<< Предыдущая

стр. 2
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

4 Heck Ph. The Formation of Concepts and the Jurisprudence of Interests // The Jurisprudence of Interests. Cambridge-Massachusetts, 1948. P. 131.
5 См.: Сокуренко В.Г., Орач ЕМ. Значение интереса и справедливости в советском праве // Вестник Львовского ун-та. Серия юридическая. Вып. 17. 1978. С. 24; Малеин Н.С. Охраняемый законом интерес // Советское государство и право. 1980. № 1.С. 27.
31

ношениях, представляют собой явления, по поводу которых и устанавливаются объективные правовые нормы. Последние предоставляют субъектам общественных отношений правовые средства (наиболее значимые средства - субъективные права) для реализации их интересов и тем самым достижения социально-экономических целей в общественных отношениях.
Получается, что правовая регламентация общественных отношений состоит в том, что законодатель, определяя приоритет реализации того или иного интереса, тем самым закрепляет, охраняет и стимулирует волевое поведение субъектов в этом общественном отношении. И наоборот, правовые запрещения означают ограничение реализации соответствующих интересов. Можно отметить, что первый прием правового регулирования характерен для основных начал гражданского (частного) права, второй - для публичного права.
Какие же интересы подвергаются правовой регламентации? Ведь объективное право не может установить по поводу каждого интереса и каждого общественного отношения правовую норму.
С.А. Муромцев отмечает, что ни одно сколько-нибудь развитое общество не представляет полного единства воззрений на должное поведение. Но все существующие в обществе воззрения, теоретически, могут быть реализованы в действующем правовом порядке. Процесс правообразования учитывает пожелания, которые составляют нечто среднее между пожеланиями наиболее поляризованных частей общества. Действующий правовой порядок уравновешивает разнообразие стремлений и интересов, выражая их средний уровень в данном обществе'.
В соответствии с этим положением законодатель выделяет наиболее важные, актуальные и типичные общественные отношения2.
Эти типичные интересы в широком смысле дают основу не только для формирования норм права, но и закрепляют в общественном сознании стереотипы поведения, формируют нормы морали и нравственности, а значит, дают обществу ценностную ориентировку. Ценностные ориентиры общества формируют представление о принципах справед-
Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. С. 155. : См.: Грибанов В.П. Интерес в гражданском праве // Советское государство и право. 1967. № 1. С. 54; Мальцев Г.В. Соотношение субъективных прав, обязанностей и интересов советских граждан. С. 22; Патюлин В.А. Государство и личность в СССР. М., 1974. С. 109.
32

ливости. В свою очередь нормы объективного права, сформулированные законодателем, проверяются обществом на соответствие принципам справедливости.
Г.Ф. Шершеневич по поводу справедливости в праве говорил, что она должна лежать в основании законодательной, а не судебной и административной деятельности, так как о соответствии закона справедливости нужно думать при подготовке и принятии закона. Если действующие законы расходятся со справедливостью, то долг субъекта общества содействовать изменению несовершенных или устаревших правовых норм, но не подставлять чувство справедливости на место действующей нормы права1.
Таким образом, интересы осуществляют воздействие и на законодательство. Чтобы практически реализовать тот или иной интерес, используя правовые средства, нужно, во-первых, правильно осознать объективный интерес; во-вторых, установить надлежащее правовое средство (норму права), убедиться в том, что оно адекватно сущности интереса и может указать надлежащий способ его реализации.
В связи с этим Г.В. Мальцев отмечает, что в обществе устанавливается следующая зависимость: объективные интересы - общественное сознание - право2. К этому справедливому положению можно добавить, что при неверном осознании объективного интереса и неадекватном правовом регулировании указанная связь работает в обратном порядке. Поэтому право, будучи творением общественного сознания и законодателя, должно отражать объективные, типичные интересы.
Значение социальной проблемы выражения интересов в правовом регулировании очевидно. Законодатель должен понимать, что правовое регулирование, охрана и защита различных интересов меняются в зависимости от правовой идеологии общества. На уровне правовой идеологии осознание объективного интереса выражается обычно в намерениях, мотивах3. Поэтому в качестве ориентира правового регулирования законодатель должен иметь объективные интересы, а не волевые усилия отдельных социальных субъектов (в том числе государства), исполь-
1 Шершеневич Г.Ф. Общая теория права: Лекции, читанные в Московском Коммерческом Институте в 1909/10 г. М., 1911. С. 243-244.
2 Мальцев Г.В. Социалистическое право и свобода личности (теоретические вопросы). С. 101.
3 Экимов А.И. Политические интересы и юридическая наука // Государство и право. 1996. № 12. С. 5.
33

зующих правовые средства для достижения своих политических целей. Иначе говоря, чтобы избежать политико-идеологического влияния, пра-вотворчество должно иметь целью отражение и закрепление в нормах права объективных интересов. Вспомним утверждение К. Маркса, что «идея» неизменно посрамляла себя, как только она отделялась от «интереса»1.
В России советского периода право понималось как закрепленная в нормах и обеспеченная механизмом государственного принуждения классовая воля. Понятие справедливости также было классовым, и трактовалось как соответствие правовых установлений классовым интересам2. Сказанное тем более значимо, если учесть, что воля как субъективное явление может не отражать реальные интересы, которые существуют объективно и вне осознания их субъективной волей.
Представляется, что законодатель должен ориентироваться на типичные интересы, а потом оценивать их по степени важности. Важность того или иного интереса неизбежно оценивается по критерию соответствия социальному интересу, который, будучи абстрактным, зачастую заслоняет интересы частных лиц, которые для них никак не могут быть неважными или второстепенными. Поэтому, на наш взгляд, типичность частных интересов - более объективный критерий, нежели важность интереса.
Сказанное позволяет согласиться с утверждением В.Н. Кудрявцева о том, что от соответствия выражения интересов в нормах права реальным объективным интересам субъектов общества зависит эффективность правовой регламентации общественных отношений3.
Поскольку процесс реализации интереса, в отличие от самого объективного интереса, есть динамическое, постоянно находящееся в развитии, объективно-субъективное явление, то при определенных обстоятельствах, обусловленных теми или иными субъективными или объективными факторами, можно получить неверное представление об интересе. Фактически это означает, что объективный интерес не будет осознаваться субъектом, либо будет иметь место заблуждение субъекта, т.е. неадекватное отражение интереса в его сознании. При
' Маркс. К., Энгельс Ф. Соч. Т. 2. С. 89.
2 См., например: Сокуренко В.Г., Орач ЕМ. Указ. соч. С. 24-25.
3 Кудрявцев В.Н. Взаимосвязь правового регулирования и социальных интересов // Вопросы философии. 1987. № 1. С. 44.
34

