<< Предыдущая

стр. 20
(из 74 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


(**20) Adolf A. Berle. The American Economic Republic. New York,
1963: его же. Property, Production and Revolution I Col. L. Rev.
1-20 (1965).

-102-

дальнейшего индустриального развития США админист-
рация корпораций все б'олее становится самостоятельной
силой в области управления и распоряжения собствен-
ностью, независимой в своих действиях от собственни-
ков капитала. В ее руках сосредоточивается огромная
экономическая власть. Проявлением этой власти в первую
очередь является право директоров по своему усмотре-
нию без согласия со стороны держателей акций распреде-
лять прибыли корпораций. В результате этого админи-
страция корпораций в настоящее время получает подав-
ляющую часть необходимых средств для поддержания и
развития производства за счет внутренних источников
(нераспределенных прибылей и отчислений в амортиза-
ционный фонд). Привлечение же средств со стороны в
виде дополнительных вкладов частных лиц (продажа ак-
ций и получение займов) составляет относительно не-
большой процент. Так, за период с 1947 по 1956 г. доля
денежных средств граждан в общей сумме капитало-
вложений в корпорациях равнялась примерно 20%.

В XX веке положение собственников капитала (дер-
жателей акций) по сравнению с XIX веком резко измени-
лось. Теперь их собственность в корпорациях напоми-
нает скорее форму обычных банковских вкладов.

С помощью различного рода правовых приемов (вы-
дача держателями акций доверенностей на право голо-
сования, введение неголосующих акций, организация
держательских компаний, передача управления корпора-
циями в руки особой группы доверителей и т. п.) соб-
ственники капитала оказались отстраненными от управ-
ления корпорациями. У них по существу осталось толь-
ко одно право: право получения объявленного директо-
рами корпорации дивиденда па вложенный ими капитал.

В связи с этим А. Берли приходит к выводу, что
классическая буржуазная экономическая теория собст-
венности и роль рынка, являющегося главным регулято-
ром распределения общественного богатства и определи-
телем стоимости товаров, в век крупных корпораций
теряют свое значение. Крупные корпорации становятся
общественными социально-экономическими учреждения-
ми, действующими в интересах всего народа.

Социальный смысл теории отделения собственности
от управления становится особенно понятен, когда
А. Берли заявляет, что отделение собственности от уп-

-103-

равления в крупных корпорациях по существу означает
введение в США принципа народного распределения
произведенного продукта на основе затраченного труда
при сохранении института частной собственности. При
этом <производительная собственность> в ее веществен-
ном выражении, используемая корпорациями (орудия и
средства производства.-В. М.), больше не находится в
частной собственности отдельных лиц. Она принадлежит
общественным образованиям-корпорациям. Акционеры
же являются лишь собственниками бумаг-акций. (*21).

При оценке изложенной теории, естественно, возникает
вопрос о том, насколько она соответствует реальному
положению вещей в США. Существует ли в жизни то от-
деление собственности от управления, о котором говорят
А. Берли и Г. Минз, а вслед за ними и многие другие
юристы, экономисты и политические деятели США?

В этой связи следует обратить внимание на собствен-
ное признание А. Берли о том, что в настоящее время в
США еще продолжают существовать такие корпорации,
к которым его теория отделения собственности от управ-
ления неприменима.

В своей работе <Власть без собственности> (*22) он пред-
лагает различать четыре самостоятельные стадии разви-
тия и соответствующие им виды современных корпора-
ций.

На первой стадии держатели акций обладают пол-
ным контролем за действиями администраций корпора-
ций.

На смену им приходят корпорации с так называемым
<рабочим контролем>, в которых определенная группа
держателей акций с помощью контрольного пакета
осуществляет фактический контроль в корпорациях.

На третьей стадии многие из крупных корпораций
благодаря широкому рассеиванию акций среди населе-
ния становятся корпорациями, контроль над которыми
полностью переходит в руки администрации корпораций.
И, наконец, на четвертой стадии развития американ-
ских корпораций происходит объединение разбросанных
по стране многочисленных держателей акций крупными
страховыми компаниями, пенсионными фондами и дру-

(**21) Adolf A. Berle. Property, Production and Revolution. I Col.
L. Rev. 3 (1965).
(**22) Adolf A. Berle. Power without Property, pp. 69-76.

-104-

гими частными объединениями, которые на вклады и
сбережения своих клиентов (граждан) приобретают по-
давляющую часть акций, выпускаемых корпорациями.
Благодаря этому названные частные объединения полу-
чают реальную возможность контролировать действия
администрации корпораций. (*23).

По мнению А. Берли, для США в настоящее время
характерны корпорации, находящиеся на третьей (и час-
тично на четвертой) стадии развития, одним из основных
признаков которых является отделение собственности от
управления. Что касается корпораций, соответствующих
первым двум стадиям развития, то, по его мнению, хотя
они еще в отдельных случаях и продолжают существо-
вать, но их время уже ушло в прошлое.

Что же конкретно представляют собой эти <уходящие
в прошлое> корпорации?

Если говорить о корпорациях, в которых держатели
акций еще сохраняют полный (абсолютный) контроль,
то прежде всего необходимо назвать крупнейшие семей-
ные корпорации, контролируемые известными амери-
канскими миллиардерами. Это автомобильная компания
Форда, компания Дюпона, алюминиевая компания Мел-
лона, чайная компания Гартфорда и т. д.

Правда, к этой же группе корпораций относятся мно-
гочисленные мелкие компании и товарищества в области
розничной торговли и обслуживания. Однако они во мно-
гих случаях действительно обречены на гибель в ре-
зультате наступления крупного капитала могуществен-
ных фамильных монополий, которые, по всей вероятнос-
ти, будут существовать до тех пор, пока в США сохра-
няется капиталистический строй.

