<< Предыдущая

стр. 11
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

имеет своим результатом потребительные стоимости, обладаю-
-50-

щие самостоятельной формой, обособленной от производителя и
от потребителя, и потому способные существовать в промежутке
между производством и потреблением. (*2). Иными словами, это
отношения, связанные с производством и обменом научно-техни-
ческих достижений и произведений литературы и искусства, т. е.
продуктов и результатов духовного труда, сохраняющих внеш-
нюю форму вне самого трудового процесса.

Во избежание неясности следует сразу же заметить, что в
отличие от первого вида во втором виде нематериального про-
изводства продукт неотделим от акта творения, в котором он
производится (труд врача, учителя, актера и т.д.). В настоящее
время развитие науки и техники достигло такого уровня, когда
наблюдается определенное стирание граней между этими вида-
ми. Благодаря кино, звуко- и видеозаписи становится возможным
отделить продукты труда актера, певца, учителя и т.д. от того
акта, в котором он производится (например, учебные фильмы,
уроки иностранных языков по радио и т. д.).

В правовой литературе охрану результатов творческой дея-
тельности относят к праву так называемой интеллектуальной
собственности, под которым кроме авторского права обычно
понимают право на изобретение, научное открытие, товарные
знаки, промышленные образцы и некоторые другие нематериаль-
ные объекты хозяйственной сферы. Ст. 2 Конвенции, учреждаю-
щей Всемирную организацию интеллектуальной собственности
(ВОИС), включает в понятие интеллектуальной собственности
<все права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в
производственной, научной, литературной и художественной об-
ластях>.

Большая Советская Энциклопедия определяет интеллектуаль-
ную собственность несколько шире, чем Конвенция ВОИС. <Ин-
теллектуальная собственность - юридическое понятие, охваты-
вающее авторское право, права, относящиеся к деятельности
артистов-исполнителей, звукозаписи, радио- и телевизионным
передачам, изобретательское и патентное право, право на науч-
ное открытие, право на промышленные образцы, товарные знаки,
форменные наименования и коммерческие обозначения, защиту
от недобросовестной конкуренции, а также все другие права, от-
носящиеся к интеллектуальной деятельности в области произ-
водства, науки и искусства>. (*3). Как видно, авторское и патентное
законодательство составляют основу права интеллектуальной
собственности, хотя и не исчерпывают его.

Собственно, термин <интеллектуальная собственность> при-
шел в правовую литературу из французского права (*4) и широкое
международное признание получил в связи с разработкой и
принятием в 1967 г. упомянутой выше Конвенции ВОИС. В
1974 г. ВОИС стала специализированным учреждением ООН.

Этот термин нашел также применение в правовой доктрине и
договорной практике развитых, развивающихся и некоторых со-
циалистических стран, в особенности в связи с лицензионными

-51-

соглашениями и отношениями авторско-правовых обществ ука-
занных стран по взаимному представительству интересов при
публичном исполнении музыкальных и драматических произве-
дений. (*5). Тем не менее следует отметить, что внутреннее законо-
дательство значительного числа стран не признает этот термин
и не оперирует понятиями интеллектуальной, промышленной и
литературно-художественной собственности. (*6). К этим государст-
вам относятся и социалистические страны, где понятие собствен-
ности как экономической категории и как права владений, поль-
зования и распоряжения имеет принципиально иное классовое
содержание. (*7).

2. Марксизм показал, что собственность является историче-
ски определенной общественной формой присвоения материаль-
ных благ, выражающей отношение людей друг к другу в процес-
се общественного производства. Собственность связана с пред-
метами, с вещами как объектами присвоения. На поверхности
явлений она представляется в виде отношения людей к вещам,
имуществу, средствам производства, предметам потребления и
т. д., которые безраздельно принадлежат отдельным лицам, груп-
пам, классам или всему обществу и используются ими в своих
целях.

Предметы, вещи, движимость и недвижимость составляют ве-
щественное содержание собственности. Однако понятие собствен-
ности нельзя сводить к ее вещественному содержанию или к
отношению человека к вещи. В действительности собственность
выражает общественно-производственные, т. е. экономические от-
ношения людей друг к другу в процессе производства и распре-
деления материальных благ. В письме П. В. Анненкову К. Маркс
указывал, что общественные отношения в своей совокупности
<образуют то, что в настоящее время называют собственностью>
и что <вне этих отношений буржуазная собственность есть не
что иное, как метафизическая и юридическая иллюзия>. (*8).