таких обстоятельствах процесс реализации интереса обречен на провал.
Проблему осознания интересов и выработки адекватных средств правовой регламентации для их успешной реализации можно решать с учетом приведенной выше трактовки интереса как потребности, имеющей социальный характер (значение). Дело в том, что сама потребность — это своего рода зависимость субъекта от условий, в которых он находится. Поэтому выявить эту зависимость можно с помощью социологических и экономических данных (анализы, прогнозы и др.), используя средства информации, в том числе печатной, электронной массовой информации, с помощью новых информационных возможностей и др. Существуют и правовые средства - плебисцит, создание и деятельность представительных органов, судебная практика и др.1
В самом общем виде механизм осознания и выработки адекватных средств правовой регламентации может выглядеть следующим образом. На первом этапе осознается та или иная проблема, которую можно решить с помощью механизма правового регулирования общественных отношений. Однако далеко не все социальные проблемы, коллизии и ситуации могут быть решены с помощью юридических средств. Например, многие социальные отношения не регулируются правом, подчиняясь лишь влиянию норм морали и нравственности.
На следующем этапе выявляются объективные количественные (цифровые) параметры намеченной проблемы, а затем на основании социологических и других научных гипотез вводится в действие правовая норма, представляющаяся наиболее адекватной для ее разрешения.
Третий этап представляет собой снятие новых количественных параметров, возникших после вступления в силу правовой нормы, и их сравнение с первичными данными. Здесь важно выявить зависимость изменения количественных параметров после вступления в силу правовой нормы, динамику и векторы выявленных изменений. Собственно говоря, в этих изменениях должна проявиться зависимость субъекта от условий, в которых он находится. При неудовлетворительной картине
! О выявлении общественных интересов и потребностей и их влиянии на право-творчество см.: Шершеневт Г.Ф. Общая теория права. Вып. 2. М., 1911. С. 237-238.
з* 35

воздействия правовой регламентации, в зависимости от полученных результатов, необходимо скорректировать формулу правовой нормы.
Учитывая изложенное, приходим к выводу, что, поскольку интересы существуют объективно и не зависят от их осознания, нормы объективного права должны наиболее адекватно отражать объективные интересы. Целью правотворчества является закрепление в законах положений, учитывающих объективные общественные отношения субъектов права, их интересы, а не только проявления их воли.
Нужно отметить, что проблема воли заключается в осознании и реализации своих интересов. Поэтому интерес, являющийся объективной категорией, является тем необходимым элементом, который наполняет волю определенным смыслом и содержанием.
Таким образом, при создании закона важно понимать, что для устойчивости и эффективности системы права, для ее соответствия естественному праву и справедливости необходимо ориентироваться в первую очередь на объективные интересы субъектов общественных отношений. Законодатель должен осознавать объективные интересы, чтобы закрепить в правовых нормах адекватные правовые средства, регулирующие общественные отношения, а следовательно, и реализацию интересов.
Наделение правом означает обеспеченную государством возможность удовлетворения интересов. Следовательно, право не только порождается интересами, выражает их, но также охраняет интересы. В этом смысле интерес выступает объектом правовой охраны, а право - охраняемым законом интересом1. Таким образом, в результате установления правовых норм, отражающих наиболее типичные интересы, субъекты общественных отношений для реализации своих интересов приобретают правовые средства в виде наделения их статусом участников правоотношений и возможностью реализации субъективных прав и обязанностей.
Остается открытым вопрос о нетипичных интересах, об интересах, показавшихся законодателю недостаточно важными для их опосредст-вования нормами права. Как известно, все то, на что лицо имеет право, дозволено; но не на все дозволенное оно имеет право, а лишь на то, возможность чего обеспечена соответствующей обязанностью2. Из этого следует, что далеко не все отношения, а следовательно, и интересы, на-
1 Малеин Н.С. Указ. соч. С. 27.
2 Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. С. 149.
36

ходят отражение в правовой регламентации. Как в таком случае реализуются интересы, не опосредованные нормами права? Неужели они не находят отражения в праве и не получают правовой охраны?
Большинство ученых считают, что понятие индивидуального интереса как объекта правовой охраны шире понятия интереса как объекта правового нормирования1. Поэтому за пределами правовой регламентации могут быть те или иные интересы, которые все-таки выступают объектами правовой охраны. В текстах правовых норм они обычно названы «законными интересами», «охраняемыми законом интересами», или просто упоминаются путем указания на защиту соответствующего интереса. Например, в норме ч. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ сказано, что гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В норме ч. 1 ст. 13 ГК РФ говорится, что ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными. В норме п. 1 ст. 1 ФЗ «Об акционерных обществах» записано, что в соответствии с Гражданским кодексом РФ настоящий Федеральный закон определяет порядок создания, реорганизации, ликвидации, правовое положение акционерных обществ, права и обязанности их акционеров, а также обеспечивает защиту прав и интересов акционеров.
В литературе указывается на тождество понятий «охраняемый законом интерес» и «законный интерес»2. Нужно подчеркнуть, что этот вопрос поставлен в том смысле, что охватить правовым регулированием все интересы - невозможно.
1 Мальцев Г.В. Социалистическое право и свобода личности (теоретические вопросы). С. 134.
2 См.: Завьялов Ю.С. Проблема интереса в марксистской теории социалистического права: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1968. С. 157-158; Гукасян Р.Е. Правовые и охраняемые законом интересы // Советское государство и право. 1973. № 7. С. 105; Сиренко В.Ф. Обеспечение приоритета общегосударственных интересов (организационно-правовые вопросы). С. 48.
/7

