<< Предыдущая

стр. 28
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

менее развитых гораздо больше патентов, чем местные заявите-
ли. Поэтому их национальная промышленность попадает в пря-
мую техническую зависимость от иностранных государств.

В Парижской конвенции национальный режим предоставляет-
ся на основе принципа так называемой формальной взаимности,
который заключается в том, что государства не обеспечивают
взаимно своим гражданам равенство конкретных правомочий,
они лишь принципиально уравнивают иностранцев в правах с
местными гражданами. (*12). Иными словами, иностранцы получают
лишь те права, которыми пользуются местные граждане.

-133-

Национальное законодательство каждой страны устанавли-
вает права и обязанности всех заявителей и патентодержателей
как внутренних национальных, так и иностранных, в отношении
таких вопросов, как требования, предъявляемые к патентуемым
изобретениям, формальности, необходимые для получения защи-
ты сроков действия патентов, условия пользования патентами и
т. д. Естественно, что это может привести и приводит к такому
положению, когда граждане данной страны пользуются меньши-
ми льготами в других странах, чем иностранные патентодержа-
тели в собственной стране, или наоборот. <Поскольку каждая
страна, придерживающаяся принципа национального подхода,
свободна решать в зависимости от ее собственных потребностей
вопрос об объеме охраны прав держателя патента, степень такой
охраны в различных странах различна> . (*13).

Парижская конвенция предусматривает, что в качестве пред-
посылки для пользования каким-либо из прав промышленной
собственности не может быть поставлено условие о месте жи-
тельства или наличия предприятия в стране, где испрашивается
охрана (ст. 2(2)).

Следует отметить, что в таком широком международном со-
глашении, в котором активно участвуют страны с различными
социально-экономическими системами и каким является Париж-
ская конвенция, при всем различии в их внутреннем законода-
тельстве и при наличии противоречий между их интересами, от-
ношения между странами могут строиться лишь на основе нацио-
нального режима.

Вместе с тем необходимо иметь ввиду, что Положение Па-
рижской конвенции о национальном режиме не вносит ничего
особенно нового в принцип получения заграничной охраны про-
мышленной собственности, а лишь закрепляет в конвенционном
порядке применение правила внутреннего законодательства по-
давляющего большинства государств, предоставляющих иност-
ранцам право на патентование изобретений, охрану товарных
знаков и промышленных образцов и т. д. наравне с отечествен-
ными гражданами.

Право приоритета

Для охраны основных видов промышленной собственности
Парижская конвенция устанавливает правило о конвенционном
приоритете (ст. 4). Суть его заключается в том, что гражданин
страны-члена Международного союза, подавший заявку на
изобретение в какой-либо другой стране Союза, <пользуется
приоритетом перед любым другим лицом, подавшим заявку на
то же самое изобретение во всех других странах-членах Союза,
если заявка сделана до истечения двенадцати месяцев со дня
подачи заявки в первой стране>.

Монополистические объединения - инициаторы заключения
Парижской конвенции - были заинтересованы в сохранении

-134-

своего первенства при патентовании изобретений в других стра-
нах, поскольку это лишало патентной охраны изобретения кон-
курентов из других стран. <Территориальный характер патент-
ной охраны, - пишет о становлении принципа приоритета чехо-
словацкий юрист О. Коплик, - преодолевая путем использова-
ния права приоритета заявлением одного и того же изобретения
в большом числе стран, выбор которых осуществлялся с учетом
конкуренции, рынков сбыта и других экономических факто-
ров> . (*14).

Совершенно очевидно огромное значение этой конвенционной
нормы. Она даст заявителю в любой стране-члене Парижско-
го союза достаточно времени для подачи заявки на патент в
других странах, ибо <не всегда удается запатентовать одновре-
менно изобретение во всех государствах, где оно может быть
распространено>, не встречая каких-либо препятствий для этого
в виде действий других лиц, которые могут в этот промежуток
времени сделать заявку на то же самое изобретение, а также
в виде своих собственных действии. В этом, по мнению многих
юристов, и состоит основное практическое значение ст. 4,

Кроме того, как отмечал английский юрист Мейнхард, к окон-
чанию годичного срока действия приоритета изобретатель может
внести усовершенствования в изобретение, определить коммер-
ческие возможности использования его и тем самым лучше ре-
шить вопрос о том, оправдывает ли его изобретение расходы по
получению патента за границей. (*15).

