<< Предыдущая

стр. 28
(из 53 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

нахождение автора в штате учреждения не лишает его
авторского права на произведения его труда, созданные
им в порядке выполнения работ, предусмотренных трудо-
вым договором. Однако авторское вознаграждение он по-
лучает лишь в том случае, если это обусловлено специаль-
ным соглашением с нанимателем. В законах об авторском
праве других союзных республик аналогичных норм не
содержится. В РСФСР работы, выполненные штатными
работниками вузов и научно-исследовательских учрежде-
ний в порядке служебного задания, иногда при издании
оплачивались, иногда не оплачивались, В 1949 г. было
запрещено выплачивать авторский гонорар за научные
работы, выполненные сотрудниками научных учреждений
и высших учебных заведений в порядке служебного зада-
ния. На этой основе Президиумом Академии наук СССР
было установлено, что оплате авторским гонораром не
подлежат: а) рукописи, связанные с тематикой институ-
тов (лабораторий), подготовленные сотрудниками Акаде-
мии наук СССР в порядке выполнения плана их научно-
исследовательской работы или отдельных служебных
поручений; б) докторские и кандидатские диссертации,
подготовленные за время пребывания в аспирантуре
АН СССР, а также научные работы, выполненные в пла-

-152-

новом порядке и затем защищенные в качестве диссерта-
ций; в) работы сотрудников АН СССР, публикуемые в
сериях трудов институтов Академии наук; г) специальные
малотиражные издания (узковедомственные бюллетени,
рефераты, тезисы научных докладов, инструкции и т. п.),
рассчитанные на узкий круг читателей и издающиеся в
порядке заказных изданий; д) труды и сборники материа-
лов научных сессий, конференций, совещаний и т. п. при
условии, если работа входит в круг обязанностей соста-
вителей (*1).

В связи с запрещением выплачивать авторский гоно-
рар за работы, выполненные научными сотрудниками в
порядке служебного задания, на практике возник ряд
вопросов, в частности вопрос, допустимо ли деление од-
ного и того же научного труда на две части, из которых
одна пишется научным работником в порядке служебного
задания, а другая - вне служебного задания, с оплатой
этой части авторским гонораром. В литературе на этот

вопрос был дан отрицательный ответ (*2). С этим нельзя
согласиться. Установленный в 1949 г. запрет выплаты
авторского вознаграждения распространяется только на
научные работы, выполненные в порядке служебного зада-
ния; но если научная работа, хотя бы в какой-то ее части,
была выполнена вне служебного задания, нет законных
оснований к отказу в выплате авторского вознаграждения.
Другим спорным вопросом является вопрос о допусти-
мости выплаты авторского вознаграждения при переиз-
дании научной работы, выполненной в порядке служеб-
ного задания. Вряд ли было бы правильным понять
указанное выше запрещение в том смысле, что оно имеет
в виду полностью лишить научного работника права на
авторское вознаграждение за использование его произве-
дения. Если считать, что смысл запрещения выплаты ав-
торского вознаграждения состоит в том, чтобы ограничить
возможность получения автором двойного вознагражде-
ния за выполненную работу (*3), то такой результат уже
достигается при издании научной работы. Поэтому, как
нам кажется, нет оснований к отказу в выплате авторского

(**1) См. В. В. Леман. Планирование и оперативный учет в
книжном издательстве. М., Изд-во <Искусство>, 1952, стр. 89.
(**2) Ci. там же, стр. 88.
(**3) См. там же.

-153-

вознаграждения при переиздании научной работы, выпол-
ненной в порядке служебного задания.