Как отмечает Н.И. Матузов, закон берет их за одну скобку и ставит рядом с субъективными правами, соединяя, как правило, союзом «и». Отдельно от прав они, за редким исключением, не употребляются1. Некоторые авторы предлагают различать эти понятия по признаку различия формулировок текста закона2. В отмеченном выше смысле следует поддержать мнение Н.И. Матузова, ведь, действительно, сложилось так, что законодатель фактически не проводит различия между формулами этих юридических понятий.
По поводу категорий «законный интерес» и «охраняемый законом интерес» нужно сказать, что их необходимо различать как объекты правовой защиты. Тем самым мы имеем два объекта правовой защиты: субъективные регулятивные права и охраняемые законом интересы.
Последнюю категорию, строго говоря, следует именовать «защищаемые законом интересы». Законные интересы - это интересы, не противоречащие закону. Таковыми являются в том числе и охраняемые законом интересы. Но понятие «охраняемый (защищаемый) законом интерес» существует самостоятельно в качестве объекта правовой защиты.
В соответствии с концепцией, разработанной Е.А. Крашениннико-вым, можно отметить, что интересы как объекты правовой защиты существуют в нескольких группах субъективных прав, имеющих охранительную функцию.
Первая охватывает права, дающие возможность совершить односторонние действия управомоченным лицом (самозащита гражданских прав, меры оперативного воздействия). Здесь объектом охраны являются субъективные права. Их отличительная черта состоит в том, что право на охранительные действия реализуется без участия уполномоченных государственных органов.
Во вторую группу входят права, создающие возможность требования от обязанного лица совершения известных действий с помощью уполномоченных государственных органов. В этой группе выделяются две подгруппы.
Первая подгруппа составляет систему исковых прав. С точки зрения способов защиты исковые права подразделяются на исполнитель-
1 Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987. С. 113.
2 См., например: Сабикенов С.И. Право и социальные интересы. Алма-Ата, 1986. С. 188-189.
38

ные (о присуждении), установительные (о признании) и преобразовательные (конститутивные) правомочия.
Объектом защиты в процессе реализации исполнительных правомочий являются субъективные гражданские права и охраняемые законом интересы. Например, в случае неправомерного уничтожения имущества собственника объекта права собственности уже нет, следовательно, согласно п. 1 ст. 235 ГК РФ прекращает существование субъективное право собственности, но собственник может защитить свой интерес в восстановлении имущественной сферы путем взыскания причиненных убытков с виновного лица.
Объектом защиты правоотношений по у станов отельным и преобразовательным правомочиям выступают охраняемые законом интересы, так как субъективные права являются объектами признания (подтверждения) и преобразования, соответственно, объектами защиты являются интересы.
Вторая подгруппа охранительных субъективных гражданских прав охватывает права, реализующиеся в порядке особого производства. Их особенность заключается в отсутствии спора о праве, поэтому суд предоставляет правовую защиту также охраняемым (защищаемым) законом интересам1.
В литературе приводятся разные классификации понятия законных интересов2. Обычно их критериями является регламентация интереса правом либо упоминание интереса в тексте юридических норм3.
В соответствии с критерием регламентации интересов правом понятие законных интересов принято делить на две большие группы.
К первой группе отнесены законные интересы, реализация которых урегулирована нормами права. Достижение этих интересов производится с помощью предоставленных объективным правом правовых средств. Это интересы, реализуемые с помощью норм объективного права и воз-
1 См. подробнее: Крашенинников Е.А. Охраняемые законом интересы // Ученые записки Тартуского государственного ун-та. Труды по правоведению. Методология права: Общие проблемы и отраслевые особенности. 1988. Вып. 806. С. 236-251.
2 Обзор и критику мнений о законных интересах см.: Малеин Н.С, Охраняемый законом интерес. С. 28-30
3 См., например: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. С. 36-37; Матузов Н.И. Правовая система и личность. С. 135. '- - •
39

никающих на их основе субъективных прав. Для реализации своих интересов субъект социальных отношений получает юридический служебный инструмент, а сами интересы приобретают «правовую оболочку». Реализация (охрана, защита) интересов имеет место в рамках предоставленной субъективным правом меры возможного поведения упра-вомоченного субъекта.
Некоторые авторы в этой группе законных интересов выделяют отдельную подгруппу интересов, которые прямо названы в текстах правовых актов1. Например, норма ст. 514 ГК РСФСР 1964 г. предусматривает охрану интересов гражданина, изображенного в произведениях изобразительного искусства. Представляется справедливой позиция Н.С. Малеина, согласно которой нельзя выделять в отдельную группу нормы, прямо упоминающие об интересе, поскольку это слишком формальный критерий, ведущий к сужению понятия законных интересов. Непосредственное упоминание в нормах права интересов как объекта правовой защиты фактически приравнивает их к субъективным правам2.
Действительно, нет разницы, как будет названо в тексте закона средство правовой защиты - право или законный интерес, ибо установление обязанности соблюдать имущественные и неимущественные интересы лиц, изображенных в произведениях изобразительного искусства, свидетельствует о наличии у изображенных лиц именно субъективного права для защиты своих интересов. В данном случае мы имеем дело с обычным субъективным правом. С юридической точки зрения нет разницы, как назвать субъективное право: право или законный интерес. В любом случае оно продолжает оставаться субъективным правом, поскольку обладает всеми его отличительными признаками.
Ко второй группе отнесены законные интересы, которые не опосредованы правовыми нормами. Таким образом речь идет об обычных фактических (социально-экономических) интересах, не получивших «правовой оболочки» в виде норм права и возникающих на их основе субъективных правах и обязанностях.
1 См., например: Губин ЕЛ. Обеспечение интересов в гражданско-правовых обязательствах: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1980. С. 25-26; Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. С. 39-40.
2 Монет Н.С. Указ. соч. С. 28-29.
40

Почему же такие социально-экономические интересы становятся юридически значимыми и называются законными?
Например, Е.А. Лукашева считает, что законные интересы - это «внеправовая» или «доправовая» категория, поскольку интерес предшествует правам и обязанностям. Она объясняет это тем, что интерес воплощается не только в конкретных правовых предписаниях, но и в общих принципах права'.
Мы не согласны с данным мнением, так как категория интереса, несомненно, имеет непосредственное юридическое значение. На это указывают следующие обстоятельства. Во-первых, категория интереса и, конечно, категория законных интересов прямо упоминаются в законе. Например, в п. 2 ст. 1 ПС РФ записано, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Во-вторых, категория интереса, наличествуя в общественных отношениях, не может не воздействовать на формирование и развитие объективного права, а также на возникновение, динамику и прекращение субъективного права.
В литературе отмечается, что определение границ категории законных интересов конструируется с помощью отрицательного определения. К примеру, Н.В. Витрук об этом пишет, что законные интересы -это интересы, не противоречащие нормам права, правопорядка . Чтобы интерес личности был признан законным, он должен быть непротивоправным, т.е. его реализация не может нарушать нормы права, за которыми стоят интересы общества и государства, коллективов и отдельных граждан3.
Если же определить понятие законных интересов с помощью положительных признаков, то получится, что это интересы, которые соответствуют букве и духу закона; интересы, обеспечиваемые общими правовыми установлениями и основными началами соответствующих отраслей права. Поэтому Н.С. Малеин заключает, что законные интересы - это интересы к благам, которые не гарантированы законом, но и не
1 Теория права и государства / Под ред. Г.Н. Манова. М, 1995. С. 234.
2 Витрук Н.В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе. М., 1979. С. 149.
3 Мальцев Г.В. Социалистическое право и свобода личности (теоретические вопросы). С. 135.
41

