<< Предыдущая

стр. 3
(из 27 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

секретный? Скажу одно: подобное утверждение - явное
преувеличение, а в определенном смысле даже ошибочно.
В каком же?

Некоторым товарищам кажется, что авторитет партий-
ной организации будет возрастать в глазах трудящихся,
если ее деятельность окружать завесой тайны. Между тем

(**1) Журналист, 1986, № II, с. 24.
(**2) См.: Журналист, 1998, № 1, с. 69.

-12-

это глубоко неверно. Вдумайтесь, например, в то, что ска-
зано в Политическом докладе ЦК XXVII съезду КПСС:
"...нам надо сделать гласность безотказно действующей
системой. Она нужна в центре, но не менее, а, может, даже
более нужна на местах, где живет и работает человек. Он
хочет и должен знать не только то, что решается в госу-
дарственном масштабе, но и то, какие решения принима-
ются местными партийными и советскими органами, адми-
нистрацией предприятий и профсоюзами>. В резолюции
XXVII съезда КПСС по Политическому докладу ясно ска-
зано: Центральный Комитет требует от партийных органи-
зация, чтобы в каждой из них <обеспечивалась полнокров-
ная жизнь, характеризующаяся открытостью, гласностью
замыслов и решений, человечностью...".

Таким образом, ясно, что обеспечение максимально ши-
рокой гласности своей деятельности, своих решений-за-
кон жизни всех партийных комитетов и партийных органи-
заций. Чем больше гласности во всей работе, чем много-
граннее связи партии, каждой из ее организаций с масса-
ми, тем крепче их авторитет, тем активнее поддержка на-
родом партийной политики. Так что никак нельзя признать
правильным, когда партийный работник препятствует
журналистам в ознакомлении с партийной жизнью. Ведь
те выполняют функции общественного контроля. Наобо-
рот, его долг в том, чтобы всемерно помогать им делать
это наиболее эффективно и квалифицированно> (*1).

Поэтому прав заместитель главного редактора журнала
<Журналист> Д. Авраамов: <Журналисты ждут гарантий
для беспрепятственного доступа к сведениям, необходимым
для работы...> (*2).

Такие гарантии должны быть разработаны, естественно,
в нормативном порядке.

Здесь у журналистов ряд неясностей, подсказанных
практической работой.

Так, редактор колхозной многотиражки спрашивает,
запрещено ли пользоваться магнитофоном при получении
информации, объясняя свой вопрос описанием, как ему это
запрещали. Заместитель председателя Всесоюзной комис-
сии по НОТ в журналистике Правления СЖ СССР т. Ба-
рыкин приравнивает пользование магнитофоном к пользо-
ванию карандашом или авторучкой, т.е. считает безуслов-
но правомерным. Причем не связывает это с обязанностью

(**1) Журналист, 1986, №6, с. 47.
(**2) Правда, 1988, 9 марта.

-13-

спрашивать разрешения у собеседника, как не спрашивают
его при записи на бумагу (*1).

Иное дело, что при получении информации любым тех-
ническим способом журналист обязан представляться и
делать запись не тайно, а открыто.

Когда он описывает конкретное лицо, не представив-
шись ему как журналист, то он тем самым вводит его в
заблуждение, обманывает и, борясь с аморальными явле-
ниями, сам действует аморально. И не только аморально,
но и неправомерно, помещая материал без согласия описы-
ваемого лица. Думается, такие методы недопустимы.

И. Шатуновский проводит такой пример: журналист
записал на магнитофон беседу, при которой ему предлагали
взятку, если он не опубликует материал, а эта запись пос-
лужила уликой по уголовному делу. И. Шатуновский
осуждает такой метод, поскольку предложивший взятку мо-
жет заявить о фальсификации записи, а корреспонденту
должны и так поверить, если он сообщит о подобном пред-
ложении. Но дело не в этом, а в моральной стороне вопро-
са. <Я считаю аморальным,-пишет И Шатуновский,-
недостойным советского журналиста любое включение маг-
нитофона и запись разговора без ведома собеседника...
Признать право на тайную запись-значит утвердить си-
стему подслушивания, подсиживания, всеобщего недове-
рия...> (*2). Это совершенно правильно.

