<< Предыдущая

стр. 22
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


-116-

авторского права (произведение науки) должно повести
к выплате авторского вознаграждения. А так как права
на вознаграждение С. в данном случае действительно
не имеет (в этом коллегия не ошиблась), то отсюда вы-
вод коллегии: нет объекта авторского права.

Между тем вопросы о наличии произведения, т. е.
объекта авторского права, и о праве на вознаграждение
и деле С. следовало разделить. Признание за инструкци-
ей качества научно-популярной работы свидетельствует
о том, что в ней научные сведения были подвергнуты са-
мостоятельной литературной обработке. С. не ограни-
чился изложением указаний по борьбе с вредителями
зерна, он создал научно-популярный очерк. Сущность
научного труда заключается или в самостоятельной ли-
тературной обработке известных научных понятий, или
в создании новых понятий. Научно-популярный труд це-
нен и характерен тем, что дает новое изложение научных
понятий в доступной для всех форме. Вот почему утверж-
дение коллегии Верховного Суда РСФСР, что научно-
популярная форма только улучшает инструкцию, не
превращая ее в объект авторского права, противоречит
закону. Для того чтобы вскрыть эту ошибку, необходимо
исходить из структуры произведения как объекта автор-
ского права. Инструкция, сохраняя свое назначение ру-
ководства в практической работе, может в отдельных
случаях оказаться произведением науки и тем самым
объектом авторского права: в тех, именно, случаях, ког-
да она удовлетворяет его признакам.

Иначе решается вопрос об авторском вознаграждении
агронома С. Признание за трудом значения объекта ав-
торского права не предрешает вопроса о праве на ав-
торский гонорар. Если имущественные интересы автора
урегулированы не издательским, а трудовым договором,
и автору выплачено вознаграждение в виде заработной
платы за выполнение труда в служебное время по зада-
нию администрации, то отпадает возможность ставить
вопрос об уплате авторского гонорара.

Нам кажется, поэтому, необоснованным мнение М. Б.
Гордона, высказанное им по вышеприведенному делу
агронома С. <Суд совершенно основательно пришел к
выводу, - пишет М.В. Гордон, - что официальный ха-
рактер инструкции исключает возможность рассматри-
вать ее как объект авторского права определенного ли-

-117-

ца>. (*1). Но в переводе на русский язык <официальный> оз-
начает <должностной>, <служебный>. Разве служебный
характер деятельности исключает действие норм автор-
ского права там, где проявлено творчество? Из закона
следует как раз обратное: квалификация объекта зави-
сит от наличия в нем признаков произведения творчества,
а не от правового статуса субъекта (ст. 96 Основ граж-
данского законодательства).

2. В другом судебном деле управляющий делами за-
вода гр-н В. по поручению дирекции завода составил эко-
номический очерк <Пять лет работы> завода и потребо-
вал от завода уплаты авторского гонорара. Судебная
экспертиза пришла к выводу, что труд В. следует считать
не отчетом завода, а экономическим очерком и что у В.
есть авторское право на названную работу. Отменяя ре-
шение народного суда, удовлетворившего исковые требо-
вания В., Гражданская кассационная коллегия Верхов-
ного Суда РСФСР в определении от 15 июня 1928 г. (*2)
указала на то, что: 1) экспертиза дала голословное за-
ключение о характере работы; 2) истец исполнял слу-
жебные обязанности, в которые входило составление офи-
циальных отчетов; 3) истец работал в служебные часы,
пользуясь услугами коллектива и администрации;
4) очерк не преследовал коммерческих целей и 5) ист-
цом не было заключено договора с заводом.

И здесь конечный вывод об отсутствии у истца права
на вознаграждение верен, поскольку имущественные от-
ношения истца с заводом были урегулированы трудовым
договором и работа делалась в служебные часы по за-
данию завода.