противоречат ему, а вытекают из общего смысла законодательства, буквы и духа закона1.
Может быть, в связи с признанием интересов законными, они приобретают какое-то новое существенное качество? Поскольку нормы права и возникающие на их основе субъективные права предоставляют субъектам общественных отношений только юридические средства для реализации своих интересов, то можно утверждать, что интересы, определяемые как законные интересы, все равно остаются тождественны сами себе и не приобретают в связи с этим каких-либо иных существенных качеств. По этому поводу С.А. Муромцев отмечал, что правовое отношение по своему существу остается тем же фактическим2. Аналогичное мнение - юридическое отношение есть то же самое бытовое отношение, только регулируемое юридической нормой - было высказано Н.М. Коркуновым3.
Чем обусловлено существование понятия законных интересов второй группы наряду с законными интересами первой группы, опосредствованными правовыми нормами? Многие исследователи признают существование трех основных причин: количественной, качественной и экономической4.
Количественная причина заключается в том, что не все интересы могут быть опосредствованы юридическими нормами. Это объясняется многообразием и широтой общественных отношений, а следовательно, и невозможностью охватить все интересы юридической регламентацией. Поэтому правовое опосредствование получают наиболее существенные, общественно значимые, типичные интересы5. Если бы право попыталось регламентировать все интересы, то превратилось бы в необозримую, сложную и малопригодную для практических целей систему6. Вследствие культурного, технического, информационного развития об-
1 Малеин Н.С. Указ. соч. С. 30; Патюлин В.А. Указ. соч. С. 112.
2 Муромцев С.А. Указ. соч. С. 91
3 Коркунов Н.М. Указ. соч. С. 137.
4 См.: Малеин Н.С. Указ. соч. С. 28-30; Ромовская З.В. Судебная защита охраняемого законом интереса // XXVI съезд КПСС и проблемы реализации советского права. Львов, 1983. С. 79-80; Малько А.В. Субъективное право и законный интерес. С. 65.
5 Матузов Н.И. Личность. Право. Демократия. Теоретические проблемы субъективного права. Саратов, 1972. С. 215.
6 Мальцев Г. В. Социалистическое право и свобода личности (теоретические вопросы). С. 140.
42

щества многие отношения устаревают и теряют свое значение, отдельные интересы не отражаются в правовых нормах по упущению законодателя, а для реализации некоторых интересов еще не созданы соответствующие условия (способы и средства реализации интересов)1. Вообще правообразование априори не может успевать за развитием общественных отношений, поэтому понятие «законные интересы» связано с неизбежными пробелами в праве2.
Качественная причина вызвана тем, что право не в состоянии «углубиться» в некоторые сферы, не поддающиеся юридическому нормированию3. Решая вопрос о том, подлежит ли некое общественное отношение правовому регулированию, законодатель должен учитывать природу данного отношения, его способность быть объектом правового регулирования. Например, семейное законодательство регулирует не только имущественные, но и личные неимущественные отношения между супругами. Между тем ясно, что за пределами правового регулирования остаются чисто интимные отношения, сама природа которых исключает возможность их законодательной регламентации4.
Трудно согласиться с мнением А.В. Малько, что качественная причина связана со значимостью, важностью интересов для общества5. Ошибочность этого положения ярко проявляется на примере частноправового регулирования общественных отношений. Постановка вопроса о первостепенной важности интересов общества противоречит основным началам частного права, ориентирующегося на юридическое равенство субъектов права, в том числе и государства, представляющего интересы общества.
Экономическая причина заключается в том, что зачастую государство, устанавливающее нормы права, сознавая важность реализации тех или иных интересов, своими экономическими возможностями обеспечивает исполнение правовых норм, следовательно, и реализацию урегулированных ими интересов. Это касается предоставления бесплатного среднего образования, бесплатной медицинской помощи гражданам,
1 См.: Степанян В.В. Выражение интересов общества и личности в социалистическом праве (Механизм: структура, функционирование). С. 46.
2 См.: Явич Л.С. Общая теория права. Л., 1976. С. 189; Экимов А.И. Интересы и право в социалистическом обществе. С. 83.
3 Экимов А.И. Указ. соч. С. 66.
4 Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М, 1961. С. 182.
5 Малько А.В. Указ. соч. С. 66.
43

социального обеспечения пожилым людям и т.д. Государство действует по принципу - если есть общественный интерес и экономическая возможность обеспечения его реализации за счет средств государственного бюджета, то этот интерес необходимо отразить в праве, т.е. фактически предоставить юридическое средство реализации'.
Н.И. Матузов отмечает, что в качестве субъективных прав оформляются лишь наиболее важные, существенные, общественно значимые интересы, однако, считает он, было бы неправильно связывать существование законных интересов с пробелами в законодательстве, хотя с помощью применения аналогии и могут быть защищены соответствующие права и законные интересы граждан. Решающее значение все же имеют экономические причины2.
Н.С. Малеин в качестве основной причины, объясняющей появление понятия «законные интересы» выделяет экономическую причину, критикуя при этом выделение количественной и качественной причин3.
Но мы считаем, что эту причину можно было бы назвать ведущей для советского права, когда государство, являясь монопольным хозяйствующим субъектом, брало на себя полное обеспечение реализации интересов во многих сферах жизни, в том числе и интересов, сегодня возвращенных в сферу частного дела субъектов, например, большинства имущественных интересов.
Нужно отметить, что ведущие мыслители, в том числе русские цивилисты XIX в. предупреждали о возможности установления режима тотального государственного регулирования в результате бездумного увлечения социальными идеями как самоцелью, без выбора средств для их достижения4.
Сегодня реализация конкретного интереса обычно зависит от деятельности самих субъектов, в том числе от реализации их экономических возможностей. Поэтому экономическая причина существования
1 Малеин Н.С. Указ. соч. С. 31-32.
2 Матузов Н.И. Правовая система и личность. С. 128-129.
3 Малеин Н.С. Указ. соч. С. 31-32; Матузов Н.И. Правовая система и личность. С. ИЗ.
4 См., например: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М, 1998. С. 47;Дурденевский В.Н. Субъективное право и его основное разделение // Правоведение. 1994. №3. С. 88-89. ,,...,. ., .....
44

