<< Предыдущая

стр. 49
(из 53 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

нием В. А. Кабатов замечает, что суд, встав на защиту
интересов автора, <оказался не до конца последователь-
ным, поскольку предписал ответчику указывать в даль-
нейшем авторство художника только в отношении неиска-
женных иллюстраций> (*1). Получается как будто, что
издательству не запрещается воспроизведение иллюстра-
ций с отклонением от оригинала. Но надо думать, что
здесь имеет место только недостаточно четкая редакция
судебною решения. По существу же суд, конечно, имел
в виду воспрещение в дальнейшем воспроизведения иллю-
страций с отклонением от оригинала. В данном деле во-
прос шел и о восстановлении нарушенного права автор-
ства и права на неприкосновенность произведения худож-
ника, а также о взыскании в его пользу гонорара.

Эти два судебных дела представляют интерес и в том
отношении, что в них очень ясно обнаруживается, как
одни и те же меры судебной защиты охраняют и имуще-
ственные и неимущественные интересы автора. Издание
произведения изобразительного искусства с отклонением
от оригинала, с искажениями нарушает нс только неиму-
щественные, но и имущественные интересы автора: произ-
ведение, изданное с дефектами, естественно, будет расхо-
диться плохо, и автор не сможет приступить к его переиз-
данию, в связи с чем он будет ограничен в реализации
своего права на получение дохода от использования про-
изведения. Воспрещение судом издания произведения с от-
клонением от оригинала, таким образом, обеспечивает не
только естественный интерес автора в сохранении произ-
ведения в целостности, но и возможность дальнейшего
использования произведения в целях получения дохода.
(**1) Там же, стр. 245-246.

-269-

Если при выпуске произведения в свет допущено изме-
нение или пропуск фамилии автора, искажение текста или
заголовка произведения и т. д., автор может требовать в
судебном порядке исправления допущенного искажения, в
частности путем опубликования в печати о допущенном
изменении или пропуске имени автора, либо о признании
автором определенного лица, а также путем помещения
вкладного листа с указанием допущенных искажений и
опечаток, изъятия произведения из продажи. В случае
существенных искажений, допущенных при постановке
пьесы, автору должно быть предоставлено право требовать
снятия пьесы с репертуара театра, допустившего такое
искажение. При выпуске в свет репродукций с произведе-
ний изобразительного искусства со значительными откло-
нениями от оригинала автор может требовать изъятия этих
репродукций из продажи, из музеев, домов культуры, клу-
бов и т. д. Все эти меры предназначены охранять как иму-
щественные, так и неимущественные интересы автора.

Однако, как это неоднократно отмечалось в нашей
печати, в настоящее время нет реальной возможности обя-
зать ответчика к исполнению подобного рода решений.
Поэтому нередко вынесенные решения не проводятся в
жизнь (*1). Это обстоятельство, конечно, чрезвычайно ущем-
ляет интересы авторов. Разрешение этого вопроса, очевид-
но, возможно только в законодательном порядке, причем
разумеется, не специально в плоскости охраны интересов
авторов, а в направлении выработки общих мер, обеспечи-
вающих исполнение судебных решений, по которым судом
возложена на ответчика обязанность совершения опреде-
ленных действий, и притом таких, которые совершить мо-
жет только он сам. Этот вопрос был подвергнут специаль-
ному рассмотрению в статье В. Гранберга, предложившего
ряд конкретных мер, которые, будучи установлены в ГПК
СССР, могли бы, по его мнению, способствовать развитию

(**1) См. В. Рясенцев. Неимущественный интерес в советском
гражданском праве (<Уч. зап. Моск. юр. ин-та>, вып. 1. М., Юриз-
дат, 1939, стр. 40); А. И. Ваксберг. Некоторые вопросы совет-
ского авторского права (<Советское государство и право>, 1954,
№ 8, стр. 38). Им же приводятся два судебных решения (по иску
Альтшулера к Трудрезервиздату и Когана и Цветковского к Оборон-
гизу), наглядно показывающие недостатки нашего гражданско-
процессуального законодательства в отношении обеспечения испол-
нения судебных решений.

