1998 г. Нормы об исполнении арбитражных решений могут встречаться в межгосударственных торговых договорах, в договорах об оказании правовой помощи и некоторых других.
В более чем ста государствах исполнение иностранных арбитражных решений обеспечивает Нью-Йоркская конвенция. Согласно Конвенции под «иностранным арбитражным решением» понимается решение, вынесенное на территории государства иного, чем то государство, где испрашивается признание и приведение его в исполнение (ст. 1). Как видим, Конвенция для определения «иностранное™» арбитражного решения использует только один критерий: место его вынесения. Решение будет иностранным, если оно вынесено на территории иностранного государства. Причем, это положение в равной степени относится к решениям институционных арбитражей и арбитражей ad hoc.
Однако в связи с тем, что во внутреннем праве государств встречаются иные подходы к определению «иностранности» арбитражных решений (например, в ФРГ к иностранным решениям относятся и решения, вынесенные на территории ФРГ тогда, когда они были вынесены с соблюдением иностранных процессуальных норм), то в рассматриваемой ст. 1 содержится дополнительное правило: под иностранное подпадает и решение, которое не считается внутренним в том государстве, где оно исполняется.
Особенностью Нью-Йоркской конвенции является то, что она предусматривает исполнение иностранных арбитражных решений независимо оттого, входит ли государство, на территории которого оно вынесено, в круг ее участников. Благодаря этому территориальная сфера действия Конвенции значительно шире формального количества государств-участников. Фактически, Конвенция создает возможность исполнения арбитражного решения, вынесенного на территории любого из существующих государств.
Правда, государство при присоединении может сделать оговорку, ограничивающую возможность применения правового режима Конвенции к решениям, которые вынесены на территории государства, не являющегося ее участником. Такую оговорку сделал СССР. Так как Россия не сделала никакого заявления по этому поводу, то оговорка сохраняет свою силу. В соответствии с ней РФ применяет «положения настоящей Конвенции в отношении арбитражных решений, вынесенных на территории государств, не являющихся участниками Конвенции, лишь на условиях взаимности». При признании и исполнении арбитражных решений, вынесенных на территории Договаривающихся государств, установление взаимности не обязательно: она презюмируется Конвенцией. Взаимность может быть:
- договорной, при которой обязанность исполнения решений вытекает из какого-либо другого договора России с соответствующим государством (например, из торгового договора);
- фактической, при которой Россия обеспечивает исполнение решений, вынесенных на территории государства, не участвующего в Нью-Йоркской конвенции, если оно в свою очередь обеспечивает исполнение решений, вынесенных на российской территории.
Содержание Нью-Йоркской конвенции заключается в том, что она обязывает договаривающиеся государства признавать иностранные решения как обязательные, приводить их в исполнение и создает для этого правовые основы. Они сводятся к следующему:
1 - государство признает и исполняет иностранные арбитражные решения в соответствии со своим процессуальным правом; национальное право государства, где испрашивается исполнение определяет судебный орган, который компетентен исполнить решение, и правила такого исполнения;
2 - заинтересованная сторона обращается в компетентный орган государства, где испрашивается исполнение, с просьбой, совместно с которой подаются: а) должным образом заверенное подлинное арбитражное решение или должным образом заверенную его копию; б) подлинное арбитражное соглашение или должным образом заверенную его копию; в) перевод этих документов на официальный язык той страны, где испрашивается исполнение;
3 - в признании и исполнении арбитражного решения может быть отказано только по тем основаниям, которые изложены в ст. 5 Конвенции. Основания разделены на две группы: во-первых, основания, которые могут быть применены только по просьбе стороны, против которой вынесено решение, и если она докажет их наличие, и во-вторых, основания которые могут быть применены по инициативе компетентного органа, рассматривающего просьбу об исполнении.
Первая группа оснований связана, главным образом, с арбитражным соглашением. В признании и исполнении арбитражного решения может быть отказано, если: а) арбитражное соглашение недействительно, или б) решение арбитража вышло за пределы арбитражного соглашения, или в) состав арбитража и арбитражный процесс не соответствовали арбитражному соглашению, Кроме того, в этой группе есть еще два основания, по которым можно отказать в исполнении решения: г) если сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения (иначе говоря, нарушены процессуальные права этой стороны, в частности ее право на равное участие в арбитражном разбирательстве); д) если решение не стало окончательным (например, оно было приостановлено или отменено компетентной властью страны, где решение было вынесено).
Во второй группе только два основания. Компетентная власть страны, в которой испрашивается исполнение, может отказать в этом, если найдет, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны, и, если признание и приведение в исполнение решения противоречит публичному порядку этой страны.
Европейская конвенция 1961 г. не содержит специальных правил о признании и приведении в исполнение арбитражных решений. Но в ней есть ст. 9, предусматривающая возможность 618 объявления арбитражного решения недействительным либо в том государстве, где решение было вынесено, либо в том государстве, по законам которого это решение было вынесено. Причем отмена решения будет являться причиной отказа в его признании или исполнении в других государствах (п. 1 ст. 9). Основания для отмены, предусмотренные в рассматриваемой статье Европейской конвенции, совпадают с основаниями отказа в признании и исполнении решения, которые должны быть доказаны стороной, против которой решение было вынесено, согласно ст. 5 Нью-Йоркской конвенции.
Соглашение СНГ о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, и дополнительное Соглашение 1998 г. несколько иначе решают вопрос о признании и исполнении арбитражных решений. Различия предопределены особенностями подхода к рассмотрению хозяйственных споров, о чем говорилось выше: во-первых, предусмотренный Соглашением порядок рассмотрения хозяйственных споров распространяется не только на коммерческие арбитражи, но и на государственные арбитражные суды и суды общей юрисдикции; во-вторых, Соглашение предусматривает обязательную юрисдикцию независимо от согласия сторон.
Соглашение различает признание решения от исполнения. Государства-участники СНГ взаимно признают вступившие в законную силу решения компетентных судов (ч. 1 ст. 7). Никакой дополнительной процедуры для признания Соглашение не предусматривает. Из этого можно предположить, что права и обязанности сторон, вытекающие из вступившего в законную силу решения, которое вынесено на территории одного государства, будут признаваться всеми заинтересованными лицами, а также органами власти и управления на территории любого другого Государства-участника без какого-либо решения или распоряжения со стороны компетентных органов.
Для исполнения решения предусматривается дополнительная процедура в виде подачи заинтересованной стороной ходатайства об этом. К ходатайству должны быть приложены следующие документы: должным образом заверенная копия решения, официальный документ о том, что решение вступило в законную силу, доказательства извещения другой стороны о процессе и исполнительный документ.
По просьбе стороны, против которой вынесено решение, компетентный суд по месту, где испрашивается исполнение, может отказать в исполнении по основаниям, предусмотренным в ст. 9 Соглашения. В отличие от Нью-Йоркской конвенции среди возможных причин для отказа отсутствуют причины, связанные с арбитражным соглашением. Суд может отказать в исполнении, если: 1 - существует вступившее в законную силу решение по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию, вынесенное компетентным судом одного из государств-участников Соглашения; 2 - в соответствии с правилами Соглашения спор разрешен некомпетентным судом; 3-другая сторона не была извещена о процессе; 4—истек трехгодичный срок давности для предъявления решения к принудительному исполнению1.
Так же, как и Нью-Йоркская конвенция. Соглашение возлагает бремя доказывания существования обстоятельств, препятствующих исполнению решения, на сторону, против которой решение было вынесено.
Исполнение иностранного арбитражного решения осуществляется в соответствии с процессуальным правом государства, на территории которого оно исполняется. В России порядок исполнения иностранных арбитражных решений регламентируют три нормативных акта: Закон о международном коммерческом арбитраже 1993 г., Гражданский процессуальный кодекс. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» от 21 июня 1997 г. и Указ Президиума Верховного Совета СССР «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» от 21 июня 1988 г. Между ними есть некоторые противоречия.
