<< Предыдущая

стр. 4
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

<право>, а видовыми отличиями - <международное> и <част-
ное>. (*15). Действительно, международному частному праву прису-
щи все признаки понятия <право>: здесь есть свои правовые
нормы - коллизионные, помогающие отыскать необходимую для
решения спорного вопроса правовую систему, и материальные,
являющиеся правилом поведения как для суда, так и для участ-
ников правоотношения; есть свой метод регулирования, соответ-
ствующий характеру норм - коллизионный или материальный
(прямой); метод регулирования и нормы международного част-
ного права санкционированы государством; имеется также при-
нуждение к соблюдению норм: наконец, нормы права выражают
полю господствующего класса. Таким образом, международное
частное право обнаруживает все необходимые и достаточные
признаки для того, чтобы мы имели полное основание отнести
его к правовым явлениям.

Рассмотрим два других компонента: <международное> и
<частное>. В первом случае мы сталкиваемся с одним из значе-
ний термина <международное>, который сам по себе многозна-
чен. В международном публичном праве под ним понимают от-
ношения, возникающие, изменяющиеся или прекращающиеся
между государствами, т. е. касающиеся отношений государств
между собой. (*16). Когда же говорят о международных спортивных
связях, международной охране авторских и изобретательских
прав, о международных культурных контактах, международном
туризме, наконец, международной торговле, то чаще всего имеют
в виду отношения между отдельными лицами, фирмами, органи-
зациями или обществами разных стран. В этом случае термин

-17-

<международное> приобретает иное значение. В международном
частном праве этот термин употребляется в том смысле, что это
право регулирует отношения, выходящие за рамки правовой си-
стемы одного государства, отношения, в которых главными уча-
стниками являются физические и юридические лица, принадле-
жащие к разным правовым системам, отношения лиц, вытекаю-
щие из международного общения. (*17). Таким образом, термин
<международное> в международном частном праве означает
пространственно-территориальную характеристику правового
явления. Интересно в этой связи замечание Б. И. Кольцова, ко-
торый пишет: <...Национальный - это имеющий отношение к
одному национальному правовому явлению (правовой системе,
правовой норме и т. д.). Международный же - это, очевидно,
относящийся к более чем одному национальному правовому яв-
лению, то есть международный в этом смысле значит неоднона-
циональный>. (*18).

Более сложным для советской концепции международного
частного права является анализ термина <частное>.

Прежде всего отметим известное замечание В. И. Ленина
юристу Д. Н. Курскому, занимавшемуся в молодой Советской
республике по поручению Советского правительства разработкой
нового гражданского кодекса: <Мы ничего "частного" не при-
знаем, - писал он,-для нас все в области хозяйства есть пуб-
лично-правовое, а не частное. (*19). Нужно применять не <corpus
juris romani к "гражданским правоотношениям", а наше револю-
ционное правосознание> (*20) ...Чем же в таком случае объясняется
употребление этого термина в юридической литературе у нас в
стране и за рубежом и какую функциональную нагрузку он вы-
полняет?

Истоки решений проблемы употребляемой терминологии сле-
дует искать в римском праве. В Дигестах Юстиниана мы читаем
рассуждения о правосудии и праве Ульпиана, жившего в III в.
н. э.: <Изучение права распадается на две части: публичное и
частное. Публичное право есть то, которое относится к положе-
нию Римского государства, тогда как частное относится к поль-
зе отдельных лиц; существует нечто полезное в общественном
отношении и в частном отношении. Публичное право включает в
себя святыни (sacra), служение жрецов, положение магистратов.
Частное право делится на три части, ибо оно составлено из есте-
ственных предписаний, из (предписаний) народов, или (предпи-
саний) цивильных>. (*21). И далее: <Цивильное право не отделяется
всецело от естественного права или права народов. Итак, если
мы добавляем что-либо к общему праву или сокращаем из него,
то мы создаем наше собственное право, то есть цивильное>.(*22).

