<< Предыдущая

стр. 7
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

границы между теми компонентами литературного про-
изведения, которые абстрактное мышление различает в
едином, неразрывном целом художественного творения
e которые способны быть носителями правовых свойств.
Можно спорить об этих границах в теории искусства, од-
нако мы не думаем, что оттенки, важные для философ-
ского анализа в эстетике, будут иметь решающее значе-
ние для анализа правового. И в то же время ничто не ме-
шает вносить в правовой анализ поправки, вытекающие
ec успешного развития марксистско-ленинской эстетики
или в связи с победой определенного направления в
борьбе философскнх мнений.

В заключение настоящего параграфа необходимо дать
определение литературного произведения, рассматривае-
мого как возможный объект авторского права.

Литературное произведение - это объ-
ективно выраженная образная форма
отражения действительности средства-
ми письменной художественной речи.

Литературное произведение решает художественную
задачу и этим отличается от научного произведения. Ли-
тературным произведением является не только роман, но
каждая его глава, каждый законченный художествен-
ный отрывок. Кто не помнит последний отрывок заклю-
чительной главы романа Тургенева <Отцы и дети>: <Есть
большое сельское кладбище в одном из отдаленных
уголков России> и т. д. Разве это не законченная гени-
альная миниатюра литературного творчества?

ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИСКУССТВА

В законодательстве всех стран принято рассматри-
вать литературное творчество как самостоятельный вид
творчества, отличающийся от творчества в других видах
искусства - живописи, музыки, танца, скульптуры, кино-
искусства, архитектуры. Такое отделение литературы от

-35-

других видов искусства и верно, и неверно. Неверно оно
постольку, поскольку и в литературе, и в искусстве мы
имеем дело с решением идейно-художественной
задачи (познанием мира в образной форме) с той лишь
разницей, что в литературе в качестве средства выраже-
ния образа художник пользуется словом, тогда как в
других видах искусства он использует для этой цели
краски, звуки и т. д. Поэтому литература отличается от
живописи не более, чем живопись от музыки и скулыт
туры. Все это - подвиды одного вида творчества - иокус-
ства.

Но в числе средств выражения чувств и мыслей сло-
ву принадлежит особая роль, и в социальной жизни лю-.
дей оно не может быть заменено ничем другим. Без сло-
ва не было бы человека и человеческого общества. Бла-
годаря этому исключительному значению слова дли
общественной жизни и прогресса материальной и духов-
ной культуры человечества литература стала самостоя-
тельным видом художественного творчества (словесное
искусство). Но определение произведения литературы в
принципе пригодно и для остальных произведений ис-
кусства.

Проверим это прежде всего на музыкальном произ-
ведении.

Понятие темы имеет в музыковедении значение, от-
личное от того, в каком оно берется в литератутроведении,
и мы его здесь не касаемся. Сюжет музыкалкьного произ-
ведения в авторском праве самостоятельной проблемы
не составляет, и поэтому в качестве первого элемента
музыкального произведения мы рассмотрим его содер-
жание. Оно может быть идейным или эмоциональным,
П. И. Чайковский оставил нам знаменитое изложение
словами смысла своей четвертой симфонии. Перед нами,
по терминологии Чайковского, субъективная программа
симфонии, ее музыкальные мысли и музыкальные об-
разы (*1).

Композитор противопоставлял идейно-эмоционально-
му содержанию симфонической музыки невыразитель-
ность <пустой игры в аккорды, ритмы и модуляции> (*2).

(**1) См. М. Чайковский, Жизнь П. И. Чайковского, изд-во Юр-
генсона. 1896, т. II, стр. 118-120.
(**2) Ю. Кремлев, Симфонии П. И. Чайковского, Музгиз. 1956,
154.

-36-

Настроения, мыcли, сюжет, выражаемые и изобра-
жаемые звуками, П. И. Чайковский называл содержа-
нием музыкального произведения.

