<< Предыдущая

стр. 13
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

артистов-исполнителей интересно отметить, что XX Конгресс между-
народной федерации союзов писателей и композиторов признал в
сентябре 1958 года, что действующее гражданское, трудовое право
и средства защиты против недобросовестной конкуренции в доста-
точной мере защищают интересы исполнителей, в связи с чем нет
необходимости в международной конвенции о правах артистов-ис-
полнителей (<Le droit dauteur> 1958, № 12).

(**3) О <решении> спектакля в исполнительском творчестве опер-
ного дирижера говорит, например, народный артист СССР А. Па-
зовский в статье <Из творческих записей> (<Советская музыка>
1958 г. № 1, стр. 92).

-66-

в свое творчество писателем>, (*1), то ведь то же самое сле-
дует сказать о каждом исполнителе чужого произведе-
ния. Поэтому произведение исполнительского творчества
может быть определено как объективно выраженный
синтез живых образов, содержащий ре-
шение художественной задачи доведе-
ния до зрителей или слушателей разны-
ми выразительными средствами чужо-
го произведения литературы или искус-
ства.

В нашем анализе структуры зависимых произведеий,
а также произведений литературы и искусства особенно
подчеркнуто значение образов и художественной формы.
Сколь велико их значение, видно по тому вниманию, ка-
кое уделено этим элементам произведения в постановле-
нии Пленума ЦК КПСС <Об очередных задачах идеоло-
гической работы партии> от 21 июня 1963 г. Неудивитель-
но поэтому,что в правовом анализе объекта авторского
права, которым мы займемся в следующей главе, этим
элементам будет принадлежать выдающаяся роль как
носителям правовых свойств произведения.

(**1) С. А. Герасимов, Советская кинодраматургия. Доклад на
втором Всесоюзном съезде советских писателей, <Литературная га-
зета> 20 декабря 1954 г. Цитата заимствуется из работы М. В.
Гордона <Советское авторское право>, Госюриздат, 1955, стр. 199.

-67-

III
ОБЪЕКТ АВТОРСКОГО ПРАВА

КОМПОНЕНТЫ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Объектом авторского права в законе считается
произведение творчества: литературное произведение,
произведение искусства или науки. Но не зная сущности
<произведения>, его составных элементов, теория права
не в состоянии построить такое расчлененное понятие
объекта авторского права, которое позволило бы в спор-
ных случаях с объективной точки зрения решать, имеем
ли мы дело с правовым явлением или неправовым. Как
будет дальше показано, точная конструкция объекта ав-
торского права имеет особенно большое значение для
составления правильных экспертных заключений и судеб-
ных решений по авторским спорам. Вот почему мы столь
подробно исследовали выше понятие произведения и оп-
ределили каждый его вид в отдельности.

Как показали наши изыскания, в разное время раз-
личные исследователи по-разному определяли понятие
объекта авторского права. Советские исследователи счи-
тают объектом авторского права произведение (литера-
туры, науки или искусства) в целом, как этого и требует
ст. 96 Основ гражданского законодательства. При этом
составные элементы объекта авторского права и их
правовое значение в нашей юридической литературе
пока не исследованы. Искусствоведение показывает, что
объект авторского права сложен по составу. Каждый
элемент этого состава имеет свое, именно ему принадле-
жащее правовое значение, которое должно быть изуче-
но. Так как сопоставление объектов авторского и изо-
бретательского права обнаруживает некоторые общие
элементы в их строении, то мы считаем возможным
объединить их рассмотрение.

Если присмотреться к структуре произведений лите-
ратуры, искусства, науки, исполнительского и техниче-

-68-

ского творчества, то обнаружатся следующие особенно-
сти их строения.

1. Компоненты, общие для всех без исключения про-
изведений творчества, получивших внешнее выражение:
а) объективная форма существования произведения,
б) язык (в широком смысле слова выразительных
средств);
в) образная система;
г) идейно-эмоциональное содержание.
2. Добавочные компоненты, свойственные только про-
изведениям литературы, искусства и исполнительского
творчества: художественная форма и сюжет.

