<< Предыдущая

стр. 19
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

тем при разрешении споров об авторстве приходится ре-
шать вопрос именно о новизне отдельных компонентов
произведения, и весь вопрос в том и состоит, какие ком-
поненты должны быть новыми для того, чтобы можно
было говорить о наличии нового, самостоятельного объ-
екта авторского права.
Другими буржуазными исследователями новизна при-

(**1) См. <Авторское право на литературные произведения>, Гос-
юриздат, 1953, стр. 37 (определение по спору о признании авторского
права на <Технический немецко-русский словарь>).

(**2) См. например, Francois Hepp, La notion doeuvre litterai-
re et artistique, <Le droit dauteur> 1957, Sp. 46-47; M. Sata-
nowski (Аргентина). Обзор статьн <Le droit dauteur> 1957, Sp.
91: E. Riezler, Deutsches Urheber-und Erfinderrecht, Munchen.
1909, S. 36.

-100-

вязывается к форме произведения. (*1). Но что понимать
под формой произведения - языковую оболочку, худо-
жественную форму или образную систему, отражающую
жизнь, - неизвестно. Определеннее решается этот во-
прос у de Boora, который считает носителем новизны так
называемую Sprachform, имея в виду комплекс художест-
венной формы и языковой оболочки. (*2). В отличие от дру-
гих исследователей Колер, этот патриарх буржуазной
теории авторского права, не создал учения о новизне в
строгом смысле слова, но подготовил для него исходные
данные.

В советской юридической литературе впервые поло-
жено начало изучению новизны как признака произведе-
ния. В, И. Серебровский рассматривает новизну как <не-
обходимый элемент всякой творческой деятельности>.
По мнению В. И. Серебровского, новизна <может выра-
зиться в новом содержании, новой форме произведения,
в новой идее, новой научной концепции>. При этом тема
и сюжет могут быть заимствованы, что не мешает резуль-
тату труда приобрести <характер вполне самостоятель-
ного оригинального произведения>. (*3). Эта оценка новизны
при всей скупости формулировки содержит законченную
мысль, требующую развития. Верно, что совпадение темы
и сюжета не предрешает вопроса об оригинальности (т. е.
о новизне) произведения. Не предрешает потому, что за-
дача литературного произведения заключается в худо-
жественном решении сюжета, и, если ново это ре-
шение (система эстетических образов в художественной
форме), то ново и произведение. Научное произведение
определяется новизной логического решения (логических
образов или изложения мыслей). Но, во-первых, все эти
положения должны быть обоснованы. Обоснование же
дается аналитическим исследованием понятия произве-
дения, раскрытием всех его компонентов, представляю-
щих многоэтажную надстройку над сюжетом, и оценкой
каждого из этих компонентов с точки зрения авторского

(**1) См.. например, H. Desbois, La loi fransaise du 11 mars 1957.
<Le droit dauteur> 1957. p. 187

(**2) H. O. de Boor, Urheberrecht und Verlagsrecht, Stuttgart,
1917, S. 81-85.

(**3) В. И. Серебровский, Вопросы советского авторского
права, изд-во АН СССР, 1956, стр. 35.

-101-

права. Во-вторых, говоря о новизне содержания или фор-
мы, следует раскрыть эти понятия. Одно дело, если под
содержанием понимать фабулу (т. е. конкретизирован-
ный сюжет) или идейный смысл произведения автора;
другое дело, если содержание означает образы произве-
дения.

Далее. Новизна может быть различной: новизной ори-
гинального произведения и новизной зависимого произ-
ведения. Для ответа на вопрос, имеем ли мы дело с про-
изведением оригинальным или зависимым, надо знать;
что ново в произведении. Все эти оттенки признака но-
визны, определение его конкретного носителя в произ-
ведении практически необходимы для разграничения ав-
торских правомочий. Это возможно лишь на почве деталь-
ного анализа структуры объекта права.

