<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

новый Закон впервые в мире ввел в действие довольно сложный механизм охраны с обратной силой. В области авторского права Закон также предусматривает применение его положений к произведениям, "срок охраны которых истек в соответствии с ранее действовавшим Законом, но не истек в соответствии с новым Законом, за исключением периода после истечения срока охраны до вступления нового Закона в силу" (ст. 124.1.3.). Однако Закон устанавливает, что это положение не применяется к имущественным правам в отношении экземпляров произведений, которые были опубликованы до его вступления в силу (ст.124.1.2.).
Закрепленная норма касается произведений, срок охраны которых истек по старому Закону, но не истек по Закону 1994 года на момент вступления этого закона в силу. Эти произведения по истечении ранее предоставлявшихся сроков охраны перешли в сферу общего достояния и стали неохраняемыми. Но с момента вступления нового Закона в силу им снова предоставляется охрана уже по этому Закону в течение периода, представляющим собой разницу между сроками охраны, предоставляемыми по новому и старому законам. При этом оговаривается судьба экземпляров произведений, опубликованных до вступления закона в силу, то есть в то время когда эти произведения находились в общественном достоянии - к имущественным правам на такие экземпляры положения нового Закона применяться не будут. Иными словами, правообладатели этой категории произведений не смогут контролировать использование экземпляров, изготовленных в то время, когда произведение находилось в сфере общего достояния.
Рассмотренная нами норма однозначно указывает на то, что Закон об авторском праве и смежных правах Польши действует с обратной силой.
В литературе данный "механизм охраны с обратной силой" подвергался критике, и, на мой взгляд, совершенно справедливо отмечалось, что это правило чрезвычайно трудно реализовать на практике. Действительно, практическое применение этого частично ограниченного правила об обратном действии, несомненно окажется проблематичным. Кроме того, это положение противоречит статье 18 Бернской Конвенции (к которой Польша планирует присоединиться в ближайшее время), вновь предоставляя охрану произведениям, перешедшим в сферу общего достояния вследствие истечения срока охраны.
По-иному вопрос об обратной силе решен в отношении принятого 23 декабря 1993 года Закона Украины "Об авторском праве и смежных правах", по своему содержанию почти полностью совпадающий с российским законом.
Постановлением Верховного Совета Украины "О порядке введения в действие Закона... " предусмотрен следующий порядок действия закона:
3. Закон Украины... применяется к правоотношениям, возникшим после введения его в действие.
Для правоотношений, возникших до опубликования Закона, закон применяется к тем правами обязанностям, которые возникнут после введения его в действие.
4. Установить, что на произведения, ранее не охранявшиеся авторским правом, действие этого Закона распространяется, в случае, если они выпущены и свет, изготовлены распространены после опубликования этого Закона.
5. Установить, что предусмотренные статьей 24 закона Украины срок охраны прав авторов применяется к произведениям, на которые срок, действуя авторского права до опубликования этого Закона не истек.
Согласно приведенной цитате. Закон распространяется на отношения по созданию и использованию произведений, имеющих место после вступления его в силу. В случае если эти отношения носят длящийся характер на момент введения закона в действие, его положения будут применяться к правам и обязанностям, возникшим после этого момента. Пункт 5 указывает на увеличение сроков охраны произведений, не ставших еще общим достоянием вследствие истечения, предоставленного предыдущим законодательством срока охраны авторских прав на дату опубликования нового Закона. Причем специально оговаривается, что новый Закон не придает юридического значения фактам создания и использования произведений, имевших место до вступления Закона в силу, которые не являлись на тот момент юридическими и не порождали правовых последствий.
Итак, новый Закон Украины "Об авторском праве и смежных правах" не предоставляет охраны произведениям, перешедшим в общественное достояние по причине истечения сроков охраны или вследствие того, что эти произведения никогда не охранялись на территории Украины.
Из приведенных нами примеров видно, что каждая страна сама для себя определяет порядок действия закона во времени, придавая или не придавая ему обратную силу. Законодатель сам решает, исходя из ситуации в стране и учитывая принцип авторского права, предусматривающий сочетание личных интересов с интересами общества, как может и должен быть решен этот вопрос.
Необходимо отметить, что нормы о введении в действие этих двух законов сконструированы таким образом, что не возникает никаких сомнений в том, что Польский Закон имеет обратную силу, а Закон Украины нет. Существенно не только само намерение законодателя предоставить или не предоставить охрану с обратной силой, но и как это стремление будет реализовано в нормах права. Как было рассмотрено, ранее, существуют нормы, формулировка которых допускает разное толкование. А вопрос о том, как будет действовать закон - является наиболее важным вопросом для практической реализации его положений.






