Согласно ст. 437 ГПК РФ порядок исполнения решений иностранных судов и арбитражей определяется международными договорами с участием РФ, однако решение может быть предъявлено к исполнению в течение трех лет с момента вступления его в силу. Следовательно, в этой статье предусмотрено два условия исполнения решений: во-первых, наличие договорной взаимности, то есть существование межгосударственного договора о взаимном исполнении решений, который и устанавливает конкретные условия такого исполнения, и, во-вторых, не истечение 3-летнего срока давности. Данные условия распространяются в равной степени и на судебные, и на арбитражные решения.
В Указе 1988 г., действие которого сохраняется и по настоящее время, содержатся правила, относящиеся непосредственно к арбитражным решениям. По существу Указ воспроизводит условия, предусмотренные в ГПК РФ: 1 - признание и исполнение возможно в отношении тех арбитражных решений, признание и исполнение которых предусмотрены соответствующим международным договором (абз. 1 ст. 11); 2 - решение нельзя признать и исполнить, если истек 3-летний срок давности (п. 5 ст. 5). Понятно, что основным договором, предусматривающим признание и исполнение арбитражных решений, является рассмотренная выше Нью-Йоркская конвенция.
Иначе решен этот вопрос в Законе 1993 г. о международном коммерческом арбитраже. Закон содержит раздел 8 «Признание и приведение в исполнение арбитражных решений». Особенностью раздела является то, что его положения применяются в равной степени как к арбитражным решениям по международным коммерческим спорам, вынесенным на территории России (независимо от того, является ли арбитраж институционным или арбитражем ad hoc), так и к иностранным арбитражным решениям, предъявляемым к исполнению в России.
Согласно ст. 35 Закона арбитражные решения, в том числе и иностранные, признаются на территории России обязательными. Признание решения, то есть признание прав и обязанностей сторон, вытекающих из него, не требует никакой специальной дополнительной процедуры. Сама статья приравнивает иностранное арбитражное решение к российскому. Для принудительного исполнения решения предусматривается дополнительная процедура: заинтересованная сторона должна обратиться с письменным ходатайством в компетентный суд. К ходатайству необходимо приложить следующие документы: 1-должным образом заверенное подлинное арбитражное решение или должным образом заверенную копию; 2 - подлинное арбитражное соглашение или подлинным образом заверенную его копию; 3 - должным образом заверенный перевод этих документов на русский язык.
Ст. 36 Закона устанавливает строго ограниченный круг оснований, по которым компетентный суд может отказать в признании или в приведении в исполнение арбитражного решения. Практически эти основания повторяют основания для отказа в признании и приведении в исполнение, предусмотренные Нью-Йоркской конвенцией 1958 г., участницей которой является Россия. К первой группе относятся основания, которые могут быть применены судом лишь по просьбе стороны, против которой решение вынесено, и если она представит суду соответствующие доказательства. В этой группе пять оснований:
1—если арбитражное соглашение недействительно (либо одна из сторон была недееспособна, либо оно недействительно по другим причинам в соответствии с законом страны, которому стороны это соглашение подчинили, или в соответствии с законом страны, где решение было вынесено);
2 — если нарушены процессуальные права стороны, против которой решение вынесено (например, она не была должным образом уведомлена о начале разбирательства, о необходимости назначения арбитра и пр.);
3—если решение не соответствует арбитражному соглашению (например, оно вынесено по спору, не предусмотренному в соглашении и пр.);
4—если состав арбитража или арбитражный процесс не соответствовали соглашению сторон или при отсутствии такого соглашения - закону страны, где состоялся арбитраж; 621
5 - если арбитражное решение не стало обязательным (одна из сторон обратилась с ходатайством об отмене решения в суд страны, где оно было вынесено, либо оно было отменено или его исполнение было приостановлено таким судом). Правда, если одна из сторон обратилось в суд страны, где решение было вынесено, с ходатайством об отмене, российский суд не обязательно должен отказать в исполнении: он вправе приостановить процесс по приведению в исполнение и отложить вынесение своего решения до тех пор, пока не будет окончательно рассмотрен в суде соответствующего государства вопрос о возможной отмене этого решения (п. 2 ст. 36 Закона).
Ко второй группе относятся основания, при наличии которых суд может отказать в признании или исполнении, по собственной инициативе. Их два: объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону РФ; признание или исполнение арбитражного решения противоречит публичному порядку РФ.
Как видим. Закон о международном коммерческом арбитраже среди условий признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений не предусматривает обязательного наличия международного договора между Россией и иностранным государством о признании и исполнении подобных решений. Нет в законе и условия, ограничивающего возможность предъявления к исполнению решения 3-мя годами с момента его вступления в силу. Налицо явное противоречие между Законом, с одной стороны, и ГПК РФ и Указом 1988 г., с другой.
На наш взгляд, в таком случае следует применять нормы Закона о международном коммерческом арбитраже. По отношению к Указу нормы Закона обладают приоритетом, так как закон имеет большую юридическую силу, нежели указ (не говоря уже о том, что Закон 1993 г. принят позднее Указа 1988 г.). Что касается связки ГПК РФ и Закона 1993 г., юридическая сила которых одинакова, то здесь следует отметить следующее: во-первых. Закон принят позднее Гражданского процессуального кодекса, а более поздние нормы обладают приоритетом; во-вторых, ГПК РФ является общим процессуальным законом, а Закон 1993 г., регламентирующий международный арбитражный процесс, носит специальный характер, а специальные нормы приоритетны по сравнению с общими. Таким образом, при определении порядка и условий признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений в настоящее время следует руководствоваться Законом о международном коммерческом арбитраже.
Другое дело, если международным договором, в котором участвует Россия, установлены условия признания и исполнения, отличающиеся от условий, предусмотренных в этом Законе, тогда будут применены правила такого договора, что прямо вытекает из п. 4 ст. 15 Конституции РФ (например, рассмотренные выше условия признания и исполнения решений по Соглашению о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности 1992 г.).
Закон о международном коммерческом арбитраже, предписывая обращаться для принудительного исполнения арбитражного решения с ходатайством в компетентный суд, не конкретизирует, какой суд РФ компетентен рассматривать такое ходатайство. Этот вопрос решен в Указе 1988 г.: ходатайство взыскателя о разрешении принудительного исполнения арбитражного решения рассматривается Верховным Судом республики в составе РФ, краевым, областным, городским судом, судом автономной области и судом автономного округа по месту жительства должника (если должник юридическое лицо - то по месту нахождения); в том случае, когда должник не имеет в России места жительства (нахождения), ходатайство рассматривается указанным судом по месту нахождения его имущества.
Одновременно Указ предусматривает ряд положений о конкретном порядке рассмотрения ходатайства и исполнения арбитражного решения. Он сводится к следующему:
- в ходатайстве должно быть указано: наименование взыскателя с указанием своего места жительства (нахождения), наименование должника с указанием его места жительства (нахождения), а также просьбу о разрешении принудительного исполнения;
- рассмотрение ходатайства происходит в открытом судебном заседании с извещением должника, неявка должника без уважительной причины не является препятствием для рассмотрения ходатайства;
- разрешение о принудительном исполнении или отказ в этом оформляется определением суда, копии которого в 3-х дневный срок направляются взыскателю и должнику;
- определение может быть обжаловано в вышестоящий суд в соответствии с процессуальным российским правом;
- на основании определения о разрешении принудительного исполнения взыскателю выдается исполнительный лист.
Кроме того, в ст. 11 Указа говорится о том, что перечень документов, которые прилагаются к ходатайству об исполнении, а также основания для отказа в разрешении принудительного исполнения определяются конкретным международным договором; если же конкретный договор не содержит таких правил, то эти вопросы будут решаться в соответствии со ст. 4 и 5 Нью-Йоркской конвенции. Эти положения могут быть применимы только в той мере, в какой они не противоречат Закону о международном коммерческом арбитраже.
