<< Предыдущая

стр. 15
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Правовое значение языковой оболочки произведения
состоит в том, что изменение этого компонента произве-
дения может повести к возникновению нового объекта
авторского права.

Чтобы привести в ясность очень сложную проблему
<языка> в авторском праве, нам придется вернуться к
тому. что было сказано об этом выше, и развить выска-
занные ранее мысли.

Языковая оболочка - это как бы наружный слой
произведения, составляющий его внешнюю форму. Все
остальные элементы произведения - художественная
форма, образная система, идейное содержание - заклю-
чены в языковой оболочке. Такой взгляд на языковую
оболочку произведения имеет лишь теоретическое зна-
чение, так как язык произведения диалектически связан
со всеми остальными компонентами произведения, пред-
ставляющего систему взаимопроникновения частей. Од-
нако теоретическое выделение языка, словесной оболочки
из всего сплава, именуемого произведением, вполне оп-
равдывается, так как служит средством решения право-
вой проблемы перевода. Мы показали выше, что возмож-
ны три вида перевода: художественный, при котором
языковая оболочка и художественная форма оригинала
воспроизводятся на другом языке: <литературный> под-
строчник, при котором создается только языковая обо-
лочка, служащая материалом для художественного пе-
ревода: подстрочный технический перевод, при котором
перевозятся только отдельные слова с указанием их
смысловой связи, позволяющей понять оригинал.

Подстрочный технический перевод отличается от дру-
гих двух тем, что он не является переводом произведе-
ния. Переводятся лишь структурные элементы языка.-
слова и отыскиваются некоторые их смысловые связи.

-78-

В результате получается не новая словесная оболочка
переводимого произведения, а строительный материал,
которым воспользуется переводчик для создания <лите-
ратурного> подстрочника или художественного перево-
да. Отсюда ясно, что зависимыми произведениями яв-
ляются два вида перевода: <литературный подстрочник>
и художественный перевод. (*1). Такая классификация требу-
ет соответственного построения шкалы авторского воз-
награждения за выполненные переводы.

Несмотря на то, что язык оригинала практически
неотделим от других элементов произведения, литератур-
ный подстрочник примечателен тем, что позволяет на-
блюдать как бы в чистом виде то, что обычно различает-
ся только в абстракции. В литературном подстрочнике
языковая оболочка оригинала оттаивается от художест-
венной формы и получает как бы экспериментальное
подтверждение своего существования как особого компо-
нента произведения. Значение этого компонента для
авторского права состоит в том, что он может быть-
носителем новизны произведения. Новизна языковой.
оболочки сама по себе достаточна для того, чтобы при-
знать исследуемый объект предметом авторского права.
Насколько существенно для авторского права различе-
ние в структуре произведения языка и художественной.
формы как самостоятельных компонентов произведения,
покажет следующий пример.

На заключение члена Союза писателей СССР Т. был
поставлен вопрос, является ли перевод на русский язык
некой финской комедии литературным или подстрочным.
Эксперт признал перевод литературным на том основа-
нии, что <фразы диалога пьесы читаются достаточно
гладко и в них мы не замечаем каких-либо грубых нару-
шений норм русского языка. Кроме того, в тексте мы
встречаем специфически русские выражения и обороты.
речи, каких, вероятно, нет в финском языке, например:
<баста>, <пялят глаза> и т. п. Ясно, что переводчику при-
ходилось их находить, для того, чтобы сделать текст пье-

(**1) В <литературном подстрочнике> возможно присутствие эле-
ментов художественной формы. От удельного веса последний за-
висит отнесение перевода к классу литературного подстрочника или
художественного перевода.

