<< Предыдущая

стр. 23
(из 53 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

новлению в отношении этих двух видов произведений осо-
бых, сокращенных сроков действия авторского права. Тот
же вывод надлежит сделать и в отношении фотографиче-
ских произведений, при наличии в них элементов творче-
ства.

Что касается желательных изменений нашего законо-
дательства в сфере перехода авторского права по наслед-
ству, то на этом вопросе мы остановимся несколько
позже (*2).

Специального внимания заслуживает вопрос об опуб-
ликовании писем, дневников, набросков и других бумаг
личного характера, не предназначавшихся лицом, их пи-
савшим, к опубликованию (*3). Этот вопрос по существу вы-
ходит за пределы сферы авторского права, так как пись-
ма, дневники, записки и т. п. бумаги могут и не иметь на-

(**1) О переходе авторского права по наследству см. далее, гл. V.
(**2) См. ниже, гл. V.

(**3) Вопрос этот вызывал большие споры в русской дореволюцион-
ной литературе. Писатель И. Гончаров в широко известной в свое
время статье <Нарушение воли> писал, что <...над умершими из-
вестными... писателями, учеными, художниками, вообще лицами
с более или менее громким именем, и просто с именем, бесцеремон-
но совершается явное нарушение их воли... Едва умерший закроет
глаза, как его так называемые <друзья> пускаются на поиски его
писем, собирают их, приводят в порядок, издают>. <Он говорил
на ухо, так сказать шопотом, одному, другому, третьему, нередко
про того, другого, про третьего-под влиянием минутного неудо-
вольствия, мимолетного раздражения или, пожалуй, веселого на-
строения - и вдруг это находит эхо, передается, как по телефону,
во всеуслышание, идет в потомство>. Кроме опубликования писем
покойного писателя, наблюдается стремление к опубликованию
всего того, что <в его черновой работе не пошло в дело> (наброс-
ков, отдельных фраз и т. д.). Писатель <...хотел бы явиться в тор-
жественных одеждах художественной зрелости, а тут рядом пока-
зывают его детские пеленки, курточку, каракули, которые он чертил
ребенком...> И. Гончаров просил своих наследников, своих коррес-
пондентов и издателей не печатать ничего, что он не напечатал бы
сам при жизни, в том числе и писем (<Вестник Европы>, СПб.,
1889, март, стр. 71-72, 85-86, 80-90). Статья И. Гончарова вы-
звала возражения. В частности, указывалось, что, не говоря уже
о художественных красотах писем великого писателя, зачастую бле-
щущих талантом, многие из них содержат в себе весьма ценные
замечания по поводу волнующих общество вопросов, авторский
взгляд писателя на искусство, жизнь, отношения к людям и т. д.
Мало того, письма зачастую помогают нам пополнить биографию
писателя, глубоко проникнуть в его внутренний мир и лучше усвоить
его произведения. Точно так же черновые наброски и юношеские
произведения, нисколько не умаляя славы писателя, помогают
проследить постепенный рост его таланта. Не может быть никакого
насилия и в оглашении мнений, от которых автор впоследст-
вии отказался. Самые ошибки бывают иной раз поучительны.
См. Г. Блюменфельд. Наследование в авторском праве (<Жур-
нал гражданского и уголовного права>, кн. 1. СПб., 1892, стр. 50).

-125-

учного, литературного или художественного значения и,
следовательно, не являться объектами, охраняемыми ав-
торским правом. Но поскольку все же возникает вопрос
об их опубликовании, при котором может быть затронута
не только личная сфера человека, их написавшего, но и
адресата, представляется необходимым установить извест-
ные гарантии, обеспечивающие интересы этих лиц и бли-
жайших членов их семей. Это вытекает из требований
коммунистической морали и правил социалистического об-
щежития. Советское законодательство этого вопроса не
затрагивает, но при его пересмотре следовало бы устано-
вить, что опубликование бумаг личного характера долж-
но допускаться только с согласия лица, их написавшего;
для опубликования писем следует требовать еще согласия
адресата. В случае смерти одного из этих лиц или их обо-

-126-

их опубликование писем следовало бы допустить только
с согласия лица, специально указанного автором писем
или адресатом (в завещании или иным способом); таким
лицом может быть не только наследник автора или адре-
сата, но любой указанный ими гражданин либо государ-
ственное или общественное учреждение. Если такое лицо
указано не будет, то право давать согласие на опублико-
вание писем должно быть в первую очередь предоставле-
но пережившему супругу, а если его не окажется, то де-
тям (разумеется, совершеннолетним и дееспособным),
если же не окажется и детей - то родителям, братьям и
сестрам, и притом независимо от того, были ли они или не
были призваны к наследованию.

