<< Предыдущая

стр. 21
(из 27 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Отношения органа печати с внештатным работником
могут -быть оформлены трудовым договором или путем об-
мена письмами, в которых фиксируются основные условия
работы такого сотрудника, в частности, указывается, за-
числяется он на определенный срок или на срок неопре-
деленный. Однако в любом случае необходимы заявление
журналиста и издание приказа или распоряжения по ре-
дакции за подписью руководителя, пользующегося правом
найма и увольнения, о зачислении нештатным работником
по определенному профилю.

Внештатный работник выполняет отдельные задания,
труд его оплачивается в зависимости от объема и качества
сделанного. Согласно ст. 24 КЗоТ РСФСР на внештатного
сотрудника не могут быть возложены обязанности, обыч-
но выполняемые сотрудниками штатными (работа с авто-
рами, дежурства по номеру, ответы на письма, команди-
ровки и тому подобное), поскольку такие работы с ним
не обусловлены трудовым договором.

Недопустима повременная оплата труда внештатных
работников органов печати из фонда заработной платы.
Единственным источником оплаты для них является гоно-
рарный фонд. О работе в качестве внештатного сотрудника

-106-

в трудовой книжке производится соответствующая запись^
Естественно, что для такого рода правоотношений не
могут устанавливаться какие-либо нормы <отработки>. Все
определяется возможностями автора и надобностями ре-
дакции.

Предоставление автором материала
и прохождение рукописи в редакции

В большинстве случаев авторы передают готовые произ-
ведения в редакции журналов и газет по собственной ини-
циативе. Весьма широко практикуется редакциями заказ
материала авторам. Бывает и третья форма: автор пред-
лагает статью на определенную тему, представляет ее при-
мерный план, а редакция это предложение принимает. Но
во всех случаях, когда автор передает в редакцию готовую
работу, такая передача должна быть надлежаще оформ-
лена.

Рукописи статей направляются в редакции научных
журналов по рекомендации соответствующих кафедр выс-
ших учебных заведений, т. е. уже заранее апробированные
по качеству, которое гарантируется этой рекомендацией.
Затем статья направляется рецензенту, назначенному ре-
дакцией, т. е. производится вторичная проверка статьи.
При отрицательной рецензии или критических замечаниях
рецензия направляется автору с письмом редакции о не-
возможности опубликовать статью в таком виде или о не-
обходимости ее переделать. О своем решении издать ста-
тью редакция письменно извещает автора. Аналогичный
порядок прохождения статей имеет место и в других на-
учных журналах.

Процесс рецензирования вызывает подчас у авторской
общественности нарекания: <Начнем с того, что автору
статьи фамилию рецензента не сообщают. Подпись рецен-
зента, стоящая в конце заключения, отрезается. Сохраняя
рецензента втайне, редакция не только ограждает его от
возможной критики, но и избавляет от какой-либо ответ-
ственности. Объективность, справедливость и технический
уровень заключения никем не проверяются. Заключение
принимается на веру и для редакции являются непрелож-
ным законом. Возражения автора рецензенту, как прави-
ло, во внимание редакцией не принимаются. Поэтому при

(**1) См.: Журналист, 1982, №2, с. 55.

-107-

наличии отрицательного заключения, пусть даже необъек-
тивного, ошибочного, добиться опубликования статьи пра-
ктически уже невозможно...

Имеется и другое мнение: <Специалист, зная, что он
должен дать открытую рецензию, крепко задумывается,
стоит ли по этому поводу портить отношения с коллега-
ми, и начинает приводить <резиновые> формулировки,
сглаживать углы. Так в печать могут попасть незрелые,
а то и просто ошибочные работы. Что же лучше? И опять
аналогия. На этот раз с процедурой голосования на уче-
ных советах при защите диссертаций. Голосование-то там
закрытое! В этом, очевидно, заложен смысл, и немалый.
При закрытом голосовании, как говорится, <и совесть со-
блюдаешь, и друга не потеряешь> (*1).

