<< Предыдущая

стр. 18
(из 74 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

аспекты теории фикции в том виде, как они были перво-
начально сформулированы в Европе. В частности, в США
не нашли практического применения положения теории
о том, что корпорации не могут быть привлечены к ответ-
ственности за причиненный вред и совершенное преступ-
ление. В соответствии с установившейся судебной прак-
тикой и законодательством корпорации, как правило, от-
вечают за вред, причиненный их рабочими и служащими
третьим лицам при условии, что противоправные дейст-
вия этих лиц имели место в ходе выполнения ими слу-
жебных обязанностей. Более того, суды в отдельных слу-
чаях допускают даже уголовную ответственность корпо-
раций за некоторые противозаконные действия их долж-
ностных лиц, например за преступления, совершенные
против <общественного процветания>. (*3). При этом, естест-
венно, к корпорациям не применяется такая мера наказа-
ния, как тюремное заключение: оно заменяется штрафом.

Кроме того, теория фикции стала серьезным препятст-
вием для осуществления отдельными штатами законода-
тельной, административной и судебной юрисдикции в от-
ношении корпораций, образованных в других штатах
страны или в иностранных государствах, но ведущих
свой бизнес на территории соответствующего заинтере-
сованного штата.

(**1) См. Е. А. Флейшиц. Буржуазное гражданское право на
службе монополистического капитала, стр. 31.

(**3) Уголовные кодексы отдельных штатов содержат указание на
такой весьма неопределенный состав преступления.

-92-

Последовательное применение в американских усло-
виях, где основные законодательные функции в отноше-
нии корпораций принадлежат отдельным штатам, а не
федеральному государству, основной идеи теории фик-
ции (корпорация-это лишь искусственное образование
закона) означало бы, что каждая корпорация могла бы
существовать лишь в пределах штата ее инкорпорации.

Но подобная интерпретация теории фикции противо-
речила, во-первых, планам самих корпораций, желавших
грабить весь американский народ, а не отдельную его
часть; во-вторых, основам .существования общенацио-
нального и мирового экономических рынков и, в-третьих,
федеральной конституции, запрещающей накладывать
излишние ограничения на междуштатную торговлю.

Поэтому в указанном аспекте теория фикции оказа-
лась неподходящей для Соединенных Штатов Америки.

Впрочем, законодатель и суды США в данном случае,
как и во многих других, оказались непоследовательными.
Руководствуясь чисто утилитарными соображениями, они
отказались, распространить на корпорации 2 ст. 4 Кон-
ституции США, <запрещающий отдельным штатам про-
ведение политики дискриминации граждан других шта-
тов в части наделения последних существующими в них
правами и льготами, именно на основании теории фикции
в только что изложенном ее понимании>. (*4).

Это дало повод Роберту Стивенсу, одному из наибо-
лее известных и авторитетных в США авторов в области
права корпораций, высказать неодобрительное отноше-
ние к теории фикции в целом. (*5).

Несмотря на это теория фикции в ее модифицирован-
ном американском варианте с успехом продолжает 'ис-
пользоваться судами США для прикрытия антинародной
и грабительской деятельности корпораций.

В настоящее время основной целью применения тео-
рии фикции в США является обоснование правосубъект-
ности корпораций, как юридических лиц. При этом, как
удачно заметила Е, А. Флейшиц, <если теория фикции
юридического лица в том виде, в каком ее в XIII веке
создал папа Иннокентий IV, а в начале XIX века развил
Савиньи, а затем Виндшейд, заключалась в том, что в

(**4) Решение Верховного суда США по делу Paul v. Virginia. V. S.
75 (8 Wall.) (1868).
(**5) См. R. Stev ens. Op. cit, p. 43.

