<< Предыдущая

стр. 72
(из 74 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

щества других корпораций, если подобное приобретение
может привести к существенному уменьшению конкурен-
ции или созданию монополий в любой сфере междуштат-
ной торговли или торговли с иностранными государ-
ствами.

Вопрос о слияниях корпораций в принципе подпадал
и под действие закона Шермана. Однако суды считали,
что запрещению подлежали лишь такие слияния корпо-
раций, которые уже привели к созданию монополии. Од-
ного факта существенного уменьшения конкуренции в -
торговле (при отсутствии признаков установления явной
монополии) еще было недостаточно для признания слия-
ния корпораций незаконным. Кроме того, закон Шерма-
на, как правило, не применился на стадии заключения
соглашения о слиянии корпораций, когда монополия еще
не стала фактом действительности.
Ст. 7 закона Клейтона, дополненная актом Селлера-

-382-

Кефовера, формально восполняет эти пробелы. По заяв-
лению федеральной торговой комиссии она признана
убивать монополии в самом зародыше.

Под сферу действия ст. 7 закона Клейтона подпадают
не только горизонтальные и вертикальные слияния (ho-
rizontal and vertical mergers), но и слияния корпораций,
ведущих свой бизнес в не соприкасающихся ни по гори-
зонтали, ни по вертикали областях производства (con-
glomerate mergers). (*14).

В действительности ст. 7 закона Клейтона, разумеет-
ся, вовсе не ставит перед собой такой цели, и заявление
комиссии нельзя расценивать иначе, как дешевый пропа-
гандистский трюк. Об этом, в частности, свидетельству-
ют и условия, при наличии которых, по мнению комиссии
и судов, может применяться ст. 7.

Так, для признания того или иного слияния корпо-
раций незаконным требуется, чтобы налицо была не
просто возможность, а обоснованная вероят-
ность наступления существенного уменьшения конку-
ренции или создания монополии.

Далее. Существенность уменьшения конкуренции не
считается доказанной путем одной ссылки на размер
объединяющихся корпораций, каким бы большим при
этом он ни был, или указания на объем торговли, прихо-
дящийся на долю этих корпораций. В США считается
вполне нормальным явлением так называемая олигопо-
листическая конкуренция, при которой производство и
сбыт товаров в той или иной области осуществляются
двумя, тремя или четырьмя крупнейшими корпорациями.
Наконец, сам процесс доказывания факта воздействия
слияния корпораций на конкуренцию вообще, а
не на конкретного конкурента, как того требует ст. 7
закона Клейтона, создает часто непреодолимые трудно-
сти. По признанию самой же комиссии, ущерб конкурен-
ции, причиненный слиянием корпораций, на практике

(**14) См. решение Федеральной торговой комиссии In the Matter of
<Pillsbury Miles, Inc>, 1953 (M. Handler. Cases and Other Ma-
terials on Trade Regulation. Third Ed.. Brooklyn, The Foundation
Press, Inc., 1960, pp. 471-483). См. также решение Федерального
окружного суда от 1963 г. по делу U.S. v. <Ingersoll-Rand Co.>,
218 F. Supp. 530 (1963) и решения Федеральной торговой комиссии от
1963 г. по делу <Proster & Gamble Co.>, 3 Trade Reg. Rep. 16673
(F.T.C. 1963).

-383-

редко может быть установлен с помощью прямых дока-
зательств.

Благодаря этому суды легко могут становиться на
защиту крупного монополистического капитала, высту-
пающего в роли инициатора слияния корпораций, всякий
раз, когда это вызывается интересами последнего. Крас-
норечивым примером этого служит широко известное де-
ло Transamerica v. Board of Governors of the Federal Re-
serve System, рассмотренное в 1953 г. Федеральным су-
дом. (*15). Вынося решение по этому делу, суд открыто встал
на защиту одного из самых мощных в стране банков
Джаннини. Несмотря на то, что сам по себе факт слия-
ния группой Джаннини большого количества банков, рас-
положенных на Западе страны, был бесспорно установ-
лен, суд тем не менее не нашел оснований для примене-
ния ст. 7 закона Клейтона.

