<< Предыдущая

стр. 4
(из 33 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

рядке. Она была ратифицирована Германией, Австрией,
Бельгией, Испанией, Францией, Венгрией и Италией.

Конвенция об охране литературной и художественной
собственности (Мехико, 1902 г.). Дальнейшее развитие
межамериканских конвенций связано с Панамериканской
конференцией 1902 года в Мехико, где была выработана
новая Конвенция об охране литературных и художествен-
ных произведений. 28 января 1902 г. ее подписали пред-
ставители Аргентины, Боливии, Гаити, Гватемалы, Гон-
дураса, Доминиканской Республики, Колумбии, Коста-
Рики, Мексики, Никарагуа, Парагвая, Перу, Сальвадора,
США, Чили, Эквадора и Уругвая. Конвенция была рати-
фицирована пятью центральноамериканскими республи-
ками (Гватемала. Сальвадор. Коста-Рика, Гондурас, Ни-
карагуа), Доминиканской Республикой и США.

-17-

Положения конвенций, заключенных в Мехико и Мон-
тевидео, существенно отличаются друг от друга. В первой
из них (ст. 2) было дано, как и в Бернской конвенции,
определение понятия литературно-художественного про-
изведения. Правда, в отличие от нее, в это понятие вклю-
чались произведения хореографии и фотографии. К ли-
цам, подлежащим охране по конвенции, относились ав-
торы стран-участниц и их законные представители и пра-
вопреемники. Основным принципом конвенции стал прин-
цип национального регулирования (lex fori), однако срок
охраны авторского права не может превышать срока,
предоставляемого в стране, гражданином которой являет-
ся автор (ст. 5). Следует отметить, что действие прин-
ципа lex fori было существенно ограничено. Так, ст. 4
конвенции устанавливала, что для признания права соб-

ственности на произведение автору или его законному
представителю необходимо обратиться к компетентным
органам его страны с ходатайством, приложив в двух эк-
земплярах произведение. Если же автор или его право-
преемники желают, чтобы право собственности было
признано за ними в других подписавших конвенцию стра-
нах, они должны, кроме того, приложить к своему хода-
тайству число экземпляров своего произведения, соответ-
ствующее числу указанных ими стран. В отличие от кон-
венции, заключенной в Монтевидео, которая вообще не
касалась этой проблемы, конвенция, принятая в Мехико,
установила, что воспроизведение фрагментов из литера-
турных или художественных произведений в общеобразо-
вательных целях или в хрестоматиях не нарушает автор-
ского права и может быть свободно осуществлено в лю-
бой стране. То же самое относится к газетным статьям, но
с обязательным указанием источника и имени автора, ес-
ли оно имеется (ст. 8). Конвенция, заключенная в Мехи-
ко, в настоящее время имеет силу во взаимоотношениях
только между Сальвадором и Доминиканской Республи-
кой и между Сальвадором и США.

Конвенция об охране патентов на изобретения, про-
мышленных рисунков и образцов, товарных знаков и тор-
говых марок и литературной и художественной собствен-
ности (Рио-де-Жанейро, 1906 г.). Конвенция, заключен-
ная в Рио-де-Жанейро на III панамериканской конферен-
ции в 1906 году, предусматривала охрану как авторских
прав, так и промышленной собственности. На конферен-
ции присутствовали все американские государства, за

-18-

исключением Гаити и Венесуэлы. Конвенцию ратифици-
ровали всего лишь 9 государств из 19 подписавших: Гва-
темала, Сальвадор, Гондурас (1907 г.), Коста-Рика
(1908 г.), Никарагуа, Чили, Эквадор (1909 г.), Панама
и Бразилия (1911 г.). В ней в основном были сохранены
идеи конвенции, принятой в Мехико. Наиболее существен-
ным новшеством конвенции, подписанной в Рио-де-Жа-
нейро, было установление 25-летнего срока охраны ав-
торского нрава, исчисляемого со дня смерти автора

(ст. VII). Этот 25-летний срок применяется для охраны
литературных и художественных произведений, если за-
коны страны, где признано или предоставлено право, не
определяют срока охраны. Такое снижение срока объяс-
нялось стремлением участников создать более благопри-
ятные условия для быстрого развития общественной
культуры.

