<< Предыдущая

стр. 17
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

ведений науки и техники с той лишь разницей, что в по-
следних отсутствует (или не обязательна) художествен-
ная форма; образы, являющиеся здесь понятиями (от-
влеченными образами), облекаются непосредственно в
словесную или иную языковую форму (математическая
формула, таблица, чертеж, образец, действующая мо-
дель и т. п.).

В произведениях науки и техники образная система
играет столь же существенную роль, как и в художест-
венных произведениях. Положение об открытиях, изо-
бретениях и рационализаторских предложениях требует
от автора открытия, чтобы к заявке, на выдачу диплома
было приложено описание существа открытия, выра-
женное в виде сжатой, четкой и исчерпывающе состав-
ленной формулы. В этой формуле как раз и излагается
в концентрированной форме образная система открытия,
т. е. система понятий, отражающих неизвестные ранее
явления, свойства и закономерности материального мира.

То, что сказано о формуле открытия, относится и к
формуле изобретения.

ИДЕЙНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

В идейном содержании художественного произведе-
ния отражается отношение автора к действительности.
Нет и не может быть ни одного произведения творчества
без идейного содержания, но значение идейного содер-
жания в произведениях литературы и искусства, с одной
стороны, отличается от идейного содержания произведе-
ний научного и технического творчества - с другой.
Когда Маркс говорит: <Писатель... создает идеи>, (*1), то
имеется в виду продукция писателя как форма отраже-
ния действительности. Но идеи, создаваемые писате-
лем,- не зеркало, в котором отражается действитель-
ность. Действительность проходит через сознание писа-

(**1) К.Маркс, Теории прибавочной стоимости, т. 1, Соцэкгиз, 1931,
стр. 168.
-89-

теля, преломляющее подобно призме поступающую в нее
информацию. Иден писателя изображают мир таким,
каким его видит писатель. В этом смысле мы и говорим
об <идейности> произведения искусства. (*1).

Идейное содержание, будучи компонентом художест-
венного произведения наряду с образной системой и ху-
дожественным языком, существенно от них отличается:
оно не сочиняется, не творится, не создается самим авто-
ром. Идейное содержание - это духовная среда, созда-
ваемая народом, а там, где народ разделен на классы,-
классами. Художник нашего общества впитывает идеи,
живущие в народе, вдохновляющие народ на труд,
созидание, подвиг, прогресс. И так как идейные позиции
советского народа, сущность его духовной культуры,
принципы жизни, мировоззрение его отражаются в ру-
ководящей деятельности Коммунистической партии Со-
ветского Союза, то неудивительно, что идейная позиция
советского художника, как правило, совпадает с позицией
Коммунистической партии, является партийной и народ-
ной.

Поэтому идейное содержание произведения в каче-
стве компонента произведения охраняется вместе с про-
изведением, но свободно как идейный источник творче-
ства для создания других произведений с тем же идейным
содержанием.

Является ли идейное содержание произведения но-
сителем правовых качеств, позволяющих обращаться к
нему как к средству решения авторских споров? На этот
вопрос должен быть дан положительный ответ. Этим
критерием пользуются при рассмотрении авторских спо-
ров. Иная идейная трактовка сюжета, общего для двух
произведений, служит верным признаком самостоятель-
ности произведения. В последней главе настоящей рабо-
ты правовое значение идейного содержания произведе-
ния для решения спора о плагиате будет показано на
материале сложного судебного спора об авторстве на
кинофильм <Ленин в Октябре>. Здесь мы отметим, что
даже в несложных спорах идейному содержанию произ-
ведений придается правовое значение. Мы приводили уже
выше заключение эксперта Т. по вопросу о том, не заим-

(**1) См. <Идейная позиция писателя>, <Литературная газета>
21 ноября 1959 г.

-90-

ствована ли поэтессой З. ее стихотворная <Сказка про
лень> у поэта Д. К тому, что было нами выше сказано
об этом заключении, мы добавим здесь, что, решая спор
о плагиате, эксперт прибег, в частности, к анализу идей-
ного содержания сравниваемых произведений. В сказке
З. эксперт усмотрел иной назидательный вывод по сравне-
нию с произведением Д., что укрепило эксперта в его
мнении о самостоятельности сказки и ее независимости от
предполагаемого прототипа. (*1).

СЮЖЕТ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Все цивилисты как буржуазных, так и социалистиче-
ских стран сходятся в том, что сюжет литературного
произведения не подлежит охране авторским правом,
однако удовлетворительного объяснения такого решения
не дается. Колер пытался объяснить нейтральный пра-
вовой характер сюжета литературного произведения
тем, что сюжет не изобретается автором; автор нахо-
дит сюжет в мире возможностей. (*2). Это верно для тех
случаев, когда сюжет произведения берется в готовом
виде. Но вряд ли можно согласиться с таким взглядом на
создание сюжета. Принципиальная схема литератур-
ного произведения, его сюжет - есть продукт анализа
и синтеза, требующих интенсивных творческих усилий
интеллекта. Чтобы <даль свободного романа> из неясно-
го видения превратилась в конкретный сюжет, необходи-
мо творчество.

Советские исследователи авторского права Б. С.
Антимонов и Е. А. Флейшиц ищут объяснение общепри-
нятого взгляда на сюжет в том, что правом охраняется
произведение, а сюжет еще не является произве-
дением. (*3). Не считает сюжет произведением и М. В. Гор-
дон, также полагающий, что сам по себе сюжет автор-
ским правом не охраняется: объектом авторского права

(**1) Правовое значение идейного содержания произведения отме-
чено в названной выше монографии Б. С. Антимонова и Е. А. Флей-
шиц <Авторское право>, Госюриздат, 1957, стр. 98, 99.

