<< Предыдущая

стр. 24
(из 27 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

сием, что сообщение <сне для печати>, собеседник пытает-
ся обезопасить себя тем, что связанный обещанием жур-
налист эти сведения больше нигде не будет собирать и
тем более передавать в печать. Ловкий психологический
прием. В. М. Теплюк советует: "В таком положении жур-
налист, видимо, может заметить, что ему трудно раздваи-
ваться: быть одновременно официальным представителем
газеты и неофициальным собеседником, получающим све-
дения <не для печати> (*2). Трудно-то трудно, но решать на-
до. И журналист, действительно, не частное лицо.

Но вот другая ситуация: <Меня похвалил сам Соловь-
ев-Седой,-доверительно рассказывает репортеру певи-
ца,-посоветовал заняться, песней-ну, пожалуйста,
это не надо записывать. Это только Вам для сведений...> (*3).
Однако журналист опубликует эту часть беседы. Казалось
бы, ничего страшного. Но это в плане общественном. А в
личном плане певицы? Ведь публикация, возможно, на-
несла ей урон. И уж наверняка насторожила ее для буду-
щих бесед с журналистами. Значит, поступок журналис-
та неправомерен и в общественном смысле.

Дальше больше. Как быть со сведениями интимного
характера? Как отмечает В. М. Теплюк: <...нередко в свя-
зи с напряженным эмоциональным состоянием в момент
сбора сведений или уступая настойчивости журналиста его
собеседники могут дать согласие на публикацию данных
интимного характера... В некоторых случаях, несмотря на
личный характер сведений, редакция предает их огласке,
например, с их общественным значением. Нормой исполь-
зования таких сведений является не только публикация
их с согласия информирующих лиц, изменение подлинных
фамилий и адреса, но и в некоторых ситуациях и публи-
кация редакционного комментария>. Заключает эти ре-

(**1) Аграновский В. А. Ради единого слова. М., 1979, с. 96.
(**2) Теплюк В. М. Этика журналистского творчества. М., 1980,
с. 120.
(**3) Там же, с. 118.

-122-

комендации В. М. Теплюк в общем-то правильным выво-
дом: "Гарантией от ошибок журналиста в таких случаях
может стать лишь тонко развитое чувство нравственного
барьера" (*1).

Юридически эта гарантия малонадежна. А нужна на-
дежная. Исходя 113 ст. 57 Конституции СССР, ибо бестак-
тность в печати означает не что иное, как неуважение лич-
ности. Значит, нужна регламентация, и четкая.

Она представляется в следующем виде. <Не для пе-
чати> или наоборот-решает редакция и тем самым берет
на себя ответственность как юридическую, так и мораль-
ную. Журналист лишь дает материал. Об этом и следует
недвусмысленно разъяснить автору сведений, а уж он мо-
жет официальным заявлением просить редакцию воздер-
жаться от публикации. Что же касается интимных сведе-
ний, то их публикация даже с заменой имени и пр. может
иметь место не иначе, как с письменного согласия действи-
тельного персонажа, адресованного опять-таки редакции.

Уместно остановиться на методе сбора материала не
от имени журналиста, а от имени другого лица. Хрестома-
тийным стал пример М. Кольцова, который, проработав
некоторое время водителем такси, опубликовал об этой
работе блестящий репортаж. Таких примеров работы жур-
налистов немало.

Считается правомерным временное исполнение журна-
листом определенной работы, если:

квалификация журналиста соответствует минимальным
требованиям <временной профессии>;

от заведомо кратковременного нахождения журналис-
та на данной работе не пострадает дело, не будет причинен
ущерб общественным интересам, не менее серьезным, чем
те, ради которых происходит <изменение профессии>;

публицистические интересы журналиста, его цели из-
вестны коллективу, в который он вступил, либо, если это
неизвестно коллективу, предметом наблюдения является
не внутренняя жизнь самого коллектива, а его <внешние
связи> - отношения с посетителями, клиентами, пассажи-
рами и поведение последних (*2).