Но коллегия Верховного Суда РСФСР, установив
голословность заключения экспертизы, не смогла дать
суду конкретных указаний, которые позволили бы уста-
новить при новом рассмотрении дела реквизиты объекта
авторского права. Более того, коллегия направила вни-
мание суда при решении вопроса о наличии объекта ав-
торского права не туда, куда следует. Из определения
коллегии видно, что, по ее мнению, должностное поло-
жение истца в качестве управляющего делами и круг его

(**1) М. В. Гордон, Советское авторское право, Госюриздат,
1955, стр. 64.

(**2) См. <Авторское право на литературные произведения>, Гос-
юриздат, 1953, стр. 27.

-118-

обязанностей, к которым относилось составление офици-
альных отчетов, сами по себе исключают возможность
квалифицировать его труд как объект авторского права.
Такая точка зрения неверна, она противоречит ст. 96
Основ гражданского законодательства (ранее ст. 4
Основ авторского права), где наличие объекта автор-
ского права поставлено в зависимость от творчества, а
не от должностного положения автора и круга его обя-
занностей. И здесь следовало разделить вопросы об ав-
торском праве, с одной стороны, в праве на гонорар -
с другой. Что же касается решения вопроса, является ли
очерк истца объектом авторского права, то оно может
быть выведено из структуры логических объектов автор-
ского права. Если официальный отчет составлен не в виде
сводки официальных документов, а в виде экономическо-
го очерка, для которого характерно самостоятельное син-
тетическое мышление с помощью экономических катего-
рий и приведение последних в оригинальное сочетание с
получением выводов и обобщений, выходящих за преде-
лы содержания официальных документов, то налицо ори-
гинальная логическая образная система, которая, будучи
облечена в словесную оболочку, составляет объект автор-
ского права, каково бы ни было его назначение. Сообра-
жения о должностном положении автора, его обязанно-
стях, официальном характере отчета и т. п. не влияют
на решение этого вопроса и могут играть роль только
при определении права автора на вознаграждение.

3. В споре между университетом и его сотрудником (*1)
по вопросу о возможности признания авторских прав на
атлас диаграмм, разработанный сотрудником универси-
тета в рабочее время на средства и по материалам уни-
верситета, Гражданская кассационная коллегия Вер-
ховного Суда РСФСР, отменяя решение народного суда,
признавшего в соответствии с заключением экспертизы
авторское право сотрудника на атлас диаграмм, потре-
бовала от народного суда при пересмотре дела: 1) на-
значения авторитетной экспертной комиссии и 2) провер-
ки условий работы сотрудника, его взаимоотношений с
университетом и его сотрудниками, круга его служебных
обязанностей.

(**1) См. <Авторское право на литературные произведения>, Гос-
юриздат, 1953, стр. 29.

-119-

Требуя назначения авторитетной экспертной комис-
сии, коллегия Верховного Суда РСФСР тем самым до-
пустила возможность признания работы, выполненной по
служебному заданию, объектом авторского права. Вме-
сте с тем коллегия своими дальнейшими указаниями су-
ду поставила решение вопроса о наличии объекта автор-
ского права в зависимость от круга служебных обязан-
ностей и характера взаимоотношений между
сотрудником и университетом, смешав в одно два вопро-
са: об авторском праве и праве на гонорар. Имуществен-
ные элементы авторского правоотношения подлежали
здесь обсуждению по нормам трудового законодатель-
ства, поскольку они были урегулированы трудовым до-
говором.

И в этом споре вопрос об авторском праве должен
отделяться от вопроса о гонораре и решаться в зави-
симости от наличия в объекте такого компонента, как
самостоятельная образная система, в данном случае-
логическая система, система понятий, поскольку речь
идет о логическом объекте авторского права.

