<< Предыдущая

стр. 68
(из 102 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

эти государственные товарищества отличаются от трестов.

Существовавшее в первые годы после революции законодательство
различало два типа товарищеских объединений: 1) товарищество лиц (полное
товарищество) и 2) товарищество капиталов (акционерные общества). Как
был извращен юридический смысл второго типа товариществ (акционер-
ных обществ), было показано выше. Но "добрались" и до товариществ
лиц. Постановлением СТО от 19 февраля 1926 г. государственным пред-
приятиям разрешалось участие в полных товариществах "при условии
соответствия целей товарищества уставным целям предприятия". Тенден-
ция, ведущая к расширению участия государства в товарообороте и в
хозяйственной жизни, вообще просматривалась весьма ярко. Обосновыва-
ли это задачей государства охранять публичный интерес.

!!365

В 1927 г. было принято Положение об акционерных обществах, которое
окончательно разрешило вопрос о юридической природе государственных
акционерных обществ (а таковых к тому времени среди акционерных
обществ насчитывалось 90%). В нем указывалось, что государственные
акционерные общества имеют своей целью не формирование капитала, а
хозяйственную деятельность. Принцип обезличенности акций в них был
заменен определенно-личностными отношениями, акции этих обществ не
котировались на бирже, не переходили из рук в руки в качестве товара,
а играли роль паев объединенных субъектов. В указанном положении
прямо отмечалось также, что государственные и смешанные акционерные
общества (а их осталось всего 10%) лишь по форме являются акционер-
ными обществами, но по существу же они сохраняют черты государствен-
ного предприятия. Что касается смешанных акционерных обществ, то они
рассматривались как переходная ступень к государственным.

Почему же такое произошло? Все просто: причиной тому были пла-
новое начало, государственное руководство деятельностью хозяйствующих
субъектов. Автономия акционерных обществ, выработка их стратегии с
помощью собрания акционеров негативно могло отразиться на безусловном
выполнении плана. Теперь же акционерные общества смешанного типа
или основанные на частном капитале стали допускаться далеко не во всех
отраслях хозяйства. Их стали считать своего рода пережитками прошлого.
Акционерная форма стала неприемлемой для государственных предпри-
ятий и постепенно была вытеснена окончательно из всех отраслей и сфер
жизни общества.

На начальных этапах хозяйственной жизни Советской России ис-
пользовалась и такая организационно-правовая форма, как синдикаты.
Они образовывались по инициативе трестов и решали общие для них
вопросы (сбыта продукции, кредитования и др.). Эта форма возникла все
же не снизу, а сверху. ВСНХ, будучи не в состоянии контролировать
великое множество трестов, хотел сузить круг субъектов своего контроля.
Таким образом и появились синдикаты, выполнявшие по существу функ-
цию главков или даже министерств.

Несмотря на то, что в основе создания синдикатов лежали соглаше-
ния трестов, направленные на облегчение их коммерческой деятельности,
они являлись монопольными организациями в определенных отраслях.
Их подчиненность правительству говорит о том, что главным монополис-
том во всех сферах жизни стало государство.

Юридическая природа синдикатов оказалась непонятной, но ясно
было одно: под действие гражданского кодекса они не подпадают (в
синдикате не было договорной автономии, интересы трестов, объединив-
шихся в синдикат, не были противоположными, применялся особый по-
рядок возмещения одной стороной убытков другой и т.п.). Наличие у
синдиката устава могло ввести в заблуждение относительно их юридичес-
кой природы, но такие их черты, как плановость, служебность, взаим-

!!366

ность, публичность,не оставляли сомнений в том, что институт синдикатов
имеет не частно-правовой, а публично-правовой характер. Основу синди-
ката составляли не договорные отношения, а властеотношения. На синди-
каты возлагались следующие задачи: обслуживание производственных и
торговых нужд своих членов, устранение конкуренции и установление
общей плановой организации путем согласованного выступления на рын-
ке, проведение общегосударственной линии в определенной отрасли про-
мышленности, связь с народным хозяйством в целом.

Дальнейшее свертывание товарно-денежных отношений и усиление
планово-регулирующих начал в обществе превратило синдикаты оконча-
тельно (де-факто и де-юре) в министерства, которым подчинялись через
звенья-посредники (тресты и др.) предприятия, ставшие впоследствии все
как один государственными. В 1920 г. было покончено с прежними кор-
порациями, которых Советская власть просто панически боялась, считая,
что использование их уставов и положений в качестве источников права
позволит все в области хозяйства пустить на самотек.

Вместе с тем было покончено с корпоративным правом, основанным
на известной свободе и самостоятельности предприятий в решении внут-
ренних дел.

