<< Предыдущая

стр. 13
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

века.

Суть ее сводится к тому, что основой для охраны результатов
творческой деятельности является не труд, а выявление интел-
лектуальной мысли и достигаемое благодаря этому обогащение
общественного достояния. (*26). В тот момент, когда произведения
или изобретения начинают реализовываться (распространяться)
вовне, они выходят из ограниченного круга личных отношений и
вступают в уже регулируемую правом сферу общественных от-
ношений. Следовательно, на первом плане мы видим здесь дей-
ствие на пользу обществу как единственное, достойное возна-
граждения и охраны. Таким образом, отпадает вопрос о втором,
третьем и последующих изобретателях, а также спор о неспра-
ведливом вознаграждении самого творца произведения интеллек-
туального труда.

Если для всех публично-правовых теорий общим является то,
что личные и имущественные права составляют лишь специаль-
ный институт авторского и патентного права, то частно-право-
вые теории ставят их на первое место.

Так, например, теория интеллектуальной собственности, воз-
никновение которой относится ко времени французской буржуаз-
ной революции, определяет продукты духовного творчества так
же, как и вещественную собственность, как продукты, имеющие
один и тот же источник происхождения, а именно-труд. (*27). <При

-60-

всех различиях в отдельных определениях, - говорят сторонни-
ки этой теории, - вещественная и интеллектуальная собствен-
ность тождественны в своих основных чертах. И та, и другая
дают право распоряжаться и использовать предметы веществен-
ной и интеллектуальной собственности>. (*28). Аналогия правовых
институтов вытекает, по мнению сторонников теории интеллек-
туальной собственности, из аналогии путей рождения этих прав.

Теория интеллектуальной собственности с самого начала ис-
ходила из естественно-правового понятия права собственности.
Ни одно принадлежащее человеку благо, - отмечалось в автор-
ских законах штатов Массачусетс, Рой-Айленд, Нью-Гэмпшир и
др. в конце XVIII века, - не может быть ближе ему, чем право
на продукт его умственного творчества>, (*29), а в докладе о проекте
французского закона об авторском праве 1793 г. прямо говори-
лось о литературной собственности как <самой священной, са-
мой неуязвимой... и самой личной из всех видов собственности>. (*30).

Кроме Франции, Англии и США, другие развитые страны
более или менее отказались от теории <права собственности> в
применении к авторскому и патентному праву. Однако во Фран-
ции эта теория пережила эпоху некоторого возрождения. Ряд
ученых объясняет это появлением неологической разновидности
классической концепции RES: они признают некую особую кате-
горию бестелесной вещи. (*31). Эта категория вводится во француз-
ский закон о литературной и художественной собственности от
11 марта 1957 г. (ст. 1). Более поздние работы говорят о воз-
рождении теории нрава собственности и в ФРГ. (*32).

Однако теория интеллектуальной собственности не выдержи-
вает критики. Выше мы уже довольно подробно останавлива-
лись на этом, когда рассматривали понятие интеллекту-
альной собственности в правовой литературе и объясняли со-
временное значение этого термина. Авторские и изобретатель-
ские права, так же как и другие права человека, не являются
так называемыми естественными правами. Они определяются
теми общественными отношениями, которые господствуют в дан-
ном обществе, и значит не могут быть признаны абстрактной и
вечной идеей. В объектах авторского и патентного права отсут-
ствуют специфические черты юридического понятия собственно-
сти. В отличие от права собственности эти права ни в одной
стране нс являются бессрочными, различны пути приобретения
этих прав, в них отсутствует основной атрибут нрава собствен-
ности - право пользования объектом, при отчуждении права
интеллектуальной собственности на возмездных и безвозмезд-
ных началах оно продолжает быть связанным с первоначальным
субъектом в форме личного неимущественного права <авторства>
на данное произведение или техническое решение и так далее.

