<< Предыдущая

стр. 24
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

отношений социалистического общества. Но в те или
иные, очерченные стоящими перед ним задачами, право-
отношения этот субъект действительно вступает> (**46). Но
коль скоро это так, то, очевидно, и круг <внешних связей>
и <третьих лиц>, противостоящих абсолютному праву, не
может быть одинаковым для всех общественных отношений,
а выпадение из этого круга тех или иных субъектов, нали-
чествующих в других областях, само но себе не лишает
данное субъективное право качеств абсолютного права,
если налицо такие имманентные ему признаки, как отсут-
ствие непосредственно обязанного (<второго>) лица, с ко-
торым управомоченный был бы связан обязательственным
правоотношением; прямое действие данного права по от-
ношению ко всем <третьим> лицам, с которыми управо-
моченный потенциально может соприкасаться в своей дея-
тельности; пассивный (с точки зрения позиции <третьих>
лиц) характер правовых связей управомоченного с ука-
занными лицами (обязанность их воздерживаться от на-
рушения принадлежащего управомоченному права).

Сфера деятельности структурных подразделений пред-
приятий замыкается рамками данного предприятия. Соот-
ветственно этими рамками ограничивается число и круг

(**46) О. С. Иоффе, М. Д. Шаргородский. Указ. соч., стр. 202-203.
-127-

<третьих> лиц, которым могут противостоять права таких
подразделений. Но из этого вовсе не следует, что указан-
ные подразделения теряют способность к обладанию абсо-
лютными правами и могут выступать лишь в качестве
участников относительных правоотношений (*47). Поэтому, от-
вергая первое из критических замечаний, апеллирующее
к соотношению рода и вида, следует констатировать, что
ни о какой несовместимости обладания правами владения,
пользования и распоряжения закрепленным за структур-
ными подразделениями предприятий имуществом как аб-
солютными правами с характером правосубъектности та-
ких подразделений говорить не приходится.

Что касается второго, то, отправляясь от известных по-
ложений о том, что <всякое общее лишь приблизительно
охватывает все отдельные предметы. Всякое отдельное не-
полно входит в общее и т. д. и т. д.> (*48) и что никакие
определения <никогда не могут охватить всесторонних
связей явления в его полном развитии>, но в то же вре-
мя каждое определение должно включать <существенные
черты того явления, которое надо определить> (*49), можно
применительно к рассматриваемой проблеме сделать по
крайней мере три констатации.

Первая констатация. Наличие в праве внутрихозяй-
ственного оперативного управления некоторых черт, от-
сутствующих у права оперативного управления как родо-
вой категории (производность от права оперативного уп-
равления предприятия и способ его реализации) само по
себе не опровергает хозяйственно-правовую концепцию
права оперативного управления (<всякое отдельное не-
полно входит в общее>).

Вторая констатация. Даже если бы право внутрихо-
зяйственного оперативного управления не было производ-
ным от права государственной собственности и не служи-
ло его осуществлению, это не препятствовало бы его со-
относимости с правом оперативного управления как видо-
вого и родового понятий, поскольку, вопреки мнению
О. С. Иоффе, указанные качества не являются сущност-
ными для права оперативного управления, т. е. такими,

(**47) Наличие у структурных подразделений абсолютных прав уже
отмечалось в литературе (см. В. В. Лаптев. Предмет и система
хозяйственного права, стр. 56).
(**48) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 318.
(**49) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 386.

-128-

которые, будучи, с одной стороны, главными, основными,
определяющими для характеристики явлений, охватывае-
мых данным понятием, давали бы в то же время возмож-
ность отграничить их от других явлений, находящихся за
пределами этого понятия.

Вывод об определяющем характере отмеченного каче-
ства базируется на тексте ст. 21 Основ гражданского за-
конодательства и ст. 117 ГК РСФСР, из которых явствует,
что оперативное управление осуществляется социалисти-
ческими организациями в отношении имущества, принад-
лежащего на праве собственности не этим организациям,
а иным субъектам (государству, кооперативным и общест-
венным организациям) (*50) Даже если предположить, что
эти формулировки действительно свидетельствуют о том,
что законодатель включает в легальное определение пра-
ва оперативного управления его способность быть способом
осуществления права собственности (*51), из этого еще не сле-
дует, что такая способность является признаком, имма-
нентным праву оперативного управления. Не следует по
ряду причин.