В пору расцвета бюрократического социализма (сталинская эпоха)
корпоративное регулирование практически отсутствовало. Народное хозяй-
ство работало как одна корпорация или фабрика со множеством цехов
(предприятий). Решения принимались практически по всем сколько-ни-
будь важным вопросам наверху (правительством, министерствами), а
предприятия имели право и обязанность только выполнять их. Возмож-
ность принимать самостоятельные решения и оформлять их нормативными
актами предприятия определялась каждый раз вышестоящим государствен-
ным органом индивидуально в отношении конкретных предприятий. Нем-
ногие предприятия удостаивались "чести" урегулировать тот или иной вопрос
самостоятельно. Коллективные договоры были, пожалуй, единственным
актом корпоративного регулирования в тот период. Но с 1936 г. и они
стали исчезать, поскольку все, касающееся трудовых отношений, опреде-
лялось в централизованном порядке. Творчество масс не требовалось.

Начавшаяся Великая Отечественная война послужила объективной
причиной усиления централизации. Однако укоренившиеся на практике и
в сознании людей административно-командные методы управления про-
должали использоваться и после войны.

Период руководства страной Н.С. Хрущевым характеризовался от-
кровенным правовым нигилизмом. По этой причине децентрализация
управления, начавшаяся в этот период, не нашла отражения в норматив-
ных актах.

Жизнь показала, что списывать право в архив преждевременно. Со
второй половины 60-х годов правовая форма стала использоваться интен-
сивнее. Это поставило в число актуальных проблему повышения самосто-
ятельности предприятий.

Экономическая реформа 1965 г., краеугольным камнем которой как
раз и было развитие инициативы и самостоятельности предприятий, от-
крыла дорогу использованию корпоративных норм. Возможность эта ста-
ла фиксироваться уже в законодательных актах, но пока только в форме
предварительного санкционирования или делегирования государством
предприятиям некоторых правотворческих полномочий. Сначала правомо-
чия носили очень конкретный характер. Предприятиям разрешалось уста-
навливать нормы выработки, графики сменности, должностные инструк-
ции, решать другие непринципиальные в их жизни вопросы. Затем, пра-
вомочия стали приобретать общий характер, например, предприятия мог-
ли сами регулировать вопросы премирования, устанавливать условия со-
ревнования. Реформа 1965 г. не носила глубокого характера, но вскоре и
она пошла на попятную. Руководство страны готово было расширить
самостоятельность в экономической области, оставив все неизменным в
политической жизни. Но экономика и политика взаимосвязаны. Поэтому
на практике ничего не получилось и с экономической самостоятельностью.
В централизованном нормативном порядке по-прежнему регулировалось
все до мелочей. Разрастаясь, законодательство превратилось в громозд-
кую, негибкую систему (особенно это касается ведомственного правотвор-
чества) и в результате стало тормозом на пути социального развития.

Перестройка общественного организма, объявленная в стране в 1985
г., в качестве приоритетной выдвинула задачу расширения инициативы и
самостоятельности предприятий. Наиболее эффективное использование
правовой формы связывалось с увеличением доли корпоративных (или,
как их еще тогда чаще называли, локальных) норм. Однако очередному
лозунгу "о творчестве масс" не суждено было реализоваться. Очередной
законодательный бум (Закон о государственном предприятии. Закон о
собственности, Закон о кооперации и др.) не имел своей направленностью
отказ от государственной собственности и строго централизованной систе-
мы министерств и ведомств. Таким образом, период перестройки закон-
чился, не принеся никаких результатов в области корпоративного права.

И только переход общества к рыночным отношениям открыл дорогу
развитию корпоративного права. Сейчас в законодательстве закреплена
презумпция компетентности организаций на издание ими нормативных
актов, регулирующих их внутренние вопросы. Устанавливаются всего лишь
пределы для корпоративного регулирования, например, недопустимость
ухудшения корпоративными нормами правового положения работников по
сравнению с нормами законодательными, непротиворечивость корпоратив-
ных норм законодательным нормам, установление в корпоративных нор-
мах прав и преимуществ членам коллектива организации только за счет
собственных средств и др.

II. Тенденции в развитии корпоративного права
за рубежом и в России

Корпоративное право за рубежом и в России развивается в различ-
ных и даже прямо противоположных направлениях.

!!368

В развитых промышленных странах корпоративное право имеет тен-
денцию к сужению, тогда как массив публично-правовых норм там неук-
лонно растет и расширяется.

Общепризнано, что с помощью норм публичного права опосредуется
программно-целевое ведение народного хозяйства, административные и
судебно-процессуальные, бюджетно-финансовые и налоговые отношения,
отношения, связанные с обороной и государственной безопасностью, обес-
печением правопорядка, решением медицинских, экологических проблем
и т.д. Однако практика современных буржуазных государств показывает,
что государственное вмешательство усиливается и в имущественные отно-
шения-сферу, традиционно регулируемую нормами частного права (кор-
поративными и договорными нормами). Среди таких действий госу-
дарства можно указать на введение правил о недобросовестной конкурен-
ции, об ограничительной хозяйственной практике, на меры судебного или
административного контроля, фиксирование предписаний о вступлении в
договор и др.