Как содержание общественно-производственных отношений,
отношение собственности закрепляется господствующими клас-
сами при помощи государственного закона. Чтобы получить
санкцию закона, - писал Ф. Энгельс, - экономические факты
должны в каждом отдельном случае принять форму юридиче-
ского мотива. (*9). Таким образом, марксистская наука проводит
строгое разграничение между собственностью как экономической
категорией и юридическим правом собственности. Соотношение
между собственностью как экономической категорией и правом
собственности аналогично соотношению экономики и права
вообще. Это особенно хорошо видно из следующей мысли
К. Маркса: <Всякий раз, когда развитие промышленности и
торговли создавало новые формы общения... право вынуждено
было их санкционировать как новые виды приобретения собст-
венности>. (*10).

К. Маркс и Ф. Энгельс, рассматривая отношения собственно-
сти, неоднократно подчеркивали, что юридические отношения-

-52-

это только отражение тех объективных экономических отноше-
ний, которые свойственны каждому данному способу производ-
ства. Уже в <Немецкой идеологии> К. Маркс и Ф. Энгельс писа-
ли, что <вещь становится вещью, действительной собственностью>
только в процессе общения и независимо от права>. (*11).

Стремительное развитие промышленности после буржуазных
революций XVII-XVIII вв. и связанный с этим развитием все-
сторонний прогресс науки и техники привели в указанный пе-
риод к резкому возрастанию роли новых технических достижений
и книгопечатания в развитии производства и расширения сферы
товарно-денежных отношений.

Новые капиталистические производственные отношения, ут-
верждавшиеся повсюду, неизбежно должны были принять форму
новых правовых отношений. Жизненные потребности развития
капиталистического хозяйства привели к ломке всей системы
традиционных правовых представлений и приравниванию к ма-
териальным объектам права собственности ряда нематериальных
объектов, в частности литературных произведений и изобретений,
как результатов интеллектуального труда. Эти продукты нема-
териального производства предназначались не для индивидуаль-
ного, а для общественного потребления. Особенность их состоя-
ла в том, что в процессе потребления они не только не уничто-
жались, но даже не умалялись сколько-нибудь. Отмечая эту
особенность продукта интеллектуального труда, К. Маркс писал,
что истинная художественная ценность порождает публику, спо-
собную наслаждаться ее красотой. (*12). Данное обстоятельство на-
глядно характеризует и литературное произведение, и изобрете-
ние как потребительную стоимость, результат конкретного труда.
Однако в каждом результате творческой деятельности воплощен
также абстрактный труд, поскольку налицо затраты человеческой
рабочей силы, которую можно рассматривать безотносительно в
се конкретной форме.

Абстрактный труд, как известно, определяется общественно
необходимым временем производства товара. Установить же вре-
мя, общественно необходимое для получения новой технической
идеи или продукта художественной деятельности, нельзя. Этот
продукт на рынке уникален, одинаковых с ним потребительных
стоимостей нет. Значит, поскольку произведения духовного твор-
чества индивидуальны и не стандартизованы, они не обладают
меновой стоимостью. (*13).

В силу указанных обстоятельств продукты нематериального
производства вовлекаются в товарный оборот лишь тогда, когда
товарная форма становится всеобщей формой выражения обще-
ственного богатства, иными словами, лишь с развитием бур-
жуазных отношений.

И действительно, в древнем мире и в период феодализма
автор и изобретатель не выносили на рынок продуктов своего
труда. Лишь с появлением типографий и крупного машинного
производства неизмеримо расширяется круг потребителей новых

-53-

технических достижений и произведений литературы и искусст-
ва. Одновременно с этим между производителем (автором и изо-
бретателем) и потребителем появляется посредник в лице изда-
теля и промышленника. В силу своих финансовых и технических
возможностей, как правило, именно они, а не истинные авторы и
изобретатели стали выносить на рынок для реализации продук-
ты интеллектуального труда. Общественное потребление изобре-
тений и произведений литературы начинает осуществляться по-
средством товарного обмена. Они обретают цену, но цена эта в
силу самой природы продукта может быть реализована не в
одном, а лишь во множестве актов обмена на протяжении дли-
тельного времени.

