<< Предыдущая

стр. 8
(из 33 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Расширение критериев применения конвенции относят к
числу существенных изменений Бернской конвенции. Во

-40-

всех ее предыдущих текстах, включая Брюссельский, не-
обходимым условием был территориальный принцип (для
опубликованных произведений). Для того чтобы автор
мог рассчитывать на охрану, он должен был впервые
опубликовать свое произведение на территории страны-
участницы конвенции. Стокгольмский текст сохраняет
этот критерий, но добавляет новый - критерий граждан-
ства. Теперь автор может также рассчитывать на охрану
но конвенции, если он а) является гражданином какой-
либо страны Бернского союза (в отношении как опубли-
кованных, так и неопубликованных произведений) и б)
если он, хоть и не является гражданином страны союза,
впервые (или одновременно) опубликует свое произведе-
ние в одной из этих стран (ст. 3, п. 1). При этом уточ-
няется, что авторы, не являющиеся гражданами какой-
либо страны Бернского союза, но имеющие свое обычное
местопроживание в одной из них, приравниваются к ав-
торам-гражданам этого государства (ст. 3, п. 2), вне
зависимости от места опубликования произведения.
Правда, из текста конвенции неясно, должен ли автор,
не являющийся гражданином страны-участницы Берн-
ского союз), постоянно проживать в ней в момент публи-
кации своего произведения либо при обращении за защи-
той своих нрав. Еще более неопределенно положение ав-
тора неопубликованного произведения, так как время его
создания установить иногда довольно трудно. Неясно
также, какая страна должна считаться страной постоян-
ного проживания, если их у автора несколько. Однако,
несмотря на эти недостатки в определении круга лиц,
подлежащих охране по конвенции, необходимо отметить,
что расширение критериев ее применения благоприятно
сказывается на положении авторов, которые получили
возможность публиковать свои произведения за предела-
ми Бернского союза без опасения потерять охрану автор-
ских прав по конвенции.

Как уже отмечалось, правила Бернской конвенции
применяются лишь в отношении произведений иностран-
ных авторов, опубликовавших свои работы на территории
страны, где ищется защита. Эти положения не подверг-
лись изменению и в Стокгольме. Однако следует отме-
тить, что ст. 5, п. 1, Стокгольмского текста предоставляет
автору во всех странах Бернского союза, за исключением
страны происхождения произведения, как права, которые
имеют там свои граждане, так и <особо предоставляемые

-41-

настоящей конвенцией>. Эти положения дополняются п. 3
данной статьи, который подчеркивает, что охрана в стра-
не происхождения регулируется внутренним законода-
тельством. При этом автор, не являющийся гражданином
страны происхождения, пользуется в ней такими же пра-
вами, как и авторы-граждане этой страны.

При сравнении с соответствующими положениями
Брюссельского текста можно прийти к выводу, что пра-
вовое положение авторов-граждан стран Бернского сою-
за не изменилось в Стокгольме и они пользуются нацио-
нальным режимом плюс правами, <особо предоставляе-
мыми настоящей конвенцией>, а в стране происхождения
произведения речь идет лишь о национальном режиме.
Нет расхождений между Брюссельским и Стокгольмским
текстами и в вопросах определения охраны для авторов,
нс являющихся гражданами стран, не участвующих в
Бернском союзе, но опубликовавших впервые или одно-
временно свои произведения на территории этого союза.
При таких обстоятельствах в стране происхождения они
пользуются национальным режимом без прав, <особо пре-
доставляемых настоящей конвенцией>. Возникает вопрос,
существует ли отличие в правовых режимах, установлен-
ных в Брюсселе и в Стокгольме, в связи с появлением
слова <особо>. То есть означают ли слова Брюссельского
текста <права, предоставляемые настоящей конвенцией>
то, что к автору применяются национальный режим и до-
полнительно права, предусмотренные настоящей конвен-
цией, или нет? Если да, то это означает, что расхождений
между двумя текстами нет. Если же слова <права, предо-
ставляемые настоящей конвенцией> означают предостав-
ление лишь прав, ею признанных, то мы встречаемся со
случаем различия в позициях двух текстов, ибо Сток-
гольмский вариант можно толковать лишь в смысле пре-
доставления дополнительных, <особо предоставляемых
конвенцией> прав. Вместе с тем следует отметить, что в
настоящее время преобладает мнение о том, что в Сток-
гольме шла речь лишь о редакционных изменениях соот-
ветствующих положений. (*4). При этом исходят из того, что
Брюссельский текст предусматривает лишь 2 категории
охраны прав:

1) национальный режим совместно с jus conventionis
в странах Бернского союза, за исключением страны про-
исхождения произведения, и
2) национальный режим в стране происхождения.

-42-

Страна происхождения. Стокгольмский текст не внес
существенных изменений в определение понятия страны
происхождения, которая определяется как страна первич-
ной публикации произведения. В случаях одновременной
публикации в нескольких странах Бернского союза, уста-
новивших различные сроки охраны, страной происхожде-
ния является та, законодательство которой предоставляет
наименьший срок охраны авторского права. Если работа
одновременно опубликована в стране Бернского союза и
вне его, то первая признается страной происхождения.
Для неопубликованного произведения страной происхож-
дения признается та, гражданином которой является ав-
тор.

Новые положения, одобренные в Стокгольме, относи-
тельно страны происхождения сводятся к следующим
моментам:

1) страной происхождения произведения, впервые
опубликованного вне стран-участниц конвенции, при-
знается страна, гражданином которой является автор
(ст. 5, п. 4с);

2) страной происхождения произведения кинемато-
графии признается страна, в которой находится штаб-
квартира кинопромышленника либо его постоянное мес-
тожительство (ст. 5, п. 4с, п/п. i);

3) страной происхождения архитектурного произве-
дения, сооруженного в стране Бернского союза, произве-
дений изобразительного искусства, использованных в
строительстве зданий, сооружений, и других видов недви-
жимости, расположенных на территории союза, признает-
ся страна, где воздвигнуты эти сооружения (ст. 5, п. 4с,
п/п. i).

Объекты охраны. Статья 2 конвенции также не под-
вергалась в Стокгольме особым изменениям. Понятие
подлежащих охране <литературных и художественных
произведений> охватывает <все произведения в области
литературы, науки и искусства, каким бы способом и в ка-
кой бы форме они ни были выражены>. Однако уже при
подготовке Стокгольмской конференции оживленную дис-
куссию вызвало предложение об исключении из конвен-
ции требования о фиксации в материальной форме про-
изведений хореографии и пантомим. В соответствии со
ст. 2 Брюссельского текста они должны носить указания
о .постановке их на сцене, изложенные в письменной или
иной форме. Основной довод при этом сводился к тому,

-43-

что требование о фиксации противоречит основному прин-
ципу конвенции о распространении охраны работ в обла-
сти литературы и искусства вне зависимости от формы и
методов их выражения. На самой конференции дискус-
сии продолжались. В пользу сохранения фиксации выска-
зывались те, кто опасался, что без такого требования про-
изойдет смешение охраны авторов с охраной артистов-
исполнителей. Кроме того, это позволяет с абсолютной
достоверностью определять автора произведения, что ос-
ложнится при отсутствии требований о фиксации резуль-
татов творчества в материальной форме. В конце концов
на конференции было принято решение об устранении та-
кого требования как условия для охраны произведений
хореографии и пантомимы. Вместе с тем национальным
законодательствам было разрешено сохранить этот прин-
цип как в отношения любого вида работ, так и для спе-
циальных категорий (ст. 2, п. 2).

