<< Предыдущая

стр. 5
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных
республик, т. е. включающему не только дела по собственно
гражданским правоотношениям, но также трудовые, семейные и
некоторые другие. (*33). Это отношения, касающиеся процессуально-
го положения иностранного государства, иностранных юридиче-
ских лиц и граждан, исполнения судебных поручений и решений
иностранного суда, рассмотрения дел в порядке внешнеторгового
и морского арбитража. Составляют ли они предмет 'международ-
ного частного права?

Господствующей точкой зрения в советской учебной и науч-
ной правовой литературе является та, что все <проблемы между-
народного гражданского процесса относятся к гражданскому
процессу как отрасли права, регулирующей деятельность органов
юстиции по гражданским делам>. (*34). Однако, когда речь зайдет
об отраслях правовой науки, то соответствующие проблемы при-
нято относить к международному частному праву, <ибо,-как
пишет Л. А. Лунц, - каждая из них тесно связана с вопросами
о подлежащем применению законе (т. е. с проблемами коллизии
законов) или с вопросами гражданской правоспособности ли-
ца>. (*35). М. М. Богуславский в своей работе по международному
частному праву также отмечает, что <вопросы международного
гражданского процесса неразрывно связаны с гражданскими
правоотношениями с иностранным элементом и поэтому они
изучаются в пределах международного частного права как
отрасли правовой науки>. (*36).

Если вопрос об отнесении международного гражданского про-
цесса к международному частному праву как отрасли правове-
дения не вызывает сомнений, то безоговорочное утверждение, что
совокупность норм, образующих международный гражданский
процесс и регулирующих общественные отношения, рассматри-
ваемые в этом процессе, не входит в международное частное
право, а входит в состав гражданского процесса как отрасли
права и представляется нам небесспорным.

Какие аргументы можно привести в пользу господствующей
точки зрения. (*37). Прежде всего, очевидно, следует указать, что

-22-

совокупность норм, образующих международное частное право,
имеет материально-правовую природу, а не процессуальную. Да-
лее необходимо отметить, что деление права на материальное и
процессуальное бесспорно, ибо во всех странах это давно при-
знано и никем не оспаривается: в странах с отраслевыми систе-
мами права четко обозначена и аргументирована самостоятель-
ность и специфичность процесса (гражданского и уголовного).
Наконец, важно и то, что нормы процесса в большинстве стран
формализованы, т. е. объективированы вовне в самостоятельных
источниках.

Все это верно. Но применительно к международному частно-
му праву необходимо наряду с вышеуказанным принять во вни-
мание ряд дополнительных обстоятельств.

Во-первых, представляется нелогичным и не совсем объясни-
мым с точки зрения общей теории права отнесение международ-
ных гражданских процессуальных отношений к предмету граж-
данского процесса как отрасли права и в то же время отнесение
возникающих при этом проблем <к науке международного част-
ного права (как ее особого подраздела)>. (*38).

Во-вторых, проводя грань между объективно существующей
совокупностью норм и общественными отношениями, которые
эти нормы регулируют, с одной стороны, и наукой об этих нор-
мах и отношениях - с другой, необходимо иметь в виду, что
материальный взгляд на международное частное право, впервые
высказанный и обоснованный русским ученым профессором
П. Казанским, (*39), не может быть решающим в определении со-
циальной природы его норм. Специфика отношений и метод
регулирования в ряде случаев заставляют нас отходить от тра-
диционного взгляда на отрасль права и вносить определенные
коррективы в понимание этого правового явления. Типичным
примером, на наш взгляд, является отрасль, тесно примыкаю-
щая к международному частному праву, а именно - междуна-
родное публичное право. Будучи материально-правовым по
своей природе, оно вместе с тем содержит в себе большую сово-
купность процессуальных норм, а его главный источник -
Устав ООН в ст. 92 прямо провозглашает своей неотъемлемой
частью Статут Международного суда ООН, где сосредоточены
основные процессуальные нормы. Таким образом, мы видим, как
социальная природа международных публично-правовых отно-
шений внесла свои коррективы в наше понимание международ-
ного права как отрасли права. (*40).

