<< Предыдущая

стр. 4
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Одна из линий развития германского права, несомненно, выте-
кала из просуществовавшего несколько столетий <городского>
(прежде всего Магдебургского) права. Однако по мере отмирания
феодальных отношений многие нормы этого права теряли значе-
ние. Вместе с тем в условиях становления общегерманского тор-
гового оборота на первый план выдвигались, совершенствовались
нормы, регулирующие торгово-договорные отношения. В итоге это
привело к созданию <права коммерсантов>, воплощенного в таком
законе, как Германское торговое уложение (ГТУ), принятое в
1897 г. и введенное в действие с 1 января 1900 г. "

Наряду с <истинно германским правом> еще в средние века
начало формироваться так называемое паидектное право. Его ис-
точниками были переработанные нормы римского частного права,
нормы канонического права и германские феодальные правовые
обычаи". В буржуазную эпоху пандектное право стало использо-
ваться в разных кодификациях законодательства. Ландектная сис-
тема (модернизированное римское частное право) послужила осно-
вой принятого в 1886 г. и введенного в действие с 1 января 1900 г.
Германского гражданского уложения (ГГУ) ". Таким образом, в
Германии сложился так называемый дуализм частного права, при
котором гражданские и торговые отношения оказались регулиро-
ванными разными кодифицированными актами. Конечно, в воз-
никновении такого дуализма в определенной мере <повинны> и
разнообразные исторические перипетии, и противоборствующие на-
правления (школы) в германской юридической науке ". Но в этом
нельзя не заметить и причин объективных, требующих дифферен-

цированного правового регулирования экономических отношений
различного вида.

Дифференцированное правовое опосредование экономики мы
видим и в современной Германии. Продолжают действовать ГГУ
и ГТУ, но эти кодексы в XX в. обросли множеством законода-
тельных актов как ответ на потребности экономического роста.
Выявилась недостаточность упомянутого ранее <дуализма частного
права> - усилилось государственное регулирование экономики, а
поэтому были приняты комплексные акты, регулирующие коммер-
ческие отношения в промышленности и других отраслях. На этой
почве и возникла концепция хозяйственного (экономического) пра-
ва, находящегося на стыке публичного и частного права (Хейман,
Гедеман, Клаузинг) .

Хозяйственное (экономическое) право в Германии занимает
ныне одно из ведущих мест. Отличительная его черта - четкое
определение роли государства в регулировании экономики. В <со-
циальном рыночном хозяйстве> государство выступает в качестве
<третьего партнера> наряду с предпринимателями и потребителя-
ми. Главная его задача - гарантировать достижение обществен-
ных, народнохозяйственных целей. Уже ст. 14 Основного Закона
ФРГ гарантирует частную собственность, но с оговоркой, <что
пользование ею должно также служить общему благу>. Государ-
ство препятствует проявлениям <необузданного> капитализма, в
необходимых случаях ограничивает или даже исключает <правила
игры> свободного рынка '*. В хозяйственном праве ФРГ важная
роль отведена законам, направленным против монополии произво-
дителей и недобросовестной конкуренции. Эта отрасль законода-
тельства охватывает также общие положения торгового, предпри-
нимательского, внешнеэкономического и патентного права.

Немецкий ученый-юрист Франц Риттнер считает, что граница
между гражданским и хозяйственным правом устанавливается на
основе оценочного принципа: в то время, как в гражданском (час-
тном) праве на первом месте отношения одиночек друг к другу, в
хозяйственном праве субъекты находятся под воздействием обще-
хозяйственного интереса. Одни и те же правовые институты (соб-
ственность, договор, ответственность и др.) в каждой из этих от-
раслей имеют другой смысл и другие функции. В гражданском
праве в этих институтах превалируют частные, автономные черты.
Но уже в условиях конкуренции появляется необходимость следо-
вания общехозяйственной цели. Поэтому в хозяйственном праве
эти институты включают элементы государственного регулирова-
ния - официальное разрешение, контроль, финансовая (налого-
вая) инспекция, принудительное соглашение и др. "


Опыт Германии, накопленный ею в законодательстве и юриди-
ческих доктринах, заслуживает пристального внимания в процессе

кодификации законодательства Украины. Поэтому вполне оправ-
данной является, например, постановка вопроса о воспроизведении
в будущем Гражданском кодексе Украины ащюбированной в Гер-
мании паидектиой системы построения норм . Тем самым будут
закреплены и в законодательстве Украины две основные линии в
правовом опосредовании экономики - гражданское (частное) пра-
во и хозяйственное право.

