<< Предыдущая

стр. 9
(из 53 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

также и то произведение, которое явилось результатом
деятельности <переводчика. В этом своем значении перевод
представляет собою самостоятельный объект авторского
права (ст. 4 <Основ>). Характерной его особенностью,
однако, является то, что в основе его в большинстве
случаев лежит другое, уже существующее (оригинальное)
произведение, которое тоже является самостоятельным
объектом авторского права. В этом случае имеются и два
субъекта авторского права: автор оригинального произве-
дения и автор перевода. Но возможны переводы произве-
дений, ставших общественным достоянием за истечением
срока действия авторского права, равного рода актов и
документов, которые не являются объектами авторского
права (законов, ведомственных инструкций, судебных
решений и т. п.); в таких случаях имеется только один
субъект авторского права - автор перевода.

Как и в других видах переработок, для признания пере-
иода самостоятельным объектом авторского права необхо-
димо наличие элемента творчества. Но, разумеется, сте-
пень творчества может быть при этом различной: одно
дело - перевод художественной литературы, требующий
затраты большого творческого труда, и другое-перевод
литературы технической, как правило, требующий значи-
тельно меньших творческих усилий.

(*1) См. ниже, гл. IV, 2.

-47-

Для Перехода характерна aai связь с оригинальным
произведением. Возможны, однако, случаи, когда оригинал
является лишь стимулом, вдохновляющим автора к созда-
нию самостоятельного произведения на другом языке:
автор не ограничивает себя целью передать содержание
чужого произведения на ином языке, а создает на этом
языке по существу новое произведение, например некото-,
рые поэтические произведения М. Ю. Лермонтова -
<Горные вершины> (из Гёте), <Воздушный корабль> (из
Зейдлица) и др. В таких случаях, конечно, не приходится
говорить о переводе; это самостоятельные, оригинальные
произведения.

Так как для признания перевода объектом авторского
права в нем должен быть элемент творчества, возникает
вопрос, можно ли признавать объектами авторского права
так называемые подстрочные .переводы. По мнению одних
юристов, подстрочные (дословные) переводы не могут
признаваться объектом авторского права и авторским пра-
вом не охраняются (*1). По другому мнению, следует и под-
строчный перевод признать объектом авторского права, но
с установлением для автора подстрочного перевода мень-
шего объема правомочий по сравнению с авторами других
видов перевода (*2). Вопросу о подстрочных переводах было
уделено большое внимание на Втором Всесоюзном съезде
советских писателей. На съезде указывалось, что сама
практика переводов по подстрочникам, поскольку дело
идет о произведениях прозы и драматургии, является по-
рочной и должна быть ликвидирована (*3), что переводчик
должен быть борцом за социалистический реализм, как
и оригинальный поэт, прозаик, драматург. Переводчик
должен обнаруживать в оригинале его социальную сущ-
ность, его историческую обусловленность, его народные
корни. Переводчик - художник слова (*4). Такие требова-

(*1) <Советское гражданское право>, т. II. М., Госюриздат, 1951,
стр. 345; М. В. Гордон. Право перевода (<Уч. зап. Харьк. юр.
ин-та>. вып. 2. Харьков, 1940, стр. 25).
(*2) Л. М. Азов. Правовые вопросы литературного перевода (<Со-
ветское государство и право>, 1954, № 8, стр. 100).
(*3) См. доклад А. А. Суркова на Втором Всесоюзном съезде со-
ветских писателей (<Литературная газета> от 16 декабря 1954 г.).
(*4) См. содоклад П. Г. Антокольского, М. О. Ауэзова и М. Р. Рыль-
ского на Втором Всесоюзном съезде советских писателей (<Литера-
турная газета> от 21 декабря 1954 г.).

-48-

ния к переводчику ясно показывают, что элемент <твор-
чества> должен быть непременным признаком перевода,
подлежащего охране нормами авторского права. Этот
признак должен служить критерием и для решения во-
проса о подстрочных переводах. Но мы считали бы нуж-
ным установить при этом дифференцированный подход.
Для тех случаев, когда подстрочный перевод действитель-
но является дословным, представляя собой только под-
готовительный материал к литературному переводу, под-
строчный перевод не может быть признан объектом автор-
ского права (*1). В тех же случаях, когда подстрочный перевод
имеет не только технический, но в известной мере и твор-
ческий характер, за таким переводом могут быть при-
знаны качества объекта авторского права. В отдельных
случаях не исключена возможность соавторства между
авторами подстрочного и литературного переводов (*2).

