<< Предыдущая

стр. 10
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

вацкого права> 1954 г. № 1).

(**3) См. Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право,
Госюриздат, 1957, стр. 123. О различных взглядах юристов XIX сто-
летия на перевод см. И. Г. Табашников, Литературная, музы-
кальная и художественная собственность, т. 1, СПб., 1878,
стр. 463-471.

-50-

спора никто не выдвигает. Структурный анализ литера-
турного произведения должен помочь нам в решении
вопроса.

Что происходит при переходе литературного произве-
дения с одного языка на другой?

Переводчик пользуется готовым литературным тру-
дом. Идейное содержание, сюжет и образная система
произведения переводом не затрагиваются, к тому же по
закону они неприкосновенны (ст. 102 Основ гражданско-
го законодательства). Что же касается художественной
формы произведения, то закон разрешает воспроизвести
ее на новом языке. Новый язык имеет свою семантику,
обороты речи, строение предложения, звучание, наконец,
свой дух. Как сохранить смысл и аромат оригинала, изя-
щество, ритм и музыку его языка, игру оттенков, все, что
свойственно только данному творению и кажется непов-
торимым в мире искусства. Здесь-то и начинается труд-
ная задача переводчика. В языке, на который переводит-
ся произведение, не существует готовых словесных форм
для передачи особенностей оригинала. Их надо созда-
вать. Но это означает, что художественная форма, стро-
го говоря, не переделывается и не <переводится>, как
переводная картинка на бумагу, и не делается так, как из-
делие на копировальном станке, а создается, стро-
ится вновь, обновляется. Переводчик создает
новую словесную и художественную форму оригинала,
но создает так, чтобы она не переделывала, а отража-
ла наилучшим образом смысл и форму оригинала. Пере-
делка не может быть задачей переводчика. Вот почему со-
ветские литераторы, касаясь проблемы художественного.
перевода, никогда не рассматривают его как переделку
или переработку оригинала. Перевод в литературоведче-
ских работах сравнивают с искусством актера. Перевод-
чик <должен как бы перевоплотиться в автора>,-говорит
один из наших крупнейших переводчиков С.Маршак,
сравнивая переводчика с актером. (*1). Но ведь актер не пе-
ределывает и не перерабатывает оригинал, он его вос-



(**1) См. С. Маршак, Поэзия перевода, <Литературная газета>
31 мая 1962 г.

-51-

производит в новой художественной форме. <Искус-
ством перевоплощения> называет художественный пе-
ревод и Павел Антокольский, восклицая при этом:
<...воочию видишь, до какой степени искусство перевод-
чика сродни актерскому артистическому дарованию>. (*1).

Если наши литераторы уподобляют творчество пере-
водчика творчеству актера, то с ними перекликаются му-
зыковеды, уподобляющие творчество музыканта-испол-
нителя творчеству переводчика. Мы увидим дальше, что
крупнейший советский музыковед - академик Б. В.
Асафьев и видный инструменталист К. Н. Игумнов именно
так смотрят на исполнительское творчество в музыке. Та-
ким образом, можно сказать, что переводчик <исполняет>
чужое произведение, тогда как исполнитель <переводит>
его на свой язык. Это обогащает понимание каждого из
этих видов творчества и дает блестящие аналогии для
правовых конструкций, которыми мы воспользуемся, ис-
следуя ниже проблему <произведения исполнительского
творчества>.

В советской критической литературе мы встречаем и
другое сравнение: перевод был назван художественным
портретом подлинника. (*2). Хотя речь шла в этом сравнении
о переводе стихотворений, но оно применимо и к перево-
ду прозаического произведения. Действительно, пере-
вод - это художественный портрет подлинника, а не да-
герротип и не фотография. Н-о делая это сравнение, в
правовом исследовании необходимо оговориться, что от
портрета, сделанного кистью живописца, перевод отли-
чается тем, что в портрете художнику принадлежат все
компоненты произведения: не только художественная
форма (колорит, рисунок, светотень и т. д.), но и худо-
жественный образ оригинала, тогда как в переводе пе-
реводчику принадлежит только новая художественная
форма, но не образная система и не идейное содержа-
ние. В этом решающем пункте переводчик зависит от
автора подлинника, что и дает нам основание назвать
перевод зависимым произведением. Удивительно при
этом то, что казавшаяся неотделимой, органически спа-
янной с другими элементами оригинала художествен-

(**1) Павел Антокольский. Черный хлеб мастерства, <Ли-
тературная газета> 21 июня 1962 г.

(**2) См. С. Липкин, Живопись и дагерротипы, <Литературная
газета> 13 февраля 1962 г.

-52-

ная форма обретает в переводе второе существование.
Так как ст. 102 Основ гражданского законодательства
признает за переводчиком <авторское право на выпол-
ненный им перевод> (разрядка моя. - В. И.),
(т. е., казалось бы, не на все произведение в целом, об-
леченное в новую форму, а на продукт конкретного тру-
да, новый по сравнению с подлинником), то перед ис-
следователем авторского права возникает интересная
проблема. Ведь, по общему мнению, объектом авторско-
го права является произведение, а не его отдельные
элементы. Если перевод считать <произведением>, то,
казалось бы, верно одно из двух: 1) или автор ориги-
нала является соавтором переводчика, поскольку сю-
жет, идейное содержание и образная система оригинала
и перевода тождественны, 2) или перевод не есть са-
мостоятельное <произведение>.

Первый вывод противоречит ст. 99 Основ граждан-
ского законодательства, так как отсутствуют указанные
в законе основания <соавторства.

Второй вывод не согласуется со ст. 96 тех же Основ,
так как если бы перевод не был самостоятельным про-
изведением, он не мог бы быть признан объектом автор-
ского права.