Во-первых, как правильно отметил В. П. Грибанов, вклю-
чение в определение субъективного права указания на те
или иные его взаимосвязи еще не означает, что они состав-
ляют содержание этого права. При определении правовых
явлений вполне допустимо в даже желательно указывать
не только на основные элементы их содержания, во в на
ту служебную роль, которую они выполняют в обществе,
на характер их воздействия на внешние по отношению к
праву явления (*52). Такие определения полезны уже потому,

(**50) О. С. Иоффе. Указ. соч., стр. 107-108.

(**51) Предположение, допустимое лишь с большой натяжкой и могу-
щее повлечь далеко идущие и вряд ли предвиденные самим ав-
тором этого предположения выводы. В частности, при такой
трактовке пришлось бы, очевидно, признать, что способом ре-
ализации права собственности, с точки зрения закона, являются
все те субъективные права и юридические обязанности, кото-
рыми обладают участники обязательственных правоотношений,
получающие в свое владение, пользование или распоряжение
чужое имущество (по договору найма, хранения, подряда, ко-
миссии и т. д.). Но тогда не теряет ли способность быть спо-
собом осуществления права собственности ту самую понятийную
определенность, чистоту которой так активно отстаивает
О. С. Иоффе, и не превращается ли она в пустое и бессодер-
жательное словосочетание?

(**52) В. П. Грибанов. Интерес в гражданском праве.- <Советское го-
сударство и право>, 1967, № 1, стр. 55.

-129-


что они помогли бы при изучении предмета <охватить,
изучить все его стороны, все связи и <опосредствова-
ния> (*53), хотя нельзя забывать <условного и относительно-

го значения всех определений вообще, которые никогда не
могут охватить всесторонних связей явления в его полном
развитии> (*54). Между прочим, именно поэтому одним из
принципов выработки научных определений и понятий
всегда являлся принцип <необходимого и достаточного>,
т. е. отражающего не только все существенные, но и лишь
существенные стороны и связи явления.

Во-вторых, государственные организации наделяются
имуществом не ради осуществления права собственности
государства на это имущество, а в целях выполнения воз-
ложенных на них задач (хозяйственных, социально-куль-
турных и пр.). В силу существующей правовой организа-
ции экономического механизма социалистического обще-
ства) при которой государство как собственник осуществ-
ляет свои хозяйственные функции через создаваемые им
хозорганы, право государственной собственности реализу-
ется в большинстве случаев через право оперативного уп-
равления указанных органов. Но такая реализация не
имеет самодовлеющего значения. Кроме того, право госу-
дарственной собственности осуществляется не только
через право оперативного управления, но и другими спо-
собами, в частности, путем распоряжения органами хозяй-
ственного руководства в процессе планово-распорядитель-
ной деятельности, распоряжения со стороны самого госу-
дарства как такового и пр. Но существенные черты одного
определяемого понятия не могут быть одновременно чер-
тами других понятий (за исключением, разумеется, поня-
тий, восходящих как вид к роду - ближайшему или более
отдаленному).

В-третьих, вопреки мнению О. С. Иоффе, даже с точки
зрения действующего законодательства право оперативно-
го управления служит непосредственному осуществлению
не только права собственности, но в известных случаях и
права оперативного управления других организаций-не-
собственников. Правда, прямого указания в законе на этот
счет не имеется, но наличие такого соотношения может
быть непосредственно выведено из закона. Подробнее в

(**53) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 290.
(**54) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 27, стр. 386.