Аналогичный порядок должен применяться и в отно-
шении опубликования других бумаг личного характера (с
учетом, конечно, того, что в таких случаях не требуется
согласия адресата, поскольку бумаги адресата не имеют).

Если же письма, дневники и т. п. бумаги личного ха-
рактера представляют литературный, научный или художе-
ственный интерес, то они должны, помимо этого, пользо-
ваться охраной норм авторского права (*1).

При осуществлении автором принадлежащего ему пра-
ва на выпуск произведения в свет возможна коллизия ин-
тересов автора (художника) с интересами изображенного
автором лица. Хотя бы произведение и оказалось обладаю-
щим высокими художественными достоинствами, данное
лицо может по тем или иным причинам не пожелать по-

(**1) Болгарским законом об авторском праве установлено, что
авторское право на письма принадлежит лицу, написавшему их.
Опубликование писем допускается лишь с согласия автора и лица,
которому они адресованы, а в случае смерти одного из них - с со-
гласия пережившего супруга и детей умершего (ст. 13). По поль-
скому закону об авторском праве, для распоряжения письмами
требуется согласие лица, которому они адресованы, если его имя
может быть или должно быть выявлено. До истечения десяти лет
со дня смерти адресата требуется разрешение супруга и нисходя-
щих, а если таковых нет, то родителей, братьев и сестер (ст. 25).
Чехословацким законом об авторском праве признано, что опубли-
кование личных писем, записей, дневников и подобных бумаг лич-
ного характера и в том случае, если они и не являются произве-
дениями, согласно настоящему закону, разрешается только с со-
гласия лица, их написавшего, а если речь идет о письме, то и
с согласия адресата. Для опубликования после смерти написавшего
необходимо согласие пережившего супруга и детей умершего, а если
их нет, то его родителей ( 95).

-127-

мещения этого портрета (или бюста) на публичной вы-
ставке, а также его воспроизведения и распространения.
Этот вопрос уже затрагивался в нашей литературе (*1). Сле-
дует в качестве общего правила установить в законе до-
пустимость воспроизведения и распространения изображе-
ния другого лица, а также помещения его на публичной
выставке только, с согласия самого изображенного лица, а
если изображенный был несовершеннолетним, - с согла-
сия его родителей или опекунов. Тем более это правило
должно применяться в тех случаях, когда произведение
было создано по заказу изображенного лица, либо его ро-
дителей или опекунов, если изображенный - несовершен-
нолетний. После смерти изображенного лица помещение
произведения на публичной выставке, а также воспроиз-
ведение и распространение должны допускаться только с
согласия пережившего супруга и детей умершего (разу-
меется, совершеннолетних и дееспособных), а если умер-
ший был лицом несовершеннолетним, то с согласия его
родителей или опекунов. С другой стороны, нет оснований
требовать согласия изображенного лица, если это лицо по-
зировало в качестве натурщика (модели), все равно за
плату или бесплатно: позировавшее лицо уже самым со-
гласием на позирование изъявило свою волю предоставить
художнику полную свободу распоряжения произведением.
Нет оснований требовать согласия изображенного лица,
когда его изображение воспроизводится и распростра-
няется в государственных или общественных интересах (*2).

(**1) А. Пертцик. Еще об авторском праве (<Социалистическая
законность>, 1938, № 1, стр. 74); Е. А. Флейшиц. Личные права
в гражданском праве Союза ССР и капиталистических стран. М.,
1941. стр. 188-191.

(**2) Согласно ст. 12 болгарского закона об авторском праве, автор-
ское право на живописное, скульптурное, графическое или фотогра-
фическое изображение другого лица принадлежит создателю изоб-
ражения. Однако осуществить право размножения и распростране-
ния этого произведения автор может лишь с согласия изображен-
ного лица, а после его смерти-с согласия пережившего супруга и
детей умершего. Польский закон об авторском праве устанавли-
вает, что для распространения портрета требуется разрешение
изображенного лица, если оно не получает плату за позирование.
Не требуется разрешения для распоряжения: 1) изображениями
лиц, пользующихся широкой известностью, за исключением случаев,
когда они сделали оговорку при съемке; 2) изображениями, состав-
ляющими только деталь картины, представляющей процессию, соб-
рания, пейзаж и т. п. (ст. 24, 1, 2).

