<< Предыдущая

стр. 24
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


-127-

истцов. Эксперты подробно разбирают историческое из-
ложение истцами и политическое освещение в их сце-
нарии событий, предшествовавших октябрьскому вос-
станию и относящихся к самому восстанию. Этот анализ
показывает, что истцы, исказив исторический ход собы-
тий, дали ему в сценарии неверное и вредное политиче-
ское освещение; неправильное освещение роли Ленина,
фигуры Керенского и т.д. Таким образом, в этом пункте
заключения опорочена идейная позиция авторов сценария
Цацулина и Штейнбаха. Оценивая этот пункт эксперт-
ного заключения, мы видим, что эксперты начали свое
исследование с того компонента произведения искусства,
который в структурном анализе произведения назван
идейным содержанием произведения. Этот компонент
введен нами в структуру объекта авторского права.
Не будучи сам по себе объектом авторского права, он иг-
рает важную роль в сравнительной оценке произведений,
противопоставляемых друг другу в спорах об авторстве.
Где различны идейные позиции, там различны и про-
изведения.

б) Далее эксперты исследуют сюжетное построение
сценария истцов и сравнивают его с сюжетным построе-
нием сценария ответчика. Оказывается, что сюжеты сце-
нариев настолько различны (сравнение действующих лиц,
их отношений, роли в событиях), что <о совпадении сю-
жетного построения в сценариях гр. гр. Цацулина и
Штейнбаха, с одной стороны, и гр. Каплера, с другой, не
может быть и речи>.

Этот пункт экспертного заключения содержит оцен-
ку второго компонента объекта авторского права, стоя-
щего в нашем анализе структуры объекта рядом с идей-
ным содержанием (между идейным содержанием и образ-
ной системой объекта). Характерно, что эксперты не ра-
створяют сюжет в образной системе произведения. Вы-
деление сюжета в самостоятельный компонент в нашем
анализе структуры объекта авторского права оправды-
вается, таким образом, при решении правовых, а не чи-
сто искусствоведческих вопросов. Хотя сюжет не являет-
ся самостоятельным объектом авторского права, но игра-
ет роль в сравнительной оценке произведений с правовой
точки зрения.

в) Третьим пунктом исследования экспертов являет-
ся трактовка сценаристами персонажей фильма: харак-

-128-

теристика персонажей. Тщательно исследуя отдельные
образы, общие для обоих сценариев (образ шпика, образ
председателя завкома), эксперты показывают раз-
личное идеологическое и художественное решение этих
образов. Мы знаем, что характеристика персонажей, по-
строение их образов составляют так называемую образ-
ную систему произведения. Этот компонент является
одним из главных в объекте авторского права. Идейная
трактовка может быть одинаковой, так как одинаковы
могут быть идейные позиции авторов. Сюжет тоже сво-
боден и его совпадение не свидетельствует о нарушении
права, а различие в сюжете доказывает лишь несовпаде-
ние объектов авторского права. Зато образная система-
это существо произведения, и совпадение образов гово-
рит о заимствовании, о нарушении права. Эксперты по-
казывают различие в образах двух сценариев.

г) Если бы эксперты строго следовали нашей струк-
турной схеме объекта авторского права, они обратились
бы после исследования образной системы сценариев к
сравнению их художественной формы. Эксперты не вы-
деляют анализа художественной формы сценариев в
отдельный пункт. На четвертом месте они рассматрива-
ют совпадающие места сценариев и доказывают неизбеж-
ность подобных совпадений при обработке одинаковых
исторических ситуаций. Но эксперты все же не обходят
вопроса о четвертом компоненте произведения: художе-
ственной форме. Свои замечания о художественных до-
стоинствах обоих сценариев эксперты разбросали в
третьем и четвертом пунктах заключения. Они говорят о
полнокровности образов второго сценария то сравнению
с первым; о художественной разработке сцен, немых в
сценарии истцов; глубокой и тщательной разработке ху-
дожественных решений сценария Каплера и примитив-
ности решений сценария Цацулина и Штейнбаха. Этот
анализ художественной формы они заключают выводом:
<Необходимо констатировать совершенно несомненное
различие художественных и политических качеств, прие-
мов и форм сюжетной разработки обоих сценариев...>. (*1).