Для того чтобы это стало возможным, необходимо правовое
закрепление вновь складывающихся отношений. Издержки пер-
вого издателя или промышленника, реализующего изобретение,
всегда выше, чем последующих. К. Маркс отмечал в <Капитале>,
что <издержки, которых требует ведение предприятия, приме-
няющего впервые новые изобретения, всегда значительно боль-
ше, чем издержки более поздних предприятий...>. (*14). Они высту-
пают на рынке с новым товаром, спрос на который еще не опре-
делился. Для совершения тех последовательных актов обмена, в
которых может быть реализована цена этого товара, им необ-
ходимо иметь монополию - в противном случае всякая изда-
тельская деятельность и осуществление изобретений прекратят-
ся. Так появляется на сцене авторское и патентное право. Дей-
ствительно, обмен столь своеобразного товара, как техническая
идея или художественное произведение, может происходить лишь
при наличии правовой нормы, гарантирующей собственнику ис-
ключительную (в смысле исключения всех других лиц) возмож-
ность реализации товара. Пока такой нормы нет, продать товар
нельзя, его присвоят другие. Таким образом, появление авторско-
го и патентного права становится исторически неизбежным, а
экономические отношения, лежащие в его основе обусловливают
его юридическую конструкцию. Авторское и патентное право
при любых различиях в формулировках строятся во всех бур-
жуазных странах, как правило, на получении ренты в ходе после-
довательных актов продажи изданного произведения или запа-
тентованного продукта или процесса. С самого начала функция
буржуазного авторского и патентного права была аналогична
функции права капиталистической собственности, поскольку
оно обеспечивало товаровладельцу (издателю) распоряжение
своим товаром на рынке. Это экономическое сходство не замед-
лило обнаружиться в том, что авторское и патентное право при
своем рождении выступили в форме права так называемой <ли-
тературно-художественной и, соответственно, промышленной
собственности> , (*15), объединенных вместе в понятие <интеллек-
туальной собственности>.

Однако при всей аналогии юридических отношений, возни-
кающих в связи с обладанием нематериальными объектами и их

-54-

куплей-продажей, и отношений, которые сопутствуют купле-
продаже вещественных объектов права, нематериальную собст-
венность, выражаясь уже вышеприведенными словами К. Марк-
са, нельзя назвать <действительной собственностью>, поскольку
она не есть экономическая категория и вне права существовать
не может.

Исходя из вышеизложенного, в настоящей монографии мы
употребляем термины <интеллектуальная>, <промышленная> и
<литературно-художественная> собственность в том смысле, в
котором они употребляются и признаны в советской правовой
доктрине и договорной практике при осуществлении междуна-
родного сотрудничества в определенной сфере человеческой дея-
тельности и правовом регулировании охраны результатов творче-
ской деятельности в капиталистических странах.

3. При рассмотрении современного авторского и патентного
законодательства буржуазных стран обращает на себя внимание
тот факт, что основные конструкции этих законов, сложившиеся
ц эпоху домонополистического капитализма, не претерпели кар-
динальных изменений, несмотря на появление новых видов и
средств распространения нематериальной продукции. Эта отно-
сительная устойчивость в существе, однако, сопровождается при-
нятием изменений и дополнений в деталях, которые в совокупно-
сти дают представление о тех тенденциях, которые наметились
за последние годы как в авторском, так и в патентном праве
различных стран.

Относительная устойчивость в существе объясняется прежде
всего тем, что капиталистический способ в сфере нематериаль-
ного производства применим в ограниченном масштабе в той ме-
ре, в какой изобретатель, писатель или художник работают <на
фабричный манер>, по указке своего заказчика. В большинстве
же случаев, как отмечал К. Маркс, здесь используется переход-
пая к капиталистическому производству форма, когда лица, за-
нятые научным пли художественным трудом, работают на <сово-
купный торговый капитал...>. (*16).

Капиталистический способ производства предполагает наем-
ный труд, предпосылкой которого является отделение материаль-
ных условий груда от производителя. В отношении творческих
работников это возможно лишь в тех случаях, когда сам творче-
ский процесс органически связан со сложными орудиями и ма-

<< Предыдущая

стр. 11
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>