Как уже рассматривалось выше, если в конкретном международном договоре, который в целом предусматривает исполнение арбитражных решений, но не содержит специальных правил по указанным вопросам, или если договора вообще нет, то
для решения этих вопросов следует обращаться к Закону о международном коммерческом арбитраже, а не к Нью-Йоркской конвенции, как того требует Указ 1988 г., так как Закон имеет преимущественную силу по отношению к последнему.
Правда, справедливости ради следует отметить, что установление приоритетности имеет больше формально-юридическое значение, нежели практическое, так как Закон 1993 г. и по вопросу о перечне документов, прилагаемых к ходатайству, и по вопросу об основаниях отказа в признании и исполнении арбитражных решений соответствует аналогичным правилам Нью-Йоркской конвенции.
Исполнительный лист, выдаваемый судом, вынесшим определение о разрешении принудительного исполнения арбитражного решения, передается службе судебных приставов по месту жительства (нахождения) ответчика либо по месту нахождения его имущества. В дальнейшем принудительное исполнение будет осуществляться по правилам исполнительного производства, установленным в Законе об исполнительном производстве. Исполнительный лист, выданный на основе иностранного арбитражного решения, может быть предъявлен к исполнению в течение трех лет с момента вступления решения в законную силу (п. 2 ст. 80 Закона).
20.5. Международный коммерческий арбитраж в России
Основными центрами рассмотрения международных коммерческих споров в России являются Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) и Морская арбитражная комиссия (МАК) при Торгово-промышленной палате РФ. Они действуют на основании Закона о международном коммерческом арбитраже от 7 июля 1993 гЛ Его положения применяются также и к арбитражу ad hoc, если место арбитража находится на территории Российской Федерации (ст. 1 Закона).
Закон был подготовлен на основе Типового закона о международном коммерческом арбитраже 1985 г. и с учетом положений международных договоров по арбитражу, в которых участвует Россия. Благодаря этому, предусмотренная Законом модель арбитража соответствует международным стандартам и отвечает существенным особенностям и тенденциям рассмотрения международных коммерческих споров на современном этапе. До принятия Закона 1993 г. арбитражный процесс обладал значительной спецификой, что порождало нежелание иностранных контрагентов обращаться к арбитражному разбирательству в Москве. Принятие нового законодательства на фоне политического и экономического реформирования России поднимает авторитет Москвы как важного центра по рассмотрению международных коммерческих споров.
Кроме системы арбитражей, созданных или создаваемых в соответствии с Законом 1993 г. исключительно для рассмотрения международных коммерческих споров, последние могут быть рассмотрены и другими арбитражными судами. Прежде всего, государственными арбитражными судами, действующими в соответствии с Федеральным конституционным законом «Об арбитражных судах в Российской Федерации» от 28 апреля 1995 г. и Арбитражным процессуальным кодексом от 5 мая 1995 г.2. К ним относятся: Высший арбитражный суд РФ, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов РФ (республик, краев, областей, городов федерального значения и пр.). Арбитражные суды предназначены для рассмотрения хозяйственных споров между российскими субъектами правоотношений.
Вместе с тем одновременно они в соответствии с п. 6 ст. 22 Арбитражного процессуального кодекса (далее - АПК) могут рассматривать подведомственные им споры с участием организаций и граждан РФ, а также иностранных организаций, организаций с иностранными инвестициями, иностранных граждан, лиц без гражданства, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Иначе говоря, они вправе рассматривать и международные коммерческие споры. Однако при этом наличие арбитражного соглашения сторон не является обязательным условием компетенции арбитражного суда по рассмотрению такого спора.
Ст. 212 АПК устанавливает компетенцию арбитражных судов по делам с участием иностранных лиц достаточно жестко при помощи определенного перечня критериев. Так, арбитражные суды рассматривают дела, если: 1 - ответчик находится, а гражданин имеет место жительства на территории РФ; 2 - филиал или представительство иностранного лица находится на территории РФ; 3 - ответчик имеет имущество на территории РФ; 4 - иск вытекает из договора, по которому исполнение должно иметь место на территории РФ; 5 - действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для предъявления требования о возмещении вреда, имело место на территории РФ; 6 - иск вытекает из неосновательного обогащения, имевшего место на территории РФ; 7 - истец находится на территории РФ по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации. Кроме того, арбитражный суд рассматривает дело и в том случае, когда есть соглашение между организацией или гражданином РФ и иностранным лицом о передаче спора между ними в арбитражный суд (п. 2-7 ст. 212 АПК). Как видим, наличие арбитражного соглашения рассматривается не как обязательное основание для признания юрисдикции арбитража, а как один из критериев определения юрисдикции наряду с другими критериями.
Объясняется такое положение сущностной характеристикой арбитражных судов. Они являются арбитражами только по названию, а по природе являются государственными судебными органами с законодательно закрепленной компетенцией.
Международные коммерческие споры могут также рассматриваться третейскими судами, создаваемыми в соответствии с Временным положением о третейском суде для разрешения экономических споров от 24 июня 1992 г. В данном Положении речь уже идет о действительно арбитражном процессе: обязательным условием его является наличие арбитражного соглашения между сторонами; стороны участвуют в формировании арбитража и в определении всей арбитражной процедуры. Поэтому в отличие от государственных арбитражных судов предусмотренные в Положении суды называются «третейскими судами».
Эти третейские суды как постоянно действующие (институционные), так и создаваемые для рассмотрения конкретного спора (ad hoc), предназначены для разрешения внутренних хозяйственных споров (ст. 1). Вместе с тем, из ч. 2 этой статьи следует, что они могут по соглашению сторон рассматривать споры и тогда, «когда хотя бы одна из сторон находится на территории другого государства либо является предприятием, организацией с иностранными инвестициями».
Третейские суды, созданные и создаваемые в соответствии с Положением, получили довольно широкое распространение в России. Они созданы, например, при Торгово-промышленной палате РФ, при Ассоциации банков РФ, при Союзе юристов, при Московской Межбанковской валютной бирже. Некоторые из них предусматривают в своих положениях и регламентах рассмотрение международных коммерческих споров как профильную деятельность. Примером может быть Третейский суд при Международном независимом институте международного права2.
Разумеется, основными центрами по рассмотрению международных коммерческих споров остаются МКАС и МАК при Торгово-промышленной палате РФ: у них накоплен богатый опыт по рассмотрению таких споров (МКАС является преемником Арбитражного суда при Торгово-промышленной палате СССР, который действовал с 1987 г. и был, в свою очередь, преемником Внешнеторговой арбитражной комиссии, созданной в 1932 г.3; МАК с момента своего создания в 1930 г. не переименовывалась и является преемником МАК при ТПП СССР; они имеют довольно высокий авторитет; в настоящее время правовая основа их деятельности соответствует мировой практике.
Их общей правовой базой, как уже указывалось, является Закон о международном коммерческом арбитраже. Кроме того, в качестве приложений к Закону даны два положения: Положение о МКАС при ТПП РФ и Положение о МАК при ТПП РФ. Каждый из них имеет свой регламент и положение об арбитражных расходах и сборах. Так, новый Регламент МКАС в соответствии с Законом 1993 г. утвержден Президентом Торгово-промышленной палаты РФ и действует с 1 мая 1995 г.
Юрисдикция арбитражного суда при ТПП РФ определяется двумя факторами, во-первых, соглашением сторон о передаче спора в арбитраж и, во-вторых, компетенцией суда, установленной Законом и другими нормативными актами.
