<< Предыдущая

стр. 41
(из 53 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

Старицкого, Коцюбинского и др. Хотя в законах об ав--
торском праве других союзных республик такого прави-
ла не содержится, на практике имели место случаи про-
дления правительством срока действия авторского права
для наследников автора. Так, в РСФСР был продлен срок
действия авторского права для наследников композито-
ра Э. Ф. Направника, художника В. А. Серова.


Из текста закона (ст. ст. 15, 16 <Основ>) можно сде-
лать вывод, что наследники, заступая место умершего
автора, используют его авторское право в том объеме, в
каком оно принадлежало умершему автору.

Но в литературе было высказано мнение, по которому
по наследству могут переходить только имущественные
права автора; к личным же правам автора вообще непри-
менимо понятие наследования; преемства в праве, которое
является личным, быть не может (*1). Были высказаны и
такие мнения, что некоторые личные неимущественные
права автора по наследству не переходят, другие же пере-
ходят (*2). Таким образом, среди сторонников деления прав
автора на имущественные и личные неимущественные нег
единства в вопросах о переходе этих прав по наследству.

(**1) См. <Советское гражданское право>, т. II. М., Госюриздат,
1951. стр. 349: Е. А. Флейшиц. Личные права в гражданском
праве Союза ССР и капиталистических стран. М" 1941, стр. 183. Од-
нако Е. А. Флейшиц последовательно этого взгляда не проводит; на
стр. 9 указанной работы она пишет: <...в области личных прав на-
блюдается своеобразное явление: не переходя по наследству, право
тем не менее <переживает> своего носителя и охраняет то, что было
благом последнего, и тогда, когда он этого блага использовать боль-
ше не может> (см. также стр. 184). См. еще И. А. Грингольц.
Права автора сценического произведения в СССР. Автореф. канд.
диссерт., стр. 11; Е. П. Торкановский. Личные и имуществен-
ные права авторов литературных произведений по советскому пра-
ву. Автореф. канд. диссерт. Куйбышев, 1953, стр. 9 и др.

(**2) См. Б. С. Антимонов и К.А.Граве. Советское наслед-
ственное право. М" Госюриздат, 1955, стр. 71-73; 3. Г. Крылова.
Наследование по завещанию в советском гражданском праве. Ав-
тореф. канд. диссерт. М., 1950, стр. 8 и др.

-225-

Выше мы констатировали, что вопрос о том, какие пра-
ва автора относятся к личным неимущественным и какие
к имущественным правам, является более чем спорным и
неясным (*1). Но, если даже руководствоваться этим делени-
ем (несмотря на отсутствие соответствующих указаний в
законе), то все же это деление ввиду нерешенности про-
блемы передаваемости или непередаваемости личных не-
имущественных прав не сможет помочь в решении вопро-
са, какие из принадлежащих умершему прав переходят по
наследству и какие не переходят.

Нам представляется, что правильное решение этого
вопроса может быть дано только на основе анализа дей-
ствующего законодательства. Различного же рода апри-
орные утверждения о передаваемости по наследству лич-
ных прав автора (хотя бы и не в полном объеме) пользы
при решении этого вопроса принести не смогут(*2). Исхо-
дя из этого, мы полагаем более целесообразным рассмат-
ривать этот вопрос применительно к отдельным видам
прав автора (*3).

Переходят ли право па авторство и право на непри-
косновенность произведения по наследству? Согласно
статье 28 закона об авторском праве РСФСР, после смер-
ти автора издатель не вправе вносить по своему усмотре-
нию какие-либо дополнения, сокращения и вообще изме-
нения в самое произведение, заглавие, в обозначение на
нем имени автора, а равно снабжать произведение иллю-
страциями без согласия наследников автора впредь до
истечения срока действия авторского права. Можно ли
считать эту норму закона нормой наследственного права?

Норма статьи 28 закона об авторском праве РСФСР
не является нормой наследственного права. Это видно из

(**1) См. выше, гл. IV, 1.

(**2) К числу таких априорных утверждений относится, в частности,
следующее утверждение В. С. Антимонова и К. А. Граве: <Неоспо-
римо, что переходящие в силу ст. 28 закона <Об авторском праве>
правомочия-это также и личные неимущественные правомочия, что
передача этих правомочий связана с включением их в состав наслед-
ства. Здесь налицо именно наследственное, а не какое-либо иное
преемство> (Б. С. Антимонов и К.А.Граве. Советское на-
следственное право. М., Госюриздат, 1955, стр. 72). Это утверждение
надо еще доказать.