ОБЪЕКТИВНАЯ ФОРМА СУЩЕСТВОВАНИЯ
ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Может показаться, что специальное разъяснение
смысла этого термина, столь распространенного в автор-
ском праве, является излишним ввиду его известности.
Между тем это не так. В правовой литературе мы не
встречаем однозначного истолкования понятия объек-
тивной формы.

<...под объективной формой произведения в советском
авторском праве понимается форма, которая делает про-
изведение не просто доступным восприятию других лю-
дей, но и воспроизводимым>, - пишут Б. С. Антимонов
и Е. А. Флейшиц. (*1). В качестве примеров объективной
формы авторы приводят, ссылаясь на ст. 1 Основ автор-
ского права, рукопись и эскиз. Так же понимают объек-
тивную форму произведения В. И. Серебровский, А. Вак-
сберг и И. Гринтольц. (*2). Однако применение этого терми-
на в нашей литературе неустойчиво. <Творческий труд,-
пишут Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц, - приложен-
ный к чужому произведению и придающий ему новую
объективную форму (разрядка моя. - В. И.), в
частности, открывающую новые возможности восприя-
тия или воспроизведения произведения, создает новый
объект авторского права. Это один из случаев создания

(**1) См. Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право,
Госюриздат, 1957, стр. 81.

(**2) См В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского
права, изл-во АН СССР, 1956, стр. 38-39; А. Ваксберг, И. Грин-
гольц, Автор в кино, изд-во <Искусство>, М., 1961, стр. 11.

-69-

произведения, существенно отличающегося от другого>
и т. д. Если в этом предложении на место слов <объек-
тивная форма> подставить определение, данное указан-
ными авторами и приведенное нами на стр. 69, то полу-
чится, что замена устной формы произведения пись-
менной (новая объективная форма) повлечет за собой
возникновение нового объекта авторского права. Очевид-
но, что под объективной формой на стр. 85 авторы имеют
в виду не то, что на стр. 81. Из дальнейшего текста
стр. 85, где речь идет о совершенствовании формы чужо-
го произведения, становится ясно, что авторы говорят о
форме литературной, музыкальной, художественной; это,
конечно, совсем другое понятие формы произведения, от-
личное от объективной формы. Разграничение форм чет-
ко проводится В. И. Серебровским. Под формой произ-
ведения, пишет В. И. Серебровский, <понимается способ
воплощения творческих идей, мыслей, образов автора
(литературная форма, музыкальная форма и т. д.). Ис-
ходя из такого понимания формы, говорят о совершенст-
вах формы произведения, ее недостатках. Закон, однако,
понимает под объективной формой произведения нечто
иное: он имеет в виду любое внешнее выражение идей,
мыслей, образов автора в доступной для восприятия че-
ловеческими чувствами конкретной форме: устно, пись-
менно, в виде рисунка и т. д.>. (*2).

Таким образом, необходимо четко отличать объек-
тивную форму выражения как нечто внешнее для произ-
ведения (рукопись, книга, партитура и т. д.) от художе-
ственной формы, имманентной произведению и являю-
щейся продуктом творчества.
Общепризнано, что произведение творчества может
стать объектом авторского права лишь при том условии,
если оно покинуло душевный мир автора и приняло объ-
ективную форму, доступную для восприятия людей. Это
положение столь прочно обосновано в советском граж-
данском праве, что на нем не приходится останавливать-
ся, и мы могли бы ограничиться этими немногими стро-
ками, если бы среди наших цивилистов не возник спор
о том, все ли объективные формы, принимаемые произве-

(**1) Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц. Авторское право
Госюриздат, 1957, стр. 85

(**2) В. И. Серебровский, Вопросы советского авторской
права, изд-во АН СССР, 1956, стр. 39.

