<< Предыдущая

стр. 12
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

шинной техникой (экспериментальные науки, телевидение и не-
которые другие области), но даже здесь наемный труд не уни-
версален. В основном же технические и рабочие приспособления
(чертежная доска, пишущая машинка, кисть, краски и т. д.)
играют в деятельности творческого работника второстепенную
роль и не обладают как, общее правило, значительной цен-
ностью. Главным здесь было и остается развитие собственных
индивидуальных способностей человека, отчуждение которых за-
труднено. Захват капиталистическим производством всей сферы
интеллектуальной деятельности означал бы се гибель, а эта

-55-

гибель, в свою очередь, не замедлила бы сказаться на самом
развитии капитализма. Отсюда известная стабильность и устой-
чивость в существе буржуазного авторского права, регулирую-
щих именно те отношения, которые складываются в рамках
форм нематериального производства, переходных к капиталисти-
ческим.

Вместе с тем было бы ошибочным полагать, что с наступле-
нием империализма в положении авторов и изобретателей со-
всем не происходит никаких качественных перемен. Напротив,
нельзя не заметить существенных изменений. Тенденция здесь
такова, что они все чаще и чаще начинают продавать не готовый
продукт своего труда, а, по существу, свою рабочую силу, кото-
рая создает по социальному заказу правящего класса такие
изобретения и произведения, которые имеют больший спрос на
рынке или нужны монополиям для иных целей. <Потребность в
деньгах, - отмечал французский ученый Саватье, - подчиняет
художника богачам, которые требуют от него взамен денег дей-
ствий, часто не соответствующих идеалам художника>. (*17). В из-
вестном смысле труд автора и изобретателя перестает быть
сугубо индивидуальным и в ряде областей хозяйственной и
культурной жизни допускает все большее разделение. Автора и
изобретателя уже можно довести до нищеты не путем конку-
ренции, а путем бойкота осуществления их изобретений и про-
изведений издательскими и промышленными корпорациями. В
период господства монополий, таким образом, авторы и изобре-
татели могут перестать и перестают быть независимыми и са-
мостоятельными товаропроизводителями при сохранении внеш-
ней видимости свободы их творчества.

Эксплуатация труда творческих работников в буржуазном
обществе осуществляется по преимуществу в форме неэквива-
лентного обмена. В подавляющем большинстве случаев сами они
не в состоянии реализовать свой труд, так как для этого нужны
дополнительные технические процессы (издание, прокат, поста-
новка, фабричное производство и т. д.). Соответствующие от-
расли промышленности находятся в руках предпринимателей,
как правило, крупных капиталистических фирм. В результате
автор и изобретатель оказываются вынужденными соглашаться
на неэквивалентный обмен произведенного ими продукта, чему
способствует широко распространенный в буржуазных странах
принцип <договорной свободы> сторон.

Экономическое подчинение творческих работников, как отме-
чал В. И. Ленин, приводит к духовной зависимости от <их де-
нежного мешка, от подкупа, от содержания>. (*18). Однако эта зави-
симость, по словам В. И. Ленина, <замаскированная (или лице-
мерно маскируемая)>. (*19). Законы, регулирующие охрану интел-
лектуальной собственности в буржуазных странах, и есть одно
из главных средств такой маскировки. Они создают у авторов
и изобретателей иллюзию обладания и свободного распоряжения
своим трудом и его продуктами - иллюзию, которая вопреки

-56-

истине усиленно поддерживается всей пропагандистской маши-
ной буржуазного общества. Отправляясь от капиталистических
производственных отношений, буржуазное право интеллектуаль-
ной собственности имеет своей основной задачей обеспечение мак-
симальной прибыли издателям, хозяевам промышленных, тор-
говых, зрелищных и иных предприятий и организаций, исполь-
зующих достижения науки, литературы и искусства, и является,
в первую очередь, правом предпринимателей, а не авторов и
изобретателей.

