<< Предыдущая

стр. 13
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

венной самостоятельности социалистических предприятий.-
<Правоведение>, 1967, № 6, стр. 45; Е. В. Татаринцева. О право-
субъектности, компетенции и правоспособности государст-
венных хозяйственных органов.- <Вопросы хозяйственной пра-
восубъсктности>, стр. 35-53.

-67-

тивные права и обязанности. Эти права и обязанности,
по мнению многих ученых-цивилистов, являются элемен-
том правоотношения. Таким образом, с этой точки зрения
субъективное право возникает лишь в результате реали-
зации правоспособности при вступлении в правовые от-
ношения, вне правоотношений субъективные права сущест-
вовать не могут (*20).

Данная концепция, долгое время считавшаяся бесспор-
ной, была подвергнута критике Д. М. Генкиным, который
убедительно показал, что имеются субъективные права,
основанные непосредственно на законе и существующие
вне правоотношений. Это положение было им разрабо-
тано на примере права собственности. Трактовка права
собственности как абсолютного права, существующего в
качестве элемента правоотношения, в котором собствен-
ник состоит с неопределенным кругом лиц, была охарак-
теризована Д. М. Генкиным как <чисто метафизическая
конструкция, оторванная от реальных явлений жизни> (*21).
В дальнейшем и многие другие ученые постепенно стали
признавать наличие субъективных прав, существующих
вне правоотношений и основанных на самом законе.

Такая конструкция является весьма плодотворной при-
менительно к сфере хозяйственного права, поскольку при
осуществлении производственно-хозяйственной деятельно-
сти нередко субъективные права принадлежат хозяйствен-
ному органу, его подразделению или производственной еди-
нице вне правовых отношений. К числу таких субъектив-
ных прав относится право утверждать план, титульные
списки, структуру хозяйственного органа, положения о
структурных подразделениях и т. д. Такие права реально
принадлежат субъекту хозяйственного права, хотя они су-
ществуют вне правовых отношений. Аналогичным образом
существуют вне правовых отношений и обязанности субъ-
ектов хозяйственного права.

Подобные нрава и обязанности являются по своему
характеру конкретными, что соответствует природе социа-
листических организаций, являющихся субъектами хо-
зяйственного права. Действительно, предприятия, объе-
динения, органы хозяйственного руководства создаются

(**20) Ю. К. Толстой. К теория правоотношения Л., 1959, стр. 68-73.
(**21) Д. М. Генкин Право собственности как абсолютное субъектив-
ное право.- <Советское государство и право>, 1958, № 6, стр. 95.

-68-

для осуществления определенной хозяйственной деятель-
ности и руководства его, для выполнения заданий народно-
хозяйственного плана. Поэтому их права и обязанности
по необходимости должны быть конкретными. Это дает
возможность направить деятельность хозяйственного орга-
на на выполнение заданий народнохозяйственного плана (*22).

Сложившееся же в гражданском праве понятие право-
способности, напротив, отличается абстрактностью. Это
объясняется тем, что данное понятие, как и многие другие
цивилистические категории, исторически сложилось и
предназначалось для регулирования отношений простых
товаровладельцев. Именно поэтому было рецепировано
римское частное право, а многие сложившиеся в нем ка-
тегории были с успехом использованы на ранней стадии
развития капитализма.

В дальнейшей же ряд институтов, сложившихся в бур-
жуазном строе именно на ранней стадии его развития,
в эпоху <свободного> капитализма, был использован я в
нашей стране, но старые цивилистические понятия и ин-
ституты были наполнены новым содержанием. Иными сло-
вами, речь шла об использовании старой правовой фор-
мы для нового экономического содержания. Такое ис-
пользование старой правовой формы было на первых по-
рах существования Советского государства необходимо
для налаживания хозяйственной жизни, никаких других
правовых понятий и институтов в то время не существо-
вало.

