<< Предыдущая

стр. 13
(из 32 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


63

сия, производившая оценку дома, установила, что за этот дом

Наботову причитается 4000 руб. вместо уплаченных им Саи-
дову 8 000 руб. Ясно, что такая сделка нарушает существен-
ные права истца и иск о признании указанной сделки недей-
ствительной является средством защиты прав истца Набо-
това, нарушенных ответчиком Саидовым. Восстановление на-
рушенных прав истца в данном случае осуществляется пу-
тем иска о признании указанной сделки недействительной.
Таким образом, здесь речь идет о праве, уже нарушенном, к
с нашей точки зрения, это не вызывает сомнения 14.

Можно привести пример и другого характера из судеб-
ной практики последнего времени. Слободина предъявила Е
суде иск к ЖСК о признании неправильным решения об-
щего собрания членов ЖСК об исключении ее из коопера-
тива. Суд иск удовлетворил, признав <незаконным исключе-
ние Слободиной из членов ЖСК> и восстановил ее нарушен-
ное право. Указанное дело опубликовано под заголовком
<При признании судом необоснованности исключения лица
из ЖСК восстанавливается его членство в кооперативе к-
право на дальнейшее пользование жилой площадью>15.

В другом случае суд, признав, что усыновление, произ-
веденное без согласия родителей ребенка, нарушало инте-
ресы ребенка, о чем было дано заключение органом опскк
;1 попечительства, вынес решение об отмене усыновления, г
тем самым право матери на воспитание ее сына, нарушен
ное усыновлением, было восстановлено 16.

Можно было бы привести и ряд других примеров из с\
дебной практики. Они показывают, что такие случаи не яв-
ляются единичными и что иски о признании являются пол-
ноценным средством защиты права, которое оказывается иа.-
рушенным ответчиком.

М. А. Гурвнч н Н. И. Авдеенко утверждают, что цель
иска о признании - это интерес в определенности права 17.
Это верно только отчасти. Цель иска и здесь состоит в за-
щите права, как и в исках о присуждении. Говорить только
об интересе - это значит недооценивать значение этих исков..
которые п наше время приобретают все большее значение I;

как средство зашиты права и как средство предупреждения;

правонарушений.

Может возникнуть вопрос: если исками о признании
защищается уже нарушенное право, так же, как и исками
о присуждении, то в чем же тогда различие между исками
о признании и исками о присуждении?

14 <Бюллетень Верховного Суда СССР>, 1976. Ло 2, с. 23 и -л.

15 <Бюллетень Верховного Суда РСФСР>. 1976. "\о 1. с. 1,
" Бюллетень Верховппп-, Суда РСФСР>. 1974, № 1. с. 5.
!7 Гражданский процесс. М.. 1968, с. 156: Соп.скин гражданский
процесс. М., 1975, с. 106.

64

Различие здесь остается существенным и не ликвиди-
руется, так как по искам о признании ответчик не присуж-
дается ни к каким действиям в пользу истца и никакого ис-
полнительного листа не выдается.

По этим искам может иметь место принудительное ис-
полнение. Но это исполнение осуществляется непосредствен-
но на основании судебного решения и, как правило, лицами
не участвующими в деле. Например, по иску о признании
права авторства на изобретение Комитет аннулирует автор-
ское свидетельство и выдает новое свидетельство истцу, если
за ним признано право авторства.

Суд, признав увольнение неправильным, сам изменяет
формулировку увольнения и ответчику остается только за-
фиксировать эту формулировку в трудовой книжке истца.
Таким образом по искам о признании исполнительного про-
изводства не возбуждается.

Следовательно, основное различие между этими двумя
видами исков не в том, что исками о присуждении защи-
щается нарушенное право, а исками о признании - не на-
рушенное право, а в том, что в первом случае суд обязывает,.
присуждает ответчика к совершению определенных действий
или к воздержанию от действий, а во втором случае-суд
защищает нарушенное или оспоренное право без присужде-
ния ответчика к совершению определенных действий в поль-
зу истца.

