<< Предыдущая

стр. 16
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

оно может быть достаточным. Однако дальнейший ана-
лиз объекта авторского права, которым М. В. Гордон со-
провождает свое определение, доказывает, что художе-
ственная форма произведения искусства выпадает из по-
ля зрения исследователя. Она заменяется признаком
творчества. Такая замена неравнозначна. Творчество
характеризует и комментарий к законодательным актам,
однако о.н нс становится от этого художественным про-
изведением, хотя может оказаться объектом авторского
права на других основаниях.

(**1) М. В. Гордон, Советское авторское право, Госюриздат, 1955,
стр. 59.

-83-

Высказанные здесь замечания об односторонности
правового анализа произведения искусства и литерату-
ры касаются и других наших монографий об авторском
праве, как бы ценны они ни были в целом (В. И. Сереб-
ровский, Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц). Эта же од-
носторонность анализа приводит А. И. Ваксберга к ут-
верждению, что произведение искусства может стать
объектом авторского права, если отличается элементом
творчества, облечено в объективную форму и соответст-
вует задачам Советского государства. (*1).

Наличие этих элементов не позволит определить, с
каким произведением имеем мы дело: научным, художе-
ственным или техническим.

Поэтому задача науки авторского права состоит в
том, чтобы для эстетических объектов подчеркнуть зна-
чение художественной формы в качестве условия появ-
ления объекта авторского права. В каждом произведе-

нии искусству сочетаются два источника: общество, пи-
тающее искусство всем богатством своей культуры, и
личность автора, придающая произведению печать инди-
видуальности. Поэтому-то в художественной форме про-
изведения и проявляется его эстетическая сущность, что
приводит иногда к отождествлению объекта авторского
права не с произведением искусства в целом, в единстве;
его содержания и формы, а с его художественной фор-
мой. Объектом авторского права является не художест-
венная форма сама по себе, а художественное произве-
дение в целом как выражение идейно-эмоционального
содержания.

Художественная форма произведения неприкосновен-
на. Это признает не только социалистическое авторское
право, но также и буржуазное, хотя международное
авторское право и ограничивает неприкосновенность про-
изведения случаями нанесения ущерба чести автора или
его репутации. (*2). Но художественная форма неприкосно-
венна не потому, что, по выражению старых и новых про-
приетарных теорий, является <собственностью> автора,
а потому, что она неотделима от произведения в целом,
и не охранять художественную форму означает отказ от
института авторского права вообще.

(**1) См. А. И. Ваксберг, Некоторые вопросы советского автор-
ского права, <Советское государство и право>. 1954 г. № 8, стр. 42.
(**2) См. Бернская конвенция 1886-1948, ст. 6 bis, 1.

-84-

Умение выделить в составе компонентов произведе-
ния искусства или литературы художественную форму
имеет большое значение для юриста в тех случаях, когда
ему приходится решать спор о плагиате между автора-
ми литературных и других произведений. В этих спорах
приходится сравнивать два произведения, компоненты
которых частично совпадают. Это совпадение может при-
вести рецензента или судью, не знакомого со структурой
произведения, к ошибочному выводу о наличии плагиата.
На ряде примеров может быть показано, что элемент
художественной формы не просто искусствоведческая ка-
тегория, но и правовой критерий. Приведем один пример.

По просьбе поэта Д. эксперт, член Союза советских
писателей Т., дал заключение по вопросу о том, не являет-
ся ли стихотворение поэтессы З. <Сказка про лень> за-
имствованием стихотворения поэта Д. <Про оленя и
тюленя>. При сличении текста обоих стихотворений ока-
залось, что у них общая тема, совпадает размер, повто-
ряются некоторые персонажи. Приведя в заключении наи-
более совпадающие по мысли и образам строки,
которые, кстати сказать, могли бы легко убедить неопыт-
ного судью в плагиате, эксперт пишет: <Во всем осталь-
ном стихотворение З. написано иначе>. В различии
художественной формы сравниваемых стихотворении
эксперт нашел критерий для решения спора о плагиате
(заключение эксперта Т. от 2 октября 1958 г.). Таким
образом, художественная форма приобретает значение
правового критерия, позволяющего разграничить сферы
субъективных авторских прав.

Столь же существенное правовое значение имеет эле-
мент художественной формы для решения вопроса, име-
ем ли мы дело с объектом авторского права или нет. От
того, какой ответ на этот вопрос будет дан в спорном де-
ле, зависит решение другого вопроса: о правомерности
притязания на авторское вознаграждение. Приведем
пример.

Эксперту И. было поручено дать заключение: являют-
ся ли эстрадные стихи А. и Д. оригинальным литератур-
ным произведением. От этого зависело решение вопроса
о форме удовлетворения материальных требований А. и
Д. Приведя для характеристики художественной формы
стихов некоторые из их банальных строк, эксперт, сос-
лавшись на <Очерки по стилистике русского языка>

-85-

проф. Гвоздева, пришел к выводу, что налицо трафа-
ретные по форме и содержанию строки, написанные на
общераспространенную тему. Элемента новизны и ориги-
нальности эксперт в стихах не усмотрел (заключение
эксперта И. от 20 июня 1958 г.).

На основании того же правового критерия решается
спор о том, являются ли рекламные стихи самостоятель-
ным литературным произведением и, следовательно,
объектом авторского права, или же просто технической
информацией в рифмах. Соединение в стихотворные
строки бытующих выражений, вроде
Сухари - хрустящие душистые
Темно-золотистые,

экспертиза не считает объектом авторского права. Риф-
ма и ритм признаются недостаточными для того, чтобы
говорить о художественном произведении: необходимы
внутренние поэтические детали: метафоры, сравнения,
юмор, иначе говоря, художественная форма.