Из приведенных рассуждений видно, что сама по себе
необходимость в рецензировании специальных статей в от-
раслевых журналах не оспаривается. Оспаривается дру-
гое: окончательность вывода рецензента и сокрытие его
имени от автора. Между тем рецензия должна носить не
более чем рекомендательный характер, иметь форму об-
суждения, а не <резолюции>.

Окончательность вывода не только рецензии, но и ред-
коллегии представляется неправильной. Как отмечалось в
предшествующей главе данной книги, направленность дея-
тельности специальных журналов подконтрольна соответ-
ствующим ведомствам, которым должно быть предостав-
лено право рассматривать жалобы и претензии авторов
на отклонение рукописей их статей. И не только рассмат-
ривать, но и предписывать редакциям публикацию откло-
ненной статьи, если такая публикация в интересах данной
отрасли. При этом ведомственная проверка должна вклю-
чать и правильность прохождения рукописи, ее рецензиро-
вание, обсуждение на редколлегии и др.

Рекомендации, обсуждения выражаются открыто, они
могут оспариваться как по существу, так и исходя из лич-
ности тех, от кого исходят. Скрывая же личность рецен-
зента, редакция дает ему возможность проявить субъек-
тивно-ведомственный подход, поскольку знает,, кто автор;
автор же не знает, кто рецензент. Не может оправдать
такой системы и ссылка на опасность предварительного
воздействия на рецензента со стороны автора с целью по-
лучения положительной рецензии, поскольку выбор канди-
датуры рецензента-внутреннее дело редакции и об этом

(**1) Журналист, 1972, №6, с. 55.

-108-

выборе автор может узнать, когда рецензия представлена
и имя рецензента скрывать незачем.

Представляется неправильным стремление к упроще-
нию порядка прохождения научных статей. В <Литератур-
ной газете> предлагалось даже издание <Журнала непри-
знанных гипотез>, где можно было бы беспрепятственно
и за счет авторов публиковать их спорные статьи, т. к
<выгоднее оплатить издание рукописи, чем тратить многие
годы на бесконечные споры, переписку и хождение по ин-
станциям> (*1). Здесь упрощенный подход к сложной соци-
ально-правовой проблеме, поскольку упускается главное
- авторитетность печатного слова. Конечно, если предла-
гаемый журнал так и будет значиться, как содержащий
нечто незрелое и спорное, то и отношение читателей к нему
будет соответствующее. Но если в <признанном> журнале
появится безответственная антинаучная рекомендация, то,
будучи принятой читателями всерьез, она может наделать
немало бед.

Следовало бы также предоставить автору право по
собственной инициативе вносить изменения в рукопись по-
сле сдачи ее в редакцию. Ничего, кроме пользы, осущест-
вление этого права принести не может, ибо автору, в пер-
вую очередь, известны не только упущения в представлен-
ной им работе, но и новинки, появившиеся после ее пред-
ставления. Между тем отсутствие такого нормативно ус-
тановленного права может дать основание редакции отка-
зать автору во внесении изменений со ссылкой на акту-
альность выпуска, нахождение в производстве и пр.

Не урегулирован вопрос о праве научных учреждений'
контролировать и согласовывать редактирование представ-
ленных ими научных статей. Думается, что такое право
необходимо предоставить научным учреждениям, если пу-
бликация статей осуществляется по решению кафедр, уче-
ных советов и т. п. При этом контроль и согласование
должны расцениваться как внесение существенных изме-
нений в содержание статьи при редактировании.

А какова судьба отклоненного материала? Относитель-
но объявлений <Рукописи не возвращаются^ выше писа-
лось. Все же возвращаться они должны. Если материал
заказан, значит, заключен договор, и в случае неопубли-
кования возврат обязателен. Если материал поступил по
инициативе автора и не опубликован, возврат также обя-
зателен, т. к. в противном случае автор не может его пе-

(**1) Лит. газ., 1972, 26 июня, с. 12.