Согласно другой частно-правовой теории - теории лично-
сти - право автора н изобретателя является не чем иным, как
неразрывной частью самой его личности, т. е. входит в комплекс
его <я>. Это право есть результат творческой деятельности че-

-61-

ловека, выраженной в произведении, картине, изобретении и так
далее. Результат труда рассматривается сторонниками этой тео-
рии как часть его личной сферы, подобно праву на имя, на
жизнь и так далее. (*33). Оно выходит за пределы этой сферы лишь
тогда, когда выдается патент или когда рукопись издается, но
и здесь оно всегда остается <по своей внутренней сущности еди-
ным правом личности...>. (*34).

Такая точка зрения весьма выгодна предпринимателям, по-
скольку она позволяет отстаивать право использования резуль-
татов творческой деятельности теми, кому автор и изобретатель
по договору (формально свободному) передают такое право
пользования. Отдавая примат личным правам автора и изобре-
тателя, сторонники этой концепции забывают, что для них столь
же существенны и имущественные права, вытекающие из их
правомочий авторства. Данная теория не дает также ответа на
вопрос о том, каким образом право изобретателя, автора или
художника или часть этих прав может быть передана, если со-
гласно положениям теории личности данное право, поскольку
оно отождествляется с личностью, просто не может передаваться.

Различие во взглядах буржуазных ученых на право, регули-
рующее охрану результатов творческой деятельности, только
словесное. Оно ни в коей мере не препятствует эксплуатации
авторов и изобретателей и во всех случаях защищает и учи-
тывает интересы предпринимателей.

Все вышеприведенные теории являются, с точки зрения марк-
систской методологии исследования, иллюстрацией того, как в
буржуазной юридической литературе исследуются правовые яв-
ления для того, чтобы затруднить уяснение их подлинной экс-
плуататорской сущности.

-62-

Глава 3

ОХРАНА РЕЗУЛЬТАТОВ ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
НА НАЦИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ

Чтобы охватить общую картину охраны результатов творче-
ской деятельности в международном частном праве, представ-
ляется целесообразным остановиться первоначально на рассмот-
рении проблем, которые условно можно отнести к национально-
му уровню охраны, т. е. урегулированных прежде всего во внут-
реннем патентном и авторском законодательстве отдельных
стран.

Национальный уровень регулирования охраны исторически
предшествует международному (конвенционному) уровню охра-
ны. Первые привилегии на книгопечатание, например, в Европе
стали выдаваться монархами с XV в., а появление первых ста-
тутов по авторскому и патентному праву отмечено в XVIII и в
особенности XIX в. Поскольку территориальная ограниченность

-62-

действия этих законов тормозила охрану продукции за рубежом,
то в середине XIX в. страны стали заключать двусторонние со-
глашения о взаимной охране авторских и патентных прав. Толь-
ко Франция за период с 1852 по 1862 г. заключила 23 таких дву-
сторонних соглашения.

В современных зарубежных работах необходимость нацио-
нального регулирования охраны результатов творческой деятель-
ности, и в частности защиты интересов творческих работников,
чаще всего объясняют четырьмя причинами.

Во-первых, социальная справедливость требует, чтобы автор
изобретения, научного, литературно-художественного или музы-
кального произведения был вознагражден за плоды своего труда,
что должен санкционировать соответствующий закон данной
страны.

Во-вторых, учреждение охраны прав этих лиц будет вдохнов-
лять их на создание новых работ и таким образом будет увели-
чиваться научное, литературно-художественное и музыкальное
богатство данной страны и ее народа.


В-третьих, национальный уровень охраны необходим для то-
го, чтобы должным образом были защищены личные неимущест-
венные права авторов и изобретателей. Иными словами, нужна
моральная и юридическая поддержка общества в том, что ка-
сается их прав на выбор момента и способов опубликования
результатов их творческого труда, его произведения, па непри-
косновенность работы, чтобы избежать искажения при ее исполь-
зовании, наконец, на охрану его права на имя.

В-четвертых, учреждение охраны связано с повышением
авторства и престижа страны: работа творческих работников
отражает душу нации, укрепляет ее традиции, повышает духов-
ный настрой народа. Любая страна, желающая стимулировать
вдохновение ее творческих работников, развивать и повышать
свое национальное культурное наследие, должна обеспечить
эффективную охрану авторских и патентных прав.