Не трудно заметить в этих рассуждениях, что в Древнем Ри-
ме противопоставляли положение государства положению от-
дельных, т. е. частных лиц, причем нормы права частного, регу-
лировавшие отношения между гражданами Римской империи,
назывались гражданскими, а вся система - jus civile. Из рас-

-18-

суждений Ульпиана видно также, что являлось истоком попол-
нения норм частного права, видна их природа в понимании древ-
них. Это были нормы общественного, т. е. природного происхож-
дения, нормы, заимствованные из права пародов (jus gentium),
т. е. материальной системы права, регулировавшей отношения
между римскими гражданами и перегринами (неримлянами), а
также перегринами между собой, и собственно jus civile. Инте-
ресно в этой связи и замечание Папиниана: <Цивильное пра-
во - это то, которое приходит из законов, плебисцитов, сена-
тусконсультов, декретов принцепсов, авторитета мудрецов>. (*23).

Деление права на публичное и частное было воспринято пос-
ле распада Римской империи другими народами и сохранено до
наших дней, несмотря на то, что менялись формы собственности,
способ производства и типы государства. Энгельс писал по это-
му поводу: <Как только промышленность и торговля - сперва
в Италии, а позже и в других странах - развили дальше част-
ную собственность, тотчас же было восстановлено и вновь полу-

чило силу авторитета тщательно разработанное римское частное
право...>. (*24).

Ликвидация частной собственности в Советской России в ре-
зультате Великой Октябрьской социалистической революции по-
влекла за собой коренное изменение в правовой надстройке и
объективный отход от традиционного деления всего права на
публичное и частное, утвердившегося в буржуазных странах.
Именно на это обращал внимание В. И. Ленин в своем письме
Курскому. Однако применение <революционного правосознания>
к <гражданским правоотношениям> вовсе не означало стирания
граней между положением государства и отдельных граждан и
организаций нашей страны, несущих в себе частицу новой пра-
вовой системы, с гражданами и организациями стран, где част-
ная собственность осталась незыблемой и, безусловно, эти отно-
шения не заменились и не могли быть заменены публично -
правовыми отношениями между государствами. Сохранение тер-
минов <международное частное право>, <международное частно-
правовое отношение>, как отражающих объективное явление от-
ношений отдельных лиц к отдельным лицам разных стран и раз-
ных правовых систем, не нанесло вреда общественному характе-
ру устройства .нашей страны и было сохранено в учебной и на-
учной литературе наряду с некоторыми терминами, например,
<гражданское право>, <гражданский процесс>, которые имеют
для нас также условный характер. (*25).

Возвращаясь к нашему анализу по выявлению понятия и
предмета международного частного права, исходя из анализа
входящих в это обозначение компонентов, отметим, что между-
народное частное право в буржуазной правовой системе получи-
ло характер собирательного целого. (*26). В него включаются собст-
венно гражданское право, гражданский процесс, торговое право.
В нашей правовой системе и правовых системах других социали-
стических стран, где деление внутреннего права на публичное и

-19-

частное упразднено, синонимом термина <частное> для целей
анализа явлений международного общения <отдельных лиц с
отдельными лицами> стал термин <гражданское> или <нацио-
нальное гражданское>, когда речь идет о нормах, содержащихся
в национальном гражданском праве как источнике, при регули-
ровании ими международных частно-правовых отношений.

Итак, если термин <международное> означает пространствен-

но-территориальную характеристику изучаемого нами правового
явления, то не трудно заметить, что термин <частное> (синоним:
<гражданское>) у нас и за рубежом означает социально-эконо-
мическую характеристику этого явления, т. е. качества, отличаю-
щие его от других социальных явлений жизни. Международное
<частно-правовое> (синоним: <гражданско-правовое>) отноше-
ние - это значит не-уголовное, не-административное, не-
публичное правоотношение и т. д. (*27).

4. Из общей теории права известно, что предметом права яв-
ляются определенные общественные отношения, регулируемые
соответствующей совокупностью норм. (*28). Однако при освещении
этого вопроса в советской и зарубежной учебной и научной лите-
ратуре по международному частному праву допускается много
неточностей, затрудняющих его уяснение. Чаще всего неточности
касаются употребления авторами таких близких и в то же время
различных понятий и категорий, как сфера действия междуна-
родного частного права и его предмета, собственно предмет
международного частного права и предмет его науки, наконец,
понятие и содержание международного частного права, с одной
стороны, и его предмет - с другой. (*29). Такое смещение особенно
нежелательно в учебных целях, ибо в юридических науках опре-
деления играют большую роль, чем в каких-либо других. Как
отмечал А. А. Пионтковский, <От характера определений соот-
ветствующих юридических понятий, юридических институтов,
правоотношений и их элементов зависит качество разработки
всей данной отрасли юридической науки. От этого в сильной
степени зависит и процесс применения действующих правовых
норм на практике>. (*30).