В соответствии с общепринятой практикой и МКАС, и МАК рассматривают спор при наличии соглашения между сторонами об этом (п. 2 ст. 1 Закона)3. Однако в порядке исключения они принимают к своему рассмотрению споры и без соглашения сторон, если эти споры подлежат их юрисдикции в силу международных договоров с участием РФ, о чем подробно рассматривалось в разделе 20.3 настоящей главы. Закон предусматривает все три вида арбитражных соглашений: арбитражную оговорку, включенную в договор; самостоятельное арбитражное соглашение по спору, который уже возник (третейская запись), и самостоятельное соглашение по спорам, которые могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением, независимо от того, носило оно договорный характер или нет (п. 1 ст. 7).
Арбитражное соглашение должно быть заключено в письменной форме. К письменной форме приравнивается: 1 - документ, подписанный сторонами; 2 - обмен письмами, сообщениями с использованием любых средств электросвязи; 3 - обмен исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из Сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает (п. 2 ст. 7 Закона). Наличие арбитражного соглашения исключает компетенцию государственных судов, как общих, так и арбитражных.
Если, несмотря на наличие арбитражного соглашения подан иск в государственный суд, то он обязан прекратить производство и направить стороны в согласованный ими арбитраж. Однако обязанность суда обусловлена несколькими условиями: об этом должна быть просьба одной из сторон; просьба должна быть заявлена не позднее представления этой стороной своего первого заявления по существу спора; арбитражное соглашение должно быть действительным.
Эти правила нашли отражение в п. 2 ст. 87 АПК РФ, в котором предусматривается, что арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если есть соглашение между сторонами о передаче спора в третейский суд и если ответчик, возражающий о рассмотрении дела в арбитражном суде, заявит ходатайство о передаче спора в третейский суд не позднее своего первого заявления по существу спора. Любые возражения ответчика о несогласии с юрисдикцией арбитражного суда, заявленные после представления его объяснений по делу, арбитражным судом не принимаются 1.
По иному решен данный вопрос в гражданском процессуальном законодательстве: п. 6 ст. 129 ГПК РСФСР безусловно обязывает судью во всех случаях при наличии договора о передаче данного спора на разрешение третейского суда отказать в принятии искового заявления. Отметим, что сфера применения этого правила в настоящее время ограничена. Оно может быть применено только тогда, когда стороны договорились о передаче своего спора на рассмотрение третейского суда (институционного или ad hoc), создаваемого в соответствии с Временным положением о третейском суде 1992 г. Если же стороны предусмотрели передачу своих споров на разрешение в МКАС или МАК при ТПП РФ, или в международный коммерческий арбитраж ad hoc на территории России, или в международный коммерческий арбитраж в любом другом государстве, то судья обязан руководствоваться ст. 8 Закона о международном коммерческом арбитраже как нормой 1ех 8ре5{а1е8.
Вторым фактором, обусловливающим юрисдикцию международного коммерческого суда, является его компетенция; при наличии арбитражного соглашения арбитраж примет к рассмотрению не всякий спор, а только такой, который охватывается категориями споров, составляющих его компетенцию. Последняя определяется Законом о международном коммерческом арбитраже, положениями о МКАС и МАК, а также международными договорами. Общая компетенция арбитража устанавливается Законом о международном коммерческом арбитраже. Однако по существу компетенция, определенная Законом, относится лишь к МКАС (Положение о нем дословно повторяет соответствующую статью Закона и конкретизирует ее). Компетенция МАК носит специальный характер и определяется Положением о ней.
Согласно ст. 1 Закона и ст. 2 Положения МКАС компетентен рассматривать две группы споров. Первая, основная группа соответствует общепринятой мировой практике и определяется двумя критериями: предметным и субъектным. В МКАС можно передать споры, вытекающие из договорных и других гражданско-правовых отношений при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, то есть международные коммерческие споры. Дополнительный субъектный критерий уточняет, в каких случаях споры являются международными: если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей. Для определения «международности» споров Закон использует критерий, получивший широкое признание, - «место нахождения коммерческого предприятия в разных государствах».
По установившейся международной практике под местом нахождения предприятия понимается не только место нахождения административного центра или головного предприятия, но и филиалов, складов готовой продукции и т. д. Понятно, что одна фирма может иметь несколько коммерческих предприятий, в том числе в разных странах. В таком случае принимается во внимание то коммерческое предприятие, «которое имеет наибольшее отношение к арбитражному соглашению» (п. 3 ст. 1 Закона). Если сторона не имеет коммерческого предприятия (например, физическое лицо), принимается во внимание ее постоянное место жительства.
В результате возможны несколько вариантов, участников спора: между российским предпринимателем и иностранным, коммерческое предприятие которого находится за пределами России; между иностранными предпринимателями, коммерческие предприятия которых находятся за пределами РФ (причем в разных странах), хотя достаточно, чтобы одно из них имело предприятие за пределами России; и наконец, между российскими предпринимателями, если одно из них имеет коммерческое предприятие за рубежом. Положение о МКАС конкретизирует гражданско-правовые отношения, споры из которых могут быть предметом разбирательства. Это, в частности, отношения по: купле-продаже (поставке) товаров, выполнению работ, оказанию услуг, обмену товарами и (или) услугами, перевозке грузов и пассажиров, торговому представительству и посредничеству, аренде (лизингу), научно-техническому обмену, обмену результатами творческой деятельности, сооружению промышленных и иных объектов, лицензионным операциям, инвестициям, кредитно-расчетным операциям, страхованию, совместному предпринимательству и другим формам промышленной и предпринимательской кооперации.
Вторая группа споров выделяется только по субъектному составу - это споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на российской территории. Причем сюда включаются споры между самими субъектами, споры между их участниками и их споры с другими субъектами российского права. Так как Закон не указывает на характер споров данной группы (Положение о МКАС в отличие от споров первой группы их также не конкретизирует), то можно предположить, что арбитраж компетентен рассматривать любые споры между названными субъектами.
Закон о международном коммерческом арбитраже является общим законом, регламентирующим порядок рассмотрения международных коммерческих споров в России. Это не исключает наличие иных законодательных актов, которые могут запретить передачу в арбитраж каких-либо определенных споров, хотя они и соответствуют изложенным общим характеристикам. Данная ситуация предусмотрена в п. 4 ст. 1 Закона: «Настоящий Закон не затрагивает действия какого-либо другого закона Российской Федерации, в силу которого определенные споры не могут передаваться в арбитраж или могут быть переданы только в соответствии с положениями иными, нежели те, которые содержатся в настоящем Законе». Например, Патентный закон РФ 1992 г., устанавливает, что споры, связанные с защитой прав патентообладателей и авторов, могут рассматриваться в судах, в том числе в арбитражных судах и третейских судах, кроме споров, относящихся к компетенции Высшей патентной палаты (ст. 31). К таким спорам, например, относятся споры, связанные с отказом в выдаче патента (п. 8 ст. 21), или споры о размере компенсации в случае, когда в интересах национальной безопасности Правительство РФ разрешило использовать объект промышленной собственности без согласия патентообладателя (п. 4 ст. 13) и др.
Следовательно, МКАС будет компетентен рассматривать дела, связанные с защитой прав патентообладателя, при соответствии их критериям, предусмотренным в Законе о международном коммерческом арбитраже, кроме споров, относящихся к компетенции Высшей патентной палаты.
Компетенция МАК носит более узкий, специальный характер. Она так же, как и МКАС, полномочна рассматривать при наличии соглашения сторон споры, вытекающие из договорных и других гражданско-правовых отношений, но не любых, а возникших только из торгового мореплавания. Кроме того, в отличие от МКАС, субъектный состав спора не играет никакой роли при определении компетенции МАК. Она полномочна рассматривать споры между российскими и иностранными субъектами, споры только между российскими субъектами и споры только между иностранными субъектами. Этот момент прямо подчеркивается в Положении о МАК.