Вышеизложенные соображения позволили некоторым специа-
листам как в развитых капиталистических, так и в развиваю-
щихся странах наименовать авторское и патентное право пра-
вом творческой личности, что, учитывая социальную сущность
его, является неверным.

Регулируя отношения, возникающие в связи с созданием и
использованием технических достижений, произведений литера-
туры, науки и искусства, оно ставит на первое место предприни-
мателя, владельца издательства, газеты, театры, радио- и теле-
компании, звукозаписывающей организации. Именно его отноше-
ния с творцом технического достижения или произведения, с од-
ной стороны, а с другой-с прочими предпринимателями в той
же или смежных областях являются сердцевиной патентного и ав-
торского права как развивающихся, так и развитых буржуазных
стран на современном этапе. В значительной степени это объяс-
няется тем, что творческие работники, как общее правило, лише-

-63-

ны материальных средств, необходимых для распространения
своих произведений, и вынуждены в силу этого уступать исклю-
чительное право на них монополиям. Кроме того, характерной
чертой современного авторского и патентного права является и
то, что в случае создания произведения интеллектуального труда
творческим работником, работающим по найму, исключительное
право на это произведение возникает не у подлинного создателя,
а у предпринимателя, где он работал (об этом говорит, напри-
мер, ст. 201 нового американского закона). Будучи лишенными
средств для внедрения и распространения результатов своего
интеллектуального труда, а часто и для создания их, работники
творческих профессий, как видно, вынуждены либо продавать
свою рабочую силу, либо уступать предпринимателям то, что
ими создано. Это не только в значительной степени предопреде-
ляет идейную направленность большинства произведений литера-
туры, науки и искусства, но и дает предпринимателям возмож-
ность диктовать размер вознаграждения и другие условия об
уступке прав па произведения или технические достижения при
формальном соблюдении свободы договора с творческим работ-
ником, его создавшим.

А. Охрана авторских прав в рамках национальных источников
международного частного права

1. На формирование новейших авторских законов развитых
капиталистических стран, а также стран развивающихся в пос-
левоенный период огромное влияние оказало бурное развитые и
распространение новых мощных средств воспроизведения произ-
ведений литературы, науки и искусства и, соответственно, появ-
ление новых сфер предпринимательской деятельности. За не-
сколько последних десятилетий кроме традиционных кино, радио,
телевидения, издательской и постановочной деятельности появи-
лись коммерческое и некоммерческое ксерокопирование, новые
способы звуко- и видеозаписи и нх воспроизведение, индустрия
музыкальных автоматов, кабельное телевидение и ряд других
сфер, которые затрагивают имущественные и иные права авторов
и их правопреемников.

Все это объективно накладывало свой отпечаток на характер
и способы регулирования охраны авторских прав на националь-
ном уровне. Главным компонентом такой охраны, безусловно,
является, собственно, внутреннее авторское законодательство,

которое наряду с международными авторскими конвенциями
является главным источником норм международного частного
права по вопросам авторско-правовой охраны н сотрудничества
государств в рассматриваемой сфере.

Кроме исследования авторского законодательства для целей
анализа национального уровня охраны полезно остановиться
также на практике уступки и приобретения авторских прав в
тех случаях, когда одной из сторон в такого рода отношениях

-64-

наступает иностранное физическое или юридическое лицо
(автор, издательство или авторско-правовое общество).

Что касается развитых капиталистических стран, то новые
законы об авторском праве были приняты в Великобритании в
1956 г., во Франции-в 1957 г., в ФРГ-в 1965 г., в Австрии-
в 1963 г., в Японии-в 1970 г., в США-в 1976 г. (вступил в
силу 1 января 1978 г.). Постановления этих законов сформули-
рованы также в значительной степени под влиянием крупных
международных соглашений в области авторского права, целью
которых является обеспечение охраны исключительных прав на
произведения литературы, науки и искусства за пределами той
страны, где они появились на свет.

<< Предыдущая

стр. 13
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>