Если строго придерживаться предмета международного част-
ного права, то следует говорить только о тех разновидностях
общественных отношений, которые, с одной стороны, имеют одну
социальную сущность, а с другой - при всем своем возможном
разнообразии регулируются одним общим для них методом.
Здесь форма регулирования и содержание регулируемых право-
отношений должны находиться в единстве и прочной диалекти-
ческой связи. С учетом этого проведем классификацию и выявим
отношения, составляющие предмет международного частного
права. Исходным базисом для анализа, безусловно, следует
взять объективно существующие сферы действия международно-
го частного права и те задачи, которые оно решает.

Ранее было отмечено, что под международным частным пра-
вом <понимается совокупность норм, регулирующих гражданско-
-20-

правовые отношения в широком смысле слова, возникающие в
международной жизни>. Такое определение предмета является
условным по ряду причин и нуждается в уточнении.

Во-первых, необходимо уточнить, что собой представляют
<гражданско-правовые отношения в широком смысле слова> и
из каких компонентов они складываются, и, во-вторых, необхо-
димо выяснить, почему они сопоставляются с <международной
жизнью> и каким образом это накладывает на них свой отпеча-
ток.

Поскольку, как мы выяснили, в международном частном пра-
ве чаще всего речь идет об отношениях отдельных лиц к отдель-
ным лицам разных стран, то разумно сделать вывод о том, что
общественные отношения, составляющие его предмет, не могут
быть сведены по своей природе только к группе чисто граждан-
ско-правовых. Имущественные и личные неимущественные граж-
данско-правовые отношения международного характера состав-
ляют значительную часть предмета международного частного
права, однако не исчерпывают его целиком. Это обстоятельство
было отмечено еще древними, которые, как было показано выше,
в частном праве различали, наряду с цивильным (гражданским)
правом, нормы естественного права и права народов. В Дигестах
Юстиниана мы находим следующее тому подтверждение: <Есте-
ственное право (jus naturale), которому природа научила всех
живых существ, ибо это право присуще (не только) человеческо-
му роду, но является общим всем животным, которые рождаются
на земле, в морс, а также птицам. Сюда относится сочетание
мужчины и женщины, которое мы называем браком; сюда же
рождение детей, сюда же воспитание...>. (*31).

И действительно, отношения в связи с заключением, состоя-
нием и расторжением брака, все имущественные и личные не-
имущественные отношения между родителями и детьми и другие,
образующие семейное право как самостоятельную отрасль права
в социалистических странах или входящие органически в граж-
данское право в буржуазных и развивающихся странах, в стро-
гом смысле слова не являются гражданско-правовыми. Во вся-
ком случае, как мы видим, далеко не везде они относятся к
гражданско-правовым. Тем не менее эти отношения, возникаю-
щие в международном общении (брак, развод и так далее с
иностранным гражданином), не могут не относиться к сфере,
отмежеванной для международного частного права, следователь-
но, объективно не могут рассматриваться иначе, чем междуна-
родные частно-правовые отношения даже в тех странах, где
семейное право существует как самостоятельная отрасль права.
К такому же выводу можно прийти, используя широко распро-
страненный в юридической науке метод доказательства от про-
тивного. (*32).

Сказанное о семейных отношениях равным образом относит-
ся и к трудовым отношениям, возникающим в международной
жизни, в международном общении. Это тоже отношения <отдель-

-21-

ных лиц к отдельным лицам> с участием иностранцев, сфера
возникновения которых регулируется и опосредуется междуна-
родным частным правом. Здесь так же, как в семейном праве,
используется целый ряд цивилистических категорий: дееспособ-
ность, ответственность за ущерб, исковая давность, договор и
многие другие, позволяющие с учетом специфики предмета и
решаемых этим предметом задач отнести данные отношения к
международным частно-правовым.

Особо следует остановиться на гражданских процессуальных
отношениях международного характера. Это отношения, возни-
кающие при рассмотрении вопросов международной подсудности
(юрисдикции) по гражданским делам в том же широком смысле
слова <гражданский>, которое мы придали ему выше, которое
придается этому термину в советской судебной практике и ст. 1

<< Предыдущая

стр. 4
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>