4. В журнале <Советская юстиция> № 9 за 1958 год
под заголовком <Объектом авторского права не может
быть ведомственная инструкция, даже если для состав-
ления ее был заключен договор с издательством>, сооб-
щается определение Судебной коллегии по гражданским
дедам Верховного Суда РСФСР; которое содержит ни-
чем не ограниченное утверждение, что ст. 4 Основ автор-
ского права не распространяется на инструкцию ведом-
ственного характера, составленную в силу служебного
положения и содержащую основные правила техниче-
ской эксплуатации и безопасности.

Если в данном судебном деле действительно шла
речь только об инструкции, содержащей голые правила,
то определение Судебной коллегии для данного дела
правильно. Но формулировка мысли в определении Кол-
легии чрезмерно широка, так как из нее вытекает, что
никакая ведомственная инструкция, даже с элементами
научного труда, не может быть объектом авторского
права. Из всего сказанного выше следует, что при возник-
новении спора о том, можно ли отнести ведомственный
отчет или инструкцию, да и любую служебную работу,
к объектам авторского права, необходимо решать от-
дельно: вопрос об авторском праве и вопрос о праве на

-120-

гонорар. Первый решается в зависимости от наличия
или отсутствия в произведении в качестве компонента са-
мостоятельного литературного изложения научных све-
дений или самостоятельной образной системы: второй
вопрос зависит от того, в какую форму облечены иму-
щественные отношения сторон: трудовую или граждан-
скоправовую.

КРИТЕРИЙ НОВИЗНЫ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ

Как применяется критерий новизны при рассмотре-
нии судебных споров, вытекающих из авторских право-
отношений, может показать следующее судебное дело. (*1).

Ответчики по делу, в котором истцом было Бюро по
охране авторских прав <Всекохудожник>, издали серию
открыток, изображающих сцены из оперы <Борис Году-
нов>, оформление которой (декорации, костюмы) при-
надлежало художнику Ф. <Всекохудожник> предъявил
в суд иск о взыскании с ответчиков авторского гонора-
ра, причитавшегося художнику за воспроизведение его
работ, составлявших объект его авторского права. От-
ветчики, возражая против иска, ссылались на то, что
воспроизведения нет, так как <издание открыток являет-
ся самостоятельным произведением на основе фотогра-
фии, монтажа фотоснимков и перенесения фотоснимка
в красках на бумагу>.

Рассматривая дело в кассационном порядке, Судеб-
ная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
РСФСР в своем определении отвергла точку зрения
представителей ответчиков о том, что в данном случае
есть новое произведение, выражающее достижения по-
лиграфии. Однако, правильно решив дело по существу.
обосновать свое решение Верховный Суд РСФСР
не смог.

Пользуясь анализом понятия произведения искусства
и знанием структуры объекта авторского права, мы мо-
жем привести правовые основания того определения,
которое Судебная коллегия по гражданским делам Вер-
ховного Суда РСФСР вынесла интуитивно.

(**1) См. <Авторское право на литературные произведения>, Гос-
юриздат, 1953. стр. 28.

-121-

Новое, творчески самостоятельное произведение ха-
рактеризуется новизной и самостоятельностью его об-
разной системы и художественной формы. В судебном
деле Ф. открытки воспроизводили костюмы и декорации,
т. е. художественные образы, созданные Ф. Следова-
тельно, новизны образной системы в них не было. В чем
могла еще заключаться новизна открыток? В художест-
венной форме, в которую могли быть облечены образы
оригинала (например, изображение произведения жи-
вописи средствами ваяния). Однако в рассматриваемом
случае художественная форма использованного произ-
ведения не изменилась: в открытках композиция произ-
ведения, выбор изобразительных средств, рисунок, ко-
лорит те же самые, что в оригинале. Изменилась только
объективная форма: вместо полотна и красок живопи-
си - бумага и типографские краски.

Таким образом, ответчики не создали нового, творче-
ски самостоятельного произведения, они воспроизвели
чужое произведение искусства с нарушением права ав-
тора, ограничившись изменением одной только объек-
тивной формы произведения, новизна которой не имеет

<< Предыдущая

стр. 22
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>