Этих двух примеров достаточно для того, чтобы по-
казать, что художественная форма - не только условие
появления объекта авторского права, но наряду с этим
является юридическим критерием применения законов
об авторском праве и вряд ли могут быть основательные
сомнения в том, что художественная форма произведе-
ния является не только искусствоведческой категорией,
но и носителем правовых качеств, характеризующих
объект авторского права.

ОБРАЗНАЯ СИСТЕМА ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Художественная форма есть средство, с помощью ко-
торого автор приобщает читателя, зрителя, слушателя к
созданным им образам и через них - к идейному содер-
жанию произведения. Каково же правовое значение об-
разной системы как компонента объекта авторского
права?

Образная система органически связана с художест-
венной формой произведения и влияет на нее (не каждое
литературное произведение может быть облечено в дра-
матическую форму, в форму романа и т. д.). Образной
системе принадлежит особое правовое значение. Можно
изменить языковую оболочку литературного произведе-

-86-

ния (подстрочный литературный перевод на другой
язык), и налицо окажутся два произведения, два объек-
та авторского права: оригинальное и зависимое. Можно
переделать всю его литературную форму (драматизация
или экранизация повествовательного произведения), и
здесь мы будем иметь дело с двумя объектами авторско-
го права: оригинальным произведением и зависимым. Од-
нако если переделать образную систему произве-
дения, в которую облечено его идейное содержание
(<Дон-Жуан> Мольера, Байрона, Пушкина), налицо ока-
жутся не только разные объекты авторского права, но и
разные оригинальные произведения. Здесь нет зависи-
мости объектов авторского права, объекты самостоятель-
ны и самостоятельны права.

С правовой точки зрения, образная система художе-
ственного произведения - один из его самых сущест-
венных элементов. Для цивилиста важно различать сю-
жет и образную систему произведения. От правильного
их различения зависит решение споров о плагиате. Пла-
гиат не только там, где заимствован оригинальный сю-
жет без ссылок на первоисточник (ст. 103 Основ граж-
данского законодательства). Плагиат и там, где исполь-
зуется сюжет <бродячий>, но при этом неправомерно
заимствуются образы оригинала.

Какое практическое значение может иметь различе-
ние компонентов художественного произведения (язык,
художественная форма и образная система), покажет
следующий случай из практики одного из ленинградских
районных судов.

Инженер по технике безопасности по заданию завода
в соавторстве с художником создали художественный
плакат, призванный предостеречь рабочего от нару-
шения правил обращения с машиной. Творческие зада-
чи были при этом распределены так: инженер разработал
сюжет плаката, его образную систему (как изобразить
пострадавшего), выбор деталей и композицию плаката
(взаимное расположение составляющих плакат элемен-
тов), художник же выполнил изложенные инженером
на чертеже указания в красках. Созданный таким обра-
зом художественный плакат был не только использован
предприятием для собственных нужд, но также размно-
жен и распространен за плату. Соавторы плаката предъ-
явили в одном из ленинградских судов иск о взыскании

-87-

гонорара с издателя плаката. По делу состоялись две
экспертизы. Обе признали творческий характер работы
художника, что же касается участия инженера, то мне-
ния экспертов разошлись. Суд удовлетворил требования
художника, отказав инженеру в иске на том основании,
что он работал над плакатом в порядке исполнения слу-
жебного задания, что в его работу не было элемента
творчества. Это решение было оставлено в силе Ленин-
градским городским судом.

Ошибка, допущенная ленинградскими судами в оцен-
ке роли инженера в деле создания плаката, вызвана, на
наш взгляд, в значительной мере тем, что в теории нет
ясного представления о структуре художественного
произведения и правовом значении образной системы
произведения. Если бы все эксперты и судьи приняли за
правило различать такие компоненты художественного
произведения, как идейное содержание, сюжет, образная
система, художественная форма и языковая оболочка, то
не могло бы появиться заключения, в котором отрицается
соавторство лица, создавшего столь существенные эле-
менты художественного произведения (плаката), как сю-
жет и образная система.

Новизной образной системы пользуются в качестве
правового критерия при решении споров о вознагражде-
нии, когда возникает сомнение в том, охраняется ли как
объект авторского права спорный продукт чьего-либо
труда. Примером может служить экспертное заключение
С. по елочному сценарию К. и М.

На заключение эксперта С. был поставлен вопрос,
является ли двухактная пьеса для детей <Сказочное
путешествие> оригинальным елочным сценарием, подле-
жащим правовой охране, или нет. Как и следовало ожи-
дать для данного жанра произведения, его тема, идей-
ное содержание, аллегорические образы оказались не
новы, и на поверхностный взгляд оригинальный харак-
тер произведения легко можно было отвергнуть. Тем не
менее, исследовав все образы произведения, эксперт на-
шел, что они, за исключением аллегорических, ориги-
нальны, и этого оказалось достаточно для признания ори-
гинальности пьесы, для отнесения ее к объектам автор-
ского права. Новизна отдельных элементов обратной
системы решила задачу.
Мы увидим и на других примерах, рассматриваемых

-88-

в последней главе настоящей работы, какое существен-
ное значение для права имеет образная система произ-
ведения как носитель новизны, носитель правовых ка-
честв объекта.

Образная система составляет компонент не только
произведений литературы и искусства, но также произ-

<< Предыдущая

стр. 16
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>