-128-

Статья 125 Конституции СССР гарантирует гражданам
СССР свободу слова и свободу печати. Это является проч-
ной гарантией и для осуществления автором принадлежа-
щего ему права на выпуск произведения в свет.

Но советское право устанавливает и ряд специальных
юридических гарантий, обеспечивающих право автора на
выпуск произведения в свет.

К числу таких гарантий относятся правила о порядке
и сроках рассмотрения переданного автором произведения
издательству, зрелищному предприятию, киностудии, о
предельных сроках для издания произведения или осуще-
ствления его постановки, о тиражах издания, об авторской
корректуре и др. (*1).

Право автора на неприкосновенность произведения (на
целостность, неизменяемость произведения) не упоминает-
ся в статье 7 <Основ>. Право на неприкосновенность про-
изведения имеет в виду статья 18 <Основ>, устанавливаю-
щая, что издатель и зрелищное предприятие не вправе по
своему усмотрению вносить при жизни автора без его
согласия какие-либо дополнения, сокращения, и вообще
изменения ни в самое произведение, ни в заглавие его, ни
в обозначение на нем имени автора. Издатель также не
вправе при жизни автора без его согласия снабжать про-
изведение иллюстрациями.

Выпуская произведение в свет, автор вправе требовать,
чтобы его произведение дошло до сведения общества в том
именно виде, в каком автор счел возможным передать его
на оценку общества, не допуская внесения в произведение
при его опубликовании таких изменений и дополнений, ко-
торые искажали бы его содержание или форму, приводили
бы к снижению его научной или художественной ценности.
Но такое право сохраняется за автором и после выпуска в
свет произведения, например при последующих переизда-
ниях произведения, его публичном исполнении и т. д.

Статья 18 <Основ> предусматривает охрану права авто-
ра на неприкосновенность произведения от возможных его
искажений со стороны издательств и зрелищных предприя-
тий (при издании, публичной постановке). Но статья 18
<Основ> имеет в виду правомочия автора только запрети-
тельного характера. Содержание же права на неприкосно-

(**1) См. далее, гл. IV, 3.
-129-

венность произведения является более широким. Оно
означает также, что если только сам автор вправе решить
вопрос о зрелости своего произведения, то ему одному дол-
жно принадлежать и право вносить изменения и дополне-
ния в произведение, подвергать его переработке. За авто-
ром должно быть признано право подбирать иллюстрации
для своего произведения, предлагать издательству худож-
ника для создания таких иллюстраций. Хорошие иллюстра-
ции способствуют лучшему усвоению литературного мате-
риала, раскрытию художественных образов, мыслей и идей
автора. Поэтому для автора литературно-художественного
или научного произведения качество иллюстраций имеет
очень важное значение.

Из принадлежащего автору права на неприкосновен-
ность произведения следует и то, что при разрешенных
законом частичных заимствованиях из чужого произведе-
ния (п. <в> ст. 9 <Основ>) эти заимствования должны де-
латься таким образом, чтобы не создалось неправильное,
искаженное представление о произведении (цитаты долж-
ны быть точными и т. д.).

Автор может уполномочить на внесение дополнений и
изменений в произведение другое лицо. Но в этом случае
все же имеется, хотя и в общей форме, согласие автора на
такие изменения и дополнения.

Предоставляя автору защиту целостности и неприкос-
новенности его произведения, советское законодательство
тем самым обеспечивает охрану не только интересов само-
го автора, но и всего советского народа, заинтересованного
в том, чтобы произведение дошло до него в том виде. как
его создал автор, без искажений (*1).

(**1) Иначе решается этот вопрос в Англии и США. В Англии за-
кон не предусматривает права автора на неприкосновенность произ-
ведения; считается, что это право может быть обеспечено в дого-
ворном порядке. Характерно в этом отношении выступление
представителя Великобритании на Брюссельской конференции
1948 г. в связи с пересмотром ст. 6-бис Бернской конвенции
по охране авторских прав на произведения литературы и искусства.

<< Предыдущая

стр. 23
(из 53 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>