Положение дает примерный перечень отношений, споры из которых МАК может рассматривать. Среди них отношения: по фрахтованию судов, морской перевозке грузов и перевозке грузов в смешанном плавании (река-море); по морскому страхованию; по лоцманской и ледовой проводке, агентскому и иному обслуживанию морских судов; по спасанию на море; отношения, связанные с куплей-продажей, залогом и ремонтом морских судов и иных плавучих объектов и др. (ст. 2 Положения о МАК при ТПП РФ).
При разбирательстве конкретного дела сторона может заявить об отсутствии у арбитража (единоличного арбитра или коллегии арбитров) компетенции на рассмотрение этого дела. В таком случае арбитраж имеет право вынести постановление о своей компетенции независимо от того, по каким основаниям сторона возражает о компетенции, в том числе по любым возражениям относительно наличия или действительности арбитражного соглашения (ст. 16 Закона о международном коммерческом арбитраже).
Отметим несколько моментов, связанных с правом арбитража на вынесение решения о своей компетенции. Прежде всего, поскольку компетенция арбитража прямо связана с арбитражным соглашением. Закон впервые в российском праве закрепил общепризнанное в мировой практике правило об автономии, юридической самостоятельности арбитражного соглашения, существующего в виде арбитражной оговорки: при решении вопроса о компетенции арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависящее от других условий договора; признание договора ничтожным не влечет за собой в силу закона недействительность арбитражной оговорки (подробнее данное положение было рассмотрено в 4 разделе настоящей работы).
Далее, Закон установил несколько правил, касающихся заявления стороны об отсутствии компетенции. Предусмотрено два варианта заявлений: об отсутствии компетенции по делу в целом и о превышении арбитражем своей компетенции. В первом случае заявление стороны должно быть сделано не позднее представления возражений по иску; при этом назначение стороной арбитра не лишает ее права сделать такое заявление. Во втором случае, заявление должно быть сделано сразу же, как только вопрос, который по мнению стороны выходит за пределы компетенции, был поставлен в ходе разбирательства дела. Однако арбитраж может в обоих случаях принять заявление, сделанное с нарушением указанных сроков, если сочтет задержку оправданной.
Наконец, ст. 16 Закона устанавливает несколько правил, касающихся самого постановления арбитража о своей компетенции. Закон предусматривает два варианта постановлений. Арбитраж может вынести отдельное постановление по любому из указанных заявлений стороны как по вопросу предварительного характера, то есть либо до рассмотрения спора по существу, либо до рассмотрения того вопроса, в отношении которого было сделано заявление о компетенции. Но арбитраж может вынести такое постановление в решении по существу спора.
Постановление арбитража о своей компетенции не является окончательным. Оно может быть обжаловано заинтересованной стороной в суд общей компетенции, решение которого по данному вопросу будет окончательным, не подлежащим обжалованию. Если арбитраж постановил, что он обладает компетенцией в предварительном порядке, то любая сторона может обратиться в суд с просьбой решить вопрос о компетенции в течение 30 дней после получения уведомления об этом. Причем, пока вопрос решается в суде, арбитраж может продолжать разбирательство и вынести решение по существу спора.
Если постановление о компетенции включено в решение арбитража по существу, то несогласие стороной с компетенцией арбитража в целом или по конкретному вопросу является основанием для оспаривания в суде арбитражного решения (ст. 34).
Арбитражное разбирательство. Характерной особенностью арбитражного разбирательства является почти не ограниченное право сторон (автономия воли) по установлению процедуры разрешения спора. Этот принцип лежит в основе и Закона о международном коммерческом арбитраже, и регламентов МКАС и МАК при ТПП РФ. Абсолютное большинство норм, определяющих арбитражную процедуру, носит диапозитивный характер: они применяются только тогда, когда стороны не до' говорились об ином. Автономия воли сторон является решающей при:
- формировании состава арбитражного суда для рассмотрения спора (определение общего числа арбитров, выбор конкретных арбитров);
- определение процедуры ведения разбирательства спора (места, языка, даты начала разбирательства; порядка представления документов и других доказательств, подтверждающих исковые требования и возражения по иску; формы разбирательства - устное слушание или разбирательство на основе документов) и др.
Вместе с тем. Закон о международном коммерческом арбитраже содержит несколько императивных предписаний, направленных на беспристрастное, справедливое разрешение спора, которые должны соблюдаться неукоснительно. Это - своего рода принципы арбитражного процесса. Отметим некоторые из них.
Закон устанавливает требования, которым в обязательном порядке должны отвечать арбитры: беспристрастность, независимость и уровень квалификации, обусловленный соглашением сторон (ст. 12). Наличие обоснованных сомнений относительно соответствия арбитра этим требованиям является единственным основанием для его отвода. Лицо, к которому обратились в связи с его возможным назначением арбитром, равно как и уже назначенное арбитром, обязано сообщить о любых обстоятельствах, которые могут вызвать обоснованные сомнения относительно его беспристрастности или независимости. Другие императивные предписания направлены на обеспечение равноправия сторон в процессе. Ст. 18 устанавливает сам принцип равноправия: к сторонам должно быть равное отношение и каждой стороне должны быть представлены все возможности для изложения своей позиции. В ст. 24 конкретизируются обязанности арбитража, рассматривающего дело, в отношении сторон. Так, арбитраж обязан достаточно заблаговременно направлять сторонам уведомление о любом слушании и о любом заседании, которое намеревается проводить арбитраж для осмотра товара, другого имущества или документов; арбитраж обязан передавать все документы или информацию, предоставляемые одной стороной, другой стороне, а также передавать сторонам заключения экспертов или другие документы, имеющие доказательственное значение.
Во всех остальных случаях процедура арбитражного разбирательства может определяться соглашением сторон. Реально за отсутствием подобных соглашений процедура определяется нормами Закона о международном коммерческом арбитраже и регламентом, если арбитраж институционный (в частности, регламентами МКАС и МАК). Кроме того, при отсутствии соглашения сторон арбитраж с соблюдением положений Закона и своего регламента может вести арбитражное разбирательство таким образом, какой считает надлежащим (п. 2 ст. 19). Закон не предусматривает в подобных случаях обращения арбитража к общему гражданско-процессуальному законодательству, в частности, к действующему ГПК РСФСР.
Рассмотрим некоторые правила арбитражной процедуры на примере МКАС, применяемые при отсутствии соглашения сторон об ином. В обеспечении этих правил принимают участие такие органы МКАС, как Президиум МКАС, Председатель МКАС (заместители), Секретариат, возглавляемый ответственным секретарем.
Если стороны не договорились о передаче своего спора единоличному арбитру, то формируется арбитраж в составе трех арбитров. Каждая сторона назначает своего арбитра, а назначенные таким образом два арбитра выбирают третьего в качестве председателя состава арбитража (супер-арбитра). Для облегчения поиска сторонами арбитров Торгово-промышленная палата РФ утверждает список арбитров сроком на 5 лет (в настоящее время в списке более ста специалистов). Но этот список не является обязательным: в качестве арбитра может быть назначено лицо, не включенное в список, в том числе и лицо, имеющее иностранное гражданство (п. 1 ст. 11 Закона и п. 3 Регламента). Данное правило, соответствующее мировой практике, впервые включено в российское законодательство. Председатель арбитражного состава избирается двумя арбитрами из списка арбитров.
Арбитры могут быть назначены Председателем МКАС в двух случаях: 1 - по просьбе стороны (сторон), 2 - если ответчик не назначит своего арбитра в течение 30 дней с даты получения копии искового заявления или если назначенные сторонами арбитры не изберут супер-арбитра в течение 30 дней. Председатель МКАС делает назначение из списка арбитров.
Регламент МКАС предусматривает необходимость назначения запасных арбитров, включая супер-арбитра. Запасные арбитры назначаются по тем же правилам, что и основной состав. Запасные арбитры выполняют свои функции, если арбитры (арбитр) основного состава были отведены или не могут участвовать в разбирательстве дела по иным причинам.