(**2) J. Kohler, Das literarische und artistische Kanstwerk,
Mannheinz.

(**3) См. Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское пра-
во, Госюриздат, 1957, стр. 85.

-91-

является <все произведение в целом, в том виде, в каком
оно нашло свое объективное выражение>. (*1).

Если бы это объяснение было верно, то в таком слу-
чае не только сюжет, но и другие компоненты литератур-
ного художественного произведения, не составляющие
сами по себе произведения, не охранялись бы правом.
Между тем общепризнано, что любое заимствование из
чужого произведения без соблюдения прав его автора
недопустимо. Почему же делается исключение для
сюжета?

Несколько иначе подошли к решению проблемы сю-
жета А. Ваксберг и И. Грингольц. (*2). В отличие от других
цивилистов авторы названной монографии, соглашаясь с
тем, что сюжет не является самостоятельным произве-
дением, рассматривают заимствование сюжета без со-
гласия автора как нарушение авторского права, так как
<будучи воплощенными в произведении, и сюжет, и фа-
була становятся его неотъемлемыми частями>.

Понятие сюжета не анализируется ни одним из на-
званных выше исследователей. Более того, А. Ваксберг и
И. Грингольц считают, что этим анализом должны зани-
маться не юристы, а литературоведы, так как сюжет
является категорией литературоведческой. Не проводят
они различия и между сюжетом, созданным автором, и
сюжетом, взятым в готовом виде из жизни или лите-
ратурных источников.

До появления работы А. Ваксберга и И. Грингольца
в нашей юридической литературе не было сделано попы-
ток осмыслить категорию сюжета в праве. Все, кто ра-
нее писал об авторском праве, или обходили этот вопрос,
или ограничивались утверждением: сюжет- не произве-
дение и не является объектом авторского права.

Но, хотя А. Ваксберг и И. Грингольц положили на-
чало исследованию проблемы сюжета в праве и в этом
их заслуга, успех их исследования не полон вследствие
того, что они отказались от самостоятельного правового
анализа этого понятия. Так как обойтись без уточнения
его смысла все же нельзя, то оба автора решили опе-
реться на формулу М. Горького, видевшего в сюжете

(**1) М. В. Гордон, Советское авторское право, Госюриздат,
1955, стр. 62.

(**2) См. А. Ваксберг, И. Грингольц, Автор в кино, изд-во
<Искусство>, М., 1961.

-92-

<связи, противоречия, симпатии, антипатии и вообще
взаимоотношения людей, истории роста и организации
того или иного характера, типа>. (*1).

Определение М. Горького принято в искусствоведе-
нии, но в этом определении соединены в нераздельный
комплекс сюжет (события в их последовательности и
связи) и система образов (рост и организация того или
иного характера и т. д.).

Мы понимаем, что в художественном произведении
сюжет и образы нераздельны н в литературоведении их
даже не всегда разграничивают, не выделяя сюжет в
самостоятельный компонент художественного произве-
дения. Но в исследовании правовом мы никогда правиль-
но не решим спора о плагиате или соавторстве, если не
научимся, анализируя понятие произведения, выделять
сюжет в качестве самостоятельного элемента произведе-
ния наряду с системой образов.

Как же должна быть решена в науке авторского пра-
ва проблема сюжета?

Прежде всего мы должны точно договориться, что в
авторском праве следует понимать под сюжетом. Для
этого нам необходимо выяснить литературоведческое
понимание этого компонента произведения. Мы выше от-
метили, что в литературоведении принято рассматривать
сюжет как одну из сторон образной системы произведе-
ния, с которой сюжет органически связан. На этом, од-
нако, анализ сюжета лишь начинается. Литературоведы
считают, что в сюжет входит, во-первых, материал дей-
ствительности, <конкретные события, коллизии, харак-
теры, действия и пр., которые художник открыл в дей-
ствительности и использовал в качестве жизненной осно-
вы своего произведения>. Если так понимать сюжет, то
он окажется за пределами произведения искусства, он
является тогда <элементом предмета и объекта искусст-
ва>. В таком понимании сюжет,-говорит автор приво-
димых выше суждений - болгарский исследователь
Крыстю Горанов,-всего лишь <зародыш, жизненный
материал, жизненная основа сюжета>. (*2).
Вряд ли такое понимание, вернее сказать, упрощение

(**1) А. Ваксберг, И. Грингольц, Автор в кино, изд-во
<Искусство>, М" 1961, стр. 32.

(**2) Крыстю Горанов, Содержание и форма в искусстве,
изд-во <Искусство>, М., 1962, стр. 198.

-93-

сюжета, плодотворно для авторского права. Анализируя
сравниваемые произведения в спорах о плагиате, эксперт
исходит из более сложного представления о сюжете. Ес-
ли же ограничить сюжет жизненным материалом, лежа-
щим в основе сравниваемых произведений, то для автор-
ского права можно будет сделать всего лишь один скуд-
ный вывод: если использованный авторами жизненный
материал - сюжет - различен в двух произведениях,
то и произведения различны; если одинаков, то нет за-
имствования, так как жизненный материал не может
быть носителем правовых свойств произведения, он ле-
жит за его пределами.

В художественном замысле произведения жизненный
материал - основа сюжета будущего произведения --
творчески преобразуется, так как <в настоящем худо-
жественном произведении сюжетный замысел никогда
не является зеркальной копией жизненного материала>.
Это второй этап в развитии сюжета. Мы знаем, однако,
что замысел-субъективный образ, и в этом смысле сю-
жет не является объектом авторского права. Заимствова-
ние чьего-либо замысла без согласия автора у нас эти-
чески осуждается, но не может рассматриваться как пра-
вонарушение.

<< Предыдущая

стр. 17
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>