Крупнейший советский музыковед - академик Б. В.
Асафьев (И. Глебов) считал музыку проведением
сквозь призму звука, сыгранного или спетого, всех жиз-
ненных впечатлений эмоционального и интеллектуально-
го порядка>, видя в симфонизме <творческое постижение
и выражение мира чувств и идей в непрерывности музы-
кального тока...> (*1).

На втором месте в ряду элементов музыкального про-
изведения стоит его образный строй (система образов).
П. И. Чайковский видел в музыке образное воплощение
душевного настроения композитора, его мыслей (так на-
зываемая субъективная программа) или же объективно-
10 сюжета: пейзажа, литературного персонажа (так на-
зываемая объективная программа) (*2) .

Разбор образного содержания симфонических, опер-
ных и др. музыкальных произведений состоит как раз в
анализе каждого музыкального образа, составляющего
часть образного строя произведения (*3).

Третий элемент музыкального произведения это его
художественная форма, в которую облекаются музы-
кальные образы, созданные композитором, его музы-
кальные мысли. П. И. Чайковский противопоставлял в
симфонических произведениях Шумана <страшную, мо-
гучую творческую силу> (силу музыкальных мыслей,
образов) серенькому, бесцветному изложению мыслей (*4).

Обобщая высказывания самого П. И. Чайковского,
музыкальных критиков, музыковедов, можно сказать,
что к средствам, создающим художественность образа
в музыке, относятся гармония, динамика, колорит, ритм,
модуляции, темп и др. Комбинация этих средств харак-
теризует индивидуальный дудожественный стиль, свой-

(**1) И. Глебов, Чайковский, Инструментальное творчество, Пе-
тербург, 1912. стр. 18.

(**2) См. М. Чайковский, Жизнь П. И. Чайковского, изд-во
Юргенсона, 1896, т. II, стр. 237.

(**3) Особенно четко разобран образный строй симфоний П. И. Чай-
ковского в труде Ю. Кремлева <Симфонии П. И. Чайковского>,
Музгиз, 1955.

(**4) См. М. Чайковский, Жизнь П. И. Чайковского, изд-во
Юргенсона, 1896, т. II, вып. XIV, стр. 495.

-37-


ственный композитору и позволяющий даже не специа-
листам определить автора произведения.

Четвертым элементом музыкального произведения:
являются специфические выразительные средства, при
помощи которых композитор вступает в общение с дру-
гими людьми, для того чтобы сообщить им свои мысли
и переживания. Этими выразительными средствами яв-
ляются звуки определенной высоты и последовательно-
сти. Организованные таким образом звуки, выполняю-
щие функцию средства общения между людьми, музы-
канты и музыковеды называют музыкальной речью. (*1).

Произведение музыки, как и литературное произве-
дение, облекается в объективную форму: форму нотной
записи, партитуры или публичного исполнения. Нотная
запись сама по себе, взятая безотносительно к вопло-
щаемому содержанию, мертва. Лист в разговоре с уче-
ником характеризовал исполнительское творчество пиа-
ниста как живое эмоциональное содержание, заполняю-
щее <мертвую схему нотной записи>. (*2). Вне этой
объективной формы музыкальное произведение сущест-
вует только в сознании композитора и объектом права
быть не может.

Таким образом, структурная схема музыкального
произведения принципиально не отличается от схемы
литературного произведения и говорит в пользу единст-
ва их строения с теоретической точки зрения.

(**1) <Ведь, если я постоянно нахожу нужным говорить музыкаль-
ным языком.-пишет П. И. Чайковский,-то, разумеется, нужно,
чтобы меня слушали...>. Сравнивая стихи с музыкой, П. И. Чай-
ковский находил разницу только в том, <что музыка имеет несрав-
ненно более могущественные средства и более тонкий язык для
выражения тысячи различных моментов душевного настроения>
(М. Чайковский, Жизнь П. И. Чайковского, изд-во Юргенсона,
1896, т. II, стр. 415 и 117). Выражением <музыкальный язык> поль-
зуются в прямом смысле и советские музыковеды: С. Скребков,
М. Друскин, А. Должанский (<Советская музыка> 1959 г. № 4.
стр. 75-77; № 5, стр. 9); И. Глебов, Чайковский, Инструменталь-
ное творчество, Петербург, 1912, стр. 4 и др.