МКАС проводит слушания дел в Москве. В случае необходимости арбитраж может проводить слушания и в другом месте на российской территории, которое он считает надлежащим (например, для заслушивания свидетелей, экспертов, для осмотра товаров и др.). По соглашению между сторонами слушания могут проводиться вне пределов Москвы, но на российской территории. В этом случае все дополнительные расходы возлагаются на стороны.
Слушание дела ведется на русском языке. По соглашению сторон разбирательство может проводиться на другом языке. Если сторона не владеет языком, на котором ведется разбирательство, то все расходы, связанные с переводом, несет сама сторона в том числе и тогда, когда услуги по переводу обеспечиваются арбитражем.
Арбитражное разбирательство начинается подачей искового заявления, в котором наряду с изложением фактических и правовых обстоятельств, обосновывающих исковые требования, истец должен обосновать компетенцию МКАС, назвать своего арбитра и запасного арбитра или заявить просьбу Председателю МКАС о их назначении. Ответственный секретарь МКАС направляет ответчику копию искового заявления и приложенных к нему документов и предлагает ему назначить арбитров. Сформированный состав арбитров проверяет готовность дела к слушанию. При необходимости он принимает дополнительные меры по подготовке дела (например, истребует от сторон дополнительные объяснения, документы и пр.), при этом он может давать поручения в связи с подготовкой дела ответственному секретарю.
Арбитраж проводит устное слушание дела. Стороны могут участвовать лично или через уполномоченных представителей. Неявка стороны, надлежащим образом извещенной о времени и месте слушания дела, не препятствует разбирательству и вынесению решения за исключением случая, когда неявившаяся сторона ходатайствует в письменной форме об отложении слушания дела по уважительной причине. Обеспечивается сохранение коммерческой тайны: слушание проводится при закрытых дверях, неучаствующие в процессе лица могут присутствовать только с согласия сторон и с разрешения состава арбитража; арбитры, докладчики и сотрудники секретариата обязаны не разглашать известную им информацию о спорах, разрешаемых в МКАС. По соглашению сторон разбирательство может проводиться без устных слушаний на основе только письменных материалов, но, если представленные материалы недостаточны для разрешения спора по существу, арбитраж может назначить устное слушание.
Регламент МКАС предусматривает участие в деле докладчика, который по каждому делу назначается Председателем МКАС из списка, утверждаемого Президиумом МКАС сроком на 5 лет. Пока не сформирован арбитражный состав по данному делу, докладчик выполняет поручения Председателя или ответственного секретаря МКАС, связанные с подготовкой арбитражного разбирательства. В дальнейшем он выполняет поручения сформированного арбитража, ведет протокол слушаний, присутствует на закрытых совещаниях арбитража.
Расходы, связанные с арбитражным разбирательством несут стороны. К расходам относятся: регистрационный сбор, арбитражный сбор, дополнительные расходы арбитража, издержки сторон. Арбитражные расходы и сборы, их размеры и порядок их уплаты и распределения между сторонами определены в Положении об арбитражных расходах и сборах, которое является приложением к Регламенту МКАС.
Регистрационный сбор обязан уплатить истец при подаче искового заявления (в настоящее время $ 500), до его уплаты иск не считается поданным. Регистрационный сбор засчитывается в сумму арбитражного сбора.
Арбитражный сбор - это сбор для покрытия общих расходов, связанных с деятельностью МКАС (в частности, гонорары арбитров, докладчиков, вознаграждение секретариата и пр.). Его сумма определяется в зависимости от цены иска (например, при цене иска до $ 10 000 арбитражный сбор равен $ 1400; при цене иска до $ 50 000 - 1400 плюс 5,6% от суммы выше 10 000 и т. д.). Арбитражный сбор уплачивается истцом авансом: до уплаты дело остается без движений. Впоследствии арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой вынесено решение, если стороны не договорились об ином. Если иск удовлетворен частично, то сбор возлагается на ответчика пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.
Дополнительные расходы - это особые издержки, которые МКАС несет в связи с разбирательством конкретного дела (например, издержки по проведению экспертизы, по вознаграждению переводчиков, командировочные расходы и пр.). Сумма дополнительных расходов определяется МКАС в зависимости от обстоятельств. МКАС может потребовать от сторон или от одной из сторон внесения авансовых платежей по таким расходам. Например, в случае участия в разбирательстве арбитра, назначенного стороной, проживающего вне места проведения заседаний арбитража, эта сторона должна внести аванс на оплату расходов по его участию в арбитражном разбирательстве (проезд, проживание и пр.); если такое лицо избрано председателем арбитражного состава, то аванс должна внести каждая сторона в равной доле. При завершении дела дополнительные расходы распределяются между сторонами так же, как арбитражный сбор.
Издержки сторон - это расходы, которые несут стороны в связи с разбирательством дела кроме указанных выше. Сторона, в пользу которой вынесено решение, может потребовать возложить на другую сторону возмещение понесенных ею разумных издержек, в частности, расходов, связанных с защитой своих интересов через юридических представителей.
Решения международного коммерческого арбитража. Арбитражное разбирательство прекращается либо вынесением решения по существу спора, либо вынесением постановления о прекращении разбирательства. Постановление о прекращении выносится в трех случаях: когда истец отказывается от своих требований, когда стороны договорились о прекращении производства и когда арбитры придут к выводу, что продолжение разбирательства стало ненужным или невозможным (п. 2 ст. 32 Закона).
Решение по существу спора выносится составом арбитров на закрытом совещании большинством голосов, если стороны не договорились об ином порядке (арбитр, не согласный с принятым решением, может изложить в письменном виде свое особое мнение). Решение выносится в письменной форме и подписывается единоличным арбитром или составом арбитров. Резолютивная часть решения может быть объявлена сторонам устно; мотивированное решение должно быть отправлено сторонам в срок, не превышающий 30 дней. В согласованный сторонами срок, а при отсутствии такого соглашения в 30-дневный срок с момента вынесения арбитражного решения любая сторона может просить арбитраж вынести дополнительное решение по требованию, которое было заявлено в ходе разбирательства, но в решении не было отражено. Арбитраж при согласии с просьбой должен в течение 60 дней вынести дополнительное решение.
Решение международного коммерческого арбитража по существу спора является окончательным, не подлежит обжалованию. Это - принципиальное положение, относящееся к характерным особенностям международного коммерческого арбитража в мировой практике. Российское право также следует этому принципу. Так, например. Регламент МКАС устанавливает, что решения МКАС исполняются сторонами добровольно в установленный в решении срок; если срок исполнения в решении не указан, то оно подлежит немедленному исполнению (ст. 44). Решение, не исполненное добровольно, подлежит принудительному исполнению в порядке, рассмотренном в предыдущем разделе.
Вместе с тем, Закон о международном коммерческом арбитраже предусматривает возможность отмены арбитражного решения по ограниченному кругу оснований, которые не связаны ни с существом рассмотренного спора, ни с вопросами применения права. Согласно ст. 34 Закона заинтересованная сторона может обратиться с ходатайством о его отмене. Такое ходатайство Закон рассматривает как исключительное средство оспаривания арбитражного решения.
Отмена решения входит в компетенцию судов общей юрисдикции, а именно: Верховного Суда республики в составе РФ, краевого, областного, городского суда, суда автономной области, автономного округа, на территории которого состоялся арбитраж. Ходатайство может быть заявлено стороной не позднее 3-х месяцев со дня получения ею арбитражного решения.
Решение может быть отменено лишь при наличии одного из оснований, исчерпывающий перечень которых дан в ст. 34 Закона. Они делятся на две группы: в первую входят основания, наличие которых должна доказать сторона, заявившая ходатайство; во вторую - основания, применяемые по инициативе суда. Основания для отмены практически совпадают с основаниями для отказа в принудительном исполнении арбитражного решения (при отказе в исполнении перечень оснований, входящих 637 в первую группу, шире, так как он включает основания, связанные с возможной отменой решения).