Правда, в тех случаях, когда применение ст. 7 закона
Клейтона непосредственно не затрагивает интересов наи-
более влиятельных в стране монополистических финан-
совых групп, суды США в виде демагогического жеста
могут позволить себе признавать отдельные слияния
корпораций незаконными. Именно в этом плане следует
рассматривать нашумевшее решение Верховного суда
США от 1962 г. по делу <Brown Shoe Co.> v. U. S., кото-
рое в настоящее время многими буржуазными юристами
расценивается чуть ли не как поворотный пункт в судеб-
ной интерпретации антитрестовского законодательства
США. В данном деле Верховный суд признал незакон-
ным поглощение корпорации Брауна, на долю которой
приходилось 4,5% национального производства обуви,
компании Кинни, удельный вес которой в области роз-
ничной продажи обуви в США составлял всего 1,2% в
стоимостном выражении.

Даже в тех редких случаях, когда суды все же оказы-
ваются вынужденными признавать незаконными некото-
рые соглашения о приобретении акций и активов иму-
щества корпораций, применяемые ими санкции в целом ни
в коей мере не могут остановить процесса прямого или
косвенного слияния корпорации. Это подтверждает дело
U.S. v. <Е. I. Du Pont de Nemours &. Co.>, рассмотренное
Верховным судом США в 1957 г. (*16), которое обычно при-

(**15) 206 F. 2 d 163 (3 d Cir. 1953).
(**16) 353 U.S. 586.

-384-

водится американскими юристами в качестве примера
эффективного применения ст. 7 закона Клейтона.

Корпорация Дюпона обвинялась в том, что приобре-
тенные ею в 1917-1919 гг. 23% акций <Дженерал мо-
торе> были использованы для исключения других постав-
щиков из сферы снабжения последней отдельными вида-
ми химического сырья. Верховный суд США пришел к
выводу, что приобретение компанией Дюпона акций
<Дженерал моторс> привело к существенному уменьше-
нию конкуренции, запрещенному ст. 7 закона Клейтона.
А федеральный районный суд, которому дело было пере-
дано на окончательное разрешение, не нашел ничего луч-
шего как обязать корпорацию Дюпона продать акции
<Дженерал моторс> другим лицам и объединениям. Но
ведь для каждого, в том числе и для суда, вынесшего та-
кое решение, ясно, что подобная мера в действительности
не может привести к уменьшению влияния семьи Дюпо-
нов в <Дженерал моторс>. Для выполнения решения суда
достаточно лишь передать акции лицам и объединениям,
являющимся прямыми ставленниками Дюпонов.

Помимо ограничительного способа толкования ст. 7
закона Клейтона, применяемого Федеральной торговой
комиссией и судами, ее действие нейтрализуется боль-
шим количеством изъятий, предусматриваемых в самой
статье. В частности, ст. 7 не применяется, когда акции
приобретаются другими корпорациями с единственной
целью извлечения прибылей без намерения использова-
ния их в качестве средства для существенного уменьше-
ния конкуренций, (*17), когда речь идет об образовании дер-
жательских компаний или естественном и законном рас-
ширении корпораций в условиях сохранения конкурен-
ции. Эти изъятия по существу перечеркивают и без того
уже ослабленную основную запретительную норму ст. 7
закона Клейтона в отношении слияния корпораций.
К числу других неразумных способов ограничения меж-
душтатной торговли и торговли с иностранными госу-
дарствами закон Клейтона относит:
дискриминацию в ценах на товары и услуги (ст. 2);

(**17) Совершенно нелогичное и нежизненное предположение, ибо
одним из наиболее эффективных способов повышения прибылей в
период империализма является именно устранение с рынка конку-
рентов и установление монополии.