Наряду с вопросом о сроке союзного приоритета в Париж-
ской конвенции содержатся и другие постановления, регулирую-
щие институт приоритета. Одним из них является так называе-
мое <право преждепользования>. Это право зафиксировано не
только в ст. 4 Конвенции, оно известно патентному законода-
тельству большинства капиталистических стран. Сущность его
состоит в том, что по праву преждепользования охрана предо-
ставляется лицу, фактически использующему изобретение ко
времени подачи заявки независимо от того, каким образом и от
кого оно было получено. В этой связи в Конвенции указывается,
что <право, приобретенное третьими лицами до дня первой заяв-
ки на изобретение, которая служит основанием для возникнове-
ния права приоритета, сохраняется в соответствии с внутренним
законодательством каждой страны Союза> (ст. 4В).

Таким образом, на сегодняшний день можно констатировать,
что в Международном праве есть норма, согласно которой кон-
венционный приоритет ограничен правом преждепользования.

Согласно Парижской конвенции патенты, полученные с пре-
имуществом, вытекающим из приоритета, имеют в различных
странах Союза тот же срок действия, какой они имели бы, если
бы они были заявлены или выданы без этого преимущества,
вытекающего из приоритета (ст.4-bis (5)).

Такое положение не совсем согласуется с общим духом Кон-
венции по охране промышленной собственности и, в частности,

-135-

вызывает возражение относительно целесообразности сохране-
ния такого положения, когда срок от момента подачи первой
заявки, что является, как мы выяснили, отправной точкой пре-
имуществ владельца изобретения, до заявки последующей не за-
считывается в продолжительности существования патента. Зна-
чение института союзного приоритета несомненно возросло, если
бы патентообладатель знал, что после первой заявки срок его
следующего патента на данное изобретение, полученный с ис-
пользованием права приоритета, уже начал течь.

В то же время вышеизложенное положение соответствовало
бы сути Парижской конвенции, одной из главных целей которой
является способствовать скорейшему опубликованию новых до-
стижений техники и содействовать научно-техническому обмену
в современном обществе.

Общие или смешанные положения Конвенции

Кроме рассмотренных двух главных принципов Парижской
конвенции, из которых исходят страны, предоставляя друг другу
охрану промышленной собственности, в ней содержатся также
и общие правила такой охраны. Эти правила признаны всеми
странами Парижского союза, поскольку их гибкость позволяет
этим государствам успешно сотрудничать в рамках единой орга-
низации, имея независимые и существенно отличающиеся друг
от друга национальные патентные системы. Суть этих правил в
применении к различным объектам охраны промышленной соб-
ственности сводится к следующему.
а) Патенты на изобретения

Парижская конвенция не навязывает странам Международ-
ного союза какие-то определенные виды патентов. <Под патен-
тами на изобретения, - говорится в ст. 1(4),- подразумевают-
ся различные виды промышленных патентов, признаваемых за-
конодательством стран Союза, как например: ввозные патенты,
патенты на усовершенствование, дополнительные патенты и сви-
детельства и т. д.>. Вместе с тем нельзя согласиться с мнением
некоторых латиноамериканских юристов, делающих в связи с
этим вывод о том, что странам-членам Парижского союза не-
обязательно, следовательно, <признавать такие виды патентов,
которые не соответствуют их национальным интересам>. (*16). С
этим можно было бы согласиться если бы речь шла о внутрен-
нем законодательстве государств. Только само государство ре-
шает, выдавать или не выдавать тот или иной вид патента. Но
не признавать ту или иную форму охраны промышленной собст-
венности, установленную в другой стране Союза, было бы серьез-
ным нарушением сг. 1(4) Парижской конвенции. (*17).

На усмотрение национального законодательства оставлен во-
прос о проверке заявки на новизну. Естественно, что само собой
отпадает и конвенционное решение вопроса о том, какую: миро-

-136-

вую или локальную новизну следует учитывать в тех странах,
где установлена система выдачи патента.

