<< Предыдущая

стр. 58
(из 74 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

(**11) О понятии недобросовестной конкуренции см. в гл. XVI.

-306-

7. Ущемление прав меньшинства акционеров

Действия директоров, управляющих и держателей
контрольных пакетов акций, направленные на ущемле-
ние прав меньшинства акционеров, формально считаются
проявлением нелояльного отношения к корпорации. По-
этому, например, если директора при выкупе выпущенных
акций отдают предпочтение акционерам, контролирую-
щим положение дел в корпорации, или решение о лик-
видации корпорации большинством акционеров прини-
мается с единственной целью исключения из бизнеса не-
желательных им лиц, то суды формально могут апелли-
ровать к обязанности лояльного отношения этих лиц к
корпорации.

Требование лояльного отношения директоров и управ-
ляющих к корпорациям в этих случаях является прямым
следствием демагогического утверждения буржуазных
юристов о том, что якобы директора и управляющие
осуществляют свои служебные полномочия в интересах
корпорации в целом, а не какой-либо одной группы ак-
ционеров. Порочность такой исходной предпосылки на
практике ведет к фактическому игнорированию воли
меньшинства акционеров, ибо в силу действующего за-
конодательства мнение держателей большинства акций
всегда выдается за мнение корпорации как целого обра-
зования. Поэтому суды в большинстве случаев и не пы-
таются ставить под сомнение данный способ волеобра-
зования в корпорациях и вследствие этого не имеют в
своем распоряжении твердого критерия, позволяющего
определить границы лояльного отношения директоров и
управляющих к корпорации в рассматриваемой облас-
ти. (*12).

Еще больше трудностей возникает при распростране-
нии данной обязанности на держателей контрольных паке-
тов акций в сфере их взаимоотношений с меньшинством
акционеров корпорации. Держатели контрольных паке-

(**12) Свидетельством этого, в частности, является практика судов о
покупке и выкупе корпорациями выпущенных ими акций по ценам,
различным для отдельных групп акционеров. Суды признают подоб-
ные сделки законными при условии, что директора и управляющие,
выступающие от имени корпораций, в момент приобретения акций
субъективно действовали в интересах корпораций. См. реше-
ния судов по штату Делавер: но делу; Bennett v. Propp, 187 A. 2d
405 (1962) и по делу Cheff v. Mathes, 199 A. 2d 548 (1964).

-307-

тов, будучи собственниками принадлежащих им акций,
могут распоряжаться имеющимися у них в корпорации
правами, руководствуясь исключительно личными инте-
ресами. (*13). Их действия .по объединению голосов при вы-
боре директоров корпорации с целью избрания своих
людей на эти должности и другие подобные им действия
считаются вполне правомерными.

В связи с этим судебная практика установила огра-
ниченный круг действий держателей контрольных паке-
тов акций, на которые распространяется обязанность ло-
яльного отношения к корпорации. К их числу относятся
действия по одобрению неправомерных актов, совершен-
ных директорами и управляющими, а также экстраорди-
нарные действия, входящие в компетенцию собраний ак-
ционеров (ликвидация и реорганизация корпораций
и т. п.).

Но и в перечисленных случаях обязанность лояльно-
го отношения держателей контрольных пакетов акций к
корпорации является малоэффективной, поскольку основ-
ная проблема по установлению самого критерия разгра-
ничения лояльного и нелояльного отношения в этих слу-
чаях, так же как и в случае с директорами и управляю-
щими, остается нерешенной.

(**13) Решение верховного суда штата Род-Айленд по делу Boss v.
Boss, 200 A. 2d 231 (1964).

-308-

8. Сделки по купле-продаже акций

По нормам старого общего права сделки директоров,
управляющих и крупных акционеров 'по купле-продаже
лично им принадлежащих акций, заключаемые с акцио-
нерами своей корпорации, не подпадали под сферу дей-
ствия обязанности лояльного отношения к корпорации.
Считалось, что совершение подобных сделок является
частным делом этих лиц и даже тогда, когда они исполь-
зовали в своих интересах служебную информацию, с
которой не был знаком второй контрагент.

В тех же случаях, когда сделки купли-продажи
акций заключались под влиянием обмана со стороны ди-
ректоров, управляющих или крупных акционеров корпо-
раций, они могли были быть признаны недействительны-
ми на основании общих норм обязательственного права.

-308-

Однако с течением времени выяснилось, что спекуля-
ция с акциями на основе использования директорами,
управляющими и крупными акционерами служебной ин-
формации приобрела громадный размах. Эти лица полу-
чали большие дополнительные доходы за счет неинфор-
мированных акционеров своих же корпораций.

Поэтому суды были вынуждены изменить свое отно-
шение к таким сделкам. Поскольку отмеченные злоупо-
требления служебным положением со стороны директо-
ров, управляющих и крупных акционеров корпораций
имели место главным образом при продаже ими акций,
многие суды стали применять к этим сделкам теорию
специальных факторов. Суть этой теории сводилась к
тому, что на сделки по продаже акций директорами, уп-
равляющими и крупными акционерами суды распростра-
нили обязанность лояльного отношения продавцов не к
корпорации как таковой, а к тем ее акционерам, которые
выступали в роли покупателей акций. При этом действие
обязанности лояльного отношения ограничивалось лишь
случаями, когда суд устанавливал наличие специальных
фактов, свидетельствующих об использовании директо-
рами, управляющими и крупными акционерами корпо-
рации такой служебной информации, которая могла су-
щественно повлиять на изменение рыночной цены прода-
ваемых акций. К числу таких специальных фактов, от-
носилось, например, скрытие от своих контрагентов све-
дений о предстоящей ликвидации или реорганизации
корпорации, продаже принадлежащих корпорации ак-
тивов имущества и т. п.