(**3) См. В. И. Серебровский. Авторское право и наследова-
ние (<Советское государство и право>, 1955, № 6).

-226-

самого текста статьи, в которой ни слова не говорится о
переходе к наследникам автора перечисленных в ней пра-
вомочий. Вместе с тем следует иметь в виду, что статья 18
<Основ> предусматривает тот же круг правомочий в от-
ношении самого автора, что и статья 28 и отношении его
наследников. Если бы законодатель имел в виду переход
по наследству к наследникам автора правомочий, преду-
смотренных статьей 18 <Основ>, то для чего нужно было
создавать для этого еще какую-то особую норму? Пере-
ход по наследству указанных правомочий непосредст-
венно вытекал бы из статей 15 и 16 <Основ>, как это
имеет место в отношении ряда других правомочий авто-
ра. Однако законодатель пошел по другому пути, создав
особую норму, предоставляющую наследникам ряд су-
щественных правомочий. Но эти правомочия предостав-
лены законом наследникам не в их личных интересах, а
в целях охраны творческой личности умершего автора и
неприкосновенности его произведения, что имеет исклю-
чительно важное значение для общества (*1).

Такой вывод подтверждается также частью 2 статьи 28
закона об авторском праве РСФСР, в которой сказано,
что в случае недостижения соглашений с наследниками
автора издатель может обратиться за получением такого
разрешения в Наркомпрос (теперь соответственно Мини-
стерство культуры, Министерство высшего образования,
Министерство просвещения). Однако и права министерст-
ва в этом отношении не могут быть признаны безгранич-
ными. Давая соответствующее разрешение, министерство
должно поступать очень осторожно, ограничиваясь самым
необходимым, чтобы не допустить искажения произведе-
ния.

Если бы перечисленные в статье 28 правомочия при-
обретались наследниками в силу наследственного преем-
ства, то не было бы вообще надобности во введении этой
статьи в республиканский закон об авторском праве (*2).

(**1) Правильно замечает К. В. Гордон, что <это не личное право
наследников, а только установленный законом способ охраны куль-
турных ценностей в связи с общественными интересами> (М. В. Гор-
дон. Советское авторское право. М., Госюриздат, 1955, стр. 126).

(**2) По аналогичным соображениям не является нормой наслед-
ственного права и ст. 24 закона об авторском праве РСФСР, соглас-
но которой переуступка приобретенного издательством права на из-
дание произведения другому лицу допускается только с письменного
согласия автора или в случае смерти автора-его правопреемни-
ков.

-227-

Правила статьи 28 закона об авторском праве РСФСР
следует применять и в отношении зрелищных предприя-
тий. Представлялось бы непонятным, почему аналогич-
ные правила, предусмотренные статьей 18 <Основ>, рас-
пространяются при жизни автора и на издательства и на
зрелищные предприятия, а после его смерти-только на
издательства.

Наследники не приобретают ни права на авторство, ни
права на неприкосновенность произведения. Поэтому, в
частности, наследники автора не вправе ни сами вносить
такие изменения и дополнения в литературное произве-
дение умершего автора, которые, например, меняли бы
фабулу литературного произведения, его развязку и т. д.,
ни давать согласие на такие изменения и дополнения.
Если бы наследники это сделали, соответствующие твор-
ческие организации могли бы обратиться в суд с требо-
ванием об изъятии из обращения изданного в таком ви-
де романа или повести, снятия пьесы с репертуара и т. д. -
Аналогичное право должно быть предоставлено в подоб-
ных случаях научным учреждениям и высшим учебным
заведениям. Таким образом, в случае необходимости
охрана неприкосновенности произведения умершего авто-
ра может быть направлена и против наследников автора.

В вопросе об изменении обозначения имени автора
дело может идти только о раскрытии псевдонима или
анонима автора, что может вызываться общественными
интересами. После смерти автора общество может быть
заинтересовано в том, чтобы узнать, кто же в действитель-
ности является автором данного произведения. Но, как
нам кажется, не может быть и речи о том, чтобы с со-
гласия наследников произведение, выпущенное в свет
под гражданским именем автора, после его смерти пере-
издавалось под каким-нибудь вновь придуманным псев-
донимом или анонимно.

