<< Предыдущая

стр. 71
(из 74 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>


Законы Шермаиа и Клейтона, составляющие основу
антитрестовского законодательства США, юридически
распространяют свою силу на любое лицо, осуществляю-
щее противоправное ограничение или монополизацию
междуштатной торговли или торговли с иностранными
государствами. Формально они в равной мере примени-
мы и к самой мощной в стране корпорации <Дженерал
моторе>, и к едва сводящей концы с концами мелкой се-
мейной компании, и к частным капиталистическим това-
риществам и т. п.

Пользуясь таким широким характером формулировок
законов, Министерство юстиции и суды в течение почти
сорока лет направляли острие антитрестовского законо-
дательства против организаций рабочих, которые в силу
занимаемого ими в обществе положения не только не
способны к какой-либо монополизации, а, наоборот, яв-
ляются одной из ее основных социальных жертв.

С социально-экономической точки зрения, в качестве
единственной силы в области монополизации производ-
ства и торговли выступает лишь крупный финансовый
капитал. Для этого он использует многочисленные эко-
номико-правовые институты, в числе которых наиболее
важное место в настоящее время занимают крупные кор-
порации. Неслучайно поэтому, что в практике понятие

-377-

монополий прежде всего ассоциируется с понятием круп-
ных корпораций.

В связи с этим и возникает вопрос о степени воздей-
ствия антитрестовского законодательства на крупные
корпорации США. (*1).

Прежде всего следует подчеркнуть, что антитрестов-
ское законодательство никогда не ставило и в настоящее
время не ставит перед собой задачу борьбы с существо-
ванием крупных корпораций как производственно-эко-
номических и правовых объединений финансового ка-
питала.

Закон Шермана 1890 г. (*2) объявлял незаконными лишь
соглашения и объединения в форме треста или какой-ли-
бо иной форме, тайные сговоры и иные действия, направ-
ленные на существенное ограничение конкуренции и мо-
нополизацию междуштатной торговли и торговли с ино-
странными государствами. (*3).

Верховный суд США в 1898 г. в решении по делу U. S.
v. <Joint Traffic Ass'n> (*4) специально указал, что <образо-
вание корпорации для занятий предпринимательской и
производственной деятельностью никогда не связывалось
с понятием соглашения (объединения), направленного на
ограничение торговли>. Этот вывод вновь был подтверж-
ден Верховным судом США в 1911 г. в одном из наибо-
лее известных решений по применению закона Шерма-
на, вынесенному по делу <Standard Oil Со. of New Jer-
sey>. (*5). Давая толкование термина монополизация, исполь-
зованного в законе Шермана, Верховный суд подчеркнул,
что монополизация, является синонимом понятия ограни-
чения торговли.

(**1) Учитывая характер работы, в настоящей главе вопрос об анти-
трестовском законодательстве рассматривается лишь применительно
к крупным предпринимательским корпорациям, хотя сфера действия
этого законодательства значительно шире.
(**2) The Sherman Act of July 2, 1890, 15 U.S.C.A. 1-7.
(**3) Под торговлей в данном случае понимается не коммерческая
деятельность как отдельная отрасль хозяйства страны в узком смыс-
ле слова, а общая совокупность рыночных отношений, охватывающая
снабжение промышленности (включая торговлю с ее производствен-
ном понимании и обслуживающие отрасли хозяйства) оборудовани-
ем, сырьем, топливом и материалами, а также сбыт производимой
продукции.
(**4) 171 U.S. 505.
(**5) 221 U.S. 1.

-378-

Сущность монополии, по определению Верховного
суда США, состоит в способности установления контро-
ля над ценами или устранения конкуренции. (*6).

Таким образом, с научной точки зрения, закон Шер-
мана исходит из абсолютно абсурдной предпосылки. Ог-
раничивая понятие монополизации лишь сферой торговли
(рынка), он допускает возможность существования в пе-
риод империализма крупных корпораций, не имеющих
ничего общего с монополизацией рынка.

На самом же деле монополии по своему происхожде-
нию и сущности-это в первую очередь явления произ-
водственного характера. Они возникают как естествен-
ное завершение процесса концентрации капиталистиче-
ского производства на империалистической стадии его
развития. Образование монополий осуществляется на
базе крупного производства, функционирующего в США
главным образом в форме крупных корпораций. <...Тен-
денция к монополизации,-говорит В. И. Ленин,-по-
рождается именно крупным размером предприятий>. (*7).

Монополизация же торговли (рынка), хотя она и слу-
жит целью капиталистического производства (ибо толь-
ко через посредство рынка капиталист может реализо-
вать монопольно высокие прибыли), представляет явле-
ние вторичного (производного) порядка. Она является
неизбежным следствием концентрации и монополизации
производства крупными корпорациями и отдельными ка-
питалистами.

Поэтому не может быть такой ситуации, когда кор-
порации, обладающие монопольным положением в об-
ласти производства каких-либо товаров, в то же время не
располагали монополией на рынке.

Собственно, это подтверждается и теми немногочис-
ленными случаями, когда под давлением общественного
мнения суды были вынуждены выносить решения, фор-
мально направленные против отдельных крупных корпо-
раций. Предусматриваемое этими решениями разделение
корпораций на несколько внешне самостоятельных ком-
паний по существу не было направлено на ликвидацию
уже сложившихся монополий, так как контроль над по-

(**6) Решение за 1956 г. по делу U.S. v. <Е. I. Du Pont De Nemours
Co.>, 351 U.S. 377.
(**7) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 312.

-379-

следними продолжал оставаться в руках прежних соб-
ственников капитала.