-385-

использование в торговле связывающих (*18) и исключи-
тельных (*19) контрактов (ст. 3);

функционирование общих (переплетающихся) дирек-
торов в конкурирующих корпорациях; занятие директо-
рами, управляющими и другими должностными лицами
банков, входящих в Федеральную резервную систему,
соответствующих должностей в иных названных в законе
банках и финансовых учреждениях (ст. 8).

Эти способы также считаются неразумными лишь
тогда, когда результатом их применения может быть <су-
щественное уменьшение конкуренции> или <установле-
ние монополии> в междуштатной торговле или торговле
с иностранными государствами.

Так же как и в отношении слияния корпораций закон
Клейтона содержит применительно к ним большое коли-
чество исключений, которые часто фактически сводят на
нет возможность практической реализации его запрети-
тельных положений.


Наконец, говоря об антитрестовском законодатель-
стве США, нельзя не отметить, что оно не дает определе-
ния таких основных понятий, как конкуренция, монопо-
лия и рынок, которые предопределяют сферу и саму воз-
можность его применения.

С юридической точки зрения, какой бы детальной и
четко разработанной (чего, кстати, вовсе нельзя сказать
о законах Шермана и Клейтона) ни была система осуж-
даемых законодателем способов монополизации, она
всегда остается мертвой схемой, если закон одновремен-
но не сопровождает ее расшифровкой важнейших поня-
тий. Создается впечатление, что Конгресс США умыш-
ленно поступил подобным образом с тем, чтобы предо-
ставить судам максимальный простор в осуществлении
защиты монополистических интересов крупных корпора-
ций. Правда, суды могли делать это и при наличии зако-
нодательных формулировок того, что следует считать
конкуренцией, монополией и рынком. Но в этом послед-

(**18) Связывающими называются контракты, в силу которых поку-
патель наряду с необходимыми ему товарами обязуется приобретать
у продавца также другие принудительно навязываемые ему товары.
(**19) Исключительными считаются контракты, запрещающие поку-
пателю. приобретать аналогичные товары у конкурентов продавца
или, напротив, не разрешающие продавцу продавать товары конку-
рентам покупателя.

-386-

нем случае Конгресс США вынужден был бы снять с се-
бя часть <демократического> убранства, которым он так
любит прикрывать свою антидемократическую сущность.
А это не выгодно господствующему классу США, возло-
жившему на высший законодательный орган страны в
антитрестовской области функции провозглашения демо-
кратических лозунгов, а на суды - обязанность их свер-
тывания.

Сказанное можно убедительно проиллюстрировать на
примере понятия рынка, в которое суды часто вкладывают
такой широкий смысл, что во многих случаях термин
монополия становится просто беспредельным. Так,
Верховный суд США в 1956 г. в решении по делу U. S. v.
<Е. I. du Pont de Nemours & Co.> (*20) указал, что к пред-
метному составу рынка по соответствующей группе това-
ров следует относить не только выпускаемый компанией
Дюпона целлофан, но также и все другие гибкие упако-
вочные материалы, включая их заменители. На этом ос-
новании суд нс нашел каких-либо признаков монополиза-
ции. торговли со стороны компании Дюпона, встав тем
самым открыто на защиту одной из самых крупных в
стране монополистических групп.

Нельзя обойти молчанием также неэффективность
санкций антитрестовских законов, которые могут быть
применены к их нарушителям. 50000 долларов штрафа;
тюремное заключение виновных должностных лиц кор-
пораций, которое за всю историю действия этих законов
назначалось всего три раза (причем без приведения в ис-
полнение); возможность формального разукрупнения
корпораций и некоторые другие подобные им меры су-
дебного воздействия не только не препятствуют монопо-
лизации экономики в США, но и объективно поощряют
ее.

(**20)351 U.S. 377.
-387-

3. Разумные способы ограничения междуштатной
торговли и торговли с иностранными государствами

К числу разумных способов ограничения между-
штатной торговли и торговли с иностранными государст-
вами прежде всего относятся так называемые естествен-
ные монополии.

<< Предыдущая

стр. 72
(из 74 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>