Не требуется согласия автора произведения на публи-
кацию рецензии на его произведение. Особенность рецен-
зии прежде всего та, что она относится к уже опублико-
ванному произведению. Автор рецензируемого произаеде-

(**1) Теплюк В. М. Указ. соч., с. 121.
(**2) См.: Сов. юстиция, 1967, № 13, с. 13-14.

-123-

ния довел до всеобщего сведения свою творческую пози-
цию, свое мастерство-до публикации рецензии. Рецензент
высказывает свое мнение об этом произведении позднее,
когда оно уже стало достоянием читателей или зрителей.
Автор, рецензируемого произведения имеет право высту-
пить в печати и оспорить рецензию, указать на ошибки
рецензента, отстаивать свою позицию. Но рецензия, как
правило, - это мнение не об авторе как личности, а о
произведении, вынесенном автором на всеобщую оценку.
Следовательно, согласие или несогласие автора рецензи-
руемого произведения не требуется, поскольку оно получи-
ло огласку по инициативе самого автора независимо от
действий рецензента.

Встречаются случаи, когда отдельные должностные ли-
ца, государственные и общественные организации не ре-
агируют на критику и сигналы> в печати, не принимают
мер, ограничиваются отписками, отмалчиваются. Закон,
обязывающий к реагированию на выступления в печати,
отсутствует. Такая обязанность носит моральный, а не
юридический характер. Это весьма существенно, но недос-
таточно.

Газеты и журналы, не получая ответов, публикуют об
этом факте, чем порой все-таки вызывают ответы, а порой
нет. Отмалчивание никаких санкций не влечет. Имеет зна-
чение и <весомость> органа печати (центральная, местная,
отраслевая и пр.). Высказывалось мнение, что обязанность
отвечать носит не юридический, а этический характер (*1). Но
жизнь в условиях гласности требует реальных результа-
тов. Для этого и нужны правовые гарантии. И если уста-
новлен порядок ответов на письма трудящихся, то, тем
более, он уместен для ответов на выступления в печати.
Этот порядок мог бы быть установлен не иначе как зако-
нодательным путем с регламентацией сроков ответов и от
кого они должны исходить. Такая регламентация созда-
ла бы для редакций новое правомочие: требовать ответа
на свои выступления.

Это право требования не связано с Законом об обжа-
ловании неправомерных действий должностных лиц. Имен-
но за отсутствием нормы, о чем говорится выше, отмалчи-
вание нельзя считать неправомерным. Право обжалования
предоставлено гражданам. Органы печати здесь не при
чем. Наконец, речь идет об отмалчиваний определенной

(**1) См.: Журналист, 1988. №2, с. 14.

-124-

инстанции, организации, а не конкретных должностных
лиц, которых имеет в виду закон. Эти должностные лица
могут меняться и тем самым лично не иметь отношения
к предмету публикации.

Не на всех и не всегда можно и нужно налагать такую
обязанность. Например, невозможно и нецелесообразно
ее возлагать на отдельных граждан, но можно и нужно
ее возложить на соответствующие органы, к деятельности
которых непосредственно относится выступление в печа-
ти, касающееся этих граждан. Нет надобности в реагиро-
вании на материал, где констатируются факты, делаются
обобщения, но нет критических высказываний и предло-
жений о конкретных действиях на будущее. Следовательно,
давать ответ обязательно в целях устранения конкретных
недостатков или осуществления конкретных предложений,
опубликованных в печати. Форма такого ответа может
быть в виде письма в редакцию с изложением согласия
или несогласия и с указанием о принимаемых или приня-
тых мерах. Контроль за такими ответами мог бы прово-
диться в общественном и административном порядке.

Однако никак нельзя возлагать обязанность реагиро-
вания на выступления в печати только тогда, когда эти
выступления являются критическими, кого-то <разносят>.
Правильно отмечается в сборнике <Главные темы>: <Как-
то так повелось, что, говоря о действительности, имеют в
виду в основном реагирование на критику. Реже вспоми-
нают публикации положительные-о передовом опыте
в промышленности и сельском хозяйстве, о методах нова-
торов. Между тем настоящая действенность печати не од-
нобока, она отражает реакцию на все стороны журналистс-
кой работы> (*1).