В условиях современной Америки преуспевают кор-
порации, в которых контроль за администрацией осу-
ществляется с помощью контрольного пакета акций. За
примерами далеко ходить не нужно. Взять хотя бы про-
цветающую в США семью Рокфеллеров, в руках кото-
рой сосредоточен огромный промышленный и финансо-
вый капитал. Этой семье с помощью только 14,5% всех
выпущенных акций удается контролировать одну из

(**23) Указанные частные объединения держат в настоящее время
в своих руках около 1/3 акций и 80% облигаций, выпущенных круп-
ными корпорациями. Paul P. Harbrecht. The Modern Corporati-
on Revised. Col. L. Rev. 1413 (1964).

-105-

крупнейших в США корпораций <Стандард ойл компани
оф Индиана>. Жизненность этой формы контроля по су-
ществу признает и А. Берли, подчеркивающий, что
<она все еще существует как главный фактор во многих
крупных корпорациях>. (*24).

По словам проф. А. Берли, в корпорациях типа
<Телефоун энд телеграф компани> единоличными хозяе-
вами являются президенты, вице-президенты, управляю-
щие и другие представители администрации, в то время
как держатели акций (собственники капитала) пол-
ностью отстранены от управления своей собственностью.
Соответствует ли это действительности?

<Позднейшие исследования 30-х годов,-пишет аме-
риканский экономист В. Перло,-основывающиеся на
более достоверной информации, во многом исправили
недостатки труда Берли и Минза и выявили внешние
центры контроля для большинства корпораций, отнесен-
ных этими авторами к разделу <контролируемых управ-
ляющими>. (*25). Так, контроль в <Телефоун энд телеграф
компани> в настоящее время поделен примерно поровну
между группой Морганов и группой Рокфеллеров.

Практика показывает, что благодаря распыленности
большой части акций 5-8% общего их числа в рассмат-
риваемых корпорациях вполне достаточно для осущест-
вления действенного контроля. (*26). Причем центрами конт-
роля в этих случаях являются банки, а не отдельные ли-
ца. Крупнейшие банки США не только держат в своих
руках многие акции данных корпораций, но и очень уме-
ло используют в своих интересах тот факт, что корпора-
ции во всей своей деятельности не могут практически
обойтись без займов, предоставляемых банками. В этих
условиях директора, управляющие и другие высшие
должностные лица корпораций, как правило, являются
прямыми ставленниками и проводниками воли крупней-
ших банков, независимо от того, собственные они или
посторонние.

(**24) Adolf А. Berle. Power without Property, р. 72.
(**25) В. Перло. История финансовых магнатов, стр. 67.
(**26) Там же, стр. 144-150. По мнению редакторов журнала <Har-
ward Law Review> для обеспечения рабочего контроля в рассматри-
ваемых корпорациях достаточно всего лишь 3% акций. (The Voting
of Stock Held in Cross Ownership. 76 Harv. L. Rev. 1640 (1963).

-106-

Таково реальное положение вещей в корпорациях,
находящихся на третьей стадии развития.

Сходная картина обычно наблюдается и в тех корпо-
рациях, в которых акции закупаются крупными страхо-
выми компаниями, пенсионными фондами и иными част-
ными объединениями на вклады и сбережения своих
клиентов (корпорации четвертой стадии развития). Но
здесь есть одна важная особенность, состоящая в том.
что в этих случаях мелкие вкладчики (граждане) вообще
теряют всякую связь с корпорациями, в которых исполь-
зуются их деньги. Между вкладчиками и корпорациями
стоят страховые компании или пенсионные фонды, кото-
рые за свои посреднические функции кладут себе в кар-
ман огромные прибыли. В то же время последние наряду
с банками получают реальную возможность усилить
свое влияние на администрацию корпораций. Таким об-
разом, в корпорациях, находящихся, по мнению А. Бер-
ли, на третьей и четвертой стадиях развития, речь может
идти не о свободе администрации корпораций от контро-
ля со стороны банков и других крупных держателей ак-
ций (страховых компаний, пенсионных фондов и част-
ных лиц), а о характерном для периода империализма
разделении функций денежного и промышленного капи-
тала в условиях господства финансовой олигархии. <Ка-
питализму-писал В. И. Ленин,-вообще свойственно
отделение собственности на капитал от приложения капи-
тала к производству, отделение денежного капитала от
промышленного, или производительного, отделение
рантье, живущего только доходом с денежного капита-
ла, от предпринимателя и всех непосредственно участ-
вующих в распоряжении капиталом лиц. Империализм
или господство финансового капитала есть та высшая
ступень капитализма, когда это отделение достигает
громадных размеров>. (*27).

Но подобное разделение функций денежного и про-
мышленного капитала, как справедливо заметил
А. В. Венедиктов, (*28), не дает никакого основания для от-
рыва проблемы управления имуществом юридического
лица в корпорациях от проблемы права собственности
на него.

(**27) В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 27, стр. 356-357.
(**28) См. А, В. Венедиктов. Государственная социалистиче-
ская собственность. М., Изд-во АН СССР, 1948, стр. 683.

-107-

Крупные корпорации являются наиболее изощренной,
наиболее замаскированной формой господства финансо-
вого капитала в США, так как они позволяют с меньшим
капиталом осуществлять фактический контроль над кор-
порациями и экспроприировать собственность мелких
вкладчиков.

Такова фактическая сторона вопроса об управлении
собственностью в корпорациях США.

<< Предыдущая

стр. 20
(из 74 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>