Распоряжением Совета Министров СССР от 21 июля
1954 г. издательствам было предоставлено право выпла-
чивать авторский гонорар научным работникам за напи-
санные ими в порядке служебного задания учебники в
пределах действующих ставок авторского гонорара, уста-
новленных соответствующими решениями Советов Мини-
стров союзных республик, причем выплата авторского
гонорара должна производиться после утверждения учеб-
ника соответствующими организациями и его издания (*1).
Выплачивается авторский гонорар и за научно-популяр-
ные работы, хотя бы и включенные в тематический план
работ данного учреждения. В связи с этим возникает
вопрос: если может выплачиваться авторское вознаграж-
дение при издании учебников и научно-популярной ли-
тературы, то почему же не должны оплачиваться при
издании авторским гонораром и другие виды научных ра-
бот, зачастую являющиеся более трудоемкими? Это не
должно, конечно, означать выплату авторского вознагра-
ждения в размере, установленном за издание произведе-
ний, написанных не в порядке служебного задания; в
данном случае можно было бы установить какой-то
процент от обычных ставок авторского гонорара. Уплата
авторского гонорара за издание произведений, выполнен-
ных штатными сотрудниками вузов и научно-исследова-
тельских учреждений, не должна, по нашему мнению,
ставиться в зависимость от тиража издания: выплата ав-
торского вознаграждения за использование произведения
не может обусловливаться хозяйственными соображе-
ниями издательства о выпуске произведения большим
или малым тиражом (*2).

(**1) См. Инструктивное письмо Министерства высшего образова-
ния СССР от 2 августа 1954 г. № И-62 (<Бюллетень Министерства
высшего образования>, 1954, № 9).

(**2) Согласно ст. 15 болгарского закона об авторском праве соот-
ветствующие органы, во исполнение служебных заданий которых
создано произведение, имеют право без согласия автора издавать
произведение в количестве по своему усмотрению с уплатой автору
соответствующего вознаграждения. Это право принадлежит соответ-
ствующему органу в течение двух лет со дня, когда произведение
им было принято. Аналогичное правило содержится в чехословац-
ком законе об авторском праве (п. 2, 19).

-154-

Ранее мы указывали, что советское авторское право
строится на последовательном проведении принципа со-
четания интересов автора и всего социалистического об-
щества, с признанием ведущего значения за интересами
социалистического общества. Это положение имеет решаю-
щее значение и для определения действительного содер-
жания принадлежащего автору авторского права. Как
мы видели, закон предоставляет автору ряд правомочий,
дающих ему возможность весьма широкого использования

своего произведения. Но общество заинтересовано и в
наиболее широком распространении произведений лите-
ратуры, науки и искусства среди трудящихся, в развитии
социалистической культуры. В связи с этим закон уста-
навливает ряд случаев, когда использование чужого про-
изведения без согласия автора не считается нарушением
принадлежащих ему правомочий. Не следует при этом
забывать, что автор обычно творит на основе трудов своих
предшественников, черпает свои идеи, мысли в том об-
ществе, в котором он живет. Если сам автор имел воз-
можность этим пользоваться, то должна быть предостав-
лена такая же возможность в отношении созданного им
произведения и другим лицам (*1).

Случаи допустимого использования без предваритель-
ного согласия автора его произведения перечислены в
статье 9 <Основ> и в некоторых других нормативных
актах. Поэтому, чтобы установить действительное содер-
жание авторского права, следует рассматривать нормы,
закрепляющие за автором отдельные правомочия (ст.
ст. 7, 8 и др. <Основ>), в неразрывной связи с нормами,
выраженными в статье 9 <Основ> и в этих нормативных
актах.

Допуская в интересах общества возможность исполь-
зования чужого произведения без согласия автора, закон
в одних случаях предоставляет автору вознаграждение,
в других - нет. Это объясняется либо тем, что автор уже
получил достаточное вознаграждение за использование
его произведения, либо тем, что интересы общества тре-

(**1) См. объяснительную записку к проекту чехословацкого зако-
на об авторском праве (<Бюллетень чехословацкого права>, 1964,
№ 1, стр. 38).

-155-

буют предоставления возможности пользоваться произ-
ведением без уплаты автору вознаграждения.

К числу случаев, не признаваемых законом наруше-
нием авторского права, относится перевод чужого произ-
ведения на другой язык (п. <а> ст. 9 <Основ>).

Если автор опубликовал свое произведение, любое
лицо может перевести его на другой язык, не испрашивая
согласия автора. Таким образом, в СССР, о чем уже го-
ворилось выше, существует свобода перевода.