6. РЕШЕНИЕ ВОПРОСА ОБ ОБРАТНОЙ СИЛЕ
АВТОРСКО-ПРАВОВЫХ НОРМ В
РОССИЙСКОМ НАЦИОНАЛЬНОМ
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ.



9 июля 1993 года Верховным Советом Российской федерации был принят Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах", вступивший в силу 3 августа 1993 вода.
Имеет ли новый закон обратную силу или нет - вопрос чрезвычайно сложный. Неточность формулировок, содержащихся в постановлении Верховного Совета о введении в действие Закона, позволяет по-разному толковать порядок применения Закона, что уже порождает возникновение многочисленных проблем на практике. В зарубежной литературе отмечалось, что новый российский закон привлекает и будет привлекать внимание зарубежных правоведов не столько с точки зрения содержащихся в нем положений, сколько с точки зрения его переходных норм, касающихся правил его действия.
Специалисты по авторскому праву придерживаются диаметрально противоположных точек зрения по поводу действия Закона: одни считают, что новый Закон обратной силы не имеет, другие же, напротив, утверждают, что закон действует с обратной силой.
Прежде, чем перейти к анализу норм Постановления Верховного Совета, определяющих порядок действия закона, на мой взгляд, необходимо рассмотреть, как был решен вопрос об обратной силе при введении в действие Основ гражданского законодательства Союза СССР и республик, принятых 31 мая 1991 года (далее Основ). Принятие Основ явилось первым, но очень значительным шагом в сторону повышения уровня охраны прав авторов. Основы не только содержали множество новелл (например, закрепление новых объектов охраны, появление права авторства, сужение сферы бездоговорного использования и пр.), но и увеличили срок предоставляемой охраны до 50-ти лет.
В соответствии с пунктом 1 Постановления Верховного Совета РФ "О некоторых вопросах применения законодательства Союза СССР на территории Российской Федерации" от 3 марта 1992 года Основы "применяются на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 года к тем гражданским правоотношениям, которые возникли после указанной даты. По гражданским правоотношениям, возникшим до 3 августа 1992 года. Основы гражданского законодательства применяются к гражданским правам и обязанностям, которые возникли после 3 августа 1992 года". Итак, говоря применительно к авторскому праву. Основы распространяют свое действие на отношения по созданию и использованию произведений, возникшие после даты вступления Основ в силу на территории России. Помимо этого законодатель предусмотрел, что в отношении длящихся на момент введения в действие Основ правоотношений положения Основ будут применяться лишь к тем правам и обязанностям, которые возникнут после этого момента. Следовательно, законодатель, конкретизируя общий принцип, установил, что Основы обратной силы не имеют.
Теперь перейдем к рассмотрению Постановления Верховного Совета о порядке введения в действие Закона "Об авторском праве и смежных правах", которым предусматривается следующий порядок действия Закона:
2. Закон Российской федерации "Об авторском праве и смежных правах" применяется к отношениям по созданию, а также по использованию объектов авторского права возникающим после введения в действие указанного Закона.
3. Сроки охраны прав, предусмотренные ст. 27 указанного закона применяются во всех случаях, когда 50 - летний срок действия авторского права не истек к 1 января 1993 года.
4. Авторское право юридических лиц, возникшее до введения в действие указанного Закона, прекращается по истечении 50 лет с момента правомерного обнародования произведения или создания произведения, если оно не было обнародовано.
Согласно пункту 1 указанного постановления. Закон не распространяет свое действие как на отношения по использованию, так и на отношения по созданию произведений, имевших место до введения его в действие, то есть до 3 августа 1993 года. Следовательно, если ранее определенные объекты не подлежали охране по авторскому праву, то и новое законодательство не распространяет свое действие на такие объекты, так как к случаям создания произведения до 3 августа 1993 года применяется не новое, а прежнее законодательство. Это означает, что Закон не рассматривает в качестве юридических факты создания произведения, имевшие место до 3 августа 1993 года и не порождавшие никаких последствий с точки зрения прежнего законодательства. Однако на мой взгляд, необходимо непридание этим прежним фактам юридического значения, во избежание неправильного толкования воли законодателя, оговаривать отдельно. Именно таким образом поступил законодатель при принятии Основ, указав и пункте 11 Постановления о введении их в действие, что "на произведения, ранее не признававшиеся объектами авторского права, действие раздела 4 Основ гражданского законодательства Союза СССР и республик распространяется, если произведение выпущено в свет после вступления Основ в силу". В качестве юридической даты указывается дата "выпуска в свет", а не дата "создания" произведения. Это объясняется тем, что дату "выпуска в свет" установить намного проще и она более показательна для проведения отсчета различных сроков, и, по мнению специалистов, выбор именно этой даты общего принципа не колеблет.