-270-

и укреплению процессуальной дисциплины в стадии испол-
нения процесса. В качестве первичной меры В. Гранбергом
намечается такая мера, как вызов должника в судебное
заседание, предупреждение о применении к нему мер воз-
действия в случае неисполнения, с установлением характе-
ра этих мер и размера их. Для случаев, когда эта первич-
ная мера не окажет надлежащего воздействия на долж-
ника, следует применить штраф, с предоставлением суду в
пределах установленного максимального штрафа, опреде-
лять его размер в каждом конкретном случае, исходя из
характера неподчинения, личности должника и его имуще-
ственного состояния. По мнению В. Гранберга, в случаях
злостного неподчинения должника решению суда и неэф-
фективности других мер воздействия может быть установ-
лена личная (т. е. уголовная) ответственность должника (*1).
Мы не имеем здесь возможности войти в обсуждение по
существу всех предлагаемых автором мер. Но считаем, что
такие меры, как вызов в суд должника с предупреждением
его об ожидающих его последствиях в случае неисполне-
ния им судебного решения, и система штрафов, налагае-
мых судом, могли бы несомненно улучшить порядок ис-
полнения решений, что сыграло бы значительную роль и в
охране интересов авторов.

В числе мер, направленных на охрану интересов авто-
ра, необходимо отметить весьма важное правило закона о
недопущении обращения взыскания со стороны кредиторов
на авторское право. Кредиторы не могут заступить место
автора и получить право распоряжаться его произведе-
нием. Взыскание может быть обращено только на доходы,
извлекаемые при осуществлении авторского права, и при-
том в размерах, установленных при обращении взысканий
на заработную плату (ст. ст. 271-а, 289 и примечание 3 к
ст. 289 ГПК РСФСР). Эти нормы закона направлены на
обеспечение не только имущественных, но и неимуществен-
ных интересов автора, поскольку кредиторы не вправе
осуществлять распоряжение произведением (например
решать вопрос о выпуске его в свет, о переиздании и т. д.).
В целях наилучшего обеспечения интересов авторов

(**1) См. В. Г. Гранберг. Исполнение судебных решений (к про-
екту Гражданско-Процессуального Кодекса СССР) (<Уч. зап. Тадж.
гос. ун-та>, т. III. Тр. юр. фак., вып. 1. Сталинабад, 1953, стр. 94-95).

-271-

установлен ряд других мер. Закон приравнивает взыскание
авторского гонорара к взысканию заработной платы, в
связи с этим при взыскании авторского гонорара приме-
няются льготные правила, установленные для взыскания
заработной платы (п. п. <б> и <в> ст. 3 постановления
ЦИК и СНК СССР от 16 мая 1928 г. <О введении в дей-
ствие Основ авторского права в новой редакции>). По-
шлины и расходы по производству дела с истцов по взы-
сканию авторского вознаграждения не взимаются (п. <г>
ст. 43 ГПК РСФСР); судебные решения по этим делам
подлежат немедленному исполнению (п. <а> ст. 187 ГПК
РСФСР), причем немедленное исполнение допускается
даже для решений, вынесенных против государственных
органов (ст. 187-б ГПК РСФСР); срок для исполнения
решений устанавливается, как и для исполнения решений
о взыскании заработной платы, сокращенный - от пяти
до десяти дней со дня получения государственным учреж-
дением или предприятием повесток (ст. 285 ГПК РСФСР).
При взыскании авторского гонорара применяются и неко-
торые другие льготы процессуального порядка.

Но хотя взыскание авторского вознаграждения и при-
равнивается в ряде случаев к взысканию заработной пла-
ты, все же имеются и некоторые отличия в порядке взы-
скания авторского вознаграждения и заработной платы,
обусловливаемые различием этих видов вознаграждения
за труд.

В отличие от взыскания заработной платы к искам,
вытекающим из нарушения авторского права, применяется
общий срок исковой давности. Судебная коллегия по граж-
данским делам Верховного суда СССР в своем определе-
нии от 21 марта 1940 г. по делу № 259 по иску Г. Селимова
к издательству Азербайджалского нефтяного института
признала, что <по гражданским спорам между граждана-
ми и государственными учреждениями общий срок давно-
сти составляет три года. Суд вправе применить сокращен-
ный срок давности только в том случае, если краткий дав-
ностный срок прямо установлен в законе. Законодатель-
ство об авторском и издательском праве не знает исключе-
ний из общих давностных сроков и потому Судебная кол-
легия Верховного суда Азербайджанской ССР не имела
права отказывать Селимову в иске по мотивам пропуска
давностного срока, поскольку спорная рукопись была сда-

-272-

на 23 сентября 1936 г., а иск предъявлен 2 апреля 1939 г.,
т. е. в пределах трех лет> (*1).