Можно привести пример и из национальных систем права.
Возьмем трудовое право. Здесь нормы, регулирующие порядок
рассмотрения трудовых споров, как известно, включаются в со-
ветское трудовое право и изучаются наукой трудового права.
От этого они, разумеется, не стали материальными, но отнести
их всецело к гражданскому процессу не представляется возмож-
ным в силу специфики регулируемых ими общественных отно-
шений. Равным образом они не выделены и в особую отрасль

-23-

права - трудовой процесс, что, возможно, с теоретической точки
зрения было бы правильным. (*41).

В-третьих, формы объектирования правовых норм, безуслов-
но имеют большое значение в определении степени развитости
той или иной отрасли права. Но они никогда не были опреде-
ляющим фактором при решении вопроса о том, куда отнести ту
или иную их совокупность. Иными словами, по источникам права
нельзя судить об отрасли права в целом.

Нам представляется, что нормы международного граждан-
ского процесса и совокупность отношений, которые эти нормы
регулируют, правильнее было бы отнести к международному
частному праву как отрасли права, не отрывая их от междуна-
родного частного права как отрасли правоведения, как науки.

Процессуальная природа этих норм не противоречит их меж-
дународной гражданско-правовой (синоним: частно-правовой)
природе. Это разные качества одного и того же правового явле-
ния, сочетание которых на практике, как мы убедились, не столь
уж редко. Больше того, в некоторых современных источниках
международного частного права мы сталкиваемся с такими об-
стоятельствами, когда коллизионные предписания, имеющие цель
устранить различное регулирование одних и тех же отношений
гражданского оборота, наличествуют одновременно, а в ряде
случаев и в одной норме, с процессуальными правилами, подчер-
кивая тем самым глубокую внутреннюю связь гражданских и
гражданских процессуальных правоотношений. (*42). Эта связь по
природе своей обусловлена самой связью материального права и
судебного процесса, на что обращал внимание еще К. Маркс. (*43).

Для характеристики предмета международного частного пра-
ва важно не только отметить объективное существование в раз-
личных сферах жизни определенного вида отношений, не только
показать, что их объединяет одна социально-экономическая сущ-
ность, что эти отношения по своей природе не могут рассматри-
ваться ни как публичные, ни как уголовные, ни как администра-
тивные и т.д., но и попытаться отыскать в них внешние призна-
ки сходства, помогающие раскрыть их сущность. Такие признаки
в международном частном праве при всем многообразии регули-
руемых им отношений и сфер есть.

Общим для этих отношений является то, что в какой бы свя-
зи мы о них ни говорили, мы неизменно сопоставляем их с меж-
дународной жизнью, с международным общением. Иначе говоря,
в них всегда присутствует так называемый <иностранный эле-
мент>. Профессор М. М. Богуславский отмечает в этой связи, что
<предметом международного частного права является регулиро-
вание гражданско-правовых отношений с международным, или
иностранным, элементом>. (*44).

В этом явлении - присутствии <иностранного элемента> -
проявляется сущность самого предмета. Осмыслить значение
этого феномена международного частного права может помочь
следующее замечание В. И. Ленина, высказанное им в <Фило-

-24-

софских тетрадях>. <...Сущность является, - писал он. - Яв-
ление существенно>. (*45). Иными словами, каждое проявление пред-
мета (в данном случае чисто внешнее) раскрывает его правовую
сущность, его социальную характеристику.

Значение <иностранного элемента> в международном частном
праве многогранно. Отметим прежде всего, что по структуре само
правоотношение распадается на три части: субъект, объект и
действие. Все это элементы правоотношения. Очевидно, что ка-
тегория <иностранный> по своей сущности означает не что иное,
как результат сопоставления принадлежности данного конкрет-
ного элемента правоотношения к определенной правовой систе-
ме с принадлежностью других элементов этого правоотношения
к соответствующим им другим правовым системам. <Иностран-
ный, таким образом, - это принадлежащий к национальной си-
стеме права иной, нежели другой элемент>, - отмечает в этой
связи Б. И. Кольцов. (*46). Следовательно, мы можем сказать, что
предметом международного частного права являются такие об-
щественные отношения, подлежащие правовому регулированию,
которые являются разнонациональными (синоним: международ-
ными) по составу входящих в них элементов.