Наследникам может быть предоставлено право только
на такие изменения и дополнения произведения умерше-
го автора, которые вызваны явной необходимостью и ко-
торые автор, если бы он был жив, не счел нужным вос-

-328-

претить (*1). По существу же следовало бы предоставлен-
ные наследнику статьей 28 правомочия рассматривать и
как обязанности наследников перед обществом, как обще-
ственный долг (*2).

Вместе с тем нельзя не отметить, что наделение на-
следников автора такими правомочиями не всегда являет-
ся оправданным. Конечно, наследники являются в прин-
ципе людьми, более близкими умершему, чем другие ли-

(**1) Согласно ст. 31 польского закона об авторском праве от 10 ию-
ля 1952 г., правопреемник, хотя бы он приобрел все имущественные
авторские права, не может производить изменения в произведении,
за исключением случая, когда они вызваны очевидной необходимо-
стью и автор не имел бы справедливого основания запретить их.

(**2) С иных позиций подходит к решению того же вопроса
Н. А. Райгородский, который исходит из того положения, что каж-
дое исключительное право автора состоит из двух составляющих
его элементов правомочий: положительного, в силу которого автор
вправе совершать определенные действия, и отрицательного, на ос-
новании которого автор имеет право запрещать всем другим лицам
совершать эти действия. Что касается отрицательных элементов, при.
надлежащих автору неимущественных прав,-права авторства, пра-
ва на неизменяемость, то, по мнению Н. А. Райгородского, они пере-
ходят к его наследникам в том объеме, в каком они принадлежали
умершему автору. Что же касается положительных элементов лич-
ных прав, то вопрос об объеме, в каком они переходят к наследни-
кам, зависит от содержания этих прав. Так, право авторства не пе-
реходит и не может перейти к наследникам. Что касается права на
неизменность, то наследник автора, принадлежа при его жизни к
числу лиц, которые не имели права при жизни автора вносить без
его согласия изменения в его произведение, не приобретает этого
права и после смерти автора. Таким образом, здесь производится как
бы расщепление правомочия автора: в одной части правомочие по на-
следству не переходит, в другой-переходит. Такой взгляд находит
своих сторонников и в буржуазной юридической литературе (см.
<Droit d'auteur> 1955, novembre, p. 179). Вся эта конструкция весьма
искусственна. Отрицательная сторона авторского правомочия являет-
ся производной от его основной, положительной стороны и органиче-
ски с ней связана. Сам Н. А. Райгородский утверждает, что служебная
роль отрицательных правомочий сводится к укреплению исключи-
тельного характера положительной стороны этого права
(Н. А. Райгородский. Наследование неимущественных прав
автора по советскому авторскому праву. <Социалистическая закон-
ность>, 1956, № 2, стр. 15--16). Поэтому, если не переходит по на-
следству авторское правомочие в своей положительной части, то не
может перейти по наследству и отрицательная часть этого правомо-
чия. Значительно проще и правильнее решается этот вопрос в совет-
ском законодательстве, которое, как нами было показано ранее, во-
обще не рассматривает предоставленные ст. 28 <Основ> наследни-
кам автора правомочия а качестве переходящих к ним по наслед-
ству.

-229-

ца, и можно предположить, что они в состоянии правильно
оценить существо намечаемых изменений и не допустят
искажения произведения. Но ведь это бывает не всегда.
В ряде случаев наследники не имеют никакого представ-
ления о творческих идеях и замыслах умершего автора,
являются людьми совершенно чуждыми науке, литерату-
ре и искусству. Нам казалось бы, что при пересмотре
действующего законодательства об авторском праве сле-
довало бы установить такой порядок, при котором автору
предоставлялось бы право указать в завещании или в
каком-либо ином документе любого гражданина либо
государственную или общественную организацию, на ко-
торых он возлагает после своей смерти охрану авторства
и неприкосновенности своего произведения, и притом не-
зависимо от назначения их наследниками (*1). Если же ав-
тор такого указания не сделает, то охрана авторства и
неприкосновенности произведения умершего автора долж-
на быть возложена на его пережившего супруга и детей
(разумеется, совершеннолетних и дееспособных), а также
на творческие организации (в отношении произведений

<< Предыдущая

стр. 41
(из 53 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>