(**2) <К. Н. Игумнов о мастерстве исполнителя>, публикация
Я. Мильштейна, <Советская музыка> 1959 г. № 1, стр. 117. См. ин-
тересный диалог Ф. И. Шаляпина и проф. Консерватории Корещенко
на ту же тему (Сборник <Ф. И. Шаляпин>, т. II, изд-во <Искусство>,
М., 1960, стр. 240). Аналогичные соображения Б. В. Асафьева и

С. Самосуда приводится в следующем параграфе настоящей главы.

-38-

Структурный анализ музыкального произведения, от-
крывая нам его строение, позволяет решить одну из ин-
тересных проблем авторского права на музыкальные
произведения; проблему мелодии.

В нашей юридической литературе было высказано
мнение, будто <в области музыкального искусства не
является объектом авторского права мелодия. Мелодия
неотрывна от других элементов музыкального произве-
дения: гармонии и ритма, и выделить мелодию в каче-
стве произведения, существующего вне связи с этими
элементами, невозможно>. (*1). Авторы этого мнения сосла-
лись при этом на известное письмо П. И. Чайковского
к Н. Ф. фон-Мекк, в котором он пишет, что мелодия не
может явиться в мысли иначе, как с гармонией вместе,
от которой она неотделима. (*2). Однако отрицание за ме-
лодией значения объекта права предполагает, что мело-
дия не является произведением искусства, не является
музыкальным произведением, ибо все произведения ис-
кусства независимо от их назначения и достоинства за-
кон относит к объектам авторского права. Критикуя
изложенную точку зрения, Н. Зильберштейн правильно
отметил, что она основана на ошибочном толковании
текста письма П. И. Чайковокого к Н. Ф. фон-Мекк, в
котором композитор <имеет в виду тот случай, когда
сам автор разрабатывает собственную мелодическую
тему>. Между тем речь идет о другом: мелодию можно
выделить из состава произведения и построить на ней
другое произведение. Мелодия существует объективно
как музыкальное явление, поддающееся воспроизведе-
нию, она может сочиняться и без гармонии. (*3). Что в этом
случае заставляет не видеть в ней музыкальное произ-
ведение?

Н. Зильберштейн прав в этом споре, но исчерпыва-
юще обосновать его точку зрения может только струк-
турный анализ музыкального произведения. Мы видели
выше, что непременными компонентами музыкального
произведения являются идейно-эмоциональное содер-
жание, образный строй и художественная музыкальная

(**1) Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право,
Госюриздат, 1957, стр. 88.
(**2) См. там же.
(**3) См. Н. Зильберштейн, Авторское право на музыкальные
произведения, <Советский композитор>, М., 1960, стр. 18-19.

-39-

форма. Если эти элементы налицо - перед нами музы-
кальное произведение. Обладает ли этими элементами
мелодия? Искать ответ на этот вопрос можно лишь в
музыковедении.

С точки зрения музыковедения, мелодия это <музы-
кальная мысль, выраженная посредством одноголосно-
го последования звуков, связанных между собою инто-
национно и ритмически>. Мелодия <может сопровож-
даться аккомпанементом, создающим для нее гармони-
ческий и ритмический фон>, но такое сопровождение
необязательно. <В мелодическом движении различают
два элемента: ритм и интонацию>. По своему строению
мелодия состоит из музыкальных предложений, которые,
в свою очередь, слагаются из музыкальных фраз, а по-
следние из мотивов. (*1).

А. Мазель также определяет мелодию как звучащую
в одном голосе музыкальную мысль, как музыкальную

<< Предыдущая

стр. 7
(из 25 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>