По договору гр. К. предоставил Госиздату Украины
исключительное право перевода его произведений и изда-
ния на украинском языке и получил аванс в размере
25% гонорара. От уплаты остальных сумм Госиздат от-
казался, ссылаясь на то, что по закону перевод чужого
произведения на другой язык не является нарушением
авторского права. Гр. К. предъявил Госиздату иск о взы-
скании с последнего недополученного им по договору го-
норара, а Госиздат, в свою очередь, предъявил встречный
иск о возврате гр. К. полученного им аванса. Суд признал,
что издательство <...могло и без договора с истцом сде-
лать перевод его произведения на украинский язык...>
Договор был признан недействительным, в иске гр. К.
было отказано, а встречный иск Госиздата был удовлет-
ворен. Гражданская кассационная коллегия Верховного
суда РСФСР оставила кассационную жалобу гр. К. без
последствий (*1).

Однако свобода перевода допускается только в отно-
шении уже опубликованных автором литературных про-
изведений. Это положение прямо не выражено в законе,
но вытекает из принадлежащего автору исключительного
права на выпуск произведения в свет (*2). Пока же произве-
дение не опубликовано (находится у автора в рукописи),
решение вопроса о переводе произведения на другой язык
может быть осуществлено только автором. Иное решение
вопроса могло бы значительно затронуть интересы автора.

Принцип свободы перевода следует сохранить и при
пересмотре советского законодательства об авторском
праве (*3).

(**1) <Судебная практика РСФСР>, 1927, № 11, стр. 7.
(**2) <Советское государство и право>, 1954, № 8, стр. 98.
(**3) Иначе решается этот вопрос в законодательстве стран народ-
ной демократии, предоставляющем автору право разрешать перевод
своего произведения на другой язык. См., например, ст. 3 польского
закона об авторском праве, ст. 4 болгарского закона об авторском
праве. Причиной тому, как можно предполагать, служит то, что
страны народной демократии не являются такими многонациональ-
ными государствами, как СССР.

-156-

Как уже выше указывалось, переводчик обладает
самостоятельным авторским правом на сделанный им
перевод. Автору перевода принадлежит тот же комплекс
правомочий, который принадлежит и автору оригинала
(ст. ст. 7, 18 и др. <Основ>), с теми же ограничениями,
которые установлены законом (ст. 9 <Основ>) в отноше-
нии автора оригинального произведения. Отсюда следует,
в частности, что автор перевода не вправе запретить дру-
гому лицу сделать, в свою очередь, перевод на другой

язык с его перевода, использовать перевод литературного
текста композитором для своего музыкального произведе-
ния, при отсутствии на это запрещения, объявленного
автором перевода, на каждом экземпляре своего перевода
(пп. <а> и <з> ст. 9 <Основ>), и др.

Но не следует допускать так называемого обратного
перевода, когда произведение переводится на другой
язык, а затем с этого языка переводится на язык ориги-
нала. Закон не считает нарушением авторского права
перевод чужого произведения на другой язык (п. <а> ст. 9
<Основ>); обратный же перевод является переводом на
язык оригинала, в таком случае за переводчиком не мо-
жет быть признано авторское право на перевод.

Хотя перевод является самостоятельным объектом
авторского права, он все же органически связан с ориги-
налом: ведь это только воспроизведение оригинала, хотя
и в другой форме. Но такое воспроизведение не должно
нарушать содержания и структуры произведения, с кото-
рого делается перевод. Автор оригинала, естественно,
заинтересован в том, чтобы перевод был на надлежащем
уровне.

В целях повышения качества переводов и обеспечения
интересов автора оригинала установлен ряд правил (*1). При
переводе произведения современного автора на какой-
либо язык издательство должно поставить его в извест-
ность, консультируясь с ним в необходимых случаях о том,

(**1) См. Инструкцию Министерства культуры СССР о подготовке
рукописи к изданию, утвержденную 13 мая 1955 г. (приказ № 280).

-157-

<< Предыдущая

стр. 28
(из 53 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>