Дело в том, что само различие в понятиях права на-
рушенного и права оспоренного не всегда ясно усматривается и
тут четкую грань провести трудно. А поэтому различие меж-
ду этими двумя видами исков, на наш взгляд, надо искать
не в том, нарушено или не нарушено право, а в том, при-
суждается ли ответчик к чему-либо в пользу истца или не
присуждается. В последнем случае .нарушенное право восста-
навливается без присуждения ответчика к совершению ка-
ких-либо действий в пользу истца.

В первом случае задача слда заключается только в том,
чтобы установить наличие нлп отсутствие спорного права у
истца, а в другом случае (по искам о присуждении) поми-
мо признания наличия или отсутствия спорного права суд
должен решить вопрос о том, какие действия ответчик дол-
жен совершить в пользу истца или наоборот, от каких дей-
ствий ответчик обязан воздержаться.

Иски о признании отличаются от исков о присуждении
не только по своей процессуальной цели, но и по своим со-
ставным частям (элементам). В этой связи многие авторы
считают, что предметом иска о признании является не ма-
териально-правовое требование истца к ответчику, а само
горное правоотношение. Мы считаем, что предметом иска
признании, как и в исках о ппнсужденпп, является правовое

˜> Заказ 359

65

требованпе нстца к ответчику. Однако различие в предметах
этих исков заключается в самом характере правового тре-
бования.

В самом деле, если взять иск Наботова к Саидову о при-
знании договора купли-продажи строения недействительным
(см. выше), то легко установить, что это дело попало в суд
только потому, что Саидов не согласен с требованием На-
ботова о признании указанной сделки недействительной. Ес-
ли бы Саидов признал, что он ввел Наботова в заблужде-
ние и согласился аннулировать договор купли-продажи и
восстановить прежнее состояние дел, то не возникло бы су-
дебного спора. Именно только потому, что Саидов считал,
что это требование является необоснованным и что он якобы
Наботова не вводил в заблуждение и не обманывал, появил-
ся судебный иск о признании указанного договора недейст-
вительным.

На наш взгляд, в любом гражданском исковом деле, где

суду нужно разрешить возникший между .сторонами спор о
.праве, обязательно должно быть правовое требование одной
стороны к другой. Если такого требования нет, то .не мо-
жет быть и самого спора о праве. Верно, в исках о призна-
нии такое требование истца к ответчику выступает менее
рельефно, чем в исках о присуждении. Однако и в этих ис-
ках спор заключается в обоснованности или необоснован-
ности заявленного требования. На первый взгляд в исках
о признании требование истца адресовано как бы не к от-
ветчику, а к суду, например по иску о признании сделки не-
действительной, поскольку недействительной сделку призна-
ет не ответчик, а суд. Бесспорно, что по любому иску тре-
бование о защите права адресовано суду, но суд, удовле-
творяя такое требование, исходит из того, что требование
истца о защите нрава заявлено в суд только потому, что
ответчик не соглашается с требованием истца.

Все решения, в том числе и .решения по искам о призна-
нии, подлежат исполнению и являются для всех обязатель-
ными. Поэтому если суд признал завещание или сделку не-
действительной, то никто ничего по этому завещанию не мо-
жет требовать. Если суд признал за истцом определенное
право, все обязаны считаться с этим правом. В этом плане
и решения по искам о признании обладают свойством ис-
полнимости. Однако по искам о признаки.;! никакого исполни-
тельного производства, предусмотренного процессуальным
законодательством, не требуется, а по иска:,; о присужден:>!
вслед за решением может последовать исполнительное про-
изводство, предусмотренное нормами ГПК.

В этом заключается практическое значение различия

этих двух видов исков.

Таким образом, между исками о признании и искам:! о

поисуждении имеются существенные различия. Но общей для-
них чертой является то, что оба вида исков являются сред-

ством защиты права и направлены на судебное подтвержде-
ние прав и обязанностей сторон в том виде и содержании, в
каком они сложились и существовали до и независимо от
процесса.

3. Иски о присуждении

В тех случаях, когда по характеру нарушения спорного
нрава защита его может осуществляться только путем при-
суждения ответчика к совершению определенных действий в
пользу истца, налицо будет иск о присуждении, или иск ис-
полнительный.