Первая группа оснований для отмены арбитражного решения связана либо с арбитражным соглашением, либо с процессуальными правами сторон. Так, решение подлежит отмене, если сторона, заявившая ходатайство докажет, что: арбитражное соглашение недействительно; или арбитраж вышел за пределы арбитражного соглашения (например, вынес решение по спору или по вопросу, не предусмотренному арбитражным соглашением); или арбитражный состав или арбитражная процедура не соответствует арбитражному соглашению. Решение подлежит также отмене, если ходатайствующая сторона докажет, что арбитраж не обеспечил ее право на равное участие в процессе (например, она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или не была уведомлена об арбитражном слушании).
Согласно второй группе оснований арбитражное решение подлежит отмене в двух случаях: объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства или решение противоречит публичному порядку Российской Федерации.
20.6. Международный коммерческий арбитраж за рубежом
Арбитражный суд Международной торговой палаты является одним из наиболее авторитетных центров по рассмотрению международных коммерческих споров. МТП - это международная неправительственная организация, членами которой являются главным образом национальные комитеты (торговые, торгово-промышленные палаты). Она расположена в Париже. Здесь же находится и штаб-квартира Арбитражного суда. Особый статус МТП как международной организации обусловил некоторую специфику Арбитражного суда при нем. Те основные качества института международного коммерческого арбитража, которые делают его привлекательным для участников международной коммерческой деятельности, как-то: отстраненность его от национальной судебной и правовой системы, право сторон по собственному усмотрению назначать арбитров, определять место, язык и процедуру разбирательства, - у Арбитражного суда МТП особенно выражены.
Порядок рассмотрения споров в Арбитражном суде МТП определяется его Регламентом, утверждаемом МТП. Последняя редакция Регламента действует с 1 января 1988 г. (Публикация МТП №477).
Арбитражный суд МТП создан для рассмотрения международных коммерческих споров. Ст. 1 Регламента предусматривает, что Арбитражный суд обеспечивает арбитражное рассмотрение коммерческих споров международного характера, но не конкретизирует, какие споры относятся к «международным». На практике признак «международности» толкуется широко как любой спор, каким-либо образом связанный с международной коммерческой деятельностью. В последнее время арбитраж достаточно часто принимал к своему рассмотрению и споры, не имеющие международного оттенка, что нашло отражение в действующей редакции Регламента. Ст. 1 дополнена правилом, что «Арбитражный суд может распространять свою юрисдикцию на коммерческие споры, не носящие международного характера, если его юрисдикция предусмотрена в арбитражном соглашении». Причем количество «внутренних» дел, рассматриваемых в арбитраже неуклонно растет. Одной из причин этого является рост популярности данного арбитражного института среди предпринимателей и юристов 1.
Обязательным условием юрисдикции Арбитражного суда МТП является наличие между сторонами арбитражного соглашения о передаче спора в этот арбитраж. Стороны могут обращаться к нему независимо от того, представлены ли их страны в МТП. В принципе, Регламент не устанавливает каких-либо жестких требований к форме соглашения. При отсутствии документальных подтверждений существования арбитражного соглашения важно, чтобы ссылка на МТП была достаточно определенна. Суд всегда примет дело к рассмотрению при наличии «недвусмысленной ссылки» на МТП. Суд также примет к рассмотрению спор без наличия арбитражного соглашения, если ответчик недвусмысленно даст согласие на проведение разбирательства, рассматривая обращение истца и согласие ответчика как арбитражное соглашение2.
При отсутствии указания сторон все вопросы по организации слушаний и сбору доказательств решаются по усмотрению арбитров при условии соблюдения им строгой конфиденциальности. Арбитры вправе самостоятельно решать, какие правила подходят к конкретному делу. Вместе с тем, такая свобода арбитров сочетается с определенным контролем за арбитражным процессом со стороны Арбитражного суда.
Арбитражный процесс начинается подачей искового требования в секретариат Арбитражного суда. Оно может быть подано через национальный комитет заявителя, либо непосредственно по месту нахождения Суда. Суд устанавливает prima facia (в порядке опровержимой презумпции) наличие арбитражного соглашения. Как и в любом международном коммерческом арбитраже, состав арбитров (единоличный арбитр или коллегия арбитров), сформированный для рассмотрения конкретного дела вправе выносить решение о своей компетенции. Но если одна из сторон оспаривает существование или действительность арбитражного соглашения, то Суд передает это соглашение на рассмотрение арбитров, если убедится, что есть достаточные основания для признания его существующим prima facia. Окончательное решение о компетенции примут арбитры (п. 3 ст. 8 Регламента).
Арбитров (единоличного арбитра) назначают стороны. Причем не существует никаких списков арбитров, которыми руководствовались бы стороны при назначении арбитров. Любой специалист, которому сторона доверяет, может быть арбитром без какого-либо согласования с Арбитражным судом. Если стороны (сторона) не назначили своих арбитров, включая супер-арбитра, то члены арбитражного состава назначаются Арбитражным судом. Суд, как правило, не назначает конкретных арбитров, а лишь решает, к какому национальному комитету следует обратиться, и запрашивает его рекомендацию. Правда, Суд имеет право и самостоятельно назначить арбитров (п- 6 ст. 2 Регламента). Суд может не согласиться с рекомендацией национального комитета, если считает, что предложенная кандидатура не обладает необходимыми профессиональными качествами и опытом в сфере международного коммерческого арбитража. В таком случае процедура повторяется до тех пор, пока будет предложена приемлемая кандидатура.
Арбитры, избранные сторонами, формально должны быть одобрены Судом, который требует кандидатов в арбитры сообщить обо всех известных им обстоятельствах, которые могут повлиять на их независимость (п. 7 ст. 2 Регламента). Причины, по которым Суд одобрил или отверг кандидатуру арбитров, не сообщаются.
Суд может вынести решение об отводе некомпетентных или недобросовестных арбитров и в процессе арбитражного разбирательства. В таких случаях процедура назначения арбитров повторяется.
До начала слушаний арбитры готовят акт о компетенции, в который включают перечень спорных вопросов, передаваемых на разбирательство, и основные процедурные правила его проведения. Акт подписывается сторонами и передается в Арбитражный суд для утверждения. Формально Суд должен утверждать акт о компетенции только тогда, когда одна из сторон откажется его подписать. На практике Суд проверяет этот акт и при наличии подписей сторон и дает рекомендации о необходимых поправках и изменениях. Суд не вмешивается в вопросы существа спора, его рекомендации касаются только процессуальных положений. Окончательное решение по предложенным поправкам и изменениям принимают арбитры (ст. 13 Регламента). Важную контрольную функцию выполняет Арбитражный суд МТП и при вынесении арбитражного решения по спору. Проект решения, подготовленный арбитрами (или единоличным арбитром), до его окончательного подписания передается в Арбитражный суд для его проверки. Согласно ст. 21 Регламента целью такой проверки является обеспечение возможности принудительного исполнения решения в той стране, где исполнение будет испрашиваться. При этом Суд не вправе вмешиваться в решение по существу, он проверяет лишь «процессуальное соответствие» решения. После утверждения Судом решение окончательно подписывается арбитрами и выдается сторонам. Данная функция Суда осуществляется достаточно эффективно: по статистике МТП лишь 0,5% всех вынесенных Арбитражным судом решений было отвергнуто национальными судами. Арбитражный суд играет также решающую роль при решении следующих вопросов:
- при определении места арбитражного разбирательства: если стороны не предусмотрели место проведения арбитража в соглашении. Суд вправе выбрать подходящее место проведения арбитражного разбирательства. Несмотря на то, что штаб-квартира Арбитражного суда МТП находится в Париже, более 80% всех заседаний проводится в других государствах. Решение считается вынесенным в месте проведения разбирательства;
- при продлении процессуальных сроков. Так, Суд устанавливает окончательные сроки для представления сторонами своих первоначальных доказательств и замечаний по арбитражному соглашению или по исковым требованиям; Суд устанавливает окончательные сроки для представления Суду акта о компетенции и проектов решений, которые могут быть при необходимости продлены Судом.