Трудно переоценить опыт Германии для кодификации хозяй-
ственного законодательства Украины - в особенности в части си-
стемного регулирования отношений по горизонтали и вертикали
(что прослеживалось еше в Магдебургеком праве), обеспечения до-
стижения <общего блага> и общей социальной направленности хо-
зяйственного законодательства, правовых средств борьбы с монопо-
лиями и недобросовестной конкуренцией. Следует признать цен-
ной и основную идею германской доктрины хозяйственного пра-
ва - необходимость взаимопроникновения, <стыковки> частного и
публичного права, отказа от традиционной дихотомии частного и
публичного права ".

Конечно, не следует считать> что германская правовая система
является идеальной - она постоянно совершенствуется, как и лю-
бая другая правовая система. На германском опыте мы останови-
лись наиболее подробно именно потому, чтобы через него попы-
таться найти принципиальный подход к заимствованию всякого
иного иностранного правового опыта.

Становится вполне ясным, что основным критерием в исполь-
зовании иностранного опыта должна стать реальная потребность
развития у нас рыночных отношений. Поэтому наибольший инте-
рес вызывает законодательство тех стран с развитой экономикой,
в которых наиболее рельефно выделяется современное правовое
регулирование коммерческого оборота (США, Япония, Франция и
др.). В данном случае не является догмой ранее приводившийся
довод о том, что правовая система Украины должна базироваться
прежде всего на достижениях европейской <романо-германской
правовой семьи>. Это весьма серьезное обстоятельство, но оно не
должно служить тормозом при использовании действительно про-
грессивных правовых институтов и отдельных положений, которые
создавались в рамках законодательства, относящегося к другой
<правовой семье>. Например, в коммерческом законодательстве
вполне целесообразно заимствовать такой институт, как довери-
тельная собственность (траст), а также отдельные положения об
агентских, банковских и иных расчетах. Весьма полезным был бы
поиск прогрессивного опыта гармоничного сочетания публичнд-
правового и частноправового регулирования. Такой опыт можно
встретить в законодательстве США о контрактах. Несомненно, был
бы интересен и важен для нас опыт Франции в регулировании

20

отношений субъектов предпринимательства и государственных ор-
ганов. В Японии же достаточно развито законодательство об анти-
монопольном регулировании. Естественно, ограничителем в ис-
пользовании такого рода регуляций является явное его противоре-
чие с принципиальными основами украинского законодательства.
Зарубежный опыт должен прежде всего заполнять имеющиеся
<ниши> в отечественном регулировании, образовавшиеся как раз в
результате недостаточности своего опыта.

При всем этом должно быть учтено, что право Украины фор-
мируется не в таких условиях, в которых оно формировалось и
действовало в экономически развитых странах. В наших условиях
наиболее важно создать правовое обеспечение процесса перехода
от одной экономической системы к другой. Поэтому целесообраз-
но присматриваться и к опыту формирования хозяйственного пра-
ва тех стран, которые имеют близкую к нашей стартовую пози-
цию (Чехия, Словакия, Польша, страны Прибалтики, Россия и др.).

Таким образом, диапазон поиска положительного опыта право-
вого регулирования отношений в рыночной экономике может
быть весьма широким. Главное заключается в том, чтобы как сле-
дует <переварить> зарубежный опыт, учитывая реальные условия
Украины - экономические, политические, культурно-исторические
и психологические, а затем трансформировать этот опыт в се на-
циональную правовую систему.

Глава III

ДОКТРИНАЛЬНЫЕ
ЮРИДИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ
ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ
ХОЗЯЙСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
УКРАИНЫ

На реальное содержание хозяйственного законодательства за-
метное влияние оказывают те или иные доктринальные подходы
к решению проблемы. Это законодательство, как никакое другое,
постепенно стало объектом ожесточенных теоретических споров.
Достаточно сказать, что само существование хозяйственного права
(законодательства) ставилось и продолжает ставиться под вопрос.
Причем отрицание такого законодательства строилось на самых
различных по своему характеру доводах - от примитивных, на-
думанных до теоретически изощренных.