Однако в дальнейшем бурное развитие социалистиче-
ского хозяйства, появление новых невиданных ранее об-
щественных отношений привело к тому, что старая пра-
вовая форма перестала соответствовать новым явлениям
социалистической экономики. Поэтому для регулирования
социалистических хозяйственных отношений стало соз-
даваться хозяйственное законодательство, в котором вы-
рабатывались новые правовые институты, соответствую-

(**22) Такой характер прав, входящих в компетенцию хозяйственного
органа, приводил даже некоторых ученых к выводу о том, что
входящие в компетенцию права не являются субъективными
правами, с чем нельзя согласиться. Подробнее об этом см.
В. В. Лаптев Предмет и система хозяйственного права. М., 1969,
стр. 51. Различные суждения, высказанные в правовой науке
относительно сущности субъективного права, подробно нала-
гаются в книге Я. И. Матузова. Личность, права, демократия.
Теоретические проблемы субъективного права Саратов, 1972

-69-



щие именно социалистической экономике. Вместе с тем,
несмотря на выработку этих новых правовых институтов,
старые цивилистические понятия продолжали существо-
вать и даже рассматривались некоторыми учеными как
<основополагающие> при определении правового положе-
ния социалистических организаций. Эти организации трак-
товались прежде всего и главным образом как юридиче-
ские лица, обладающие гражданской правоспособностью (*23).

Институт юридического лица сложился в условиях

буржуазного строя, когда буржуазное государство осу-
ществляло лишь контроль за хозяйственной деятельно-
стью, а последняя была уделом <гражданского общест-
ва>, т. е. велась частными лицами, капиталистическими
предпринимателями. Естественно, что в таких условиях
правовое положение участников хозяйственных отноше-
ний определялось лишь в общей форме, которая не долж-
на была ни в какой мере стеснять деятельность капита-
листических частных собственников.

Для буржуазного права безразлично, идет ли речь
об индивидуальном субъекте, отдельном капиталисте,
<физическом лице> или о коллективном субъекте, капи-
талистической фирме, юридическом лице. Более того,
одни и те же нормы используются для регулирования
юридического статуса крупных капиталистов и мелких
собственников, носителей трудовой частной собствен-
ности, которые рассматриваются в правовом аспекте как
вполне <равноправные> и совершенно <одинаковые> субъ-
екты гражданского права. Их нрава определяются в об-
щей форме, с помощью абстрактных <нейтральных> по-
нятий и категорий. Такой характер правового регули-
рования экономических отношений в буржуазных
государствах направлен на маскировку классовой сущ-
ности этого регулирования.

Абстрактность правового регулирования хозяйственных
отношений особенно была характерна для раннего пе-
риода развития капитализма, когда буржуазное государ-
ство лишь контролировало частно-хозяйственную деятель-
ность, но не руководило ею. Этим и объяснялось
абстрактное определение правоспособности юридических

(**23) Е. А. Флейшиц. Об административных и экономических мето-
дах руководства народным хозяйством.- <Правовые проблемы
науки управления>, М., 1967, стр. 130.

-70-

лиц, не отличавшееся по существу от определения право-
способности отдельных граждан. Однако с развитием
капитализма такое определение и в буржуазных странах
перестало соответствовать условиям государственного
монополистического капитализма. Появление крупных ка-
питалистических предприятий и объединений, развитие
государственных предприятий в буржуазных странах по-
требовало более конкретного определения правового поло-
жения хозяйственных организаций. В буржуазных стра-
нах стали издаваться специальные законы об акционер-
ных обществах и других торговых товариществах, о
публичных предприятиях. Таким образом, даже в бур-
жуазных государствах в современный период наметилась
дифференциация определения правового положения юри-
дических лиц гражданского права, капиталистических
предприятий и объединений, публичных предприятий.