Как видно, социальная природа авторского права интеллек-
туальной собственности сложна и противоречива. Вся логика
развития нематериального производства в условиях капитализма
приводит к тому, что авторские и патентные законы, санкциони-
руя эксплуатацию работников интеллектуального труда пред-
принимателями, в определенной мере вынуждены также усили-
вать и защиту интересов самих авторов и изобретателей. Фор-
мально это прослеживается хотя бы в том, что во всех правовых
актах современного буржуазного государства, касающихся
охраны интеллектуальной собственности, автор и изобретатель
поставлены на первое место, хотя фактическим владельцем ав-
торских и патентных прав в подавляющим большинстве случаев
являются издатели и предприниматели.

4. Отличительной особенностью права на изобретение, лите-
ратурно-художественное произведение и других прав на интел-
лектуальную собственность является то, что все они имеют
строго ограниченный территориальный характер и относятся к
категории исключительных прав. Это положение требует опреде-
ленных дополнительных пояснений, поскольку с данной особен-
ностью права интеллектуальной собственности связано много
специфических вопросов не только теоретического, но и сугубо
практического значения, оказывающих огромное влияние на
форму и характер обмена изобретений и произведениями науки,
литературы и искусства в современном мире.

Авторское и патентное законодательство действуют только
на территории того государства, где они были приняты и не
имеют силы за его пределами. Строгая ограниченность действия
их в границах данного государства в принципе не является
чем-то необычным, хотя мы знаем, что ряд положений, относя-
щихся к праву собственности вообще, носит экстерриториальный
характер, и, кроме того, в силу действия коллизионных норм
данной страны отношения собственности, возникшие под дейст-
вием иностранного закона, в ряде случаев признаются в ней.

В основе строго территориальной ограниченности авторских
и изобретательских прав лежит субъективный характер этих
нрав и связанный с этим нематериальный характер данного вида
интеллектуальной собственности. Право на изобретение, лите-
ратурно-художественное, научное, музыкальное или иное произ-
ведение интеллектуального творчества связывается не с физиче-
ским или юридическим лицом вообще, а с конкретным субъек-

-57-

том - автором или его правопреемником, являющимся исклю-
чительным носителем данных прав.

<Исключительность>, как мы отметили, является вторым осо-
бым признаком авторского и патентного права. Его суть прояв-
ляется не только в персонификации любого из рассматриваемых
прав, в отождествлении этого права с его владельцем, но еще и
в том, что в отличие от отношений обычной собственности, где
кредитору с его правами противостоит конкретный должник с его
обязанностями (продавцу-покупатель, нанимателю-наймода-
тель и т. д.), владельцу авторских и патентных прав противо-
стоит любое лицо и все общество. В этом смысле его положение
исключительно, ибо его правам противостоит обязанность всех
и каждого уважать эти права на той территории, где действует
принятый авторский или патентный закон.

Прямым следствием указанных особенностей авторского и
патентного права является своеобразие его охраны как на нацио-
нальном, так и на международном уровне. Это своеобразие за-
трагивает не только формулировку норм соответствующих зако-
нов и конвенций, но и практику судебных и административных
органов всех государств, включая развивающиеся страны.

Из принципов исключительности и территориальности автор-
ского и патентного права вытекает следующее:

а) в пределах страны, где авторское и патентное право охра-
няет произведения науки, техники, литературы и искусства,
третьи лица могут использовать данное произведение не иначе
как с разрешения автора или его правопреемника;

б) порядок получении такого разрешения определяется зако-
ном страны, в которой действует указанное авторское или па-
тентное право;

в) порядок передачи всех правомочий или части их самим
автором, изобретателем или их правопреемниками за границу
всецело определяется законом страны, в которой действует ука-
занное авторское или патентное право (где оно возникло);

г) объем прав автора изобретения или их правопреемников
на техническое достижение, научное, литературно-художествен-
ное, музыкальное или иное произведение определяется всецело
законом страны возникновения данных прав;

д) охрана исключительных прав автора, 'изобретателя или
их правопреемников на данное произведение или техническое
достижение не зависит от того, охраняются ли они в другой
стране, в том числе в стране происхождения; в этом смысле тео-
ретически можно представить себе столько видов охраны дан-
ного произведения, сколько существует в мире стран, имеющих
авторское или патентное законодательство;

е) если государства не участвуют в международных согла-
шениях по охране авторских или патентных прав, то в строгом

смысле слова они не обязаны предоставлять охрану этих прав,
возникших под действием иностранного закона или в силу само-

-58-

го факта создания данного произведения или технического до-
стижения;

ж) в случае нарушения исключительных прав автора, изо-
бретателя или их правопреемников в какой-либо стране законо-
дательство данной страны определяет как сам факт нарушения,
так и ответственность нарушителя.