Процесс этот объективный и обусловливается многими причинами.
Расширение публичного права приводит, естественно, к сужению сферы
корпоративного регулирования, и этот процесс следует признать неизбеж-
ным.

Но здесь должна быть мера. Государственное регулирование может
быть как положительным фактором, так и отрицательным, замедляющим

процесс социального развития, фактором, подавляющим интерес произво-
дителей к высокоэффективной деятельности. Именно этот процесс уловила
М. Тэтчер в 70-х годах в Англии. Идея "ограниченного правительства",
т.е. правительства, отказавшегося от борьбы за расширение вмешательства
в экономическую жизнь общества и вместо этого ограничившего сферу
своих полномочий, стала определяющей в ее политике.

Подведем итоги. В экономически развитых странах неуклонно идет
процесс увеличения массива публично-правовых норм за счет снижения
доли норм корпоративных. Публичное право-это гарант жизнеспособнос-
ти человечества, поскольку за частными интересами нельзя увидеть путь и
цель, к которой мир движется. Развитие публичного права свидетельствует
о развитии цивилизации. "Нарост" публичного права прямо пропорциона-
лен уровню образования, интеллекта и культурному развитию общества.
Публичное право в отличие от права корпоративного в большей мере выражает
отношения взаимозависимости членов общества, а поскольку общественные
связи все время возрастают, становятся более тесными и многообразными,
возрастает удельный вес публичного права. Но следует отметить, что этот
процесс идет очень медленно, постепенно.
В России все обстояло и обстоит по-другому.
Одной из особенностей российской цивилизации, прослеживаемой
на протяжении всей российской истории, является очень незначительный
объем экономической свободы по причине общей неразвитости частной
собственности. Корпоративное же право по своей сути есть юридическая
форма такой свободы. И если ранее ощущался ее дефицит по сравнению

II. Тенденции в развитии корпоративного права за рубежом и в России

с европейскими странами, то после революции 1917 г. свобода в хозяй-
ственной деятельности была практически уничтожена. Тотальное господст-
во государственной собственности привело ко всеобщей заурегулирован-
ности всей жизни, что свело на нет корпоративное право. Публичное же
право, напротив, разрослось и задушило частную инициативу, предприим-
чивость коллективов организаций, что привело к ступору всего социально-
го организма.

Провозглашение в России курса на рыночные отношения предпола-
гает изменение соотношения публичного и частного права. Сейчас корпо-
ративное право начало быстро развиваться, а все, что ранее считалось
сферой общих интересов и регулировалось с помощью законодательных
норм, постепенно сужается.

Корпоративными нормами уже начинает регулироваться использова-
ние предприятиями финансов, применение труда, их управленческие и
организационные отношения, движение принадлежащего им имущества и
т.д. Публично-правовые нормы в рыночных отношениях будут сдерживать
конкуренцию, будут выступать против ее агрессивности и разрушительнос-
ти, будут способствовать предотвращению или ликвидации вреда от про-
изводства. Законодательное регулирование может и должно иметь место и
в рыночных отношениях, но не в таких больших размерах, как это еще
имеет место. Умеренное участие государства в правовом регулировании, не
стесняющее свободы его субъектов,- вот к чему надо стремиться.

Есть еще одно соображение на этот счет.
Решая задачу по децентрализации права и учитывая при этом опыт
других стран, нельзя забывать о специфике нашей страны. Историческая
недооценка частной собственности, склонность к общинным формам тру-
да, психологическое неприятие разделения общества на бедных и богатых
выдвигают корпоративные нормы на первое место в массиве норм, состав-
ляющих частное право. В странах Запада доля корпоративных норм, в
основном опосредующих коллективную собственность, не очень велика,
остальное в нем - индивидуальные нормы, значительную часть которых
составляют договоры. Бездумное копирование указанной пропорции в
использовании юридических средств было бы неправильным так же, как
и стремление перейти от государственного социализма сначала к дикому
капитализму, а потом наращивать основы истинного социализма. И если
там доля корпоративных норм в частном праве будет возрастать постепен-
но, по мере развития коллективной (групповой) формы собственности, то
у нас корпоративное право скорее всего будет сразу иметь большой удель-
ный вес в правовом массиве. Ведь нам предстоит передача государствен-
ной собственности, которая была нажита коллективным трудом, не в част-
ные руки, а трудовым коллективам.

<< Предыдущая

стр. 68
(из 102 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>