Не установлено никаких предписаний относительно выдачи
или невыдачи патентов на пищевые продукты, фармацевтические
товары и процессы производства в различных отраслях промыш-
ленности. Ультимативное решение этого вопроса наверняка по-
ставило бы под сомнение вступление многих стран в Междуна-
родный союз по охране промышленной собственности.

Вместе с тем касательно патентов на изобретения в Париж-
ской конвенции твердо установлены следующие правила.

Независимость патентов, выданных на одно и то же изобре-
тенье в разных странах Парижского союза. Ст. 4(1) Конвенции
так формулирует это положение: <Патенты, заявки на которые
поданы в разных странах Союза гражданами стран Союза, не-
зависимы от патентов, полученных на то же изобретение в
других странах, входящих или не входящих в состав Союза>.
В Конвенции подчеркивается, что это положение должно рас-
сматриваться как абсолютное. Так, например, если патент на
данное изобретение, выданный в одной стране, будет затем
признан в ней недействительным, то это само по себе не служит
основанием для аннулирования патента на то же изобретение в
другой стране. Вместе с тем, прекращение срока действия па-
тента в одной стране не влияет на продолжительность действия
патента на это же изобретение в другой. Правило о независимо-
сти патентов особенно выгодно крупным монополиям, осуществ-
ляющим широкое патентование в разных странах.

Право изобретателя на имя. Это право установлено в ст. 4-ter,
которая гласит: <Изобретатель имеет право быть названным в
качестве такового в патенте>. Указанное положение является
одним из немногих материальных норм, нашедших отражение в
Парижской конвенции по охране промышленной собственности.
Право на имя относится к числу личных, а не имущественных
прав изобретателя, и поэтому большого экономического значения
не имеет. В этом плане следует отметить, что, обязуя патентные
учреждения стран вносить в патент фамилию творца изобрете-
ния, конвенция все же не учреждает автоматически никакой
охраны изобретений как таковой.

Требование об обязательном осуществлении изобретения <для
предотвращения злоупотреблений, которые могут возникнуть в
результате осуществления исключительного права> (см. 5А (2)).
Это одно из тех немногих положений Конвенции, которые без
отсылки к внутреннему законодательству стран-членов Париж-
ского созыва непосредственно решают отдельные вопросы, свя-
занные с охраной промышленной собственности. Конвенция ре-
гулирует действенность этого положения через институт прину-
дительных лицензий и отмены патента (см. 5А(3), (4)).

Парижская конвенция устанавливает льготный срок, состав-
ляющий не менее 6 месяцев, для уплаты пошлин, предусмотрен-

-137-

ных для сохранения прав промышленной собственности
(ст. 5-bis).

И, наконец, конвенция включает некоторые правила, обеспе-
чивающие охрану изобретений, используемых на морском, воз-
душном и сухопутном транспорте, временно или случайно нахо-
дящемся на данной территории, а также временную охрану изо-
бретений на международных выставках (ст. 5-ter и ст. 11). По-
следнее государства предоставляют в соответствии со своим
внутренним законодательством.
б) Товарные знаки

Вопросы предоставления охраны товарным знакам Париж-
ская конвенция освещает также довольно гибко. Она не уста-
навливает какие-то определенные виды товарных знаков, а го-
ворит о товарных и фабричных знаках вообще, т. е об ориги-
нально оформленных отличительных знаках, которые помещают-
ся производственным или торговым предприятием на товарах и
служат для отличия изделий одного предприятия от изделий
других предприятий. Нет никаких указаний и на то, какие про-
дукты или товары должны иметь тот или иной товарный знак.

Конвенция не регулирует основания выдачи товарного знака,
а также вопросы экспертизы заявки на товарный знак. Каждая
страна решает их в соответствии со своим национальным зако-
нодательством.

Ничего не говорится в Парижской конвенции о характере
защиты этого вида промышленной собственности, поскольку
страны Союза по-своему решают этот вопрос.

<< Предыдущая

стр. 28
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>