-79-

сы достаточно выразительным>. (*1). Судя по тому, что эк-
сперт не обнаружил в переводе художественных досто-
инств, которые проще всего позволили бы решить спор о
характере перевода, и тем не менее не признал его
подстрочным, можно полагать, что речь шла именно о
таком виде перевода, который мы выше назвали лите-
ратурным подстрочным переводом. Из заключения лите-
ратуроведа вытекает правило: работа, ограниченная
подстановкой словарных значений - техническая, рабо-
та же над созданием языка перевода независимо
от его художественной формы - творчество. Вне зави-
симости от того, на какие разновидности следует делить
переводы, мы встречаемся здесь с юридической нормой:
создание языковой оболочки независимо от художествен-
ных достоинств формы есть литературное произведение
и, тем самым, объект авторского права.

Принятие предлагаемого нами различения трех видов
перевода - технического подстрочника, литературного
подстрочника и художественного перевода - должно
облегчить задачу эксперта и суда. Дело в том, что от-
сутствие в переводе художественных достоинств при дву-
членном делении переводов легко может привести к
отрицанию авторских прав на творческий перевод, отне-
сению его к технической работе. Предлагаемый нами про-
межуточный вид <литературного подстрочника> устраня-
ет эту опасность.

Правовое значение словесной оболочки заметно воз-
растает в тех случаях, когда речь идет о стихотворном
переводе. Здесь особенно наглядна роль промежуточно-
го вида <литературного подстрочника>, т. е. прозаиче-
ского перевода стихов, не являющегося ни технической
подстановкой слов, ни стихотворным переводом. Обра-
тимся к примеру.

Эксперт Р. дал заключение о переводе песен к немец-
кому художественному фильму <Фейерверк>. Какими же
критериями он воспользовался?

От перевода стихов, по мнению эксперта, требуется
точность в передаче идеи и поэтических образов ориги-
нала, точное сохранение ритма и системы рифмовки
оригинала. Количество стихотворных строк должно со-

(**1) Заключение Т. от 23 июля 1960 г., а также все приводимые ниже
экспертные заключения хранятся в делах Ленинградского областно-
го управления по охране авторских прав.

-80-

ответствовать оригиналу. Подстрочный перевод, пред-
ставленный на заключение Р., является, по его мнению,
буквальным переводом немецкого текста без ритмиче-
ской организации оригинала и рифм. На этом основании
эксперт оценил этот перевод как первоначальную черно-
вую работу и отверг соавторство между составителем
подстрочного перевода и автором стихотворного перево-
да, сделанного на основе подстрочного (заключение Р.
от 8 октября 1958 г.).

В данном случае эксперт прав. Но каково было бы
его заключение, если бы при отсутствии ритма и системы
рифмовки оригинала, при несовпадении количества строк
перевод стихотворения представлял собою гладко читае-
мый литературный прозаический текст, не будучи бук-
вальным переводом? Правильное разрешение этого во-
проса возможно лишь с помощью такой конструкции,
как <литературный подстрочник> (на нашем языке),
позволяющей твоческую работу над созданием в прозе
языка стихотворного перевода квалифицировать как
объект авторского права, а не как техническую работу.

Таким образом, правовое значение языка, языковой
оболочки как компонента произведения, взятого незави-
симо от других его компонентов (художественной фор-
мы и т.д.), состоит в том, что он является возможным
носителем новизны зависимого произведения, могущим
обусловить появление нового объекта авторского права.

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ФОРМА
ПРОИЗВЕДЕНИЯ

В литературе это выбор слов, наиболее отвечающих
яркости изображения; особенности их сочетания, ритм,
звучание, отбор деталей, характеризующих образ, и
другие приемы, в совокупности своей создающие образ-
ность языка. В живописи это колорит, ритм (располо-
жение предметов), распределение света и тени, рисунок,
композиция и др. приемы, организующие воздействие
произведения на зрителя. В музыке это гармония, темп,
ритм, динамика, контрапунктические украшения, музы-
кальные контрасты и другие эффекты, доводящие образ
до слушателя.
Сравнивая элементы художественное формы произ-

-81-

ведений различных видов искусства, мы видим, что мно-
гие из них являются общими. Понятиями рисунка, коло-
рита, красок, ритма, гармонии, пластичности образа,
света и тени пользуются одновременно и в музыке, и в
живописи, и в скульптуре, и в театральном исполнитель-
ском искусстве. Отсюда мнение искусствоведов о родст-
венности всех видов искусства. (*1). Отсюда и типичность в
строении объектов авторского права для всех видов ис-
кусства и литературы.

