<< Предыдущая

стр. 9
(из 33 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

сация произведения или размножение его экземпляров.
Вместе с тем в п. 2 этой же статьи предусматривается
возможность в национальных законодательствах устано-
вить случаи свободного воспроизведения при определен-
ных обстоятельствах. При этом следует иметь в виду, что
воспроизведение не должно противоречить <обычному,
нормальному использованию работы> и вести к необо-
снованному ущемлению законных интересов автора. (*5). При
этом, участники конференции исходили из того, что фор-
мулировка ст. 9, п. 2, означает возможность изготовления
фотокопий для научных целей или личного потребления. (*6).

Обращает на себя внимание неопределенность крите-
риев раесматриваемого пункта. Не ясно, что понимать
под <нормальным или обычным использованием произве-
дения>, под <необоснованным> ущемлением права автора
либо под его <законными интересами>. Подобная неяс-
ность может привести к разночтениям и подчас противо-
речивым толкованиям одного и того же правила в кон-
кретных странах.

Рассматривая вопрос о праве автора на воспроизведе-
ние, следует отметить, что Стокгольмский текст, как и
Брюссельский, непосредственно предусмотрел случаи, на
которые не распространяется охрана, предоставленная по
конвенции. Причем лишь два из них определены кон-
кретно, в то время как остальные находятся в компетен-
ции национальных законодательств.

Стокгольмский текст (ст. 10, п. 1) закрепил возмож-
ность цитирования произведения, <которое было уже
правомерно сделано доступным для всеобщего сведения>,

-46-

при условии, что оно будет произведено в соответствии со
сложившейся практикой и размер его не будет превосхо-
дить тот, который оправдан целями, ради которых оно
производится, включая использование газетных статей и
периодических изданий в форме пресс-бюллетеней. По
сравнению с Брюссельским Стокгольмский текст не со-
держит условия о <краткости цитаты>. Это определенным
образом расширило возможность использования чужих
произведений при условии соблюдения правил цитирова-
ния и целей, ради которых оно производится.

Как и Брюссельский текст, Стокгольмский преду-
смотрел, что положения Бернской конвенции не приме-
няются к <новостям дня> либо к различным фактам, но-
сящим характер газетной информации (ст. 2, п. 8). Это
исключение объясняется тем, что в данном случае речь
идет не о произведениях, а лишь о фактах, не имеющих
авторов и не несущих творческих элементов. Вместе с тем
это не означает, что статьи, написанные журналистами
с использованием этих фактов, не подлежат охране.

Как отмечалось, Стокгольмский текст Бернской кон-
венции предусмотрел возможность для национальных за-
коподательств ограничить право на воспроизведение, но
это допускалось лишь в определенных границах, установ-
ленных конвенцией, и ис должно было противоречить

<обычному использованию произведения и законным пра-
вам автора>.

Прежде всего п п. 4 ст. 2 и п.1 ст. 2 bis возможность
свободного воспроизведения устанавливалась для офици-
альных законодательных и административных текстов,
официальных их переводов, а также для политических
выступлении и речей, произнесенных на законодательных
или общественных собраниях или .во время судебных за-
седаний.

Пункт 2 ст. 2 bis оставлял за национальными законо-
дательствами определение условий, при которых лекции,
обращения и другие работы подобного рода, произнесен-
ные публично, могли быть воспроизведены в печати, по
радио либо переданы по проводам при условии, что такое
использование указанных произведений оправдано ин-
формационными целями. Подобным же образом п. 1
ст. 10 bis оставил за национальными законодательствами
возможность воспроизведения в прессе, по радио или в
передаче по проводам статей, опубликованных в газетах
или периодических изданиях на текущие экономические,

-47-

политические или религиозные темы, за исключением тех
случаев, когда такое использование вышеуказанных про-
изведении прямо запрещено владельцами авторского пра-
ва. Подобное использование должно производиться с обя-
зательным указанием источника. Правовые последствия
нарушения последнего условия определяются законода-
тельством страны, где ищется защита. Впервые положе-
ния подобного рода появились в п. 2 ст. 9 Брюссельского
текста. Однако в нем отсутствовало ограничение, которое
Стокгольмский текст ввел для статен, могущих быть вос-
произведенными: оно касалось только материалов, опуб-
ликованных в газетах или периодических изданиях.