Перевод на другой язык может быть осуществлен толь-
ко в отношении литературного текста. Не может быть
перевода музыкального произведения (но может быть
переведен литературный текст, являющийся составной
частью музыкального произведения), перевода произведе-
ния изобразительного искусства. Поэтому определение
Судебной коллегии по гражданским делам Верховного
суда СССР от 28 сентября 1948 г. по делу художницы
Давыдовой с Латвийским государственным издательством,
в котором Судебная коллегия признала, что <под перево-
дом понимается свободное использование чужого произ-
ведения в виде перевода его на другой язык в целом, с
имеющимися в нем рисунками, иллюстрациями, чертежа-
ми, фотографиями и т.д., а не только перевод литератур-
ного текста...>, следует считать необоснованным и не
вытекающим из пункта <а> статьи 9 <Основ>.

Выше мы указывали, что перевод может быть сде-
лан самим автором. В таком случае автор приобретает

(**1) В законе об авторском праве Узбекской ССР прямо указывает-
ся, что автор подстрочного перевода, являющегося подготовитель-
ным материалом к переводу литературному, не пользуется авторским
правом на перевод (примечание к ст. 15).

Конечно, перевод, сделанный не человеком, а при помощи элек-
тронной машины, не будет объектом авторского права. О таких пе-
реводах см. <Правду> от 22 января 1956 г.
(**2) <Советское государство и право>, 1954, № 8, стр. 100.

-49-

авторское право не только на оригинальное произведение,
но и на .перевод. Иногда переводы, сделанные самим авто-
ром, именуются авторизованными переводами. Такие пере-
воды являются авторскими, а не авторизованными. Авто-
ризованными же следует считать только переводы, сде-
ланные другим лицом, но с одобрения автора оригинала (*1).
В последнем случае у автора оригинала, если он участво-
вал в работе по переводу, может возникнуть только
право на вознаграждение по договору, но другие лица не
лишаются права делать с оригинала самостоятельные
переводы. По делу К. с Госиздатом Гражданская касса-
ционная коллегия Верховного суда РСФСР признала' ука-
зания кассатора на наличие в данном случае авторизован-
ного перевода явно несостоятельными, ибо выплата автору
гонорара могла бы иметь место, если бы перевод произ-
водился под наблюдением автора, корректировался им,
между тем, как это видно из договора и решения суда,
никаких обязательств, связанных с переводом, на автора
возложено не было (*2).

Самостоятельный характер перевода как объекта
авторского права проявляется и в том, что срок охраны
перевода как объекта авторского i?aaa не зависит от
срока охраны оригинального произведения, с которого
сделан перевод. Поэтому, хотя бы срок охраны авторским
правом оригинального произведения и истекал, срок охра-
ны перевода как объекта авторского права будет исчи-
сляться с момента выпуска перевода в свет (по общему
правилу, авторское право пожизненно и переходит к на-
следникам автора на 15 лет после его смерти). Такой
порядок применяется и в тех случаях, когда перевод сде-
лан с уже не охраняемого авторским правом произведе-
ния или с какого-нибудь официального документа, не
являющегося объектом авторского права.

В число объектов авторского права входят также
музыкальные и музыкально-драматические произведения.

(**1) Иногда издательства в целях придания большего доверия к
переводу объявляют его <авторизованным>, хотя в действитель-
ности никакой <авторизации> не было. Такая практика заслуживает
осуждения. См. содоклад П. Г. Антокольского, М. О. Ауэзова и М. Р.
Рыльского на Втором Всесоюзном съезде советских писателей (<Ли-
тературная газета> от 21 декабря 1951 г.).
(**2) <Судебная практика РСФСР>, 1927, № II, стр. 7.