Итак, норма, содержащаяся в пункте 1 постановления, устанавливает, что Закон действует без обратной силы.
Анализируя положение пункта 2 указанного постановления, нельзя не обратиться к совпадающему с ним по структуре пункту 12 общесоюзного постановления о введении в действие Основ. Согласно этому пункту, "предусмотренные статьей 137 Основ гражданского законодательства сроки действия авторского права применяются к произведениям, срок действия авторского права на которые не истек до 1 января 1992 года". Толковать эту норму можно было только однозначно: прежнее законодательство об авторском праве предусматривало охрану прав в течение жизни автора плюс 25 лет, а Основы ввели новый срок охраны - время жизни автора плюс 50 лет. Следовательно, эта переходная норма касалась лишь тех произведений, в отношении которых сроки охраны на момент введения в действие Основ еще "текли", удлиняя эти сроки на 25 лет.
Аналогичным образом была построена и норма Указа Президиума верховного Совета СССР "О внесении изменений и дополнений в Основы гражданского законодательства Союза СССР и союзных республик от 21 февраля 1973 года". Согласно ей срок охраны авторских прав после смерти автора был увеличен с 10 до 25 лет, и новые нормы о сроке охраны не применялись к произведениям, срок действия авторского права на которые истек до 1 января 1973 года.
С точки зрения отдельных правоведов, именно такая норма является нормой - толкованием принципа "Закон обратной силы не имеет", специфической - для авторского права, то есть она должна применяться во всех случаях принятия новых законов, устанавливающих сроки охраны более продолжительные, чем предусматривалось предыдущим законодательством. Естественно, что из каждого правила бывают исключения, бывают и исключения из принципа "закон обратной силы не имеет" применительно к авторскому праву. Однако тогда и формулировка переходной нормы выглядит совершенно иначе, как, например, выглядит норма о введении в действие Польского Закона, ясно указывающая на обратную силу его действия.
Пункт 3 постановления о введении в действие Закона говорит о произведениях, 50-ти летний срок охраны которых не истек к моменту вступления в силу новых авторско-правовых норм. Как уже рассматривалось выше. Основы удлинили срок охраны авторских прав до 50-ти лет. Под 50-тилетним сроком охраны, о котором говорится, в пункте 3, подразумевается срок охраны, предоставленный Основами. В отношении произведений, срок охраны которых не истек к 3 августа 1993 года, действует новый закон, который в определенных случаях удлиняет этот срок.
Например, композитор Дмитрий Шостакович умер в 1975 году. В соответствии с Гражданским Кодексом РСФСР его произведения должны были бы перейти в общественное достояние через 25 лет после его смерти, то есть 1 января 2001 года. Основы удлинили срок охраны до 50-ти лет, следовательно, произволения Шостаковича должны были бы перестать охраняться только с 1 января 2025 года. В соответствии с пунктом 5 статьи 27 закона этот срок увеличен еще на четыре года, так как Шостакович написал свою седьмую симфонию во время блокады в Ленинграде, следовательно, по новому Закону его произведения подлежат охране до 31 декабря 2029 года.
Помимо проведенного анализа, который привел нас к выводу, что пункт 2 не подразумевает придание закону обратной силы, можно уяснить смысл этой нормы также с помощью лексико-грамматического толкования. В пункте 2 говорится о произведениях, срок охраны которых еще не "истек" на момент вступления Закона в силу, следовательно, эта норма касается лишь произведений, в отношении которых сроки еще "текли", то есть авторское право на такие произведения еще действовало на дату введения Закона в действие. Это еще раз подтверждает то, что пункт 2 постановления содержит положение об удлинении сроков охраны в случаях, предусмотренных статьей 27 Закона в отношении произведений, которые еще не перестали охраняться в результате истечения предоставлявшегося по прежнему законодательству срока охраны.