-130-

другом аспекте этот вопрос будет рассмотрен несколько
ниже. Пока же следует лишь отметить, что если закон
допускает ситуацию, при которой государственная органи-
зация на основе закрепленного за пей на праве оператив-
ного управления имущества может стать участником соз-
даваемой на долевых началах совместной организации, ко-
торая, в свою очередь, наделяется правом оперативного
управления имуществом, выделяемым ей организациями-
участниками (а в том, что подобная совместная организа-
ция осуществляет в отношении закрепленного за ней иму-
щества право оперативного управления, не оставляет
сомнений текст ст. 117 ГК РСФСР и аналогичные статьи
ГК других союзных республик), то непосредственно вы-
вести такое право иначе как из нрава оперативного уп-
равления организации-участника, очевидно, невозможно.

Изложенные выше соображения приведены для того,
чтобы показать, что даже, если бы правомочия владения,
пользования и распоряжения, осуществляемые структур-
ными подразделениями в отношении закрепленного за
ними имущества, не были бы производны от права соб-
ственности и не служили бы способом его осуществления,
они не перестали бы быть правомочиями, составляющими
содержание внутрихозяйственного права оперативного уп-
равления как разновидности родового понятия права опе-
ративного управления. Но дело в том, что рассматриваемые
свойства присущи внутрихозяйственному праву оператив-
ного управления не в меньшей мере, чем праву оператив-
ного управления предприятий и других хозяйственных ор-
ганов. Они лишь иначе проявляются - не непосредст-
венно, а опосредованно - через производность от права
оперативного управления хозорганов и через реали-
зацию последнего. Этот вывод настолько очевиден, что его,
собственно, и доказывать не надо: коль скоро в рассматри-
ваемой ситуации осуществлению права собственности
служит право оперативного управления хозорганов, то
любой способ реализации последнего (будь то распоряди-
тельные действия самого хозоргана или акты внутрихо-
зяйственного распоряжения его структурных подразделе-
ний) неизбежно служит тем же целям. А то, что в данном
случае такая служебная роль выполняется опосредованно,
а не непосредственно, как в праве оперативного управ-
ления хозорганов,- это только частное проявление гносео-
логической аксиомы о соотношении общего и отдельного

-131-

(<Всякое общее лишь приблизительно охватывает все от-
дельные предметы>). Что касается конкретных модифика-
ций определяющих черт, отражаемых в общих понятиях,
то они столь же многочисленны и многообразны, сколь
многочисленны и многообразны реальные явления, отно-
сящиеся по своим сущностным признакам к данной общ-
ности.

Третья констатация. Права структурных подразделе-
ний хозорганов в отношении закрепленного за ними иму-
щества обладают всеми теми чертами (с указанными ранее,
а также некоторыми отмечаемыми ниже модификациями),
которые присущи праву оперативного управления как ро-
довому понятию, а именно; а) содержанием этих прав
являются правомочия владения, пользования и распоря-
жения имуществом; б) указанные правомочия осуществ-
ляются в пределах, установленных законом, в соответст-
вии с целями деятельности структурных подразделений,
плановыми заданиями и назначением имущества; в) такие
правомочия осуществляются подразделениями не своей
властью, а властью, предоставленной им государством (а
в отношении имущества колхозов, иных кооперативных и
общественных организаций - соответственно этими орга-
низациями), не только в своих интересах, но прежде все-
го в интересах собственника, и служат способом реализа-
ции права собственности государства (колхозов, иных ко-
оперативных, общественных организаций)(*55).

Разумеется, указанные черты проявляются на пред-
приятиях и в структурных подразделениях по-разному
(что и дает основания говорить о видовых различиях в
рамках единого рода). В частности, различны объем пра-
вомочий, методы и формы их осуществления(*56), способы
проявления воли государства как собственника, властью
которого осуществляются соответствующие права, спосо-

(**55) В различных исследованиях, посвященных праву оперативного
управления, его содержание раскрывается по-разному, хотя от-
правным пунктом всех определений служит, естественно, текст
ст. 21 Основ гражданского законодательства. Для данного ана-
лиза эти различия не имеют значения, поэтому здесь использо-
вано определение, данное О. С. Иоффе применительно к праву

<< Предыдущая

стр. 24
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>