-50-

В музыкальном произведении идеи и образы автора нахо-
дят свое выражение в известном сочетании звуков, образу-
ющих мелодию и связанных между собой гармонией и
ритмом (*1). В отношении музыкальных произведений фикса-
ция в конкретной форме возможна не только путем записи
на бумаге, на грампластинке, на магнитной ленте и т. п., но
и независимо от записи, с момента их звучания. Музыкаль-
ное произведение, не записанное композитором на бумаге,
но исполненное им публично, уже существует, как само-
стоятельный объект авторского права. В истории музы-
кального искусства известны случаи, когда автор испол-
ненного им для определенного круга лиц музыкального
произведения не успел записать его на бумаге и после его
смерти это было сделано другим лицом (например увертю-
ра к опере <.Князь Игорь> Бородина, записанная после
смерти автора по памяти композитором Глазуновым).

Музыкальные произведения возможны как без текста
(инструментальные произведения - сонаты, трио, квар-
теты и т. д.), так и с текстом (романсы, песни). Музыкаль-
ные произведения, как правило, предназначаются для
концертного исполнения.

К музыкально-драматическим произведениям относятся
музыкальные произведения, написанные на драматурги-
ческий текст (либретто), предназначаемые к исполнению
на сцене (опера, оперетта и др.).

К числу музыкальных и музыкально-драматических
произведений относятся не только оригинальные произве-
дения, но и различные формы их обработок, при условии,
конечно, что в результате творческой обработки возни-
кает произведение, обладающее чертами своеобразия,
оригинальности. Бывают даже случаи, когда в резуль-
тате обработки произведение получает большую извест-
ность, нежели оригинальное произведение (например ряд
транскрипций Ф. Листа).

Не имея возможности подробно остановиться на весьма

интересном вопросе о правовом значении различного вида
обработок музыкальных произведений, мы считаем воз-

(**1) С. В. Рахманинов в интервью, опубликованном в американском
журнале <The Etude> в 1919 г., указывал, что <большие композиторы
всегда и прежде всего обращали внимание на мелодию, как на ве-
дущее начало в музыке> (С. В. Рахманинов. Письма. М., Гос.
музыкальное изд-во, 1955, стр. 556).

-51-

можным все же сделать вывод, что, если обработке присущ
характер творчества, следует видеть во вновь созданном
музыкальном произведении самостоятельный объект ав-
торского права. Если же обработка таким творческим ха-
рактером .не обладает, самостоятельного объекта автор-
ского права не возникает (например различного рода
<попурри>). Опытный музыкант может осуществить
оркестровку чужого музыкального произведения, руковод-
ствуясь указаниями и заметками композитора. В таком
случае нет элементов творчества, как и в тех случаях,
когда художник пишет декорации по эскизам другого
лица.

Возможны, конечно, различного рода спорные случаи,
когда трудно установить, возникло ли в результате обра-
ботки новое, оригинальное произведение или имеет место
простое переложение (например переложение фортепиан-
ной пьесы для исполнения в четыре руки, транапонирова-
ние романса, написанного для сопрано, в романс для
контральто, и т.д.); в последнем случае, как правило,
нового, оригинального произведения не возникает, в свя-
зи с чем к переложениям на практике не применяются
нормы о тираже, их переиздания не оплачиваются. Но
возможны и случаи переложений, приближающихся к об-
работкам. Очевидно, в таких случаях вопрос должен ре-
шаться экспертизой.

Представляет несомненный интерес вопрос о хореогра-
фических произведениях как объектах авторского права.
В хореографических произведениях (а также пантомимах)
творческая мысль и образы автора раскрываются при по-
мощи выразительных средств, заключающихся a (пласти-
ческих движениях человеческого тела (танцы, мимика) (*1).
Обычно хореографические произведения создаются в со-
четании с музыкой, что позволяет отнести их к числу
музыкально-драматических произведений (отдельные тан-
цы или балет). Закон включает в число объектов автор-
ского права хореографические произведения и пантомимы,
в отношении постановки которых имеются указания,
изложенные на письме или иным образом (ст. 4 <Основ>).

(**1) Техника сочинения танца подробно изложена Р. Захаровым в
его монографии <Искусство балетмейстера>. М., Изд-во <Искусство>,
1954.

<< Предыдущая

стр. 9
(из 53 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>