<< Предыдущая

стр. 21
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

точное определение этих пределов составляет фундамен-
тальную проблему авторского права.

Если бы мы не знали строения произведения, его
компонентов, то разрешение интересующей нас пробле-
мы вряд ли было бы возможно. Зная эти компоненты и
оперируя понятиями новизны и творчества, мы должны
ее решить.

В связи с этим первое, что следует сказать, относит-
ся к теме произведения. Так как тема не является тво-
рением автора произведения, то при заимствовании те-
мы чужого произведения и самостоятельности осталь-
ных компонентов произведения, мы всегда будем иметь
дело с новым, творчески самостоятельным произведени-
ем, созданным без использования чужого произ-
ведения.

Вторым совпадением-наряду с темой произведения
может оказаться его идейное содержание: авторская
позиция, взгляды, оценки автора. И это совпадение при
самостоятельности других компонентов не свидетельст-
вует об использовании, так как идейное содержание
произведения само по себе, вне связи с другими элемен-
тами произведения, не составляет объекта авторского
права.

Совпадение двух произведений может, далее, лежать
в плоскости сюжета. И в этом случае мы не будем иметь
дела с использованием чужого произведения, если в основе
обоих лежит сюжет <бродячий>, т. е. неоригинальный, а
прочие компоненты произведения самостоятельны.

Использование при совпадении сюжета начинается
только тогда, когда заимствован чужой оригиналь-
ный сюжет. Здесь-то и потребуется путем сравнения
обоих произведений решить вопрос, создано ли новое,
творчески самостоятельное произведение.. Знание строе-
ния литературного произведения подсказывает нам сле-
дующее решение этого вопроса: при использова-
нии оригинального сюжета чужого ли-
тературного произведения новым,
творчески самостоятельным будет про-
изведение, отличающееся от использо-

-111-

ванного новизной образной системы и
художественной формы.

Вот пример, взятый нами из практики рассмотрения
авторских споров экспертной комиссией при Ленинград-
ском областном управлении по охране авторских прав.

Гласное управление кинематографии Министерства
культуры Киргизской ССР рассмотрело о 1957 году жало-
бу З., автора киносценария <Белая бабочка>, на незакон-
ное использование ее сценария группой авторов В., Г. и
С., написавших киносценарий <Голубая Звезда>. Груп-
па авторов обвинялась в плагиате. В заключении по
этому спору, подписанному начальником названного уп-
равления, были подвергнуты сравнению оба сценария.
Изложив кратко содержание первого и второго сцена-
риев, обнаруживающих сходство сюжета, автор заклю-
чения, не анализируя обрисовки персонажей и художест-
венных приемов сценаристов, прямо от изложения содер-
жания сценариев приходит к следующему выводу:
<Факты, изложенные в заявлении З., подтвердились. Со-
держание как по теме, так и по сюжету двух вышеупо-
мянутых сценариев совпадает. Действительно, работа З.
была использована В., Г. и С. в своей творческой заявке,
а затем и в киносценарии <Голубая Звезда>. Изменены
некоторые ситуации и имена героев>. В этом заключении
отмечается, что один из группы авторов, именно В., ре-
цензировал ранее киносценарий З. <Белая бабочка>, что
позволило ему воспользоваться этим сценарием для на-
писания другого: <Голубая Звезда>. Отсюда делается
вывод о плагиате.

На чем основан этот вывод? На совпадении в обоих
сценариях темы и сюжета. Как видно из другого эксперт-
ного заключения по тому же делу, составленного членом
Союза советских писателей драматургом К., оба сцена-
рия - <Белая бабочка> и <Голубая Звезда> - были
написаны на <бродячий сюжет>, встречающийся во мно-
гих произведениях (отец находит потерявшихся сына или
дочь). Таким образом, плагиат выведен экспертом мини-
стерства, составившим заключение, из наличия в сопо-
ставленных сценариях:

а) общей темы, не составляющей компонента объекта
авторского права, и

б) общего сюжета, юридически безразличного для
спора, поскольку сюжет является <бродячим>.

-112-

Основные компоненты произведения, имеющие реша-
ющее значение для исхода спора, остались вне кругозо-
ра автора заключения: это образы и художественные
особенности этих сценариев. Анализ структуры объекта
авторского права позволяет безошибочно сказать, что

автор заключения по спору был некомпетентен в его
решении.

Использование чужого произведения имеет место,
далее, в случае переработки повествовательного произ-
ведения в драматическое либо в сценарий и наоборот
(а также переработка драматического произведения в
киносценарий и наоборот), изображения произведения
живописи средствами ваяния и т. п. При подобных пере-
работках имеет место заимствование таких элементов
чужого произведения, как сюжет н образная система,
перерабатывается только художественная форма: из по-
вествовательной в драматическую или наоборот и т. д.
Переработка художественной формы произведения с
сохранением остальных его элементов рассматривается
в Основах гражданского законодательства как создание
нового, творчески самостоятельного произведения
(ст. 103).

Использованием чужого произведения для создания
нового, творчески самостоятельного произведения яв-
ляется перевод на другой язык (ст. 102 Основ граждан-
ского законодательства). О нем подробно сказано выше
(см. стр. 50-56 настоящей работы).

Вряд ли есть необходимость особо говорить о том, что
элементарное изменение такого компонента чужого про-
изведения, как языковая оболочка, не повлечет создания
нового, творчески самостоятельного произведения. Но-
вый объект авторского права, очевидно, при этом не воз-
никает, так как перестановка или замена слов - это
такое изменение языковой оболочки, которое не требует
творчества.