Уместно уточнить, как журналист должен представлять-
ся, в какой форме. Здесь юридическое значение имеет воп-
рос, достаточно ли служебного удостоверения или требу-
ется надлежаще оформленное редакционное задание. Ре-
дакция <Журналиста> разъясняет следующее:

<Редакционное удостоверение для того журналисту и
выдается, чтобы удостоверить его, журналиста, принадлеж-

ность к печатному органу. Корреспондент-полномочный
представитель данной газеты (журнала), издающейся со-
ответствующим партийным комитетом или государственной
общественной организацией, и, следовательно, он вправе
действовать от имени газеты (журнала). Зачем же тогда
запасаться еще и поручением редакции?

Вот если сотрудник одного издания готовит материал
для другого, то есть является нештатным автором послед-
него,-поручение редакции (неосновной, а ^другой>) не-

(**1) См.: Журналист, 1984, № 1, с. 55-56.
(**2) Журналист, 1972, №8, с. 16.

-14-

обходимо. Таким поручением нередко служит командиро-
вочное удостоверение> (*1).

Практика щедра проблемами. Вот такая, как представ-
ляется, требует решения. Имеет ли право представитель пе-
чатного органа изложить на месте свою точку зрения о
конфликтной ситуации, которую проверяет? Нет. Редакция
<Журналиста> не рекомендует этого делать> предлагая
примерно такую форму отказа:

<Спасибо, товарищи, за честь. Но ведь у меня по служ-
бе своя трибуна на случай выступления: газета. Не скрою,
необходимые впечатления у меня складываются, однако все
увиденное и услышанное я еще должен взвесить, обдумать
и сам и с товарищами по редакции> (*2).

Но это этическая сторона. Есть и юридическая. Да и
просто практическая. Публикация в печати выражает мне-
ние соответствующего издания. Более того, авторское право
на номер газеты или журнала в целом принадлежит редак-
ции (подробнее об этом дальше), поэтому мнение отдель-
ного автора-журналиста или совпадает с мнением редак-
ции, или сопровождается ее оговоркой о несогласии. Выс-
тупление же корреспондента до публикации мнения редак-
ции отнюдь не выражает. Значит, такое выступление не-
правомерно. Кроме того, оно может подорвать авторитет
органа печати, если окажется, что публикация не состоя-
лась или ее содержание противоречит тому, что высказы-
вал журналист.

Статьи

Газеты и журналы сообщают читателю не только инфор-
мацию о фактах. Последние имеют многообразное выра-
жение: сообщаются в заметках, анализируются в коррес-
понденциях, излагаются в статьях. Факты изображаются
стой или иной мерой выразительности и художественного
обобщения в статьях, очерках, корреспонденциях, фелье-
тонах. Названные виды обработки фактов-это литера-
турные произведения <в чистом виде>, т. е. их юридический
статус ясен: творческое литературное произведение опре-
деленного автора, объект авторского права.

Разновидностью статьи является корреспонденция.
Статья может быть без конкретных фактов. Предметом же

(**1) Журналист, 1982, № 9, с. 17.
(**2) Там же. №6, с. 22.

-15-

корреспонденции является отдельная ситуация с указанием
места и времени. Но при этом выявляются закономерности,
вскрывается сущность внутренних связей, предлагаются
те или иные меры на будущее (*1).

