<< Предыдущая

стр. 15
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

вовых понятий правильна. Правда, О. С. Иоффе говорит
о <координационных> и <субординационных> связях меж-
ду понятиями. Но введение таких терминов представля-
ется излишним, поскольку по существу речь идет о необ-
ходимости соблюдать правильное соотношение между по-
нятиями родовыми и видовыми. Действительно, такое со-
отношение должно быть соблюдено при конструировании
новых понятий. Однако все дело в том, какое понятие
принять за родовое, а какое за видовое. В этом вопро-
се О. С. Иоффе допускает существенные ошибки.

Рассмотрим его критику понятия <компетенция хо-
зяйственного органа>. Конструирование этого понятия
О. С. Иоффе считает продолжением логического ряда
<субъект права - юридическое лицо> в восходящем на-

(**28) О. С. Иоффе. Логические пределы понятий юридического лица,
оперативного управления, хозяйственного обязательства.-
<Правоведение>, 1972, № 6, стр. 105.

-78-

правлении (*29). Однако в таком утверждении как раз и пере-
мешиваются понятия рода и вида. Субъект права - по-
нятие родовое, а хозяйственный орган и юридическое
лицо - понятия видовые. Хозяйственный орган - это
субъект хозяйственного права, а юридическое лицо -
субъект гражданского права. Таким образом, речь идет
об отраслевых разновидностях субъекта права, в одном
случае, о субъекте хозяйственного права, а в дру-
гом - о субъекте гражданского права. Следовательно,
конструирование понятия <компетенция хозяйственного
органа> не является продолжением по восходящей линии
логического ряда <субъект права-юридическое лицо>,
а представляет собой создание понятия, характеризую-
щего правосубъектность субъекта хозяйственного права.
Это понятие является видовым по отношению к понятию
<субъект права> и находится на одном уровне с поняти-
ем юридического лица.

Далее О. С. Иоффе говорит о том, что <компетенция
шире правосубъектности>, приписывая это утверждение
представителям пауки хозяйственного права. Однако это
но соответствует действительности, поскольку с позиций
науки хозяйственного права компетенция является выра-
жением правосубъектности, т. е. хозяйственная компетен-
ция с точки зрения ее объема равняется хозяйственной
правосубъектности.

Конструкция хозяйственной компетенции критикуется
по следующим мотивам: <один из составных элементов
компетенции (правоспособность) находится на уровне
нида, а два других (<определенные> права и обязан-
ности) на уровне части вида> (*30). Но и это утвержде-
ние не выдерживает критики. Все входящие в хозяйст-
венную компетенцию права и обязанности, в том числе
и традиционно относимые к правоспособности, являются,
как мы установили, едиными и однородными. Каждое из
них выступает в качестве вида по отношению к родо-
вому понятию <хозяйственная компетенция>.

Понятие <хозяйственная компетенция> имеет отрасле-
вое, хозяйственно-правовое значение. Поэтому необосно-
ванна критика этого понятия за то, что оно включает
в себя не все, а лить <определенные> права и обязан-

(**29) Там же, стр. 106.
(**30) Там же, стр. 107.

-79-

ности. Под <определенными> правами и обязанностями
понимаются хозяйственные права и обязанности, т. е.
нрава и обязанности) относящиеся к сфере хозяйственного
права. Права и обязанности) традиционно относимые к
правоспособности) также включаются в понятие хозяйст-
венной компетенции не полностью) а лишь в части хозяй-
ственной правоспособности.

О. С. Иоффе считает более правильным понимание
компетенции хозяйственного органа) разработанное
А. В. Бенедиктовым, поскольку оно включает не отдель-
ные права и обязанности, а охватывает все виды право-
субъектности. Между тем приведенное нами общее по-
нятие компетенции хозяйственного органа, разработанное
А. В. Бенедиктовым, вовсе не исключает возможности
отраслевой дифференциации. При конструировании поня-
тия <хозяйственная компетенция> как раз и дается
такая отраслевая (или видовая) дифференциация данного
понятия применительно к сфере хозяйственного нрава.