второй группы законных интересов сегодня не может являться основной.
Но сказанное отнюдь не означает отрицания экономической причины, так как государственное обеспечение реализации социальной политики с помощью закрепления предоставляемых экономических возможностей реализации интересов субъектов в правовых нормах сегодня особенно важно для социально незащищенных и малообеспеченных слоев населения. Собственно в этих нормах и выражается социальная политика государства в отношении своих граждан - одна из основных функций государства1.
Можно согласиться с мнением А.В. Малько, не выделяющим какую-либо причину существования наряду с субъективными правами законных интересов в качестве основной или ведущей. Он замечает, что экономический критерий вовсе не исключает и не умаляет двух других -количественного и качественного2.
Причины, обусловливающие существование законных интересов наряду с субъективными правами, являются сложными, подчас не сразу уловимыми, разнообразными и взаимосвязанными, из которых порой трудно выделить какую-либо главную. В разных условиях главной причиной может стать любая из вышеназванных. Поэтому ее следует выявлять в каждом конкретном случае3.
Можно добавить, что те или иные из выделенных причин обусловливают существование законных интересов второй группы в зависимости от целей правого регулирования общественных отношений.
Некоторые авторы считают, что ко второй группе законных интересов относятся интересы, формально законом не охраняемые4. С такой позицией нельзя согласиться, ибо тогда происходит смешение понятия «охрана законных интересов» с понятием «защита законных интересов». Вообще охрана и защита субъективного права или охраняемого
1 Гаджиев Г.А., Пепеляев С.Г. Предприниматель - налогоплательщик - государство. Правовые позиции Конституционного суда Российской Федерации: Учебное пособие. М, 1998. С. 22-23.
2 Малько А.В. Указ. соч. С. 66.
3 Там же. С. 67.
4 См.: Патюлин В.А. Указ. соч. С. 112; Степанян В.В. Выражение интересов общества и личности в социалистическом праве (Механизм: структура, функционирование). С. 52-53.
45

законом интереса - не одно и то же: охраняются они постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются. Защита есть момент охраны, одна из ее форм, но понятия эти не совпадают1.
Категории охраны и защиты прав и законных интересов четко разграничил О.С. Иоффе. Он подчеркивал, что гражданско-правовая охрана интересов личности - категория более объемная, чем одна только сфера борьбы с гражданскими правонарушениями, хотя она и не тождественна всем видам и способам законодательного регулирования имущественных и личных неимущественных отношений2.
Действительно, хотя интересы второй группы не опосредованы субъективными правами, но правовые предпосылки для реализации, в том числе защиты, этих законных интересов имеются. Ведь охрана прав и законных интересов включает и их правовое регулирование в виде предоставления правовых средств: наделения их носителя статусом участника юридических отношений (правосубъектностью), закрепления их в основных началах гражданского права, - а следовательно предоставления возможности обращения за судебной защитой при нарушении этих интересов.
Поэтому правовое регулирование в виде общих гарантий прав личности, основных правовых начал (принципов), предоставления права судебного разрешения споров (коллизий интересов) и других общих правовых установлений касается и второй группы законных интересов, в этом смысле можно сказать, что они являются охраняемыми законом интересами.
В связи с этим вообще данную неопосредованность интересов второй группы нормами права нужно понимать весьма условно, так как даже если законные интересы конкретно и не опосредованы правовыми нормами, все равно они подвержены правовому регулированию, а следовательно, они являются объектами правовой охраны, а при определенных условиях и объектами правовой защиты.
Возможность непосредственной судебной защиты законных интересов второй группы обусловлена тем, что субъективные гражданские права и обязанности могут возникать на основании общих начал и смысла гражданского права. Это положение закреплено в норме п. 1 ст. 8 ГК РФ, предусматривающей, что гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными пра-
1 МатузовН.И. Правовая система и личность. С. 130-131.
2 Иоффе О.С. Гражданско-правовая охрана интересов личности. М, 1969. С. 4.
46

новыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают права и обязанности. Эта норма отражает гражданско-правовой принцип, гласящий: что законом не запрещено, то разрешено.
Важно подчеркнуть, что этот принцип органически присущ именно гражданскому (частному) праву, поэтому его распространение на другие отрасли права (тем более на сферу публичного права) может быть чрезвычайно непродуктивным и даже опасным.
Таким образом, в силу указанного выше принципа, при обращении в суд за защитой интересов, прямо не урегулированных в законе, дело может быть решено на основании общих начал и смысла гражданского законодательства; получается, что в данном случае имеет место аналогия права. Что касается законных интересов второй группы как объектов защиты, то по данному вопросу нужно обратиться к мнению Е.А. Флейшиц, справедливо отмечающей, что предоставление судебной защиты интересам необходимо предполагает два условия. Во-первых, личный интерес, притязающий на защиту, не должен быть интересом противоправным. Во-вторых, противоправным должно быть то действие, от которого личный интерес в каждом отдельном случае охраняется1.
Таким образом, можно сделать вывод, что под законными интересами в широком смысле нужно понимать обе выделенные группы, а в узком смысле под законными интересами можно понимать интересы второй группы2. Получается, что понятие законных интересов в широком смысле совпадает по объему с социально-экономическими (фактическими) интересами, не противоречащими нормам права, основам правопорядка и нравственности. Такое понимание законных интересов через отрицательное определение наиболее соответствует основным началам гражданского права, основанного на диспозитивном регулировании отношений юридически равных субъектов.
1 Флейшиц Е.А. Личные права в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран. М, 1941. С. 113.
2 См., например: Степанян В.В. Выражение интересов общества и личности в социалистическом праве. С. 52; Губин Е.П. Обеспечение интересов в гражданско-правовых обязательствах: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1980. С. 25; Гука-сян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. С. 36-37.
47