Пункт 2 ст. 10 bis предоставил национальным законо-
дательствам возможность определения условий, при ко-
торых воспроизведение и выпуск в свет литературных и
художественных произведении, видимых или слышимых
в ходе демонстрации, допускаются без ограничений при
использовании их для информации о текущих новостях
посредством фотографии, проволочной и беспроволочной
радиосвязи. При этом подобное использование должно
быть оправдано информационными целями.

Наконец, Стокгольмский текст Бернской конвенции
закрепил за национальными законодательствами стран-
участниц право, разрешающее использование литератур-
ных и художественных произведении для иллюстрации в
публикациях, радиопередачах, звуковых или видеозапи-
сях в целях обучения при условии, что оно оправдано и
производится в соответствии с установившейся практи-
кой. (*7). По сравнению с Брюссельским текстом рассматри-
ваемое правило изменено, так как отсутствовало условие
об использовании выдержек из литературных и художе-
ственных произведений. Таким образом, возможно ис-
пользование произведений целиком, что распространя-
лось и на радиопередачи, а также видео- или звукозапи-
си, чего не было в Брюссельском тексте. И, наконец,
Стокгольмский текст обусловил такое использование ра-
бот в соответствии с установившейся практикой. Следует
отметить, что последнее условие довольно расплывчато и
вряд ли может рассматриваться как уточнение предыду-
щего текста.

Режим кинематографических произведений. Включе-
ние в Бернскую конференцию специальных правил об ох-
ране кинематографических и приравненных к ним теле-
визионных работ совместно с протоколом о развиваю-

-48-

щихся странах составляет один из самых значимых ре-
зультатов Стокгольмской конференции.

Главными инициаторами выработки норм о кинемато-
графических произведениях выступили кинопромышлен-
ники, встретившие большое противодействие со стороны
обществ охраны прав авторов и композиторов. В итоге на
конференции был выработан компромисс, не удовлетво-
ряющий в полной мере ни одну из заинтересованных сто-
рон. Ситуация осложнялась еще и тем, что национальные
законодательства по-разному регулируют рассматривае-
мую проблему. Так, в странах с англосаксонской право-
вой системой авторское право на кинематографическое
произведение признается за кинопромышленниками и ав-
торами так называемых предшествующих работ (авторы
сценариев, композиторы, поэты и т. л.). В то же время
за режиссером, создавшим фильм, авторское право не
признается. В других странах авторами фильма в равной
мере признаются все лица, творчески участвующие в его
создании, Правда, нс везде круг этих лиц совладает.
Большая группа государств занимает промежуточное по-
ложение, признавая авторское право за всеми, творчески
участвующими в создании фильмов, но они либо предо-
ставляют возможность передачи этих прав кинематогра-
фическим комнаниям (Австрия, Италия), либо содержат
презумпцию передачи, что может быть опровергнуто по-
ложениями договора, заключаемого между компанией и
создателями фильмов (Франция, ФРГ, Скандинавские
страны). Таким образом, существует возможность того,
что в одно и то же время лицо может обладать авторски-
ми правами на одни и тот же фильм в зависимости от то-
го, где ищется защита, и от услоий договора, оформив-
шего постановку фильма.

Включив в п. 1 ст. 2 кинематографические произведе-
ния и работы, приравненные к ним (телевизионные рабо-
ты), конвенция признала страной происхождения кине-
матографического произведения ту, где его изготовитель
обосновал штаб-квартиру или постоянно проживает. Та-
ким образом, автор использованного в кинофильме про-
изведения, который нс является гражданином страны-
участницы Бернского союза и который не опубликовал
впервые свое произведение на его территории, получит
защиту лишь в случае, если кинопромышленник имеет
свою штаб-квартиру или постоянно проживает в стране-
участнице Бернской конвенции.