У научных статей двоякий статус. С одной стороны,
они - произведения индивидуального творчества ученого и
обладают всеми признаками объекта авторского права. С
другой,-как отмечает академик В. Гинзбург,-<научная
статья-это во многих случаях единственный завершаю-
щий этап всей работы> (*2) а именно-исследования, как пра-
вило, осуществленного в стенах научного учреждения в си-
лу служебной обязанности по выполнению индивидуального
научного плана. Согласно п. 12 постановления Пленума
Верховного Суда СССР от 18 апреля 1986 г. плановой яв-
ляется работа, выполнение которой предусматривалось ут-
вержденным для автора индивидуальным планом, а также
опубликованное произведение, зачтенное с согласия автора
в выполнение плана его работы. Сам по себе факт исполь-
зования автором для создания произведения материалов
организации, в штате которой он состоит, не является ос-
нованием считать работу плановой. Однако отсутствует
уточнение о форме публикации: в книжной продукции или
в виде научной статьи. Обе эти формы юридически равно-
значны.

Но для публикации научной работы требуется гриф того
учреждения, где она была апробирована. Такая работа в
форме книжной продукции поступает в издательство, как
правило, непосредственно из научного учреждения и вы-
пускается в свет с обозначением наименования последнего.

Не исключается, что автор самостоятельно представля-
ет рукопись книги, которая была написана на основе дис-
сертации, созданной во исполнение индивидуального плана,
т. е. в порядке выполнения служебного задания. Но тут
особый правовой режим. Служебное задание сводилось к
представлению диссертации. Оно выполнено. Создание же
книги на основе диссертации в служебное заседание не вхо-
дило. Поэтому рукопись книги в научном учреждении не
требует установленной апробации, а на издание не нужен
ею гриф. Не требуется, следовательно, и разрешения этого
учреждения на издание. Оно осуществляется в общем по-
рядке, т. е. как всякая другая работа в издательстве.

(**1) См.: Колосов Г. В., Кройчик Л. Е., Худякова Э. А. Указ.
соч, с. 16.
(**2) Гиизбург.В. Большие проблемы малых журналов. - Лит. газ.,
1968, 28 июня, с. 12.

-16-

В периодической печати такой порядок соблюдается от-
нюдь не всегда и не во всех журналах. Разрешение на пуб-
ликацию, как правило, вообще не требуется. Это положе-
ние дает возможность отдельным ученым публиковать ста-
тьи, созданные в порядке выполнения служебного задания.
не получая разрешения на публикацию в научных учреж-
дениях. Назрела необходимость издания нормативного ак-
та, приравнивающего порядок публикации научных работ
в периодической печати к порядку, существующему для пу-
бликации книжной продукции.

В современных условиях увеличения числа научных
публикаций одним из методов информации читателей о
результатах научных исследований в периодике становит-
ся депонирование статей. Этот метод состоит в том, что в
научных журналах публикуются лишь краткие сообщения
в форме рефератов о статьях или их аннотациях, а полные
тексты хранятся (депонируются) в соответствующем ин-
формационном центре, который по заказам научных учреж-
дений или отдельных лиц копирует или размножает эти
материалы средствами оперативной полиграфии и рассы-
лает заказчикам. Как отметил В. А, Рассудовский, <с точ-
ки зрения авторского права такая практика означает опре-
деленное сужение фронта публикации произведений науки,
ибо опубликование информации о произведении не может
заменить опубликование самого произведения> (*1). Это полно-
стью соответствует ч. 2 ст. 476 ГК РСФСР, согласно кото-
рой не считается выпуском произведения в свет (опубли-
кованием) информация о произведении с изложением его
содержания. Значит, депонирование - все же не выпуск в
свет.

Вместе с тем согласно п. 8 Инструкции о порядке депо-
нирования рукописных работ, утвержденной постановлени-
ем ГКНТ, Президиума АН СССР и Минвуза СССР, авторы
депонированных рукописей сохраняют права, вытекающие
из законодательства об авторском праве, но не могут пре-
тендовать на выплату гонорара т. е. речь идет об автор-
ском праве на неопубликованное произведение, о суще-
ствовании и содержании которого опубликована лишь ин-
формация.

Решения о депонировании принимаются учеными сове-
тами научно-исследовательских учреждений и учебных за-

(**1) Рассудовский В. А. Государственная организация науки в
СССР (правовые вопросы). М., 1971, с. 106.

<< Предыдущая

стр. 3
(из 27 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>