Не являлось в этом отношении исключением и дело
Табачной компании, (*8), которое часто поднимается на щит
американскими юристами как пример якобы успешной
борьбы с монополиями в США. Хотя на основании реше-
ния Верховного суда США компания была разделена на
14 отдельных компаний, контрольный пакет акций во
всех этих компаниях продолжал сохраняться за прежни-
ми собственниками. О какой же ликвидации монополий
на производство и сбыт табачной продукции можно го-
ворить в подобном случае?

Не в силах скрыть внутреннюю противоречивость ис-
ходных позиций закона Шермана в части противо-
поставления производства и рынка при определении то-
го, что следует считать монополизацией междуштатной
торговли, суды вынуждены были открыто встать на путь
признания отдельных видов монополизации рынка круп-
ными корпорациями и иными капиталистическими объ-
единениями законной формой деятельности. Для это-
го они использовали старую доктрину общего права о
разумных и неразумных ограничениях торговли, приме-
нявшуюся в практике еще до принятия закона Шермана.
Первые ограничения считались законными, вторые-
находились за пределами судебной защиты. При этом
практика не давала исчерпывающего перечня указанных
способов ограничения торговли. Это должны были де-
лать суды применительно к каждому конкретному слу-
чаю. Однако существовали и некоторые общие правила.
Так, например, договор, предусматривающий установле-
ние контроля над ценами или раздел рынка с целью по-
давления конкурентов, относился к числу неразумных
ограничений торговли.

Доктрина разумных и неразумных ограничений тор-
говли в делах, связанных с применением закона Шерма-
на, впервые была использована Федеральным апелляци-
онным судом в решении по делу U. S. v. <Addyston Pipe
& Steel Co.> (*9) в 1898 г., т. е. спустя всего 8 лет после при-
нятия этого закона.

(**8) Решение Верховного суда США за 1911 г. по делу U. S. v.
<American Tobacco Co.>, 221 U.S. 106.

(**9) 85 F. 271. Решение в 1889 г. было подтверждено Верховным су-
дом США, 175 U.S. 211.

-380-

Однако наиболее отчетливо она была выражена в ре-
шении Верховного суда США за 1911 г. по делу <Stan-
dard Oil Со. of New Jersey> v. U. S. (*10). <Закон Шерма-
на, - говорится в этом решении, - не имеет намерения
ограничивать права на совершение и защиту таких до-
говоров... которые направлены на разумное ограничение
междуштатной торговли или торговли с иностранными
государствами. Он предназначен лишь для борьбы с ме-
тодами (старыми и новыми) неразумного ограничения
указанной торговли>.

Рассматриваемая доктрина продолжает оставаться
основой судебной практики по применению антитрестов-
ского законодательства до настоящего времени. (*11). Ее це-
левой характер не нуждается в особых комментариях.
Она открыто направлена на узаконение существования и
деятельности монополий в США.

В плане дальнейшего совершенствования и конкрети-
зации доктрин разумных и неразумных ограничений тор-
говли развивалось и все последующее после принятия за-
кона Шермана антитрестовское законодательство.

Основное назначение закона Клейтона 1914 г. со все-
ми его дополнениями (*12) и иных законов (*13) по существу
сводилось, во-первых, к законодательному определению
тех случаев, которые относились к неразумным способам
ограничения конкуренции или монополизации между-
штатной торговле и торговли с иностранными государ-
ствами; во-вторых, к официальному исключению опреде-
ленных категорий монополий из сферы действия анти-
трестовского законодательства.

Закон Клейтона в качестве своей отправной позиции
исходил из признания законности разумных методов,
применяемых при ограничении конкуренции и монополи-
зации рынка, т. е. законодательно санкционировал су-
ществование в США <хороших> монополий. Так же как

(**10) 221 U.S. l.

(**11) См., например, решение Верховного суда США за 1940 г. по
делу <Apex Hosiery Co.>, v. Ledder, 310 U.S. 469.

(**12) The Clayton Act of October 15, 1914, 15 U. S. С. A. 12-27.
Наиболее важными дополнениями к нему являются The Webb Act
of 1918 (15 U. S. С. A. 62), The Robinbon-Patman Act of 1936
(15 U.S.CA. 13), The Celler-Kefaufer Act of 1950 (64 Slat.
1125).

(**13) См., например, The Federal Trade Commission Act of Septem-
ber 26, 1914 (15 U.S.C.A. 41-51).

-381-

и закон Шермана, он ни в какой степени не ставил под
сомнение правомерность деятельности крупных корпора-
ций, которые к моменту его принятия еще больше укре-
пили и расширили свое монопольное положение в стране.

-382-

2. Неразумные способы ограничения междуштатной
торговли и торговли с иностранными государствами

К их числу в первую очередь относятся соглашения об
установлении монопольных цен на товары, а также дого-
воры и объединения по поводу раздела рынков, направ-
ленные на существенное ограничение конкуренции и мо-
нополизацию торговли. Выше отмечалось, что эти не-
разумные способы ограничения торговли предусматрива-
лись еще нормами общего права и с тех пор не
претерпели существенного изменения.

Другие наиболее типичные способы неразумных огра-
ничений междуштатной торговли и торговли с иностран-
ными государствами указаны в законе Клейтона.

Среди них наибольшее распространение в практике
получило слияние корпораций (поглощение более
сильными корпорациями своих конкурентов).

Согласно ст. 7 закона Клейтона (в последней редак-
ции) корпорациям, подверженным юрисдикции Феде-
ральной торговой палаты, запрещается приобретение в
прямой или косвенной форме акций или активов иму-

<< Предыдущая

стр. 71
(из 74 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>