Понятие новизны, несколько лаконично формулиро-
ванное В. И. Серебровским, получает дальнейшую раз-
работку в монографии Б. С. Антимонова и Е. А. Флей-
шиц. (*1). Повторяя положения В. И. Серебровского о новиз-
не содержания и формы произведения, авторы правильно
уточняют компоненты произведения, могущие быть носи-
телем новизны: идейное содержание (<идеологическая
или идейная трактовка>, по терминологии авторов) и об-
разы. Авторы разграничивают понятие <существенной
новизны> в изобретательском праве и понятие новизны
в праве авторском, новизны как существенного отличия
(п. <б> ст. 9 Основ авторского права).Однако критерия,
позволяющего установить наличие <существенного отли-
чия> (новизны) в авторском праве, Б. С. Антимонов и
Е. А. Флейшиц не дают, предоставляя решение этого во-
проса суду, <на основе заключения экспертизы>.

Делается важная попытка квалифицировать <само-
стоятельное изложение чужого научного открытия> как
новый научный труд зависимого характера. Авторы пря-
мо не говорят об этом, но косвенно здесь дается кон-
струкция <существенного отличия> в научной продукции,
основанная на создании нового логического аппарата
(образной системы) и иллюстрируемая блестящим при-
мером выдающейся работы нашего физика Хвольсона, по-

(**1) См. Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право,
Госюриздат, 1957, стр. 85, 86, 88, 98-99, 120.

-102-

овященной изложению теории относительности Эйн-

штейна. (*1).

Все это, несомненно, значительно обогащает понятие
новизны в авторском праве. Но и здесь, как и у В. И.
Серебровского, мы встречаемся с неопределенными по-
нятиями <новизна содержания>, <новизна формы>, <но-
визна объективной формы>, непригодными в качестве
точного инструмента для научного анализа произведе-
ний, обладающих сложным составом компонентов, из
которых каждый может играть одновременно роль фор-
мы и содержания в зависимости от его отношения к дру-
гим компонентам.

Известный шаг вперед в исследовании новизны сде-
лан М. В. Гордоном и Т. А. Фаддеевой.

М. В. Гордон вводит в научный обиход понятие <су-
щественной новизны> произведения литературы и нау-
ки, однако глубоко не исследует это понятие и не дает
его признаков, необходимых для разграничения произ-
ведений самостоятельных и зависимых. (*2). Оригинальна
попытка Т. А. Фаддеевой раскрыть понятие <существен-
ной новизны> в авторском праве. <Произведения с новой
идеей, оригинальным содержанием и формой изложения
обладают существенной, абсолютной новизной>, - пи-
шет Т. А. Фаддеева. Оперируя, как и ее предшественни-
ки, неопределенными понятиями: <идея>, <форма>, <со-
держание произведения>, Т. А. Фаддеева тем не менее
лает понять, что существуют различные виды новизны.
Неопределенность понятий <форма>, <содержание>,
<идея> в анализе Т. А. Фаддеевой лишает ее рассужде-
ние требуемой четкости научного мышления.

Последней работой, в которой сделан еще один шаг
вперед в изучении новизны произведения, является ис-
следование Н. А. Райгородского <Авторское право на
кинематографическое произведение>. (*4). Пользуясь крите-
рием новизны, Н. А. Райгородский правильно получает

(**1) См. Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право,
Госюриздат, 1957, стр. 100.

(**2) См. М. В. Гордон, Советское авторское право, Госюриздат,
1955, стр. 63.

(**3) См. Т. А. Фаддеева, Право авторства по советскому граж-
данскому праву, <Вестник ЛГУ>, № 23, серия экономики, философии
и права, вып. 4, стр. 114.
(**4) См. Н. А. Райгородский, Авторское право на кинемато-
графическое произведение, изд-во ЛГУ, 1959.

-103-

понятие <произведения исполнительского творчества>,
являющегося новым по сравнению с исполняемым про-
изведением и принадлежащего к другому виду искус-
ства. (*1).

Мы видим, таким образом, что советская теория ав-
торского права внесла свой вклад в развитие учения о
новизне как важнейшем критерии для разграничения
сфер субъективных авторских прав. (*2).