В отличие от исков о взыскании заработной платы, по
которым, как правило, не допускается поворот исполнения
судебного решения (ст. 254-д ГПК РСФСР), судебная
практика в отдельных случаях допускает обратное взыска-
ние с авторов полученного ими авторского вознагражде-
ния в случае отмены судебного решения в порядке надзо-
ра. Киргизское отделение по охране авторских прав предъ-
явило иск к Киргизскому госиздату о взыскании в пользу
авторов учебника по литературе Бойджиева и Бекетенова
авторского гонорара за превышение нормы тиража в сум-
ме 54 720 руб. Иск был удовлетворен, и решение было
приведено в исполнение. В дальнейшем по протесту Пред-
седателя Верховного суда СССР решение народного суда
и все постановления и судебные определения были отме-
нены. Но Верховный суд Киргизской ССР отказал в
удовлетворении ходатайства Киргизского госиздата о
взыскании с авторов (в порядке поворота исполнения су-
дебного решения) полученных ими сумм, руководствуясь
при этом статьей 254-д ГПК РСФСР. Судебная коллегия
по гражданским делам Верховного суда СССР, рассмотрев
протест Председателя Верховного суда СССР об отмене
этого решения Верховного суда Киргизской ССР, своим
определением от 28 февраля 1951 г. признала, что статья
254-д ГПК относится только к спорам по трудовым делам,
регулируемым Кодексом законов о труде. <В данном слу-
чае правоотношения сторон вытекают из издательского, а
не трудового договора, ввиду чего применение к этим
отношениям условий, предусмотренных статьей 254-д
ГПК, является неправильным, так как эти указания, на-
правленные к ограждению интересов трудящихся при
разрешении в судебном порядке их трудовых конфликтов,
распространительному толкованию не подлежат>. Судеб-
ная коллегия определила решение Верховного суда Кир-
гизской ССР в части, касающейся отказа Киргизскому гос-
издату в повороте исполнения ранее вынесенного решения,
отменить и дело передать на новое рассмотрение в тот же
Верховный суд Киргизской ССР.

(**1) <Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Вер-
ховного суда СССР 1940 год>, М., Юриздат, 1941, стр. 288.

-273-

В данном случае, быть может, действительно не было
законных оснований к оставлению за авторами получен-
ного ими авторского вознаграждения, поскольку, как это
было установлено, ответчик нарушения авторского права
не допустил, издав произведение тиражом, не превышаю-
щим установленной нормы. Но отсюда не следует, что
статья 254-д ГПК РСФСР вообще не применима к делам,
связанным с выплатой авторского вознаграждения.

В связи с имевшей место волокитой с производством
взысканий следуемого композиторам и драматургам воз-
награждения за публичное исполнение их произведений
45-й Пленум Верховного суда СССР 20 ноября 1933 г.
разъяснил верховным судам республик, что процесс взы-
скания присужденных в пользу авторов и их организаций
сумм должен происходить в самые короткие сроки.
Судебный исполнитель обязан немедленно по получении
исполнительного листа обратить взыскание на кассу зре-
лищного предприятия или его текущий счет, а самое взы-
скание производить с соблюдением пункта <б> статьи 3
вводного закона к <Основам авторского права> (*1) о прирав-
нении взыскания авторского вознаграждения к зарплате (*2).

Для наиболее серьезных случаев нарушения авторских
прав закон устанавливает уголовно-правовые меры защи-
ты. Статья 177 УК РСФСР предусматривает наказание
исправительно-трудовыми работами до трех месяцев или
штрафом до одной тысячи рублей за самовольное исполь-
зование литературных, музыкальных и иных художествен-
ных произведений с нарушением закона об авторском пра-
ве. Эта статья имеет в виду два преступления: 1) пла-
гиат-сознательное воспроизведение чужого произведе-
ния под своим именем или под именем других лиц и
2) контрафакцию - умышленное использование чужого
произведения вопреки воле автора (*3) Нельзя не отметить.
однако, что привлечение нарушителей авторского права

(**1) СЗ СССР 1928. № 27, ст. 246.

(**2) См. <Сборник действующих постановлений Пленума Верхов-
ного суда СССР. 1924-1951 гг.>. М., Госюриздат. 1952. стр. 151-152.

(**3) См. А. А. Пионтковский и В. С. Меньшагин. Курс
советского уголовного права. Особенная часть, т. 1. М" Госюриздат,
1955. стр. 793. УК РСФСР относит преступления, предусмотренные
ст. 177. к числу имущественных преступлений, но эти преступления
можно рассматривать и как преступления против достоинства лич-
ности.

<< Предыдущая

стр. 49
(из 53 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>