<< Предыдущая

стр. 12
(из 27 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


В работе газет и журналов практикуется использова-
ние поступивших в редакцию писем для создания и пуб-
ликации статьи профессионального журналиста по затрону-
той в них проблеме. При определении правового положе-
ния таких произведений следует исходить из смысла п. 1
ст. 492 ГК РСФСР, согласно которому допускается без
согласия автора, но с обязательным указанием его фами-
лии использование его ранее опубликованного произведе-
ния для создания <нового, творчески самостоятельного
произведения>. Публикация в виде статьи или обзора пи-
сем на определенную тему-несомненно, <новое, творчес-
ки самостоятельное произведение>, имеющее своего автора.
Но закон имеет в виду ранее опубликованное произведе-
ние, а письмо таковым не является. Однако оно предназ-
начено для опубликования, поскольку посылается в ре-
дакцию.

-59-

В соответствии со ст. 492 ГК РСФСР без согласия ав-
тора допускаются отдельные случаи использования произ-
ведения, а именно (применительно к периодической печа-
ти) : для создания на его основе нового, творчески самос-
тоятельного произведения (кроме инсценировок и экрани-
зации), а также цитирования в установленных пределах.
В этих случаях закон обязывает указать фамилию автора
и название произведения.

Использование газетно-журнального материала для
создания, например, художественного произведения или
исторического исследования, для цитирования - явление
достаточно распространенное. Пределы цитирования зако-
нодатель ограничивает целью издания. Ввиду обычно не-
большого объема произведений периодической печати пре-
делы цитирования не имеют существенного значения.

Существенное правовое значение имеет перепечатка
опубликованных произведений, т. е. одновременное или
разновременное повторение публикации одного и того же
произведения.

Перепечатка является видом использования произведе-
ния. Согласно ст. 488 ГК РСФСР использование произве-
дения допускается не иначе как по договору с автором
или его наследниками. Поскольку для периодических из-
даний письменная форма не обязательна, то речь может
идти не о договоре как документе, а о согласии автора или

его наследников на перепечатку. Это согласие может быть
выражено в любой форме. Согласие автора на перепечат-
ку обязательно, <кроме случаев, указанных в законе>, т. е.
законодатель оставил за собой право в отдельных случаях
допускать перепечатку без согласия автора, а значит, и
вопреки его запрещению.

Соавторство

Произведение может создаваться не одним автором, а кол-
лективно-двумя, тремя и более. В таком случае всем со-
авторам совместно принадлежит авторское право (ст. 482
ГК РСФСР). Отношения между ними определяются сог-
лашением о соавторстве. Форма этого соглашения зако-
ном не предусмотрена и может быть любой, включая и
совместную работу. Но соглашение как неотъемлемый при-
знак соавторства обязательно (п. 1 постановления Плену-
ма Верховного Суда СССР от 18 апреля 1986 г.). Соглаше-
ние между соавторами обязательно также и для организа-

-60-

ции, использующей их произведение. Для соавторства не-
обязательно единство творческого процесса, каждый соавтор
может работать порознь, но результат их труда должен
быть единый. Это единство сохраняется и тогда, когда ра-
бота состоит из самостоятельных разделов, которые мо-
гут быть использованы отдельно.

Для соавторства не имеет значения размер вклада
каждого из участников в создание общего произведения,
важно, чтобы этот вклад был творческим, а не в виде тех-
нической помощи (сбор материалов и т. п.). Различной
может быть и форма этого вклада, например, один рас-
сказывает о виденных им событиях, другой этот матери-
ал обрабатывает.