3. В культурной жизни, в преемственности и росте
духовного богатства общества новизна имеет особое
гносеологическое значение, без которого прогресс был
бы затруднен или даже вовсе невозможен. Прогресс, бу-
дет ли это прогресс техники, науки, или прогресс искус-
ства, литературы, нравов, культуры общества, предпола-
гает два процесса: наследование старых, установивших-
ся, общепринятых истин и норм и, с другой стороны,
пересмотр, обновление, рождение иных, новых норм и
истин.

Передача <старых> истин и норм от одного поколе-
ния к другому происходит не на одних и тех же фактах
и примерах, не одними и теми же суждениями. Нет, нау-
ка, литература, искусство, техника, будучи в отдельности
своеобразными орудиями познания и преобразования
природы и человека, будучи глашатаями старых и новых
истин, выразителями красоты, многообразия различных
качеств и явлений природы, общества, духовного мира
человека, сообщают людям свои сведения об одном и
том же не только различными средствами и приемами,
но и непрестанно обновляют каждая свой специфический
арсенал этих средств. Ученые по-разному пишут о строе-
нии вселенной; литераторы различно изображают вели-
чие патриотизма; живописцы по-разному передают кра-
соту природы и человека и т. д. Если бы для воспи-
тания человеческих поколений в духе патриотизма было
достаточно одного хорошего литературного произведе-
ния, то в литературе не существовало бы темы и после
рассказов Л. Н. Толстого о героях Севастопольской обо-

(**1) См. Н. А. Райгородский. Авторское право на кинемато-
графическое произведение, изд-во ЛГУ, 1959, стр. 52.

(**2) Из работ авторов других социалистических стран нам извест-
но только краткое исследование Кеммеля (E. Kaemmel, Das
geltende Urheber- und Verlagsrecht der Deutshen Demokratichen
Republik), в котором понятие новизны подробно не анализируется.

-104-

роны, было бы незачем писать о других героях-патрио-
тах. Между тем воспитание советского патриотизма тре-
бует не одного, а многих, т. е. новых, различных приме-
ров патриотизма, новых форм изображения героя.

Почему это происходит? Это происходит потому, что
явления природы, общества, духовного мира человека
неисчерпаемы как в своем содержании, так и в формах
проявления и развития. Знание предмета развивается.
углубляется, не имея предела. Развивается и самый пред-
мет знания. Вследствие этого законы отражения требуют
обогащения образа истины, требуют новизны фактов
и понятий (наука), средств изображения (литература,
искусство), средств воздействия на мир (техника). Мож-
но бесконечно писать о патриотизме, не исчерпывая темы,
но углубляя и расширяя знание предмета. Таким обра-
зом, новизна произведения является отражением неисчер-
паемого многообразия объекта, его развития и проявле-
нием развивающегося знания предмета. Это - гносео-
логическая природа новизны, характеризующей произве-
дение творчества. Поэтому один и тот же вечный лите-
ратурный или иной эталон истины, красоты и т. д. был бы
их искажением, выдавая ничтожно малую часть за це-
лое. Развитие общества изменяет человеческие идеалы.
Мы восхищаемся творениями Фидия и Праксителя, по
как обеднела бы скульптура, если бы античные идеалы
сковали ее развитие. Как обеднела бы наша мораль, ес-
ли бы человечество не знало других образцов мужества
или мудрости, кроме Муция Сцеволы или Солона.

<Сколько раз надо повторять одни и те же мысли,
чтобы они дошли до сознания большого числа люден?
Сколько раз одни и те же идеи, одни и те же разумные ре-
шения трудностей нашего существования находили свое
выражение в прошлом и настоящем, не приводя к ощути-
мым результатам?>. (*1). Столько раз, ответим мы на эти
вопросы Жолио Кюри, сколько новых доказательных
средств мы будем находить для того, чтобы убеждать
людей. Однообразие воздействия на наши мысли и чув-
ства посредством одних и тех же произведений человече-
ского интеллекта причинило бы непоправимый вред по-
знанию, оттолкнув нас от истины, красоты, благородст-

(**1) Фредерик Жолио Кюри, Взмах крыла, <Литературная
газета> 12 января 1960 г.

-105-

<< Предыдущая

стр. 19
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>