Необходимо остановиться на проблеме так называе-
мой скрытой камеры. Известная киноактриса Д. Лолло-
бриджида после выпуска созданного ею фотоальбома <Моя
Италия> на вопрос о ее отношении к скрытой камере от-
ветила: <Во всех случаях отрицательно. Мне кажется, в ос-
нове этого метода лежит бестактность> (*2).

К такой бестактности, например, относится случай, опи-
санный И. Шатуновским, когда фотокорреспондент в ка-
честве <весеннего снимка> для газеты заснял прячущихся
от дождя юношу и девушку, а после публикации этого

(**1) Главные темы. Библиотечка журналиста. М., 1971, с. 5.
(**2) Журналист, 1973, №9, с. 58.

-125-

казалось бы <нейтрального> снимка у одного из них воз-
никли семейные неприятности (*1).

Проблеме скрытой камеры на страницах печати была
посвящена дискуссия, в которой приняли участие не только
журналисты, но и юристы (*2). Предполагалось спрашивать
согласие на публикацию фотоматериалов личного харак-
тера, но не спрашивать согласия у правонарушителей. Од-
нако тем самым фоторепортеру предоставлялось бы право
относить объект съемок к той или иной общественной ка-
тегории, а это едва ли допустимо. Но о том, чтобы совсем
не спрашивать согласия, речи вообще не было. И действи-
тельно, как говорил один из участников дискуссии: <Сни-
мите жующего человека, особенно если он ест жирные бли-
ны, и самый прекрасный научный работник будет выгля-
деть, словно нэпман. Кадры, нахватанные без смысла, мо-
гут быть сведены к неправде, а их видимая естественность
неправду эту еще подкрепит. Понятно, что люди не хотят
быть застигнутыми врасплох, тем более в самый неподхо-
дящий момент>.

Но дело не только в этом. Фотокорреспондент О. Ма-
каров так описывает свою деятельность на концертах:
<Несмотря на строжайшие запреты Мравинского, Карая-
на и Рихтера, мне все-таки удалось запечатлеть их в мо-
мент творчества> (*3). Следовательно, хотя и без метода скры-
той камеры, в данном случае фоторепортер счел для себя
возможным игнорировать этот запрет. Какова же здесь
регламентация?

Согласно ст. 514 ГК РСФСР опубликование, воспроиз-
ведение и распространение произведения изобразительно-
го искусства допускается лишь с согласия изображенного,
а после его смерти-с согласия его детей и пережившего
супруга. Однако такого согласия не требуется, если это
делается в государственных или общественных интересах
(например, фотопреступников для розыска) либо изоб-
раженное лицо позировало автору за плату.

Во многих странах существуют кодексы журналист-
ской этики. Существуют и международные принципы. Они
были приняты на IV Консультативной встрече междуна-
родных и региональных профессиональных журналист-
ских организаций, проходившей в 1983 году в Праге и Па-

(**1) Там же, 1972, №8, с. 15.
(**2) См.: Журналист, 1968, №7; Сов. юстиция, 1967, № 13, с. 13-14
(**3) Журналист, 1973, №8, с. 39, .

-126-

риже. На встрече присутствовали представители Между-
народной организации журналистов (МОЖ), Междуна-
родной федерации журналистов (МФЖ), Международного
католического союза прессы (ЮСИП), Латино-американ-
ской федерации журналистов (ФЕЛАП), Латиноамерикан-
ской федерации работников печати (ФЕЛАТРАП), Феде-
рации арабских журналистов (ФАЖ), Союза африканских
журналистов и Конфедерации журналистов АСЕАН. Эти
организации объединяют более 400 тысяч человек (*1).

В кодексах заложены этические правила: право чита-
талей на истинную информацию, профессиональная чест-
ность журналиста, его верность <объективной реальнос-
ти>, уважение к частной жизни и достоинству и т. п. Яс-
но, что эти правила привязаны к праву, но нормами ав-
торского права не являются.

Всесоюзный совет по профессиональной этике и праву
Союза журналистов СССР рассматривает вопросы об ус-
тановлении фактов клеветы, оскорбления, нанесения ущер-

<< Предыдущая

стр. 24
(из 27 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>