В последнем случае имеет место распространенная
форма работы журналиста-литературная запись рас-
сказов непосредственных участников или очевидцев со-
бытий. Разумеется, без вопросов и ответов, как в интервью.
Для признания соавторства или даже авторства этих лиц,
одного фактического материала, предоставляемого ими,
недостаточно. Необходимо объективированное проявление
их творческого вклада, каковыми могут быть рукопись,
дневник, записи на пленку и др. с последующей литера-
турной обработкой профессиональным журналистом'.
Но возможны и другие формы.
Герой Советского Союза А. Ф. Федоров о литературной
записи отозвался так: <Хочу, кстати, тут же в предисловии
ответить па вопрос, который мне многократно задавали
самые разнообразные люди: что такое <литературная за-
пись>? Мы с Евгением Григорьевичем Босняцким, имя ко-
торого стоит на первой странице каждого издания, рабо-
тали над книгой совместно. Я рассказывал-он писал.

Не знаю, как работают другие-мы с Босняцким об-
суждали каждую главу, обдумывали каждую характерис-
тику того или иного действующего лица. За все, что каса-
ется исторических фактов, за все, что я увидел и запом-
нил, ответственность полностью лежит на мне. Никакой
отсебятины Босняцкий не допустил. Это же касается и ком-
позиции книги и отбора материала. Долгая совместная ра-
бота сблизила нас, мы подружились. И хотя я не стал пи-
сателем, а Босняцкий партизаном и только воображением
воссоздавал по моим устным рассказам и рассказам моих

(**1) См.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1959, № 1, с. 46-48.

-61-

соратников картины жизни и борьбы в тылу врага--наш
опыт стал общим и определил стиль повествования> (*1).

Итак, <я рассказывал-он писал>. Но здесь пример по-
ложительный, потому что рассказ и запись совпадают. Но
может быть и иначе. Директор завода <РАФ> В. Боссарт
прислал в <Комсомольскую правду> возмущенное письмо,
где протестовал против приписывания несвойственных ему
мыслей в журнале <Юность>. В статье <Хочу быть дирек-
тором> высказываются <его мысли> о комсомоле вопреки
его собственным убеждениям. Свое письмо В. Боссарт
озаглавил: <Так кто же автор> (*2). Вопрос не простой. Но
соавторства здесь явно нет. Есть недопустимое нарушение
авторского права.

Юридическая оценка литзаписи неоднозначна. В. Ха-
руто отмечает: <Закон не дает определение понятиям <лит-
записчик> и <литобработчик>, и мне не раз приходилось
сталкиваться с прецедентами, когда на практике трудно
было четко отличить, кто из соавторов литзаписчик, а
кто-литобработчик. Нередко литзаписчик оказывался од-
новременно и литобработчиком материалов, которые пе-
редавал ему рассказчик. Случалось, автор-специалист до-
полнял свой текст устными рассказами, и тогда литобра-
ботчик выступал также и в роли литзаписчика> (*3). Здесь
требуется норматив. Но принцип соавторства вне сомне-
ния.

Сложной и деликатной является проблема соавторст-
ва штатных и нештатных журналистов.

Поскольку обязательно соглашение между соавторами
для организации, использующей их произведение, пос-
тольку и для редакции обязательно" соглашение ее сот-
рудника с посторонним лицом. На интересах последнего
ни в коей мере не должно отражаться то обстоятельство,
что его соавтор - штатный сотрудник редакции.

Имеют место случаи, когда журналист фактически пи-
шет за другое лицо, которое формально фигурирует в ка-
честве единоличного автора, т. е. так называемое заав-
торство.

В передовой журнала <Журналист> справедливо отме-
чается: <Разумеется, один владеет слогом лучше, другой--
похуже. Может быть, найдется кто-то, кому будет под си-
лу написать пространный текст для печати. Но разве ре-

(**1) Новый мир, 1975, № 2, с. 99.
(**2) См.: Комсомольская правда, 1937, 29 нояб.
(**3) Журналист, 1985, №12, с. 54.

-62-

дакции нельзя выбрать автора, более подходящего для
этой роли? Конечно, можно. А если все-таки потребуется
привлечь к участию в издании <непишущего> человека,
правильнее будет взять у него интервью или опубликовать
запись беседы с ним. Но нельзя писать за него статью:
ведь невозможно сильнее оскорбить уважающего себя че-
ловека, чем приписать ему выполненную не им работу> (*1).