5. Указанные особенности права интеллектуальной собствен-
ности уже с самого начала появления первых авторских и па-
тентных законов вызвали к жизни многочисленные правовые
теории, большинство из которых имеет довольно широкое рас-
пространение в современной западной учебной и научной пра-
вовой литературе.

Прибегая к грубой классификации, можно утверждать, что
в буржуазной юридической науке существует две противопо-
ложные группы теорий права интеллектуальной собственности:
частно-правовая и общественно-правовая (публично-правовая).
Каждая из этих групп, в свою очередь, имеет ряд разновидно-
стей.

Из группы публично-правовых теорий можно выделить тео-
рию исключительных прав, теорию труда или творчества и тео-
рию выявления или обогащения общества, а из частно-право-
вых - теорию интеллектуальной собственности и теорию лич-

ности. (*20). Разумеется, это деление условно. Оно условно уже
потому, что не затрагивает целого ряда индивидуальных осо-
бенностей авторского права, с одной стороны, и патентного - с
другой. Вместе с тем, абстрагируясь от деталей, оно может
показать общую картину того, как буржуазные ученые объяс-
няют и маскируют истинное назначение авторского и патентного
права, служащего, как известно, целям закрепления господства
эксплуататорских отношений в классовом обществе.

Теория исключительных прав является в настоящее время
наиболее распространенной и наименее совершенной теорией. (*21).
Эта теория игнорирует классовый характер авторского и патент-
ного права и просто утверждает, что при создании технического
достижения, научного, литературно-художественного или иного
произведения автора изобретения или их правопреемников мож-
но наделить исключительными правами, которые ставят их в
привилегированное положение. Причем, если раньше, на заре
развития авторского и патентного права, предприниматель и
издатель, являясь в подавляющем большинстве случаев право-
обладателами, получали это право в качестве королевской приви-
легии, то в период промышленного капитализма государство,
т. е. публичная власть, осуществляя свои функции законодателя,
наделяет их этими правами на определенный срок при посредст-
ве авторов и изобретателей. При всем своем несовершенстве
теория исключительных прав имеет то преимущество, что она
лишена видимых сомнений и противоречий. Создание права пу-
тем государственного акта, а не признание существующего пра-
ва снимает все дальнейшие вопросы.

-59-

Теория труда или творчества говорит о признании патентной
и авторской охраны как необходимом вознаграждении за проде-
ланную определенным лицом работую. (*22). Творческая работа здесь
квалифицируется как вклад в общественное достояние. (*23). <При-
нимая на себя обязанность творца, человек не только выполняет
обычную функцию, непосредственно необходимую для поддер-
живания общества, но своим творческим усилием выполняет и
труд новатора>. (*24). Этот субъективный вклад творческого работ-
ника, по мнению сторонников данной теории, связан с распрост-
ранением и реализацией продукта интеллектуального труда и,
следовательно, обусловливает правовую охрану не только самого
процесса творчества, но и процесса реализации и распростране-
ния данного продукта. (*25). Не трудно, однако, заметить, что в дей-
ствительности для буржуазного права интеллектуальной собст-
венности интересы, связанные с распространением произведе-
ния и реализацией запатентованного продукта, это прежде всего
не интересы автора и изобретателя, а интересы тех, кто в целях
извлечения прибыли, выдаваемой за общественные задачи, орга-
низует и обеспечивает распространение продуктов интеллек-
туального труда. Доказательством может служить широкое рас-
пространение в ряде западных стран порнографии и низкопроб-
ной бульварной литературы, не имеющих ничего общего с так
называемыми <общественными задачами>.

Противоречия и сомнения теории труда или творчества пы-
тается снять теория выявления или обогащения общества, полу-
чившая широкое распространение в Германии с конца прошлого

<< Предыдущая

стр. 12
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>