-109-

редать в другую редакцию. Согласно п. 3.3 Типового по-
ложения о порядке прохождения материалов в редакции
журнала, утвержденного Госкомиздатом 12 ноября 1983 г. (*1),
автору сообщается об отклонении его материала в 3-ме-
сячный срок, а рукопись, даже при невостребовании, воз-
вращается в течение года. Но это для журналов. А для
газет такого порядка нет. Все это говорит о том, что на-
стало время подумать и установить единый порядок про-
хождения так называемых самотечных рукописей, а также
изобразительных материалов и в редакциях газет. При
этом почтовые расходы по высылке <непошедшего> мате-
риала целесообразно возложить на авторов. С предложен-
ным порядком нельзя не согласиться.

Если же материал остался в редакции, то тут нельзя
не упомянуть следующее.

Невозвращение автору отклоненного материала не да-
ет редакции права распоряжаться отклоненной рукописью,
фото или рисунком по своему усмотрению. В силу ст. 479
ГК РСФСР такое право принадлежит только автору про-
изведения. Следовательно, редакция обязана согласовы-
вать с ним свои действия.

Необходимо остановиться на режиме передачи рукопи-
сей для издания в зарубежных органах печати. Особый,
отдельный порядок такой передачи не установлен. Рукопи-
си статей передаются также, как и книги. Это уже ненор-
мально, т. к. статьи, даже сугубо специальные, требуют
- более оперативного продвижения.

Представительство авторских прав и связанных с ними
законных интересов авторов и их правопреемников за ру-
бежом осуществляет ВААП. Рукописи для зарубежных
изданий передаются через ВААП. В соответствии с Уста-
вом на агентство возложено посредничество между совет-
скими авторами и зарубежными издательствами <при за-
ключении договоров (контрактов)>. Но периодика в пись-
менных договорах, как известно, ограничена. Агентство
же и выплачивает советским авторам вознаграждение,
полученное от иностранных издателей. Но как? Здесь сра-
зу надо оговорить, что передача за рубеж допускается
<только> через ВААП, т. е. напрямую нельзя (исключение
предусмотрено только для АПН). Нарушение этого поряд-
ка влечет за собой признание сделки недействительной.

Но главное здесь не расчеты, а движение рукописи
журнальной статьи, хотя и то, и другое взаимосвязано.

(**1) См.: Нормативные материалы по издательскому делу, с. 466.

-110-

Так, А. Халамайзер в статье <За что же платим?> ре-
зонно недоволен следующим:

<Если я писал статью для какого-либо из журналов
ГДР в начале 70-х годов и она публиковалась, то редак-
ция выплачивала гонорар непосредственно мне. Или моим
доверенным лицам.

Потом создали ВААП (Всесоюзное агентство по автор-
ским правам). Разумеется, с самыми благими намерения-
ми - чтобы его сотрудники защищали интересы советских
авторов перед иностранными органами печати. А заодно,
как вышло на поверку, не забывали и своих собственных
интересов-за счет все тех же советских авторов, даже
в случаях, когда те в защите вовсе не нуждаются.

Затруднения, появившиеся у авторов, когда ВААП рас-
правлял крылья, постепенно нарастали. Сначала от каж-
дого требовали предварительно объяснить, что он собира-
ется <вывозить за границу>, в какую страну, в какой имен-
но журнал. Потом - представить в ВААП текст, обяза-
тельно в двух экземплярах на русском языке, хотя статья
изначально писалась, скажем, на немецком. Выяснилось,
что Министерство финансов ГДР удерживает налог в свою
пользу, а Министерство финансов СССР - отдельно, в
свою. Немалую долю составили и удержания в пользу
ВААП, особенно если автор использовал, хотя бы частич-
но, свои же ранее напечатанные труды. Ситуация не ме-
нялась и тогда, когда ВААП палец о палец не ударял ни
для заказа статьи, ни для ее <устройства> в зарубежное
издание.

Время шло-трудности росли. Авторов заставили бе-
гать по инстанциям, собирать разного рода справки: реко-
мендацию к публикации, выписку из протокола заседания
ученого совета (об одобрении), часто-заключение экс-

<< Предыдущая

стр. 21
(из 27 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>