Занимавшийся исследованием этой проблемы. Р. Г. Бу-
харцев считает допустимым <заавторство>, притом с обя-
зательной ссылкой на первоисточник, в следующих исклю-
чительных случаях:

письмо в редакцию или иной авторский материал яв-
ляется лишь сигналом, обнаруживая в то же время невоз-
можность самостоятельного выступления того, от кого этот
сигнал исходит;

журналистское выступление может придать материалу
качественно новую форму, например фельетона по ав-
торским письмам;

выступление автора невозможно или нежелательно по
моральным соображениям, а материал требует реакции в
печати.

Однако ,эти исключения неправомерны потому, что в
них отсутствует <заавторство>. В первом рассмотренном
случае имеется в виду самостоятельное журналистское
произведение по сигналу читателя. Во втором-в соот-
ветствии со ст. 492 ГК РСФСР на основании одного про-
изведения-письма-создается новое, творчески самос-
тоятельное произведение-фельетон (не случайно Р. Г. Бу-
харцев говорит о <качественно новой форме>). В третьем-
автору не воспрещается выступать в печати анонимно или
под псевдонимом, или, наконец, редакция через своего сот-
рудника может выступить по сигналу, но самостоятельно
(в этом случае лишена смысла оговорка Р. Г. Бухарцева
об обязательности ссылки на первоисточник).

Суть <заавторства> верно уловил журналист-практик
из Ростовской области А. Мостовой: <Заавторство выра-
жается не в том, что на основании устного рассказа или
беседы пишется статья, дело ведь не в бумажке с автог-
рафом имярек. Заавторство - это когда пусть даже и на
основании написанного журналист <делает> статью, встав-
ляя в нее свой взгляд на вещи, выдавая свое мнение за
авторское. Именно в таком понимании заавторство пока

(**1) Журналист, 1973, № 2, с. Б.

-63-

остается довольно распространенным. К сожалению!> (*1).
По сути безнравственность заключается в передаче и,
стало быть, в присвоении идей, творчества.

Следовательно, <заавторство> не имеет ни этического
оправдания, ни юридических оснований и, как представ-
ляется, должно быть исключено из журналистской прак-
тики.

В то же время была бы правомерной следующая фор-
ма соавторства, предлагаемая А. Моториным: <Почему-
то в наших периодических изданиях стала непопулярной
такая форма журналистского творчества, как литератур-
ная запись. Книги в литературной записи выходят, а вот
записанного рассказа о работе, о передовом опыте нет. А
разве плохо звучало бы: <Рассказ токаря такого-то или
тракториста такого-то... Записал такой-то>. Эта форма,
мне кажется, позволяет сохранить стиль рассказчика и
показать в полной мере мастерство журналиста. Но надо
смотреть и глубже: при этом не нарушаются юридические
нормы, не ущемляются ничьи материальные интересы, ут-
верждаются те высокие моральные нормы, которые долж-
ны определять взаимоотношения автора и его соавтора,
автора и редакции> (*2).

Нельзя оправдать и то, что работник редакции без
какой-либо материальной заинтересованности (по сущест-
вующим правилам гонорар выписывается тому, чья под-
пись стоит под опубликованной статьей или заметкой),
тратит свои силы .на написание чужого авторского выс-
тупления. По внутреннему своему содержанию <заавтор-
ство> крайне вредно. Оно обедняет газету или журнал,
т. к. исключает живую мысль автора. Заавторство обора-
чивается неуважением к человеку, сомнением в его спо-
собности самостоятельно выступать в печати, принижает
профессиональный престиж журналиста, превращая его в
борзописца, выражающего чужие мысли и наблюдения.
Оно фактически лишает газету авторского актива, т. к.
не стимулирует авторов к самостоятельному творчеству и
в то же время дает почву формальному автору в случае
претензий к нему по качеству публикации ссылаться на
фактического автора как виновника ошибок (а иногда и
действительного виновника).

<< Предыдущая

стр. 12
(из 27 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>