-93-

гражданскоправовых действиях множества субъектов
прав фингировались действия одного субъекта, то в аме-
риканском варианте периода империализма теория фик-
ции юридического лица заключается в том, что в граж-
данскоправовых действиях одного субъекта прав финги-
руется множество, от лица которых якобы и действует
данный субъект>. (*6). До такого рода фикции ни папа Инно-
кентий IV, ни Савиньи и Виндшейд не доходили. В сущ-
ности это фикция в квадрате.

Совершенно очевидно, что теория фикции не может
объяснить понятие и сущность юридического лица в аме-
риканском праве. Да, собственно говоря, реально она на
это и не претендует. Ее цель сводится к другому: с по-
мощью явно идеалистических, оторванных от жизни форм
узаконить реальное (а не фиктивное) существование
капиталистических корпораций как самостоятельных
субъектов права.

Реалистическая теория (realistic theory) в отличие от
теории фикции признает реальное существование тех
групповых интересов индивидуумов, которые в совокуп-
ности составляют понятие корпорации. Функция же пра-
ва, по мнению сторонников реалистической теории, сво-
дится лишь к признанию данных интересов.

Теория предприятия (enterprise theory), являющая-
ся одной из разновидностей реалистической теории, ак-
центирует внимание на определенной группе общих инте-
ресов акционеров, возникающих на базе той конкретной
деятельности (бизнеса), которой занимается соответству-
ющая корпорация.

Теория символа (symbol theory), представляющая
другую разновидность реалистической теории, рассмат-
ривает корпорацию как символ совокупности акционеров,
действующих в виде групповой личности. (*7).

К группе реалистических следует отнести также тео-
рию корпоративной личности как одной из двух форм ле-
гального выражения личности индивидуума (corporate
personality as one form of dual legal personality), выдви-
нутую P. Стивенсом. Согласно этой теории не имеет вооб-
ще никакого смысла конструировать особую юридическую

(**6) Е. А. Флейшиц. Буржуазное гражданское право на служ-
бе монополистического капитала, стр. 31.

(**7) См. G. Hornstein. Ор. cit., 12; H. Henn. Op.cit.,
Sec. 77.

-94-

личность корпорации, отделенную от индивидуальных
личностей самих акционеров. По мнению Стивенса, каж-
дый человек в действительности имеет одновременно две
легальные личности: личность индивидуума и некую об-
щую личность, способную при соответствующих условиях
быть корпоративной личностью. Эти вторые легальные
личности людей и составляют понятие корпорации. (*8). Та-
ким образом, Стивенс пытается доказать совершенно не-
лепый тезис о том, что стремление быть акционером кор-
порации заключено якобы чуть ли не в крови каждого че-
ловека. Но этот тезис правилен не в отношении человека
вообще, а капиталиста, живущего за счет чужого труда.
Что касается простого человека, то его общественная
природа проявляется совершенно в другом: в стремлении
как можно скорее избавиться от корпораций, несущих
ему безработицу, голод и унижение, и жить в условиях
общества, свободного от всякой эксплуатации и дискри-
минации в обстановке товарищеской взаимопомощи и со-
трудничества.

Таково основное содержание реалистической теории и
некоторых ее конкретных форм, получивших распростра-
нение в США. Определенное увлечение реалистическими
теориями в области обоснования правовой природы кор-
пораций относится, главным образом, к периоду наибо-
лее развитого капитализма и перехода к империализму,
когда корпорации уже становились доминирующим фак-
тором в экономической и политической жизни страны. В
это время, как говорилось в главе 1 настоящей работы,
штаты в качестве общего правила ввели явочный поря-
док образования корпораций. Естественно, в таких усло-
виях, когда государство само оказалось подвластным
корпорациям, говорить о корпорациях только как о фик-
циях было уже трудно. В связи с этим и появились раз-
личного рода так называемые реалистические теории,
признававшие корпорации как социальную реальность.

Но при знакомстве с содержанием данных теорий не-
вольно обращает на себя внимание то обстоятельство,
что степень и полнота их разработки оказались значи-
тельно меньшими по сравнению с теорией фикции. Объ-
ясняется это, на наш взгляд, следующими тремя основ-
ными причинами.