Однако некоторые юристы толкуют содержание пункта 2 следующим образом: если на момент введения Закона в действие со дня смерти автора не прошло еще 50-ти лет, то к произведениям этого автора будут применяться правила об исчислении сроков охраны, предусмотренные статьей 27 Закона; и, следовательно, Закон в отношении этих произведений будет действовать с обратной силой.
По такое толкование означает, что законодатель предусмотрел возможность возобновления охраны в отношении произведений, находившихся на момент вступления закона в силу в сфере общественного достояния вследствие истечения сроков их охраны, что противоречит положениям статьи 18 Бернской Конвенции, участницей которой Россия является. Помимо несоответствия нормам международного права, придание закону обратной силы породило бы возникновение просто нелепых ситуаций на практике. Приведем следующий пример:
Писатель Осип Мандельштам умер в советском концлагере в 1938 голу. Согласно статьям 10 и 15 Основ законодательства Союза СССР об авторском праве от 16 мая 1928 года, срок охраны составлял время жизни автора плюс 15 лет после смерти, следовательно, срок охраны его авторских прав истек 31 декабря 1952 года. Однако Мандельштам был частично реабилитирован в 1956 году. Учитывая то, что согласно пункту 5 статьи 27 законам, в случае, если автор был репрессирован и реабилитирован посмертно, срок охраны авторских прав начинает действовать с 1 января, следующего за годом реабилитации. Следовательно, если предположить, что Закон имеет обратную силу, с момента вступления в силу нового закона произведения Мандельштама должны были бы охраняться вновь после того, как 40 лет они находились в сфере общественного достояния. Полная реабилитация Мандельштама имела место при Горбачеве в 1987 году, следовательно, его произведения стали бы вновь общим достоянием лишь через столетие после его смерти.
Пункт 4 постановления определяет судьбу авторского права юридических лиц, возникшего у них до вступления в силу закона. Здесь речь идет, естественно, не о производном авторском праве, а о первоначальном, возможность возникновения которого была предусмотрена в определенных случаях (ст. 485 и 486 ГК РСФСР). При этом авторское право не ограничивалось каким-либо сроком, а действовало бессрочно (ст. 498 ГК РСФСР). Основы Гражданского законодательства не предусматривали ни одного случая возникновения первоначального авторского права у юридических лиц. И даже более того: в отношении кино - и телефильмов Основы прямо предусматривали получение изготовителем авторских прав по договорам с авторами отдельных произведений (п.5 ст.135 Основ). Однако вопрос о том, будут ли охраняться первоначальные авторские права юридических лиц, появившиеся до даты введения Основ в действие на территории России, то есть до 3 августа 1992 года, и, если да, то в течение какого срока, остался неурегулированным. Ответ именно на этот вопрос и содержит пункт 4: эти права сохраняются и действуют и в настоящее время, но не бессрочно, а в течение 50-ти лет после создания или обнародования произведения. Это не означает, что Закон распространяет свое действие в отношении первоначальных авторских прав юридических лиц на прошлое время. По новому Закону такие права подлежат охране лишь в течение оставшейся части установленного 50-летнего срока охраны.
На основе проведенного анализа текста постановления о введении в действие Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" я делаю следующий вывод: Закон но распространяет свое действие на авторско-правовые отношения, имевшие место до вступления его в силу, то есть Закон не имеет обратной силы. Однако относительно вопроса о порядке действия Закона все-таки нет единого мнения как у теоретиков, так и у практиков. Трудно себе представить, какие последствия может повлечь за собой разное токование, и, следовательно, разное применение норм постановления на практике.
Думается, что единственное средство установить действительную волю законодателя - дать официальное толкование норм постановления. Хочется надеяться, что при осуществлении такого толкования будут приняты во внимание интересы лиц, долгое время использовавших произведения, ставшие общественным достоянием, в бездоговорном порядке и учтены экономические и иные последствия, для общества в целом, которые может повлечь за собой толкование норм постановления как придающего Закону обратную силу.