Нельзя согласиться с О. С. Иоффе и в том, что пра-
вильным является понимание компетенции теми учеными,
которые включают в нее не все субъективные права) а
лишь права властного характера.

Во-первых, такое понимание противоречит поддержи-
ваемому им пониманию компетенции как общей характе-
ристики правосубъектности хозяйственного органа. Ведь
оно связывает компетенцию лишь с одной отраслью нра-
ва - административным правом, тогда как трактовка ком-
петенции как общей характеристики правосубъектности
предполагает дифференциацию этого понятия примени-
тельно ко многим, а не к одной лишь отрасли права.

Во-вторых, такое понимание не соответствует современ-
ному уровню развития социалистической экономики, когда
в управлении производством развивается хозрасчет) появ-
ляются взаимные права и обязанности в хозяйственно-уп-

равленческих отношениях. Эти отношения сочетают в себе
планово-организационные и имущественные элементы)
сближаются с отношениями хозяйственно-договорными,
становятся разновидностью хозяйственных отношений. Все
это требует единого подхода к характеристике правосубъ-
ектности хозяйственных органов разных видов, включая
и предприятия, и объединения, и органы хозяйствен-
ного руководства.
Не случайно в новейшем хозяйственном законодатель-
-80-

стве компетенция хозяйственных органов определяется как
включающая права и по руководству и по осу-
ществлению хозяйственной деятельности. Так) в п. 37
Общего положения о всесоюзном и республиканском
промышленных объединениях) утвержденном постановле-
нием Совета Министров СССР от 2 марта 1973 г. № 140,

прямо говорится о том, что управлению объединения при-
надлежат <права по руководству и осуществлению произ-
водственно-хозяйственной деятельности>, а в п. 38 того же
положения эти права недвусмысленно квалифицируются
как <компетенция>. Следовательно) понятие хозяйствен-
ной компетенции, разработанное в науке хозяйственного
права, используется в действующем хозяйственном законо-
дательстве.

Весьма симптоматичным является то, что даже наи-
более последовательные представители трактовки компе-
тенции как включающей только властные полномочия
государственных органов в последнее время вынуждены
отступить от своих позиций и включить в понятие ком-
петенции не только осуществление административных
полномочий) но и заключение хозяйственных договоров.
Так) Б. М. Лазарев, подводя итог проведенному им ана-
лизу понятия компетенции) вначале отмечает) что ком-
петенция органа государственного управления есть
<система полномочий этого органа по осуществлению
государственной власти> (*31). Но затем он включает в ком-
петенцию .в качестве ее элемента право подписания
<гражданско-правовых> договоров от имени предприятия)
хозяйственной организации, рассматривая такое право как
<форму управленческой деятельности> (*32).

Трактовка хозяйственного договора как средства хо-
зяйственного руководства) инструмента планирования яв-
ляется обычной для науки хозяйственного права и
основывается на недопустимости противопоставления при
социализме отношений по руководству экономикой и осу-
ществлению хозяйственной деятельности. Но если назван-
ный автор включает в компетенцию осуществление прав
по только по управлению) но и по заключению хозяйст-
венных договоров (которые он считает гражданско-пра-
вовыми) т. е. исключающими отношения власти и под-

(**31) Б. М. Лазарев. Компетенция органов управления, стр. 101.
(**32) Там же. стр. 102.

-81-

чинения), то выходит, что компетенция не может быть
сведена только к правомочиям властного характера, а рас-
сматривается по существу как совокупность прав и обя-
занностей по руководству и осуществлению хозяйственной
деятельности. Кроме того, трактовка заключения хозяйст-
венного договора как формы управленческой деятельности
неизбежно приводит к выводу о том, что и акт хо-
зяйственного управления, и план, и хозяйственный до-
говор представляют собой явления однопорядковые, относя-
щиеся к одной отрасли права - хозяйственному праву.