-49-

Как правило, срок охраны авторского права определен
конвенцией в 50 лет, исчисляемых со дня смерти автора.
Но в отношении кинематографических произведений на-
циональные законодательства могут исчислять этот срок
с момента предоставления возможности ознакомиться с
содержанием фильма широкой публике при согласии ав-
тора. Если же такая возможность в течение 50 лет не бы-
ла предоставлена, то срок исчисляется с момента созда-
ния кинокартины (ст. 7 конвенции).

Основные новеллы, касающиеся кинематографических
произведений, закреплены в ст. 14 bis Стокгольмского
текста, который рассматривает кинематографическое про-
изведение как самостоятельное. Естественно, что владе-
лец авторского права на кинематографическую работу
пользуется теми же правами, что и владелец авторского
права на оригинальный труд.

Второй пункт рассматриваемой статьи является цент-
ральным по значению. Он относит к компетенции нацио-
нальных законодательств определение того, кто является
носителем авторских прав на кинематографическое про-
изведение. Это означает, что субъекты авторского права
в разных странах на одну и ту же кинематографическую
работу могут быть разными. Однако в стране Бернского
союза, которая признает авторское право на кинемато-

графическое произведение за лицами, внесшими свой
творческий вклад в создание фильма, они, <поскольку
обязались внести такой вклад>, не могут при отсутствии
положений об обратном возражать против воспроизведе-
ния, выпуска в обращение, публичного представления и
исполнения, сообщения по проводам для всеобщего све-
дения, передачи в эфир или любого другого публичного
сообщения кинематографического произведения, а также
субтитрирования или дублирования его текста (ст. 14 bis,
п. 1, п/п. b). Таким образом, речь идет о презумпции пе-
редачи своих прав лицами, творчески участвующими в
создании фильма, кинопромышленнику.

На Стокгольмской конференции именно продюсеры
добивались принятия такой презумпции, так как они хо-
тели иметь полную свободу для распространения филь-
мов без риска быть связанными необходимостью испра-
шивать разрешение на их демонстрацию, производство
копий и так далее у действительных создателей. Такая
презумпция особенно важна для стран (как, например,
Франция), признающих за творчески участвующими в

-50-

создании фильма авторские права на него. Если же речь
идет об Англии или Италии, отдающих все право кино-
промышленнику, то презумпция приобретает значение
лишь тогда, когда фильм экспортируется, например, во
Францию.

С другой стороны, возрастает роль условий соглаше-
ний, заключенных между лицами, участвующими в соз-
дании фильмов, ибо презумпция действует в случаях от-
сутствия в соглашениях положений об обратном. Вопрос
о форме таких соглашений отнесен п. с этой же статьи к
компетенции законодательства страны, где кинопромыш-
ленник обычно проживает или основал свою штаб-квар-
тиру. Однако законодательство страны, где ищется за-
щита, вправе установить обязательность письменной фор-
мы для таких соглашений. В этом случае Генеральный
директор Всемирной организации интеллектуальной соб-
ственности (ВОИС) должен быть об этом уведомлен
письменной декларацией, которая, в свою очередь, не-
медленно рассылается всем государствам-членам. Таким
образом, в ФРГ, например, презумпция отчуждения будет
применяться вне зависимости от наличия письменного со-
глашения. Это же происходит при экспорте фильмов в
Скандинавские страны, где письменная форма не обяза-
тельна. Но если фильм экспортируется во Францию, ус-
тановившую письменную форму, презумпция применяет-
ся лишь при наличии в ФРГ письменного соглашения об
этом.

Следует отметить, что правила т. 2, п/п. b, <поскольку
внутренним законодательством не устанавливается иное>,
нс применяются к лицам, внесшим основной вклад в соз-
дание фильма: авторам сценария, диалогов и музыкаль-

<< Предыдущая

стр. 9
(из 33 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>