Важной проблемой, обсуждавшейся па конференции,
был вопрос об ассимиляции телевизионных произведений
с кинематографическими. В Брюсселе в понятие послед-
них включались также те, которые <получены> способом,
<аналогичным кинематографии>. В Стокгольмском тексте
телевизионные произведения ассимилируются с кинема-
тографическими, если они <выражены> способом, анало-
гичным кинематографии. Однако в соответствии с п. 2
этой же статьи любая страна Бернского союза вправе
предоставить охрану телевизионным передачам лишь в
том случае, если соблюдено общее правило о закрепле-
нии передач в материальной форуме. Интересно отметить,
что в проекте ст. 2. рассматриваемая проблема была ре-
шена несколько по-иному. Предлагалось отдельным пунк-
том уточнить, что произведения, .выраженные способом,
создающим визуальный эффект, подобный кинематогра-
фическому, и закрепленный в материальной форме, дол-
жны рассматриваться как кинематографические. Такой
подход более ясно определял факт ассимиляции телеви-
зионных передач к кинематографическим. Однако конфе-
ренция не утвердила проект. Таким образом, принятая
редакция, достаточно ясно говоря об охране фильмов,
созданных для телевидения, оставляет место для сом-
нений для ряда других случаев, как, например, передачи,
ведущиеся непосредственно с места событий.

Выпуск в свет. В соответствии со ст. 4, п. 4, Брюссель-
ского текста Бернской конвенции работа признается вы-

-44-

пущенной в свет, если экземпляры ее изданы и пущены
в обращение в достаточных количествах, вне зависимости
от средств их производства. В Стокгольме это определе-
ние подверглось некоторым измерениям. Прежде всего в
него было включено условие публикации произведений
<с согласия их авторов>.

Появилась замена условия выпуска в свет произведе-
ния в <достаточном количестве> условием достаточности
этого количества <для удовлетворения разумных потреб-
ностей публики> в зависимости от произведения.

Такая эволюция определения рассматриваемого поня-
тия была вызвана тем, что Брюссельский вариант не со-
ответствовал современным способам оэнакомления широ-
кой публики с содержанием произведения. (Имеются в
виду телевидение, видеокассеты, репродуцирование
и т. п.). Наряду с этим получил разрешение вопрос о том,
что опубликование имеет место и в тех случаях, когда
распространению подлежит ограниченное количество ко-
пий фильмов для кинотеатров или партитур музыкальных
произведений для оркестров. Более того, демонстрация
по телевизору единственной копии телевизионного филь-
ма также будет являть собой публикацию в соответствии
со Стокгольмским актом. Таким образом, очевиднее, что
в Стокгольме имело место расширение понятия <выпуск
в свет>. Как отмечалось на самой конференции, речь идет
в данном случае о <новой общей формуле>, развивающей
понятие опубликования произведения и создающей новые
условия для кинематографических произ.ведений, вклю-
чая телевизионные фильмы.

Раздел о понятии <выпуск в свет> завершается пере-
числением тех действий, которые не представляют собой
публикации, как-то: представление драматических, музы-
кально-драматических и музыкальных произведений, пуб-
личное чтение, выставление произведений изобразитель-
ного искусства и тому подобное. Этот перечень не пре-
терпел изменений со времени Брюсселя.

Право на воспроизведение. До Стокгольма Бернская
конвенция не содержала общего правила об охране пра-
ва автора на воспроизведение своей работы. Отдельные
элементы права на воспроизведение находили свое отра-
жение в ряде статей, таких как ст. 2 bis Брюссельского
текста, регулирующая право на воспроизведение матери-
алов конференций, речей, лекций, обращений и других
подобных работ в прессе; либо ст. 4, определяющая по-

-45-

нятие страны происхождения; либо ст. 9, регулирующая
статус работ, опубликованных в газете и периодических
изданиях, и тому подобное. Поэтому предложение о
включении в перечень охраняемых конвенцией нрав ав-
тора пункта о воспроизведении своей работы было рас-
ценено как само собой разумеющееся, тем более что по-
давляющее большинство национальных законодательств
признает это право.

Право автора литературных и художественных про-
изведений на их воспроизведение любым способом и в
любой форме закреплено в ст. 9, п. 1. Само понятие <вос-
произведение> не определено в конвенции, хотя в ст. 9,
п. 3, содержится указание, что <любая запись звука или
изображения> рассматривается в качестве такового.
Обычно под этим понимается любая материальная фик-

<< Предыдущая

стр. 8
(из 33 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>