Исследователи литературы и искусства особо оста-
навливаются на художественном элементе произведе-
ния, отмечая его определяющую роль. Выше уже приво-
дилось мнение И. И. Виноградова: слово становится ху-
дожественным как знак образа (в отличие от знака
понятия). Художественной формой литературного про-
изведения является образная речь в качестве
формы образного, т. е. худож^ственного мышления. Но
образное мышление лежит в основе всех видов искусст-
ва. Ту же мысль, что И. И. Виноградов в исследовании
литературы, проводит в исследовании музыки Б. В.
Асафьев. (*2).

Следовательно, правовой анализ произведения ис-
кусства и литературы должен выделить в качестве важ-
нейшего его компонента художественную форму
произведения. Именно благодаря художественной форме

(**1) <Уже давно замечено, что все искусства родственны между со-
бой... музыкальность стиха... гармония цвета. Однако эта родствен-
ность не мешает им быть самостоятельными, так как каждый вид
искусства имеет свой неповторимый образный строй, свои особые
выразительные средства> (Е. Ковтун, Как смотреть картину, Уч-
педгиз Министерства просвещения РСФСР, Л., 1960, стр. 27).

Народный артист СССР С. Герасимов считает сопоставление тем-
ного и светлого, совпадающее с функциональным предназначением
светотени, <не только элементом художественной формы в живопи-
си или киноискусстве, но и важнейшим законом искусства вообще>
(<Кино на службе коммунизма>, <Правда> 13 сентября 1961 г.).

Точно так же говорят об изобретении в искусстве (И. Репин,
Далекое близкое, изд-гю АХ СССР, 1961, стр. 325 и 327: М. Чай-
ковский. Жизнь П. И. Чайковского. 1896, т. 1, стр. 344; И. Гле-
бов, Чайковский, Инструментальное творчество, Петербург, 1912,
стр. 19).

(**2) <Только через осмысленное, целеустремленное и данное в не-
коем содержательном сочетании и взаимосвязи звуковоспроизведе-
ние мыслимого - что и является интонированием - элементы му-
зыки становятся произведением искусства, образным мышлением>
(См. Б. В. Асафьев, Избранные труды, т. V. стр. 202).

-82-

произведение искусства приобретает то значение факто-
ра общественного прогресса, средства могущественного
воспитательного воздействия на общественное сознание,
которое привлекает к нему внимание законодателя и
обусловливает появление авторского правоотношения.

В советской юридической литературе художествен-
ной форме литературного произведения (и произведения
искусства вообще) уделено несколько одностороннее
внимание. Обычно ограничиваются указанием на то, что,
хотя и не следует публиковать произведения художест-
венно неполноценные, однако и неполноценные в худо-
жественном отношении произведения являются тем не
менее объектом авторского права. Этот взгляд обосно-
вывали ссылкой на ст. 4 Основ авторского права, распро-
страняющей авторское право на всякое произведение
литературы, науки и искусства, каковы бы ни были <его
достоинство и назначение>. Такое освещение проблемы
правильно, но односторонне. Эта односторонность ска-
залась и на определении объекта авторского права, ко-
торое М. В. Гордон проводит в своей содержательной
монографии о советском авторском праве. М. В. Гордон
определяет объект авторского права как <комплекс идей
и образов, получивших свое объективное выражение в
готовом труде>. (*1). Но ведь образы могут быть отвлечен-
ные (понятия) и конкретные, в частности художествен-
ные. Комплекс идей и образов может стать произведени-
ем искусства и объектом авторского права лишь при
том условии, если это художественные образы. Конечно,
если приведенное определение должно охватить, кроме
произведений искусства, также и произведения науки,

<< Предыдущая

стр. 15
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>