Конвенция об охране литературной и художественной
собственности (Буэнос-Айрес, 1910 г.). На IV панамери-
канской конференции в Буэнос-Айресе в 1910 году была
сделана еще одна попытка выработки конвенции, которая
удовлетворила бы требования большинства американских
государств. Это более или менее удалось, так как кон-
венцию ратифицировало рекордное количество латино-
американских государств: Бразилия, Гаити, Гватемала,
Гондурас, Доминиканская Республика, Колумбия, Коста-
Рика, Никарагуа, Панама, Парагвай, Перу, США, Эк-
вадор и Уругвай.

Конвенция 1910 года во многом повторила положения
конвенций 1889 и 1902 годов. Вместе с тем в ней нашли
отражение изменения, произведенные в Бернской конвен-
ции в Берлине в 1908 году.

Новая конвенция признала, что охране по ст. 6 под-
лежат авторы или их правопреемники, как граждане
стран-участниц, так и постоянно проживающие на их тер-
ритории иностранцы (домицилированные иностранцы).
Таким образом, если правопреемник автора - гражда-
нин страны, не являющейся участницей конвенции, его
интересы охране не подлежат.

Вторым условием охраны является первичное опуб-
ликование произведения на территории стран - участ-
ниц конвенции. Причем, понятие страны происхождения
произведения приравнивалось к стране первой публика-
ции в одной из американских стран-участниц конвенции.
Если же это произведение опубликовано в нескольких

-19-

американских странах, подписавших конвенцию 1910 го-
да, то страной происхождения признается та, где срок
охраны авторского права установлен наименьший. В
Буэнос-Айресе был сохранен и принцип lex fori, в соот-
ветствии с которым защита определяется законами стра-
ны, где она ищется, при условии, что срок охраны предо-
ставляемых прав не превышает установленного в стране
происхождения произведения.

В отношении объектов охраны новая конвенция пол-
ностью воспроизвела соответствующие положения кон-
венции, заключенной в Мехико. Это же относится и к
объему прав, предоставляемых владельцем авторского
права. Таким образом, в объем правомочий были вклю-
чены права на распоряжение произведением, на выпуск
его в свет, отчуждение, перевод или разрешение пере-
вода, воспроизведение произведения любым способом,
полностью или частично.

Статья 12 конвенции сохраняет возможность свобод-
ной публикации отрывков из литературных и художест-
венных произведений в образовательных целях и в хре-
стоматиях. Беспрепятственное воспроизведение в перио-
дической печати речей, произнесенных или прочитанных
в законодательных собраниях, судах или общественных
собраниях, закреплено в ст. 10 конвенции. Правда, такая
публикация возможна при условии соблюдения ограниче-
ний, установленных внутренним законодательством каж-
дой страны, если таковые имеются. Что же касается га-
зетных статей, то конвенция, подписанная в Буэнос-Айре-
се, отошла от положений конвенции 1902 года, разрешав-
ших свободное воспроизведение статей с обязательным
указанием источника и имени автора. В данном случае
сказалось влияние Берлинского текста Бернской конвен-
ции. Правила новой конвенции сводились к тому, что ли-
тературные, художественные и научные произведения
любого содержания и тематики, опубликованные в газе-
тах или журналах, не могут быть воспроизведены без
согласия автора. Всякие прочие газетные статьи могли
перепечатываться другими газетами, если это специально
не запрещено первой напечатавшей их газетой. При этом
должен быть указан источник, из которого статья заим-
ствована. Новости, имеющие характер простой газетной
информации, не подлежали охране. Что касается фор-
мальностей, то здесь новая конвенция отошла от конвен-
ции 1902 года, предусматривавшей необходимость прило-

-20-

жения к ходатайству о признании права двух экземпля-
ров произведения. Теперь формальности определялись
страной происхождения произведения. Правда, дополни-
тельно предусматривается обязанность владельца права
указывать, что <право собственности на произведение

оставлено его носителем за собой> (ст. 3).