(**8) См. R. Stevens. Ор. cit., pp. 49-50.
-95-

1) Ко времени появления в США реалистических тео-
рий в области права корпораций правосубъектность кор-
пораций как юридических лиц была уже обоснована тео-
рией фикции.

2) В то время как мучительный период приспособле-
ния европейской теории фикции о правовой природе кор-
пораций к американским условиям остался позади, про-
блему применения в США реалистической теории, кото-
рая также была <импортной продукцией> (в Европе она
впервые была разработана Гирке и другими), предстоя-
ло еще только решать, к тому же в значительно более
сложных условиях. Ведь если теория фикции вообще не
претендовала на объяснение социальной сущности корпо-
рации, то реалистическая теория должна была в какой-то
форме ответить и на этот вопрос.

3) Учитывая, что объективный правовой анализ при-
роды американских корпораций неизбежно ведет к выяв-
лению их эксплуататорской и антинародной сущности,
сторонники реалистической теории проявили явное неже-
лание заниматься подобного рода экспериментами. Вмес-
то того они предпочитали или ограничиваться самыми
общими рассуждениями, вроде тех, что групповые инте-
ресы акционеров корпорации существуют реально, или
же, как это сделал, например, Стивенс, выдвигать совер-
шенно абсурдные положения о так называемой корпора-
тивной личности человека. Поэтому в целом реалистиче-
ские теории в объяснении понятия и сущности корпора-
ций так же антинаучны, как и теория фикции. Более то-
го, эти теории в своей основе не менее фиктивны, чем те-
ория фикции, поскольку вместо объективного анализа
природы корпораций они выдвигают такие фикции, как
общность интересов акционеров и прогрессивность кор-
пораций в американском обществе.

В действительности в крупных корпорациях акционе-
ры, имеющие всего по нескольку акций (а ими, как изве-
стно, иногда являются и рабочие, которым хозяева в ря-
де случаев в качестве одной из форм вознаграждения да-
ют акции, создавая тем самым иллюзию, что и рабочие
являются собственниками корпораций), никакими права-
ми не пользуются. Настоящими хозяевами корпораций
являются крупные капиталисты, такие, как Рокфеллеры и
им подобные, которые с помощью реалистических теорий
пытаются скрыть свое истинное лицо. Реалистические

-96-

теории призваны замаскировать классовую эксплуата-
торскую сущность американских корпораций.

Несколько в стороне от теории фикции и реалистиче-
ских теорий стоит договорная теория (contract theory), в
соответствии с которой корпорация является договором
между государством, с одной стороны, и учредителя-
ми корпорации-с другой.

По своему содержанию эта теория в высшей мере эк-
лектична.

Первоначально договорная теория мирно сосущест-
вовала с теорией фикции. Маршалл в уже упомянутом
решении по делу The Trustees of Dartmouth College v.
Woodward прямо говорил о договоре государства с
фиктивным, искусственным образованием, каким, по его
мнению, была корпорация. Впоследствии договорная тео-
рия стала выполнять функции по обслуживанию реалис-
тических теорий о правовой природе американских кор-
пораций. Во многих решениях, вынесенных Верховным
судом США и другими федеральными и штатными суда-
ми, (*9), законодательная, административная и судебная
юрисдикция соответствующих штатов в отношении так
называемых не своих корпораций (корпораций, образо-
ванных в других штатах и государствах) обосновыва-
лась именно с помощью договорной теории. Суды исхо-
дили из того, что если та или иная корпорация пользует-
ся какими-либо привилегиями и находится под защитой
закона на территории соответствующего штата, то тем са-
мым она молчаливо вступает в договорные отношения с
данным штатом, на основании которых последний полу-
чает право на определенные действия (юрисдикцию) в
отношении этой корпорации.

<< Предыдущая

стр. 18
(из 74 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>