Большинство судов, однако, считает, что теория спе-
циальных фактов не применяется к сделкам по продаже
акций, заключаемым на фондовых биржах.

Впервые теория специальных фактов была изложена
в решении Верховного суда США за 1909 г. по делу
Strong v. Repide. (*14).

Истица, бывшая акционером одной компании, располо-
женной на Филиппинах, продала принадлежавшие ей
акции ответчику, занимавшему в компании должности
директора, главного администратора и агента. Ответ-
чик являлся также держателем 75% всех акций, выпу-
щенных компанией.

(**14) 213 U.S. 419.
-309-

На момент продажи акций компания не имела не-
обходимых фондов для продолжения своей деятельнос-
ти, и ее будущее связывалось с возможной продажей
принадлежащих ей земельных участков правительству
США. Однако переговоры с представителями США по
этому вопросу были прерваны без видимой надежды на
их продолжение, поскольку ответчик, проводивший их,
умышленно запросил слишком высокую цену и не согла-
шался на условия, предлагаемые покупателем.

Истица не имела никакого представления о перспек-
тивах продажи компанией земельных участков, в то
время как эта продажа по существу уже была предреше-
на директорами компании еще до продажи истицей ак-
ций. Торг шел лишь о цене.

Сразу же после приобретения ответчиком акций ком-
пания продала земельные участки США, в результате
чего рыночная цена ее акций увеличилась в 10 раз по
сравнению с той ценой, по которой уступила свои акции
истица.

Верховный суд США удовлетворил иск о взыскании
в пользу истицы разницы в цене акций, исходя из того, что
ответчик, зная конкретные обстоятельства по делу, обя-
зан был сообщить их истице.

Теория специальных фактов является в настоящее
время в судебной практике наиболее популярной в воп-
росах установления и применения обязанности лояльно-
го поведения директоров, управляющих и крупных ак-
ционеров к сделкам о продаже акций. Однако она име-
ет чрезмерно субъективный характер. Поэтому суды на
ее основе часто отказывают в исках, предъявляемых
представителями меньшинства акционеров, становясь от-
крыто на путь прямой защиты интересов крупных акцио-
неров и руководителей корпораций.

<Санкции закона,-говорится, например, в решении
верховного суда штата Массачусетс по делу Goodwin v.
Agassiz, (*15),-не совпадают с нормами морали. Закон не
может поставить все стороны в каждом договоре в рав-
ное положение в отношении их знаний, опыта, умения и
искушенности>. Суд не упоминает при этом о богатстве
сторон, хотя именно оно в большинстве случаев пред-
решает исход дел по рассматриваемым искам.

(**15) 283 Mass. 358 (1933).
-310-

Беспомощность судов в борьбе со спекулятивными
сделками по продаже директорами, управляющими и
крупными акционерами принадлежащих им акций яви-
лось главной причиной появления некоторых федераль-
ных законов, относящихся к этим сделкам. Имеется в
виду закон 1934 г. об обращении фондовых бумаг: части
10 (b) и 16 (*16) и правила X-10В-5, установленные фе-
деральной комиссией по выпуску и обращению фондовых
бумаг. (*17).

Эти акты предусматривают обязанность директоров,
управляющих и крупных акционеров (держателей не ме-
нее 10% выпущенных акций), акции которых продаются
на национальных фондовых биржах, представлять бир-

жам и Федеральной комиссии информацию о наличии у
них акций. Они также объявляют противозаконными
сделки с акциями, заключенные указанными лицами с ис-
пользованием в целях своего обогащения неопублико-
ванной служебной информации.

Однако и федеральное законодательство, как показы-
вает практика, не положило конец спекулятивным сдел-
кам с акциями. Объясняется это, во-первых, ограничен-
ной сферой его применения (оно не распространяется на
многие корпорации), во-вторых, наличием в нем серьез-
ных пробелов и присущей ему казуистичностью форму-
лировок, создающей возможность его обхода, и, в-треть-
их, нежеланием многих судов становиться на защиту
более слабого контрагента по сделке.

(**16) 15 U.S.C.A. 78 j (b), 78 p.
(**17) 2 CCH Fed. Sec. L. Rep. 25 375.

-311-

9. Сделки по продаже контроля в корпорациях

Сделки по продаже контроля относятся к числу дей-
ствий, нарушающих обязанность лояльного отношения к
корпорации.

Суды формально исходят из того, что контроль над
управлением корпорацией является достоянием самой
корпорации как юридического лица, но не достоянием
тех ее акционеров, в руках которых сосредоточена фак-
тическая власть в корпорации. Поэтому держатели конт-
рольных пакетов акций не могут наживаться на прода-
же того, что им лично не принадлежит, т. е. должностей
директоров и управляющих корпорации.

-311-

При совершении подобных сделок неправомерно по-
лученный держателями контрольных пакетов акций до-
ход должен изыматься в пользу корпорации или же про-
порционально делиться между всеми ее акционерами.

Вопрос о правовом положении в корпорации продав-
ца не имеет принципиального значения. Им может быть
как акционер, не занимающий никакой административ-
ной должности в корпорации, так и акционер, являющий-
ся ее администратором. Важно, чтобы объектом сделки
был контроль над управлением корпорацией, переходя-
щий к покупателю за особое вознаграждение, дополни-
тельное к тем суммам, которые уплачиваются за приоб-

<< Предыдущая

стр. 58
(из 74 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>