ЗАКЛЮЧЕНИЕ.



В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть, что вопрос об обратной силе действия авторско-правовых норм - вопрос чрезвычайно сложный, и решение его зависит от множества факторов.
На международно-правовом уровне решение вопроса об обратной силе действия международных договоров зависит как от целей, которые ставят перед собой договаривающиеся стороны, так и от реальных возможностей этих стран.
Изначальной задачей Бернской Конвенции было поставить под охрану максимальное количество произведений, которые до заключения первой многосторонней Конвенции по авторскому праву никак на международном уровне не охранялись. Именно поэтому был введен механизм охраны с обратной силой, то есть охране подлежали не только произведения, созданные после латы вступления Конвенции в силу, но и созданные до этого момента. Конвенцией было сформулировано правило, которое, на мой взгляд, является воплощением общетеоретического принципа "закон обратной силы не имеет" применительно к авторскому праву: произведение не может быть вновь поставлено под охрану, если оно перешло в общее достояние вследствие истечения срока предоставленной охраны в стране, где такая охрана истребуется. При закреплении обратной силы Конвенции разработчиками принимались во внимание возможности стран, заключающих Конвенцию и присоединяющихся к ней. Именно поэтому была предусмотрена возможность заключения специальных Конвенций, в соответствии с которыми может применяться "правило об обратном действии", а если таковых нет, Конвенция допускает определение каждой страной для себя условий применения этого принципа. Помимо этого, для определенных стран существует возможность истолковать нормы о порядке действия Конвенции, как не обязывающие предоставлять охрану с обратной силой.
В отличие от Бернской Конвенции целью Всемирной Конвенции об авторском праве было охватить максимальное количество стран, национальное законодательство которых не позволяло сразу присоединиться к Бернской Конвенции, но они вполне могли повысить уровень охраны до уровня Всемирной Конвенции. При этом, всё же в целях обеспечения большего количества стран-участниц, Конвенция не предусматривает предоставления охраны с обратной силой, так как многие государства были бы не в состоянии присоединиться с обратной силой даже к Всемирной Конвенции.
На национальном уровне вопрос об обратной силе не менее важен. Законодатель, учитывая экономическую, политическую и социальную ситуацию в стране определяет, будет ли иметь закон обратную силу, а если будет, то на какие случаи и факты он будет распространяться. Однако, учитывая то, что нормы международного права сильнее норм национального законодательства, на мой взгляд, совершенно необходимо соблюдать принцип, сформулированный пунктом 2 статьи 18 Бернской Конвенции произволения, ставшие общим достоянием в результате истечения срока охраны не подлежат возвращению в сферу частного права.
Необходимо акцентировать внимание на соответствие формулировки переходной нормы действительной воле, намерению законодателя. Неточность формулировок порождает возможность неоднозначного толкования, что может привести не только к трудностям в практике применения авторско-правовых норм, но и к полному извращению воли законодателя, что в конечном итоге отразится на жизни общества в целом.



































СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


Арамеев Р. "Россия обязалась охранять права авторов", Известия, 14 марта 1995 года.

Бабенко В. "Воровство как политика", Книжное обозрение, №7, 1995 год.

Богуславский М. М. "Вопросы авторского права в международных отношениях", Москва, Наука, 1973 год.

Быстров В. "Чего в Берне не хватает?", Книжное обозрение №6, 1995 год.

Воронкова М. "Срок действия авторского права", Российская юстиция №2, 1995 год.

Воронкова М. "По сути же оказалось, что к Бернской Конвенции Россия не присоединилась", Книжное обозрение, №13, 1995 год.

Гаврилов Э.П. "Об обратной силе действия международных договоров по авторскому праву", Бюллетень по авторскому праву, 1992 год.

Гаврилов Э.П. "Благородство-то надо проявлять за свой счет",
Книжное обозрение, №15, 1995 год.

Гаврилов Э.П. "Об обратной силе действия Закона об авторском праве и смежных правах", Российская юстиция, №2, 1995 год (и другие его работы)

Душенко К. "Бернский треугольник", Книжное обозрение, №52, 1994 год.

Международные Конвенции об авторском праве, Комментарии, Москва, "Прогресс", 1982 год.

А так же работы: Норовицкого Б., Путиновского М., Успенского Г., Шипетина Д. и других авторов.

<< Предыдущая

стр. 2
(из 2 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