В какой-то мере это молчаливо признается и при
трактовке компетенции директора предприятия как час-
тично определяемой через права предприятия, хотя пред-
приятие, по мнению ученых, дающих такую трактовку,
и не является государственным органом (им признается
только администрация предприятия) (*33). Но если государст-
венному органу принадлежат властные полномочия, а они
определяются через права предприятия, нельзя отрицать
наличие таких полномочий у предприятия и не призна-
вать его государственным хозяйственным органом (под-
робнее см. 3).

Хозяйственная компетенция включает, как мы уста-
новили, не только права и обязанности, основанные не-
посредственно на законе, но и право иметь права и
обязанности при вступлении в правоотношения. Такое
понимание хозяйственной компетенции дает ключ к ре-
шению проблемы, вызывающей немалые споры в послед-
нее время. Речь идет об институте юридического лица
и его роли в хозяйственном праве. Действительно, при ха-
рактеристике компетенции хозяйственного органа через
принадлежащие ему субъективные права и обязанности,
включая право иметь права и обязанности, отпадает необ-
ходимость в сохранении института юридического лица в
хозяйственном праве. Институт юридического лица одно-
сторонне характеризует социалистические организации как
участников только имущественных отношений, по он не-
применим для их характеристики как участников отно-
шений планово-организационных.

Между тем, субъекты хозяйственного права участвуют
в хозяйственных отношениях, сочетающих планово-орга-

(**33) Научные основы государственного управления в СССР. М., 1968,
стр. 238.

-82-

низационные и имущественные элементы, в отношениях
II по горизонтали и по вертикали. Во всех этих отноше-
ниях субъект хозяйственного нрава участвует как таковой,
его нельзя раздробить и квалифицировать в одном слу-
чае как юридическое лицо, а в другом как субъекта хо-
зяйственного права.

Поэтому было бы необоснованным сохранение инсти-
тута юридического лица при кодификации хозяйственного
законодательства и издании Хозяйственного кодекса или
иного обобщающего закона в этой отрасли законодатель-

ства. По этим соображениям составители проекта основ-
ных положений Хозяйственного кодекса СССР отказались
от использования института юридического лица.

В процессе кодификации хозяйственного законодатель-
ства представляется необходимым определить правовое по-
ложение субъектов хозяйственного права как таковых
как участников хозяйственных отношений и по горизон-
тали и по вертикали. Характеристика же субъектов
хозяйственного права, которые в настоящее время пользу-
ются правами юридического лица, должна давать им воз-
можность участвовать в хозяйственно-договорных отноше-
ниях. Но, в отличие от действующего порядка установле-
ния прав этих организаций с помощью института юриди-
ческого лица, они должны получить возможность участво-
вать в качестве единого субъекта права не только в отно-
шениях 110 горизонтали, но и в отношениях по вертикали.

Естественно, что речь идет не о всех субъектах хо-
зяйственного права, а лишь о социалистических органи-
зациях, главным образом о хозяйственных органах,
предприятиях, объединениях, органах хозяйственного ру-
ководства, т. е. о субъектах хозяйственного права,
имеющих полную хозяйственную компетенцию. Что ка-
сается субъектов хозяйственного права, имеющих внутри-
хозяйственную компетенцию) то они не могут заключать
хозяйственные договоры, их деятельность ограничивается
рамками хозяйственного органа, в состав которого они
входят. Субъекты же хозяйственного права, обладающие
смешанной хозяйственной компетенцией, должны иметь
возможность заключения хозяйственных договоров в пре-
делах и на условиях, устанавливаемых законодательством.
Так, в соответствии с Положением о производственном
объединении (комбинате) производственные единицы та-
кого объединения могут заключать хозяйственные догово-


-83-

<< Предыдущая

стр. 15
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>