Поэтому новый порядок или состав слов не создает
нового произведения и тот, кто подобную <переделку>
припишет себе как собственное произведение, ока-
жется плагиатором. (*1).

(**1) А. И. Ваксберг пишет по этому поводу: <Видоизменение тек-
ста также не спасает от обвинения в плагиате, так как при этом из-
меняется только словесная ткань (иначе говоря, оболочка) и ос-
тается в неприкосновенности мысль, идея (содержание, существо)
произведения.

Здесь возможны различные варианты. Иногда речь идет о не-
большой перестановке слов и плагиат виден, что называется, нево-
оруженным глазом, как, например, в такой <замене> текста: вместо
авторской фразы <...благодаря своей близости к народной поэтике
стихи его получили всенародное распространение и превращались
в фольклор>, плагиатор написал: <Многие его стихотворения на-
столько близки к народной поэтике, что постепенно превратились в
фольклор>. В этом случае кража мысли и даже буквального текста
очевидна> (А. И. Ваксберг, Издательство н автор, М., 1957,
стр. 95).

-113-

Исследование интересующей нас проблемы показыва-
ет, что для признания новизны и творческой самостоя-
тельности произведения, созданного путем использова-
ния чужого произведения, достаточно новизны и само-
стоятельности:

1) образной системы или

2) художественной формы либо

3) языковой оболочки (только в подстрочных перево-
дах типа <литературного подстрочника>).

Иллюстрации к этим положениям приведены нами в
последней главе настоящей работы.



V.

ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ

СТРУКТУРНОГО АНАЛИЗА ПРОИЗВЕДЕНИЯ
ДЛЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ
И ЭКСПЕРТИЗЫ

1

ТРАКТОВКА ПОНЯТИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ

Имеет ли юридический анализ структуры произве-
дения практическое значение? Может ли он служить ме-
тодом разрешения авторских споров в суде? Попробуем
на материале известных судебных дел применить к их
решению данные правового анализа структуры произ-
ведения.

Весьма характерны судебные решения по делам, в
которых авторы ведомственных отчетов, инструкций
и т. п. материалов требуют признания авторских прав на
созданный ими труд и выплаты авторского вознагражде-
ния. При разрешении этих дел особенно наглядно сказы-
вается отсутствие ясного критерия, позволяющего опреде-
лять, имеем ли мы дело с произведением науки, литерату-
ры или искусства, а также смешение двух самостоятель-
ных вопросов права: вопроса об авторском праве на про-
изведение и вопроса о праве на авторское вознагражде-
ние, решение которых покоится на различных основа-
ниях.

1. Агроном С., работавший в Управлении государст-
венной хлебной инспекции, написал по заданию админи-
страции инструкцию-справочник по борьбе с вредителя-
ми зерна и продуктов его переработки. Инструкция была
издана в виде брошюры. Агроном предъявил иск о взы-
скании авторского гонорара. (*1). Экспертиза усмотрела в

(**1) См. <Авторское право на литературные произведения>, Гос-
юриздат, 1953, стр. 26.

-115-

труде С. не ведомственную инструкцию в точном смысле
слова, а научно-популярную брошюру. Отказывая истцу
С. в признании авторского права на его труд, Граждан-
екая кассационная коллегия Верховного Суда РСФСР
в определении от 4 марта 1929 г. указала, что <инструк-
ция, составленная научно-популярно, не перестает быть
инструкцией, а лишь принесет большую пользу, будучи
лишена бюрократической сухости...>. Так как <ведомст-
венную инструкцию никак нельзя подвести под понятие
произведения науки, литературы и искусства, порожда-
ющего авторские права>, Гражданская кассационная
коллегия оставила в силе решение суда об отказе в иске
о взыскании авторского гонорара.

Ведомственную инструкцию, действительно, нельзя
подвести под понятие объекта права, но почему? Потому
разве, что она разработана по заданию ведомства, в слу-
жебном порядке и т. п.? Нет. Учебник можно тоже на-
писать по заданию ведомства и в служебное время, одна-
ко он является объектом авторского права. Плакат мож-
но создать в служебное время и по заданию ведомствен-
ных органов, однако если он будет сделан в виде худо-
жественного произведения, то станет объектом авторско-
го права. Но инструкции, отчеты пишутся обычно в кан-
целяриях служебным языком. Самое название <отчеты,
<инструкция> стали синонимами канцелярского стиля.
В этом только смысле и верно утверждение коллегии
Верховного Суда РСФСР, что инструкция не произве-
дение науки или литературы. Но если бы легкомыс-
ленный работник составил инструкцию или отчет в стихах,
стихах образных - как тогда решался бы вопрос?
Не назначение, а форма труда играет роль. Научно-
популярный труд не перестает быть объектом автор-
ского права от того, что предназначен быть инструк-
цией.

В судебном деле агронома С. кассационная коллегия
Верховного Суда РСФСР не отрицала научно-популяр-
ный характер инструкции, и так как научно-популярный
труд охраняется, каковы бы ни были его достоинство и
назначение (ст. 4 Основ авторского права, а теперь ст. 96
Основ гражданского законодательства), то коллегия
должна была бы признать за ее составителем авторское
право на нее. Однако коллегия исходила из ошибочного
мнения, будто признание за трудом С. значения объекта

<< Предыдущая

стр. 21
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>