Интересен вопрос о соотношении субъективных прав и законных интересов. В литературе распространено ошибочное мнение, что законные интересы, как и субъективные права, являются правовыми средствами1, юридическими возможностями2, способами достижения благ, формами удовлетворения потребностей3, юридическими инструментами и дозволениями4, - т.е. фактически однопорядковыми категориями5.
А.В. Малько пишет о том, что законные интересы - это своеобразное «усеченное право», «усеченная правовая возможность»6. Он считает, что субъективное право и законный интерес - различные формы правового опосредствования интересов. Субъективное право - это просто более высокий уровень и более совершенная форма такого опосредствования7.
Как ошибочно отмечает Н.И. Матузов, законные интересы - это своего рода предправа, могущие трансформироваться в права, когда для этого созревают необходимые условия8.
Н.С. Малеин также считает, что законный интерес по сути является правом. Однако, в отличие от субъективного права, которое проявляется в правоотношениях конкретного типа, законный интерес является одним из элементом общей способности к правообладанию, составляющей содержание правоспособности и проявляющейся в правоотношениях «общего типа»9.
1 Шатенов Н.А. Правовое обеспечение интересов личности. Свердловск, 1980. С. 130.
2 Ромовская З.В. Судебная защита охраняемого законом интереса // XXVI съезд КПСС и проблемы реализации советского права. С. 77.
3 Матузов Н.И. Правовая система и личность. С. 123.
4 Малько А.В. Указ. соч. С. 58, 62.
s А.И. Экимов называет их «рядоположенными» категориями (см.: Экимов А.И. Указ. соч. С. 82).
6 Малько А.В. Указ. соч. С. 64.
7 Там же. С. 68.
8 Матузов Н.И. Правовая система и личность. С. 113.
9 Малеин Н.С. Охраняемый законом интерес. С. 32-34.
48

Аналогичное спорное мнение о том, что законные интересы - это элементы правоотношений «общего типа», высказали С.С. Алексеев и Н.А. Шайкенов1.
До «логической завершенности», ставящей знак равенства между субъективным правом и законным интересом, эту точку зрения развивает Н.В. Витрук. Он определяет законный интерес как возможность личности пользоваться различными благами, возможность, выражающуюся в правомочиях действовать определенным образом, требовать определенного поведения от обязанных лиц, а также обращаться за защитой к компетентным государственным органам2.
С такой позицией, фактически отождествляющей субъективное право и законные интересы, нельзя согласиться. Невозможно отождествлять средство реализации (субъективное право) и само явление (интерес), нуждающееся в инструменте его реализации. Подобный подход противоречит логике, поскольку субъективное право гарантирует создание необходимых социальных (правовых) условий для удовлетворения интересов управомоченного лица. Отсюда следует, что субъективное право служит охране интереса, а интерес, охраняемый субъективным правом, и есть охраняемый законом интерес3.
Соотношение субъективного права и законных интересов заключается в том, что субъективное право является юридическим служебным средством реализации социально-экономических интересов4, а законные интересы - это, как и отмечено, те же социально-экономические интересы с той лишь разницей, что они вовлечены в юридическую сферу, поскольку определяются как интересы, не противоречащие нормам права и правопорядка. С.А. Муромцев по этому поводу спра-
1 См.: Алексеев С.С. Общая теория права. В 2 т. Т. П. М., 1982. С. 116-117; Шайкенов Н.А. Категория интереса в советском праве: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1980. С. 13-17.
2 Права личности в социалистическом обществе. М., 1981. С. 109.
3 См.: Гукасян Р.Е. Проблема интереса в советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. С. 17-18; Завьялов Ю.С. Личность, интересы, право // Советская юстиция. 1967. № 15. С. 6.
4 См.: Категория «юридические средства» была разработана Б.И. Пугинским // Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984. С. 85-87.
49

ведливо отмечает, что право относится к потребностям жизни как средство к цели1.
Если все-таки согласиться с господствующим мнением, отождествляющим субъективное право и законные интересы, то мы столкнемся с двумя противоречиями. Во-первых, поскольку сторонники позиции, согласно которой субъективные права и законные интересы тождественны, сами определяют законные интересы как те же фактические социально-экономические интересы с той лишь разницей, что определяют их как не противоречащие нормам права и правопорядку2, то при признании законных интересов в качестве «форм правового опосред-ствования» получается, что фактические интересы благодаря одному лишь этому определению становятся тождественны правовым средствам, в том числе субъективным правам. Во-вторых, поскольку законные интересы приравниваются к юридическим средствам, то очевидно, что для реализации своих интересов, кроме субъективных прав, лицо может воспользоваться и законными интересами. Получается, что законные интересы реализуют (опосредствуют) сами себя. Этот ложный вывод наглядно свидетельствует о неверности посылки о тождестве категории законных интересов и категории субъективных прав.
Отождествление законных интересов с субъективными правами ведет к искажению картины связи интереса с правом как в объективном смысле, так и с правом в субъективном смысле. Эта ошибка ведет исследователей по непродуктивному пути количественного подсчета общих и отличительных признаков между субъективными правами и законными интересами.
Например, А.В. Малько выделяет десять общих признаков между субъективными правами и законными интересами3. Н.И. Матузов называет пять признаков, отличающих законные интересы от субъективных прав4.
Если же принять нашу концепцию соотношения категорий субъективного права и законного интереса, то очевидно, что все общие и
1 Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. С. 30.
2 См.: Малько А.В. Указ. соч. С. 63; Малеин Н.С. Указ. соч. С. 32; Матузов Н.И. Правовая система и личность. С. 109. '
3 Малько А.В. Субъективное право и законный интерес. С. 63-64. '^
4 Матузов Н.И. Правовая система и личность. С. 112-113. -•' ' -' -М

отличительные признаки логически обусловлены ею и следуют из нее.
Дело в том, что предлагаемое нами соотношение рассматриваемых категорий проводится по функциональному назначению этих категорий, т.е. по признаку, определяющему структуру рассматриваемых понятий, тогда как другие признаки, являясь частными, логически следуют из него. Поэтому без особого труда перечисление отличительных и общих признаков, предлагаемых А.В. Малько и Н.И. Матузовым, можно продолжить, хотя вряд ли это даст нам качественно новое отражение исследуемого явления.
Наше понимание субъективного права как юридического средства реализации законных интересов опирается на существо соотношения рассматриваемых категорий. Из данного соотношения субъективного права и законного интереса как объективного явления и средства его реализации следует вывод, что объектом правовой охраны всегда выступают законные интересы субъекта. Можно сказать, что в социальном плане, в отличие от юридико-технического, право защищает не инструмент реализации интересов (субъективное право), а то явление, которому оно служит, - законные интересы, в качестве которых и выступают социально-экономические интересы.
Любопытно соотношение законных интересов с юридически значимым интересом. Как показано выше, законные интересы, являющиеся объектами правовой охраны и защиты, - это те же самые фактические социально-экономические интересы, не противоречащие нормам права и правопорядка.
Для их реализации используются юридические средства: признание правосубъектности носителей интересов, предоставление субъективных прав и обязанностей и другие средства. Представляется справедливым утверждение С.С. Алексеева о том, что правовые средства - это весь диапазон правовых феноменов различных уровней с той лишь особенностью, что они выделяются с учетом их функционального предназначения, тех черт, которые характеризуют их как инструменты решения экономических и социальных задач1. Поэтому интерес субъекта общественного отношения в том или ином правовом средстве (инструменте), возникающий в процессе реализации обычного соци-
1 Алексеев С.С. Теория права. М, 1995. С. 217.
5/