В исках о присуждении как бы соединяются воедино
два иска - о признании и о присуждении, но поскольку ос-
новной, конечной целью иска является присуждение ответ-
чика к совершению определенных действий в пользу истца,
такой иск и называется иском о присуждении. Так, напри-
мер, по иску о выселении истец должен сначала доказать
принадлежность ему спорного субъективного права на жи-
лую площадь, затем доказать нарушение этого права ответ-
чиком и уже только после этого требовать выселения ответ-
чика. Таким образом, суд сначала признает наличие у ист-
ца субъективного права, подлежащего защите, а затем уже
обязывает ответчика устранить допущенное нарушение.
В иске о выселении эта обязанность со стороны ответчика.
будет заключаться в освобождении спорного помещения.

В случае отказа ответчика добровольно совершить ука
занное в решении о присуждении действие (передать вещь,
освободить помещение и т. д.), суд выдает истцу исполни-
тельный лист и решение обращается к принудительному ис-
полнений. Так, прокурор Репьевского района Воронежской
области в интересах колхоза <Путь Ленина> обратился в суд
с иском к Воронежскому отделению института Гипрозодхоз
о взыскании 42277 руб. В заявлении указано на то, что от-
ветчик для колхоза произвел геологические и топографиче-
ские изыскания на балке <Соловушка> села Платове. Впо-
следствии этим институтом были изготовлены смета и проект
для строительства пруда. Работы по строительству пруда
производились Давыдковской ПМК-6 (передвижная меха-
низириованная колонна). По окончании строительства пруд
дважды затоплялся водой, но вода не задерживалась и \-хо
-ла под землю. В связи с этим пруд не эксплуатировался.
затраты на изыскательские работы, изготовление проектов.
строительные работы составили 42 277 руб. В процессе су-

дебного разбирательства суд привлек к участию в деле Да-
выдковскую ПМК-6.

Воронежский областной суд взыскал с института
3544 руб., а в остальной части иска отказал. Отказывая в
удовлетворении кассационной жалобы колхоза, просившего
удовлетворить иск в полном объеме, Верховный СудРСФСР
указал, что Воронежский областной суд правильно возло-
жил на институт обязанность возместить убыток в сумме
3544 руб., причиненный колхозу, так как из имеющегося в
деле заключения экспертной комиссии видно, что основной
и единственной причиной ухода воды из пруда является оши-
бочность заключения специалистов из института Гипровод-
хоз о пригодности балки <Соловушка> для строительства
пруда глубиной 8-10 м. Указанное обстоятельство подтверж-
дается также результатами геофизических работ, проведен-
ных специалистами этого института в 1971 г. Согласно п. 27
постановления Совета Министров СССР № 988 от 27 октября
1967 г. <О материальной ответственности предприятий и ор-
ганизаций за невыполнение заданий и обязательств> проект-
ная организация возмещает заказчику фактические убытки,
причиненные ненадлежащим качеством проектной докумен-
тации в сумме, не покрываемой неустойкой, но не более
предусмотренной договоренностью стоимости работ по со-
ставлению проектов на строительство отдельных цехов, зда-
ний и сооружений, в которых допущены дефекты. Институт
Гипроводхоз за производство проектно-изыскательских работ
получил с колхоза 3544 руб. В соответствии с названным по-
становлением суд обоснованно удовлетворил иск в этом раз-
мере 18.

По другому делу рассматривался иск Скобы к Майкоп-
скому объединению <Общепит> о восстановлении на работе
поваром кафе. В исковом заявлении истица указала, что с
1970 г. она работала у ответчика рабочей в столовой, а за-
тем в кафе поваром. Приказом от 2 июля 1973 г. она из ка-
фе незаконно была переведена на работу в стройгруппу сро-
ком на три месяца, а 24 июля 1973 г. уволена с работы за
прогул. Майкопский районный народный суд Кабардино-
Балкарской АССР восстановил истицу на работе, но не в
качестве повара, а в качестве рабочей кухни и взыскал в ее

<< Предыдущая

стр. 13
(из 32 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>