Этот более, или менее подробный разбор экспертного
заключения по судебному спору об авторстве на сцена-

(**1) См. также разбор этого спора в монографии А. Ваксберга и
И. Грингольца, Автор в кино, изд-во <Искусство>, 1961,
стр. 36-37.

-129-

рий фильма <Ленин в Октябре> мы предприняли для
того, чтобы показать, что совпадение нашего структур-
ного анализа объекта авторского права с экспертным
анализом сценариев фильма <Ленин в Октябре>, поло-
женным в основу судебного решения спора об авторстве,
доказывает несомненное практическое значение струк-
турного анализа объекта авторского права. Если срав-
нить этот вывод с теми, которые сделаны выше по судеб-
ным спорам о правах редактора, о соавторстве, о праве
на разработанные в ведомственном порядке отчеты и
инструкции, то напрашивается заключение, что анализ
структуры объекта авторского права должен занять при-
надлежащее ему место в теории и практике авторского
права, особенно в судебной практике.

5) Нашей точки зрения на соавторство применитель-
но к записи чужого музыкального произведения при-
держивается Н. Зильберштейн. <Если роль композитора
ограничивается записью мелодии или ее редактирова-
нием, то соавторство отпадает. Однако нередко мелодия
требует доработки, которая заключается в развитии те-
матического материала и придании этому материалу за-
конченной музыкальной формы. Без доработки произве-
дение попросту не существует как песня или инструмен-
тальная пьеса. Его нельзя исполнять или печатать. Когда
дело обстоит так, сочинитель мелодии не вправе претен-
довать на единоличное авторство>. (*1). Это тот же случай,
что и запись литератором рассказа очевидца: когда рас-
сказ (в данном случае мелодия) носит образный харак-
тер, то использование образов литератором (композито-
ром) обусловливает соавторство.

ВНЕСУДЕБНАЯ ЭКСПЕРТИЗА

1. Выше были рассмотрены некоторые судебные дела
по авторским спорам с целью показать значение струк-
турного анализа объекта авторского права для судебной
практики. Но авторские споры рассматриваются не толь-
ко в судебных органах. Очень многие из этих споров не
доходят до суда и разрешаются с помощью внесудебной

(**1) Н. Зильберштейн, Авторское право на музыкальные
произведения, <Советский композитор>, М., 1960, стр. 34-35.

-130-

экспертизы, причем дела эти чрезвычайно разнообразны
по своему характеру и представляют значительный инте-
рес для исследователя авторского права. Ниже будет
приведено несколько таких споров, и мы увидим, как
велико практическое значение теории, разрабатывающей
критерии новизны в авторском праве.

Мы привели выше спор об авторстве на киносценарий
<Голубая звезда>, по которому Главное управлеиие ки-
нематографии Министерства культуры Киргизской ССР
пришло к юридически неграмотному заключению, осно-
ванному на незнании строения литературного произведе-
ния и правового значения таких его элементов, как тема
и сюжет. Приведем теперь второе заключение по тому
же спору, составленное 25 октября 1959 г. драматур-
гом К. В нем отрицается плагиат на том основании, что
один и тот же сюжет, одни и те же ситуации <рассказы-
ваются авторами по-разному и разными авторскими при-
емами>. В этой лаконической и несколько общей фор-
мулировке скрывается утверждение о различии образов
и художественной формы обоих сценариев. Если бы дра-
матург К. разобрал образную систему сценариев так,
как это было сделано в приведенном выше заключении
по спору о киносценарии <Ленин в Октябре>, то его за-
ключение было бы более убедительно и мотивировано.
Но оно в принципе юридически грамотно. Даже если
считать, что сценарий <Белая бабочка> был использо-
ван в сценарии <Голубая звезда>, то самостоятельная
художественная обработка материала и создание новых
образов позволяют утверждать, что налицо имеется но-
вое, творчески самостоятельное произведение, <сущест-
венно> отличающееся от оригинала (по терминологии
Основ авторского права 1928 года).