Естественно услуги Арбитражного суда МТП не бесплатны: стороны должны оплатить работу арбитров и нести все расходы, связанные с разбирательством дела. Арбитражные расходы обеспечиваются путем залога, вносимого сторонами до начала арбитражного разбирательства в равных долях. Окончательный расчет производится после вынесения решения.
Кроме Арбитражного суда при МТП создан механизм для рассмотрения споров в порядке согласительной процедуры. Ее порядок определяется Согласительным регламентом. При МТП создана Административная комиссия по согласительной процедуре, в которую подается просьба стороны о применении согласительной процедуры. Просьба стороны так же, как и исковое требование, может быть передана через национальный комитет, либо непосредственно в Комиссию (штаб-квартира МТП в Париже). Председатель Комиссии формирует согласительный комитет из трех членов, задачей которых является вынесение взаимоприемлемого для сторон спора решения.
Согласительная процедура не является обязательной стадией арбитражного разбирательства спора. Сторона может, не заявляя просьбы о согласительной процедуре, прямо обратиться к арбитражному рассмотрению спора. Сторона может передать спор в арбитраж и тогда, когда примирительный процесс окончился неудачей. В таком случае ни одно лицо, принимавшее участие в согласительном комитете, не может быть назначено арбитром.
Международный коммерческий арбитраж в Швеции. Наиболее представительным постоянно действующим арбитражем в Швеции, рассматривающим международные коммерческие споры, является Арбитражный институт Стокгольмской торговой палаты. Обращение к Стокгольмскому арбитражу довольно часто встречается в деловой практике российских предпринимателей. Более того, факультативная арбитражная оговорка, одобренная Торгово-промышленной палатой РФ, Стокгольмской торговой палатой и Американской арбитражной ассоциацией в 1992 г. для использования в сфере российско-американской торговли и инвестирования, предусматривает рассмотрение коммерческих споров в Стокгольме. Отсюда понятен интерес к этому арбитражу !.
Арбитражный институт Стокгольмской торговой палаты был учрежден в 1917г. Действует на основе своего Регламента (Правила по производству дел) в редакции от 1 января 1988 г. Институт имеет Правление из трех человек, назначаемых Исполкомом Торговой палаты. Возглавляется Правление Председателем (судья, имеющий опыт в разрешении хозяйственных споров). Два других члена назначаются по следующему принципу: один - практикующий юрист, другой - лицо. пользующееся доверием деловых кругов. В составе Института есть секретариат, возглавляемый генеральным секретарем. С помощью этих органов Арбитражный институт оказывает помощь в формировании арбитражного состава и организации арбитражного процесса.
Шведское законодательство устанавливает компетенцию арбитража в самом общем виде: гражданско-правовые споры договорного характера. Обязательным условием рассмотрения дела в арбитраже является наличие арбитражного соглашения между сторонами о передаче своего спора в Арбитражный институт. Признается как арбитражное соглашение в виде оговорки, включенной в текст основного международного коммерческого контракта, так и самостоятельное арбитражное соглашение'.
Выбирая арбитраж в Швеции, стороны могут предусмотреть как формирование разового арбитража ad hoc, так и обращение в постоянно действующий Арбитражный институт. Шведское арбитражное законодательство предоставляет сторонам большую свободу в выборе арбитражных процессуальных правил: они могут установить собственные арбитражные правила, обратиться к Регламенту Арбитражного института либо к любому другому действующему регламенту, например, к Регламенту ЮНСИТРАЛ (в частности, отсылка к этому Регламенту, предусмотрена в российско-американской факультативной арбитражной оговорке 1992 г.).
Однако никакой выбор не означает уход от шведского процессуального и, в частности, арбитражного законодательства. Его императивные нормы будут применяться к разбирательству спора всегда, независимо от выбора сторон. Например, норма, согласно которой при наличии нескольких арбитров один из них непременно должен быть председателем сформированного арбитражного суда; или норма, предоставляющая стороне спора право при наличии сомнений в арбитражном соглашении обратиться в шведский суд и др.
Арбитражное соглашение обладает юридической автономностью от основного контракта, что неоднократно признавалось в решениях Верховного суда Швеции. В то же время до арбитражного разбирательства или в процессе разбирательства сторона имеет право обратиться в суд с иском о признании недействительности арбитражного соглашения. В случае, если суд найдет убедительными доказательства о недействительности арбитражного соглашения, он выносит распоряжение о запрете проведения арбитражного разбирательства.
Арбитражное соглашение определяет пределы компетенции сформированного состава арбитража. Арбитры не имеют права рассматривать вопросы, выходящие за его пределы. Если решение по такому вопросу все же будет вынесено, то заинтересованная сторона вправе оспорить это решение в судебном порядке.
Арбитражное разбирательство начинается с подачи исковых требований в секретариат Арбитражного института, в котором должны присутствовать доказательства наличия арбитражного соглашения. Секретариат направляет исковые требования ответчику и предлагает назначить своего арбитра. Ответчик направляет свои объяснения.
Большинство правил, определяющих арбитражную процедуру носит диспозитивный характер и применяются только тогда, когда стороны не договорились об ином. Согласно Регламенту формируется арбитражный суд из трех человек. Каждая сторона назначает своего арбитра. Третьего арбитра, который будет выполнять функции председателя сформированного суда, назначает Председатель Арбитражного института. Стороны при назначении арбитров не связаны со списком арбитров, арбитром может быть назначен гражданин любого государства. Есть одно императивное требование, предъявляемое к арбитру: он должен быть независимым и беспристрастным. Вместе с тем, Арбитражный институт может отозвать назначенного арбитра, если убедится, что он недобросовестно выполняет свои обязанности. Это явление называется в Регламенте дисквалификацией арбитра, однако четких оснований для ее применения в Регламенте нет. В арбитражном разбирательстве различаются три стадии: первая - предварительное слушание, на котором на основе материалов, представляемых в письменном виде, устанавливаются взаимные претензии и формулируются вопросы, подлежащие рассмотрению; вторая - основное слушание, осуществляемое в устной форме, на котором стороны доказывают свои позиции, выслушиваются свидетели; третья - окончательное слушание, на котором каждая сторона обобщает все факты, представляет все необходимые законодательные материалы той страны, на право которой она ссылается.
При решении вопроса, материальное право какого государства должно быть применено для разрешения спора, арбитраж прежде всего будет руководствоваться волей сторон (lex voluntaris), то есть применит то право, которое стороны избрали. Если стороны не избрали право, то арбитраж будет руководствоваться шведским коллизионным правом. Его основополагающим принципом является применение права государства, 644 с которым договорное обязательство имеет наиболее тесную связь (Proper Law of the Contract). При этом считается, что, например, договор купли-продажи наиболее тесно связан с правом страны продавца (lex venditoris), договор о строительных работах - с правом места осуществления строительных работ (lex loci solutionis). Решение принимается большинством голосов арбитров, подписывается всеми арбитрами. Если арбитр, присутствующий при вынесении решения не поставил свою подпись, решение считается действительным. Согласно Регламенту решение должно быть вынесено не позднее одного года после того, как сформирован состав арбитражного суда, продление срока возможно только по решению Арбитражного института. Решение арбитражного суда является окончательным и не подлежит пересмотру по существу. Но оно может быть оспорено по мотивам нарушения арбитражного соглашения и нарушения процессуальных прав сторон.

<< Предыдущая

стр. 10
(из 10 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