Причисляя перевод к <произведениям>, Б. С. Анти-
монов и Е. А. Флейшиц ограничиваются утверждением,
что <одна из особенностей авторского права перевод-
чика заключается в том, что переводчик не может вос-
препятствовать другому лицу в свою очередь выполнить
перевод уже переведенного произведения>. (*1). Но ведь и
автор оригинала лишен права воспрепятствовать пере-
воду своего произведения, где же тогда <особенность>
авторского права переводчика?

Нам представляется, что решение проблемы может
быть дано лишь построением особого понятия: <зависи-
мое произведение>. Сущность этого понятия заложена в
законе и характеризуется следующим определением:
зависимым называется произведение,
один или несколько элементов которо-
го заимствованы из другого с целью

(**1) Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц. Авторское право.
Госюриздат, 1957. стр. 124.

-53-

придания ему новой формы, отражаю-
щей оригинал.

В советской юридической литературе весьма оживлен-
но обсуждается вопрос о том, может ли подстрочный пе-
ревод быть объектом авторского права. (*1). Большинство
цивилистов сходятся в том, что подстрочный перевод мо-
жет быть объектом авторского права при наличии в нем
элемента творчества. Но что есть подстрочный перевод?
Какие его элементы следует считать творческими? Чем
он по своей структуре отличается от перевода художе-
ственного? Над этим вопросом в авторском праве не
задумываются, между тем без ответа на него неразре-
шима и правовая проблема подстрочного перевода.
И здесь помочь нам должен структурный анализ лите-
ратурного произведения.

Выше нами сказано, что переводчик создает новую
словесную и художественную форму оригинала, отра-
жающую оба эти элемента оригинала. Словесная обо-
лочка оригинала и его художественная форма слиты в
неразрывное конкретное целое, но различимы теорети-
чески.

В едином творческом процессе художественного пе-
ревода литератора-переводчика поддаются различению
четыре операции:

1) отыскание в языке перевода слов, которыми могло
бы быть передано слово оригинала;

2} осмысливание и выбор наиболее точных, верных,
метких по значению слов и выражений, отражающих
одновременно словарь и смысл оригинала;
3) создание из этих элементов грамматически и син-

(**1) См. В. И. Серебровский, Вопросы советского авторского
права, изд-во АН СССР, 1956, стр. 48-49; Б. С. Антимонов.
Е. А. Флейшиц, Авторское право, Госюриздат, 1957, стр. 124:
А. И. Ваксберг, Издательство и автор, М., 1957, стр. 16; А. Вакс-
берг, И. Грингольц, Автор в кино, М., 1961, стр. 41; Н. А.
Райгородский, Авторское право на кинематографическое про-
изведение, изд-во ЛГУ, 1958, стр. 36; Л. М. Азов, Правовые во-
просы литературного перевода, <Советское государство и право>
1954 г. № 8, стр. 100: З. Г. Крылова, Гражданскоправовая охра-
на личных прав автора оригинального произведения и переводчика,
<Вестник МГУ> 1958, № 1 и др. В литературе ГДР - Kaemmel, Das
geltende Urheber- und Verlagsrecht der Deutschen Demokratischen
Republik, Leipzig, 1956, S. 27-28.

-54-

таксически правильных предложений, отражающих сло-
весную структуру оригинала;

4) преобразование этой структуры с помощью сло-
весных образов, картинных выражений, ритма, музыки,
речи и т. д. в художественный организм, отражающий
колорит произведения, его эпоху, индивидуальность
автора.

Таков своеобразный параллелограмм сил, в которо-
ром теоретически разложен художественный итог еди-
ного творческого процесса перевода. Это - отвлечен-
ная схема, в которой одновременное изображено в виде

последовательного ряда. Но значение ее состоит в том,
что каждая из этих слагающихся сил реальна и прак-
тически может выступить независимо от других.

Возьмем первую из них: смысловая расшифровка
оригинала и подстановка слов. Нетрудно заметить, что

это техническая работа, а не создание нового продукта
творчества. Она требует только знания языка оригина-
ла и языка перевода. Если ограничиться выполнением
одной этой работы, то мы получим сырье, из которого
будет создан художественный перевод. Это и есть под-
строчный перевод в собственном смысле слова. Он не
может быть объектом авторского права. Назовем его
подстрочным техническим переводом.

Вторая и третья стадии перевода - это отбор наи-
более точных слов и выражений, их грамматическая и
синтаксическая обработка. Это литературная работа, пе-
реработка сырья в литературный полуфабрикат. Вместе
с тем это тоже подстрочный перевод, который в отличие
от технического может быть назван подстрочным литера-
турным переводом. Он требует известной доли творчест-
ва и может рассматриваться в качестве объекта автор-
ского права. Вряд ли, поэтому, верно мнение, будто
<в любом подстрочном переводе есть элемент творчества...
Переводчику приходится выбрать из десятка синонимов
одно нужное слово своего языка для передачи иност-
ранного слова, переводчику приходится выбирать один
из оборотов...> (*1) и т. д. Если согласиться с нашим деле-
нием подстрочных переводов на технические и литератур-

(**1) Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право,
Госюриздат, 1957, стр. 124.

-55-

ные, то мнение это верно только для подстрочных лите-
ратурных переводов и неприменимо к техническим.

Наконец, приходит художник, одухотворяет подстроч-
ный литературный перевод ритмом, интонациями, изо-
бретательными речевыми оборотами, художественными
находками, способными решить главную задачу перево-
да: <передать подлинный облик переводимого поэта, его
время и национальность, его волю, душу, характер, тем-
перамент>. (*1).

<< Предыдущая

стр. 10
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>