-70-

дением творчества, способны придать произведению зна-
чение объекта авторского права. Спор этот обусловлен
тем, что редакция ст. ст. 1 и 4 Основ авторского права
привела некоторых советских- цивилистов к убеждению,
что следует различать два вида объективной формы: вос-
производимую и невоспроизводимую, причем авторское
право имеет дело только с воспроизводимыми формами.
Эта точка зрения развита Б. С. Антимоновым и Е. А.
Флейшиц, (*1), и основывается она на том соображении, что
ст. 4 Основ исключает из сферы правовой охраны испол-
нительское творчество и те хореографические произве-
дения, в отношении постановки которых нет указаний,
изложенных на письме или иным способом. В результа-
те Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц приходят к тому
выводу, что по самой своей форме некоторые произведе-
ния невоспроизводимы, хотя и доступны восприятию
других людей, а потому и не могут стать объектом ав-
торского права. Так, например, обстояло дело с испол-
нительским творчеством до того, как были изобретены
технические средства его закрепления.

Это деление произведений творчества на воспроизво-
димые по своей форме и невоспроизводимые Б. С. Анти-
монов и Е. А. Флейшиц связывают с тем различием, ко-
торое Маркс проводит между продуктами нематериаль-
ного производства, относя одни из них к отделимым, а
другие - к неотделимым от того акта, в котором они
производятся.

Нам трудно согласиться с этим взглядом на объек-
тивную форму произведения творчества. Прежде всего
бросается в глаза, что любая объективная форма произ-
ведения всегда является формой материальной, в том
числе такие формы, как слово (устная речь), движение
(танец), жест, мимика. Это-быстротечные сигналы,
раскрывающие нам смысл самого произведения, мысли
и переживания автора произведения; но эти сигналы
фиксируются, <записываются> нашей памятью. Уже одно
это обеспечивает возможность их воспроизведения, и
Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц в сущности, приз-
нают подобную воспроизводимость для устных речей,
лекций, докладов и т. л., но относят устные лекции, док-

(**1) См. Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право,
Госюриздат, 1957, стр. 80-82.

-7/-

лады, речи и т. д. к произведениям, занимающим <сред-
нее место> между отделимыми и неотделимыми от твор-
ческого акта. Таким образом, связывая свое деление
произведений на воспроизводимые и невоспроизводимые
с данным Марксом делением продуктов творчества на
отделимые и неотделимые от акта творчества, Б. С. Ан-
тимонов и Е. А. Флейшиц дополняют двучленное деле-
ние, данное Марксом, третьим видом произведений, зани-
мающих <среднее место> между ними. Но деление
продуктов творчества на отделимые и неотделимые от
производительного акта исключает возможность проме-
жуточного вида произведения. Среднее место между
отделимыми н неотделимыми продуктами - логическая
невозможность.

Далее нам представляется, что. не существует связи
между воспроизводимостью и <отделимостью> произве-
дения. Неотделимые от производительного акта продук-
ты творчества воспроизводимы. Привлекаемое авторами
для обоснования своего взгляда известное место из <Тео-
рии прибавочной стоимости> Маркса свидетельствует
скорее о том, что как отделимые, так и неотделимые от
производителя продукты воспроизводимы, так как и те,
и другие рассматриваются Марксом как товары. Если
бы продукт труда актера, учителя, врача был невоспро-
изводим, то частному предпринимателю, содержащему
театр, учебное заведение, лечебницу, невозможно было
бы эксплуатировать труд этих <рабочих>. Актер, кото-
рый лишь однажды мог бы сыграть свою роль, не может
оставаться актером.

Разница между отделимыми и неотделимыми продук-
тами интеллектуального труда состоит, по-видимому, не
в том, что первые воспроизводимы, а вторые нет, а в
том, что первые воспроизводимы без повторного произ-
водительного акта со стороны творца произведения (на-

<< Предыдущая

стр. 13
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>