Понятно, что четкое определение правового положе-
ния хозяйственных организаций в неизмеримо большей
степени необходимо в социалистическом государстве, где
эти организации ведут плановую хозяйственную деятель-
ность. В социалистической экономике каждое предприятие,
каждый хозяйственный орган осуществляет определенные,
конкретные задачи по выполнению народнохозяйствен-
ного плана. Поэтому определение правового положения
субъектов хозяйственного права должно отличаться кон-
кретностью.

Правовое положение субъекта хозяйственного права
выражается в его хозяйственной компетенции, которая
включает конкретные права и обязанности по руководст-
ву и осуществлению хозяйственной деятельности. Эти
права и обязанности являются субъективными правами и
обязанностями субъекта хозяйственного права, основан-
ными на самом законе. Они существуют вне правовых
отношений.

Вместе с тем в хозяйственную компетенцию входит
и право иметь или приобретать права и обязанности,
т. е. правоспособность. Однако правоспособность в хо-
зяйственном праве также определяется конкретно. Она
дает возможность совершать не всякие действия, а лишь
такие, которые соответствуют предмету (цели) деятельно-
сти субъекта хозяйственного права. Правоспособность

субъекта хозяйственного права, как и вся его хозяйст-
венная компетенция, является не общей, а специальной.

-71-

Следовательно, хотя правоспособность субъекта хозяйст-
венного права и более абстрактна, чем принадлежащие
ему хозяйственные права и обязанности) основанные на
самом законе, все же она принципиально не отличается
от указанных субъективных прав и обязанностей.

Как и субъективные хозяйственные права и обязан-
ности, основанные непосредственно на законе, право-
способность субъекта хозяйственного права является кон-
кретной. По существу такая конкретная правоспособность
становится в один ряд с субъективным правом. На пер-
вый взгляд, это может показаться нелогичным, могут даже
возникнуть возражения относительно смешения понятий
субъективного права и правоспособности. Однако в усло-
виях, когда правоспособность субъекта хозяйственного
права становится конкретной, она по существу превра-
щается в субъективное право (*24).

Ведь правоспособность субъекта хозяйственного права
это - право иметь права и обязанности, причем не вся-
кие, а лишь соответствующие предмету (цели) его
деятельности. Таким образом, в данном случае речь идет
о праве иметь конкретные права и обязанности, а это
значит, что и само право иметь такие права и обязан-
ности также является конкретным. Это уже не абстракт-
ная, а конкретная возможность, хотя степень ее конкрет-
ности и меньшая, чем у субъективных прав и обя-
занностей, основанных непосредственно на законе. Но
различие здесь не качественное, а количественное (*25).

Далее, надо учитывать и то, что субъекты хозяйст-
венного права не только имеют права, но и обязаны
осуществлять их для выполнения заданий народнохо-
зяйственного плана. Поэтому в юридической науке не
раз отмечалось, что права хозяйственных органов одно-
временно являются их обязанностями. Особенно это ха-
рактерно для государственных хозяйственных органов, но
имеет место и применительно к кооперативным органи-

(**24) Взгляд на правоспособность как на субъективное право и ранее
высказывался в правовой науке (Е. А. Флейшиц. <Абсолютная>
природа права собственности,- <Проблемы гражданского и ад-
министративного права>, Л., 1962, стр. 229).

(**25) Это не учитывается учеными, которые разграничивают компе-
тенцию и правоспособность как две разные формы проявления
правосубъектности (см., например: Б. М. Лазарев. Компетен-
ция органов управления, стр. 100).

-72-

зациям, поскольку они также действуют на основе го-
сударственного народнохозяйственного плана. Конечно.
нельзя говорить о том, что права и обязанности хозяйст-
венных органов совпадают во всех случаях, полностью
и во всех отношениях. Так, совершение определенного
действия может быть правом хозяйственного органа
ни отношению к другому хозяйственному органу и его
обязанностью перед государством. Права и обязанности
хозяйственных органов могут не совпадать не только по

<< Предыдущая

стр. 13
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>