Вряд ли ошибочным было бы утверждение о том, что теорети-
ко-юридический потенциал в государствах, образовавшихся после
развала СССР, является весьма значительным ˜ он не меньший,
а может быть, и больший, чем во многих зарубежных странах,
которые часто фигурируют в массовых публикациях как образцо-
вые. Там просто не было объективных причин для того, чтобы в
сжатые сроки разрабатывать юридические теоретические концеп-
ции, которые закладывались бы в основу текущей законодатель-
ной политики. Такого рода процессы носили там преимуществен-
но эволюционный характер. У нас же в прошлом непрерывно
свершались разного рода революции и перестройки. А потому
наша юридическая теория то и дело перестраивалась. Отсюда и
парадоксальный факт: наши юридические концепции и доктрины
становились все более тонкими и изощренными, хотя при этом за-
конодательные системы продолжали деградировать и в конце-кон-
цов разрушились. Однако сохраняющийся научный потенциал
имеет и самостоятельную ценность. Если его направить в нужное
русло, то появится надежда на то, что сложнейшие юридические
проблемы, которые возникли в наших странах в последнее время,
все-таки найдут приемлемое разрешение.

Между тем у нас пока немало сторонников решения проблемы
хозяйственного законодательства в упрощенном виде. Считают,
что все вопросы правового регулирования рыночных отношений,

22

все вопросы предпринимательской, хозяйственной деятельности
можно решить в традиционных рамках концепции <единого граж-
данского права>.

Здесь необходимо вспомнить, что именно вокруг проблемы
правового регулирования хозяйственных отношений в течение ря-

да десятилетий шла дискуссия в юридической науке бывшего
СССР. Причем в центре этих дисскуссий находился вопрос о спо-
собах кодификации хозяйственного законодательства. Представите-
ли хозяйственно-правовой концепции неизменно отстаивали точку
зрения о принципиальном единстве хозяйственных отношений (о
единстве вертикальных и горизонтальных хозяйственных отноше-
ний), а потому предлагали создать Хозяйственный кодекс, который
бы закреплял и развивал это единство '. Для цивилистической же
концепции характерым было то, что хозяйственные отношения
рассматривались в качестве разнородных, опосредуемых различны-
ми правовыми методами. Исходя из этого, горизонтальные хозяй-
ственные отношения (обязательные, договорные) предлагалось ин-
тегрировать в общее гражданское законодательство (путем расши-
рения содержания Основ гражданского законодательства Союза
ССРи Гражданских кодексов союзных республик), а отношения
вертикальные регламентировать в рамках административного зако-
нодательства '.

В начале 80-х годов наблюдалась своеобразная <конверсия>
цивилистической концепции. Она заключалась в отказе от узкоот^
раслевого (с позиций гражданского или только административного
права) подхода к изучению и законодательному оформлению хо-
зяйственных отношений. Последние стали рассматриваться если не
единым, то комплексным, межотраслевым*. В результате резко воз-
росла численность сторонников кодификации хозяйственного зако-
нодательства (в том числе и в форме кодекса). Однако в конце
80-х годов, когда стала рушиться политика <перестройки> и поя-
вилась вероятность перехода к рыночной экономике, названная
<конверсия> цивилистики была свернута. Более того, представите-
ли этой концепции объявили о том, что они всегда выступали за
гражданско-правовое (<горизонтальное>) регулирование имущест-
венных отношений, что отвечало потребностям рыночной экономи-
ки. Хозяйственно-правовую концепцию сторонники цивилистиче-
ского подхода объявляли ущербной, адекватной содержанию адми-
нистративно-командной экономики^ Тем самым они как бы пред-
лагали возобновить дискуссию о судьбе хозяйственного права (за-
конодательства). Но при этом им было невдомек, что такая дис-
куссия в который раз возвращает юридическую науку к решению
тех проблем, которые уже были решены и теоретически, и прак-
тически еще в начале века в таких, например, странах, как Гер-
мания.

23
Оценивая с позиций сегодняшнего дня ход и результаты дис-
куссии о проблеме хозяйственного права в СССР, нельзя не уви-
деть иллюзорность имевшихся тогда представлений и построений
у представителей обеих концепций.

Создавая в изобилии словесные миражи, цивилистическая
(гражданско-правовая) концепция тем не менее не смогла увязать
свои идеи и конструкции с реальной действительностью. В усло-
виях жесткого централизованного управления народным хозяйст-
вом она ратовала за <имущественные отношения, обусловленные
использованием товарно-денежной формы в коммунистическом
строительстве> '. В действительности же эти товарно-денежные
формы никак не могли использоваться, поскольку это противоре-
чило самой логике существования административно-командной си-
стемы. Тогда господствовали прямые управленческие, вертикаль-
ные связи, что сводило на нет горизонтальные связи.

Когда же ученые-цивилисты обвиняют концепцию хозяйствен-

<< Предыдущая

стр. 4
(из 11 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>