А. Субъект правоотношения как <иностранный элемент> в пра-
воотношении международного частного права

В данном случае одна из сторон по рассматриваемому право-
отношению должна иметь иностранное гражданство или иметь
своим личным статутом иностранное право, когда речь идет о
юридических лицах. Примером являются: а) заключение брака
между гражданином Эфиопии и советской гражданкой; б) уч-
реждение опеки французским гражданином над ребенком, со-
стоящим в итальянском гражданстве; в) возмещение ущерба
турецкому рабочему за деликт, имевший место в Швеции со
стороны швейцарского гражданина или швейцарской фирмы;
г) заключение контракта между аргентинской торговой фирмой
и советским внешнеторговым объединением на поставку партии
зерна; д) заключение договора морской, железнодорожной, воз-
душной, речной, автомобильной или смешанной перевозки груза
с зарубежным перевозчиком и т. д. Отметим также, что в каче-
стве <иностранного элемента> в ряде случаев в международном
частно-правовом отношении может выступать иностранное госу-
дарство и международная организация. (*47).

Б. Объект правоотношения как <иностранный элемент> в пра-
воотношении международного частного права

Примером могут служить нередко встречающиеся случаи рас-
смотрения в судах и арбитражах исков, касающихся: а) заклю-
чения договора купли-продажи между двумя гражданами или
фирмами одного и того же государства в отношении имущества

-25-

(товара), находящегося на территории другого государства;
б) уступки требования по векселю с платежом за границей граж-
данином одного государства своему соотечественнику; в) заве-
щания наследственной массы, которая целиком или частично
находится за границей, в том случае, когда наследователь и на-
следник имеют один и тот же личный закон; г) дарение вещи,
находящейся за границей, и т. д.

В. Действие как <иностранный элемент> в правоотношении меж-
дународного частного права

Этот элемент правоотношения в литературе часто называют
<юридическим фактом>, (*48), что, с нашей точки зрения, является
неверным, поскольку значение <юридического факта> значитель-
но шире, чем <действия> и в ряде случаев оно может включать в
себя такие явления, которые в международном частном праве не
рассматриваются. Неправильно было бы также ограничивать
наличие иностранного элемента только имущественными отноше-
ниями, возникающими в международном частном праве, (*49), ибо,
как мы знаем, личные неимущественные отношения, например
право авторства и другие, также составляют предмет междуна-
родного частного права, если они затрагивают сферу междуна-
родного общения.

Примером <действия> как <иностранного элемента> в между-
народном частно-правовом отношении могут служить: а) выда-
ча, акцепт или индоссамент переводного векселя, спор по которо-
му возникает в данной стране, осуществлены за границей;
б) создание литературного, художественного или музыкального
произведения, использование которого предполагается в данной
стране, имело место за границей; в) брак или развод имели место
за границей, а их последствия рассматриваются в данной стране;
г) действительность завещания, составленного лицом во время
его нахождения за рубежом, рассматривается в стране его по-
стоянного местожительства или гражданства; д) последствия
признания фирмы несостоятельной или обанкротившейся в стра-
не ее учреждения рассматриваются в других странах, где нахо-
дятся ее должники или кредиторы и т. д.

На практике чаще всего наблюдается сочетание сразу не-
скольких рассмотренных нами <иностранных элементов> в одном
правоотношении. Графически общая схема наличия <иностран-
ного элемента> в международном гражданско-правовом отно-
шении выглядит следующим образом.

5. Рассматривая понятие международного частного права мы
обратили внимание на различный смысл термина <международ-
ный> применительно к международному публичному и между-
народному частному праву. Мы отметили то существенное об-
стоятельство, что под этим термином в международном частном
праве понимаются отношения, выходящие за рамки правовой
системы одного государства. Вместе с тем, анализируя предмет

-26-

международного частного права, мы убедились в том, что по
своему характеру эти отношения - мы назвали их отношениями
с иностранным элементом - носят по сути своей гражданско-
правовой характер в широком смысле слова.

<Иностранный элемент>
в международном гражданско-правовом отношении

<< Предыдущая

стр. 5
(из 38 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>