Во всяком случае экспертное заключение драматурга
К. доказывает, что при решении им спора о плагиате точ-
ка опоры была найдена в двух компонентах произведе-
ния: системе образов и художественной форме. Приме-
няя критерий новизны при сличении этих компонентов,
эксперт нашел правильное решение.

2. В предыдущем примере речь шла о киносценариях
и перед экспертом стояла задача решить спор о плагиа-
те. Мы рассмотрим теперь другое заключение, предметом
которого является либретто музыкального произведения.
Автором Л. было переделано либретто оперы Чай-

-131-

ковского <Орлеанская дева>. Перед экспертом-музыкове-
дом Д. стояла задача определить характер переделки
с точки зрения авторского права. Эксперт приводит в
своем заключении от 10 мая 1958 г. три вида возмож-
ных переделок оперных либретто:

1) новая редакция, т. е. изменение текста при сохра-
нении смысла. В новой редакции изменяются фразы
с тем, чтобы сделать звуковой состав слов более удобным
для пения, улучшить отдельные выражения, заменить
устарелые слова более современными и т. п.;

2) более существенная переделка: изменяются слова
для создания нового по содержанию текста, меняющего
характер и образ того или иного персонажа;

3) тоже существенная переделка: передача текста от-
дельных действующих лиц новым персонажам. Если
текст целиком передается новому персонажу, то старый
персонаж уничтожается (например, вместо светского -
духовное лицо). При частичной передаче текста проис-
ходит переосмысление старого текста и создание нового.

Переделки 2) и 3) создают новые сюжетные ситуа-
ции, придавая идейной концепции либретто самостоятель-
ные черты.

Такова точка зрения эксперта. Она позволяет экспер-
ту установить, что автор Л. изменил характеристику
главных действующих лиц, придав новый смысл отдель-
ным сценам и развитию сюжета в целом, и потому
его либретто имеет самостоятельное значение и притом
преимущественное по сравнению с первоначальным.

Экспертное заключение музыковеда Д. имеет для
нас особый интерес, потому что в нем дается структурный
анализ произведения (либретто). Этот анализ показыва-
ет, что сличаемые произведения расчленяются на такие
компоненты, как:

1) Сюжет, за изменением которого внимательно сле-
дит эксперт.

2) Идейное содержание. Орлеанская дева действует
в старом либретто из мистических побуждений, в новом-
из патриотических.

3) Образная система. В рассматриваемом случае
меняются характеристики главных действующих лиц.

4) Словесная форма. Редакционные изменения тек-
ста (шлифовка, исправления и т. д.) не считаются суще-
ственными. К существенным, с точки зрения авторского

-132-

права, элементам произведения эксперт относит сюжет,
идейное содержание, образную систему произведения,
изменения которых могут привести к существенной но-
визне произведения и появлению нового объекта автор-
ского права. Все эти элементы произведения могут быть
носителями существенной новизны и требуют анализа в
спорных случаях.

Анализ эксперта Д. строится на схеме, совпадающей
с той, которой придерживаемся мы, следуя по путям,
проложенным литературоведением и искусствоведением.

3. Рассмотрим теперь экспертное заключение М.
от 12 февраля 1957 г., в котором решается вопрос, мо-
жет ли спорное произведение рассматриваться как само-
стоятельное или же в нем имеются черты зависимости от
другого. Речь идет о сценической постановке, в основу
которой положено несколько индийских сказок. Эти сказ-

<< Предыдущая

стр. 24
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>