ально-экономического интереса, и будет являться юридически значимым интересом.
Получается, что юридически значимые интересы по существу про-изводны от социально-экономических интересов и базируются на них, с одной стороны, и нормах объективного права, с другой стороны. Юридический интерес возникает на основе социального интереса и соответствующей нормы объективного права. Норма права конкретизирует социальный интерес, определяя те субъективные права и обязанности, которые может приобрести заинтересованное лицо'.
Таким образом, соотношение законного интереса с юридически значимым интересом заключается в том, что последний является интересом в том или ином правовом «инструменте», возникающим в процессе реализации законного интереса. Субъект общественных отношений в процессе реализации социально-экономического интереса, не противоречащего нормам права и правопорядку, обращается к юридической сфере, предоставляющей юридические средства и способы реализации интересов. Таковыми выступают юридические установления, формы, конструкции, возможности субъективных действий, предусмотренные нормами объективного права.
На основе сделанных выводов можно определить юридически значимый материально-правовой интерес. Поскольку в юриспруденции признается, что содержание правоотношения всегда составляют взаимные права и обязанности сторон, то, на наш взгляд юридически значимый интерес — это по форме общественное отношение, имеющее содержанием потребность субъекта, носящую социальный характер и проявляющуюся в установлении, изменении, прекращении, защите субъективных прав и обязанностей в правовом отношении с использованием юридических средств для достижения поставленных цепей.
Таким образом, согласно положениям, изложенным в настоящей главе, можно сделать следующие основные выводы. Мнение о том, что юриспруденция, и гражданское право в частности, может располагать в понятийном аппарате «своей» категорией интереса, которая по существенным признакам отличается от общенаучной категории интереса, не соответствует действительности.
Чечот Д. М. Указ. соч. С. 36. >',.'№• ••
52

Гражданское право для эффективного и корректного научного познания должно пользоваться общенаучным пониманием сущности категории интереса. Но сказанное ни в коем случае не означает механической экстраполяции признаков общенаучной категории интереса на науку гражданского права. Категория интереса в гражданском праве должна использоваться в специфическом для гражданско-правовой материи аспекте с учетом юридического значения категории интереса, основных начал и смысла гражданского права, но на основании существа общенаучной категории интереса. Именно такая позиция дает основание для разработки определений материального юридически значимого интереса и даже определений юридически значимых интересов, применимых для отдельных институтов права.

Глава 2. Интерес и субъективное гражданское право
§ 1. Интерес как критерий разграничения частноправовых и публично-правовых отношений
Противопоставление сферы частных интересов отдельных лиц публичным интересам общества в целом, имеющее юридическое выражение в разграничении правоотношений на публичные и частные, известно с древних времен.
Аристотель в «Риторике» отметил, что действия, имеющие юридическую значимость, по отношению к лицам можно разделить на два вида: действия, касающиеся всего общества, и действия, затрагивающие определенное лицо. Поступки, согласные со справедливостью или противные ей, также могут быть двух родов: они могут касаться одного лица либо целого общества. Например, человек, совершающий прелюбодеяние или наносящий побои, поступает несправедливо по отношению к одному определенному лицу, а человек, уклоняющийся от отбывания воинской повинности, поступает несправедливо по отношению ко всему обществу'.
Демосфен в речи «Против Тимократа» говорит, что есть два ,вида правовых отношений, отраженных в законах. Во-первых, отношения между согражданами и существующие между ними связи. На их основе решаются частные дела и регулируется жизнь отдельных сообществ людей. Во-вторых, отношения, определяющие, как люди должны вести себя по отношению к государству, чем должен руководствоваться гражданин, собирающийся выступить на политическом поприще и проявляющий заботу о государственных делах2.
Разделение права на две сферы четко определено римским юристом Ульпианом, сформулировавшим следующее: публичное право относится к положению Римского государства, а частное - к пользе отдельных лиц (Publicum jus est, quod ad statum rei Romanae special, privalum, quod
1 Аристотель. Риторика. СПб., 1894. С. 64.
2 Демосфен. Речи: В 3 т. Т. I. M., 1994. С. 295.
54

ad singulorum utilitatem pertinet)1. В этой формуле интерес выступает как категория, дающая ключ к разграничению сфер частных и публичных правоотношений2.
Почти до конца XIX века такое объяснение разграничения правоотношений удовлетворяло юридическую науку и практику. Но с развитием науки тезис об интересе как критерии разграничения правоотношений подвергся критике. Более того, под вопрос было поставлено само разделение системы права на частное и публичное.
Однако и в наши дни формула Ульпиана не утратила своего значения. Как подчеркивают В. Бергман и Е.А. Суханов, принципиальное различие двух подходов к содержанию правового регулирования сохраняет свое господствующее положение, хотя далеко не во всех случаях его можно провести. С одной стороны, некоторые публично-правовые запреты неизбежно вторгаются в частноправовую сферу; с другой стороны, публичное право испытывает на себе определенное воздействие частноправовых начал, предоставляя гражданам в своей области некоторые права требования, иногда даже защищаемые судом3.
Казалось бы, проблема критериев разграничения правоотношений на частные и публичные давно должна быть решена. Между тем она до сих пор является предметом острейших дискуссий, оставаясь одной из самых сложных в теоретическом и практическом аспектах.
В советском праве публично-правовые нормы имели приоритет перед частноправовыми, соответственно, преобладало императивное регулирование. Демократические преобразования общественных отношений естественным образом поставили вопрос о том, что отечественная правовая система должна оставить верховенство публичного права, имевшего политическое основание.
Сегодня признано, что публичное и частное право не должны находиться в соподчинении, поскольку являются двумя равными правовыми системами со своими сферами и методами регулирования4. Это принципиально важное положение позволяет объективно подойти к
1 Дигесты Юстиниана. М, 1984. С. 23 (D. 1. 1. 1. 2.).
2 Петражицкип Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Изд. 2-е, испр. и доп. Т. II. СПб., 1910. С. 657.
3 Германское право. Ч. I. M., 1996. С. 7.
4 Суханов Е.А. Система частного права // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1994. №4. С. 27. , - -., •.••'•'-•
55