Конвенция о литературной и художественной собст-
венности (Каракас, 1911 г.). Следующим шагом в разви-
тии панамериканской системы охраны авторского права
явилась конвенция, заключенная в Каракасе (Венесуэ-
ла) в 1911 году. Она была ратифицирована лишь неко-
торыми латиноамериканскими странами - Эквадором,
Венесуэлой и Перу, и в основном подтвердила положения
конвенции, заключенной в Монтевидео. Основные ее но-
веллы заключались в том, что теперь охрана авторских
прав предоставлялась только гражданам государств-чле-
нов, а не всем лицам, впервые опубликовавшим свои про-
изведения в странах - участницах конвенции. Принцип
lex soli также был основополагающим в ней, но, в отли-
чие от конвенции, заключенной в Монтевидео, не содер-
жал исключений относительно срока охраны авторского
права. Кроме того, при определении правомочий носите-
лей авторского права в ней не упоминалось о праве на
воспроизведение.

Конвенция об охране литературной и художественной
собственности, пересмотренная на VI панамериканской
конференции (Гавана, 1928 г.). Последняя довоенная
межамериканская конвенция по охране авторского права
была заключена в Гаване в 1928 году. Она заменила за-
ключенную в Буэнос-Айресе, которая осталась в силе
лишь между государствами, не ратифицировавшими Га-
ванский текст. Следуя Берлинскому варианту Бернской
конвенции, Гаванский текст признал за каждым присое-
динившимся государством право по некоторым вопросам
руководствоваться положениями предыдущих конвенций.

Конвенция, заключенная в Гаване, не получила ши-
рокого признания. Всего четыре государства ратифици-
ровали ее: Гватемала (1931 г.), Коста-Рика (1933 г.),
Панама (1928 г.) и Никарагуа (1934 г.).

Развивая положения конвенции, заключенной в Буэ-
нос-Айресе, Гаванский текст причислил к подлежащим
охране произведениям и кинематографические работы,
а также произведения прикладного искусства, <относя-
щиеся к любой области человеческой деятельности>. Та-

-21-

ким образом подчеркивалось, что выражение <литера-
турные и художественные произведения> относится <ко
всякой продукции, которая может быть выпущена в свет
любым способом печатания или воспроизведения> (ст. 2).
Основной принцип конвенции, заключенной в Буэнос-Ай-
ресе, - lex fori был заменен принципом lex soli. (*7). В ст. 6,
в частности, говорилось, что 50-летний срок охраны, пре-
доставляемый конвенцией, в случае если он не будет при-
нят как единый всеми подписавшими ее государствами,
подлежит определению по закону страны, в которой
предъявлено требование об охране, но не может при этом
превысить срока охраны произведения в стране его про-
исхождения.

Формальности, необходимые для признания авторско-
го права, были несколько увеличены. Теперь необходимо
было регистрировать имя владельца авторского права,
страну первой публикации и год первого выпуска в свет.

Статья 4 bis впервые предоставила право авторам
разрешать воспроизведение, адаптацию и публичный по-
каз их работ средствами кинематографа. Кинематогра-
фический вариант литературного или художественного
произведения охранялся как оригинальная работа, не-
зависимо от прав автора на оригинал.

Статья 5 закрепляла за авторами литературных либо
музыкальных произведений исключительное право на
адаптацию их работ для инструментов, служащих целям
механического воспроизведения, и публичное исполнение
произведений с их помощью.

К числу основных новелл конвенции 1928 года следует
отнести и признание определенных личных прав автора.
В ст. 13 bis конвенция установила, что при отчуждении
автором своих прав отчуждаются лишь права на поль-
зование и воспроизведение. Автор сохраняет в отношении
своего произведения <личное неимущественное право кон-
троля, которое позволяет ему препятствовать всякому
воспроизведению или показу произведения с искажения-
ми, сокращениями или изменениями>.

-22-

ПОПЫТКИ СОЗДАНИЯ ВСЕМИРНОЙ СИСТЕМЫ
ОХРАНЫ АВТОРСКОГО ПРАВА

Как было показано выше, несмотря на имеющиеся
различия, принципиальных разногласий между бернской

<< Предыдущая

стр. 4
(из 33 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>