решению сложнейших теоретических и практических проблем права, преодолеть присущее административно-командной экономике смешение частноправового и публичноправового регулирования общественных отношений.
Объясняется это тем, что различие частноправового и публично-правового воздействия следует в силу объективных, естественных свойств самих общественных отношений. Как поясняет Г.Ф. Шерше-невич, противоположение мира частных интересов общественным интересам представляется каждому настолько естественным, что им пользуются как основанием для различия между публичным и частным правом1.
Сегодня развитие общественных отношений поставило задачу: найти баланс между публичными и частными интересами. Решение данной проблемы обеспечит стабильное эволюционное развитие нашего общества. Эта задача требует наличия объективного представления о роли категории интереса в разграничении частного и публичного права, что особенно важно для выяснения вопроса о коллизии частных и публичных интересов.
В литературе традиционно выделяются формальная и материальная теории классификации правоотношений на частные и публичные. Поскольку в настоящем параграфе рассматривается роль категории интереса в таком разграничении правоотношений, думается, целесообразно ограничиться представлением двух классических видов формальной и материальной теорий, наиболее адекватно отражающих их логику2.
Формальную теорию сформулировал немецкий правовед Тон3, она основывается на различии формально-юридического (процессуального)
1 Шергиеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995, С. 9.
2 Обзоры различных видов теорий разграничения частного и публичного права: Агарков М.М. Ценность частного права // Правоведение. 1992. № 1. С. 30-41; Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. Изд. 8-е. СПб., 1908. С. 165-177; Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Изд. 2-е испр. и доп. Т. II. СПб., 1910. С. 647-687, 718-726; Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 37—42; Черепахин Б.Б. К вопросу о частном и публичном праве. Иркутск, 1926. С. 3-17; Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Т. 2. Вып. 2, 3, 4. М., 1995.С. 123-139.
3 Thon. Rechtsnorm u. subj. Recht, S. 108 ff. (цит. по: ЭннещерусЛ. Курс германского гражданского права. Т. I. Полутом I. M., 1949. С. 125).
56

положения субъектов правоотношений, на принадлежности инициативы в защите прав при их нарушении. Поддерживая эту концепцию, С.А. Муромцев отмечает, что порядок защиты нарушенных юридических отношений различается весьма существенно. Публичные отношения защищаются по инициативе органов общественной власти, гражданские - по инициативе частного лица - субъекта отношения1.
Б.Б. Черепахин справедливо указал на существенные недостатки данной концепции. Во-первых, теория инициативы защиты, перенося критерий разграничения к моменту нарушения права, берет болезненное состояние права (правоотношения), а не правоотношение как таковое, само по себе. Во-вторых, возбуждение уголовного преследования возможно и по частной инициативе. В-третьих, нередко наиболее затруднительным является именно выяснение вопроса, кому в конкретном случае предоставлена инициатива защиты: правовая норма часто не дает никаких, даже косвенных, указаний для разрешения этого вопроса; в особенности, это следует сказать о нормах обычного права2.
Главную причину неуспеха этой концепции М.М. Агарков усматривает в очевидном логическом пороке - definitio per idem - гражданское право есть право, охраняемое гражданским иском, а гражданский иск есть способ охраны гражданского права3.
В отличие от формальной теории материальная теория разграничения частных и публичных правоотношений обращена к содержанию регулируемых общественных отношений. Например, Д.И. Мейер гражданское право ограничивает правами, определяющими отношение лиц к имуществу, т.е. имущественными правами. Таким образом, он полагает, что науку гражданского права следует считать наукой об имущественных правах4.
К.Д. Кавелин также берет за основу классификации различие имущественных и неимущественных прав. По его мнению гражданское право в системе права должна вытеснить новая отрасль с признаками, связанными единством общего начала. Таковыми являются юридические отношения между лицами по поводу имущественных ценностей,
1 Муромцев С. А. Определение и основное разделение права. М, 1879. С. 185.
2 Черепахин Б.Б. К вопросу о публичном и частном праве. С. 12.
3 Агарков М.М. Ценность частного права//Правоведение. 1992. № 1. С. 31.
4 Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. Ч. 1. М., 1997. С. 32.
57

стоимость которых может быть определена на деньги1. Будучи радикальным сторонником материальной теории, он заявил, что традиционное деление права на частное и публичное нужно решительно преодолеть, так как исторически сфера гражданского права определялась случайно, без должного рационального основания. Широко известно заявление К.Д. Кавелина о том, что гражданское право, с его непонятным названием, есть ветхое здание, построенное из разнопестрого материала, по ошибочному методу, при начертании которого недоразумения и случайности играли немаловажную роль. Поэтому старую храмину следует разобрать сверху донизу, хорошенько перебрать материал и воздвигнуть вновь на правильных теоретических основаниях2. Таким образом, по мнению К.Д. Кавелина из гражданского (частного) права должны быть исключены все отношения, не имеющие имущественного характера, например, семейные отношения; с другой стороны, гражданское право должно охватить все имущественные отношения без исключения, например, налоговые и таможенные3.
С таким подходом к определению сферы гражданских (частных) правоотношений согласиться нельзя. Как подчеркнул Н.М. Коркунов, гражданское право есть именно та отрасль права, в которой замечается наибольшая общность и единство, в которой всего слабее отражаются различия исторических эпох и национальностей. Такое свойство уже само по себе может служить достаточно рациональным основанием для выделения данных отношений в особую группу". Дискутируя с К.Д. Кавелиным, он отметил, что предлагаемая им система права представляет серьезные неудобства для изложения, ибо неизбежно ведет к смешению того, что разделено естественным образом. Например, обязательственные отношения станут тождественны взысканию податей и налогов5.
Очевидно, что в силу отмеченной выше логической ошибки формальная теория, в ее классическом виде, не дает надлежащего об^ясне-
1 Кавелин К.Д. Права и обязанности по имуществам и обязательствам в применении к русскому законодательству: Опыт систематического обозрения. СПб., 1879. С. 2.
2 Кавелин К.Д. Что есть гражданское право и где его пределы? Один из современных юридических вопросов. СПб., 1864. С. 132-134.
3 См. там же. С. 30-32, 44-46, 48-49. ..,-,,..•.
4 Коркунов Н.М. Указ. соч. С. 169. ,,,,,,,,; • ,- ,.^
5Тамже.С. 171.
58

<< Предыдущая

стр. 2
(из 3 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>