<< Предыдущая

стр. 27
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

тивное управление - это не субъективное право, а основание
субъективных прав, необходимых для осуществления хозяйст-
венными организациями своей деятельности и признаваемых за
ними прав (<Советское государство и право>, 1974, № 3,
стр. 53-54).

(**81) Оговорка <почти> сделана не случайно: в некоторых местах
своей работы А. В. Венедиктов прямо говорил о праве оператив-
ного управления. Так, рассматривая случай перехода в непо-
средственное оперативное управление госоргана имущества в
порядке наследования, он говорил о передаче в атом случае
наследодателем госоргану не права собственности, а права на
управление завещанным имуществом (см. А. В. Венедиктов.
Указ. соч., стр. 335-336).

(**82) Кстати, отсутствие в Основах словосочетания <право оператив-
ного управления> нс помешало А. И. Беспаловой прийти к вы-
воду, что в действительности речь в них идет именно о праве,
а не об экономической категории. Свой вывод автор основывает
па общеизвестной истине о том, что общественные отношения,
будучи закреплены нормами права, приобретают правовой ха-
рактер (см. А. И. Беспалова. Указ. соч., стр. 13). Но из этой
истины вовсе не следует, что любые употребляемые в правовых
нормах термины и понятия являются правовыми, равно как из
нее не вытекает и обратное - что научные категории, понятия
и определения, до того, как они восприняты законодателем и за-
креплены в правовых нормах, не могут иметь юридического ха-
рактера, даже если в них отражаются отношения, являющиеся
по твоему содержанию экономическими.

-143-

также и то, что А. В. Венедиктов уделил много внимания
выявлению экономической сущности оперативного управ-
ления как деятельности по организации и осуществлению
процесса расширенного воспроизводства. Но в то же время
он многократно говорил об оперативном управлении госу-
дарственным имуществом как категории, охватывающей и
характеризующей всю совокупность разнообразных функ-
ций, прав и обязанностей госорганов, которыми они наде-
ляются в отношении этого имущества для организации и
осуществления указанного процесса (*83), обращался к выяв-
лению объема, юридической природы и форм осуществле-
ния прав госорганов на находящееся в их оперативном
управлении имущество (*84), сопоставляя в этой связи опера-
тивное управление с правом собственности (*85) (а вовсе не
с экономическим понятием собственности, как полагает
А. И. Беспалова). Более того, уже стало хрестоматийным
положение о том, что именно А. В. Венедиктов предложил
воспроизведенную в Основах гражданского законодатель-
ства лишь с некоторыми текстуальными изменениями
формулу оперативного управления имуществом как сово-
купности прав владения, пользования и распоряжения,
осуществляемых госорганами в точном соответствии с за-
конодательством, уставами госорганов, утвержденными
для них планами и иными директивами планово-регулиру-
ющих органов (*86).

А. И. Беспалова полагает, что, несмотря на почти тек-
стуальное совпадение формулировки, предложенной
А. В. Бенедиктовым, с формулой Основ, в действительно-
сти между отражаемыми в них категориями имеются су-
щественные различия. Эти различия автор усматривает


(**83) А. В. Венедиктов. Указ. соч., стр. 328, 329, 331, 349 и др.
(**84) Там же, стр. 327, 334, 336, 337 и др.
(**85) Там же, стр. 328, 336-337, 345, 347 и др.

(**86) Там же, стр. 248-249. Отказ в Основах от использованного
А. В. Бенедиктовым термина <непосредственное> оперативное
управление, к которому он прибегал для терминологического от-
граничения управления, осуществляемого госорганами, за ко-
торыми имущество непосредственно закреплено, от управления
этим же имуществом, осуществляемого вышестоящими органа-
ми в порядке планово-регулирующей деятельности (А. В. Вене-
диктов. Указ. соч., стр. 328-329), вряд ли меняет что-либо в су-
ществе вопроса.

-144-

в том, что если по тексту ст. 21 Основ закрепление за го-
сударственными организациями имущества с предоставле-
нием в указанных ею пределах правомочий по владению,
пользованию и распоряжению создает для них право опе-
ративного управления, то А. В. Венедиктов не давал юри-
дического определения нрава оперативного управления,
а исходил из того, что осуществление госорганом непосред-
ственного оперативного управления (в экономическом
смысле - как деятельности по организации и осуществле-
нию процесса расширенного воспроизводства) делает не-
обходимым закрепление за ним правомочий по владению,
пользованию и распоряжению лишь как юридических
средств, позволяющих ему осуществлять такое управле-
ние путем реализации изготовленной продукции в качест-
ве юридического лица (*87). Но такая трактовка никак не вы-
текает из работы А. В. Бенедиктова, считавшего, что
предлагаемое им понятие непосредственного оперативного
управления <дает возможность охватить и выразить все
сложное разнообразие каждого из правомочий, предостав-
ленных государством его хозяйственно-оперативным ор-
ганам> (*88) и со всей решительностью подчеркивавшего мно-
гоотраслевой характер этих правомочий, наличие в них
наряду с гражданскими также административно-правовых
элементов, невозможность уложить их в какую-либо из
традиционных цивилистических схем (*89).

С. М. Корнеев, не отрицая правового характера выра-
ботанного А. В. Бенедиктовым понятия, в то же время так-
же считает, что в действующем законодательстве это по-
нятие получило свое новое особое содержание, свою новую
жизнь, поскольку в отличие от А. В. Бенедиктова, пони-
мавшего под оперативным управлением всю совокупность
разнообразных функций, прав и обязанностей госпредпри-
ятия в отношении имущества, включающую элементы раз-
личных отраслей права, Основы рассматривают оператив-
ное управление только как субъективное гражданское
(вещное) право (*90).

Оставляя в стороне как выходящий за пределы темы
исследования вопрос о правомерности самого выделения

(**87) А. И. Беспалова. Указ. соч., стр. 11-12.
(**88) А. В. Венедиктов. Укав. соч., стр. 344.
(**89) там же.
(**90) С. М. Корнеев. Основные проблемы государственной социали-
стической собственности СССР, стр. 31.

-145-

категории вещных прав как самостоятельного вида субъ-
ективных прав, давно поставленный в литературе (*91) и не
снятый с повестки дня до настоящего времени (*92), необхо-
димо в связи с постановкой вопроса С. М. Корнеевым от-
метить два момента. Во-первых, Основы вовсе не опреде-
ляют права оперативного управления как вещное право,
а отказ в Основах (равно как и в ГК союзных республик)
от содержавшегося в ГК РСФСР 1922 г. деления граж-
данских прав на вещные и обязательственные, иногда
объясняемый в литературе тем, что по действующему за-
конодательству к вещным правам относится только право
собственности и право оперативного управления, что
якобы и обусловило отсутствие в Основах и ГК специ-
ального обобщающего раздела о вещных правах, в равной
мере можно объяснить и тем, что законодатель признал
необоснованным само понятие вещного права как само-
стоятельной правовой категории. Во-вторых, даже если
признать, что Основы рассматривают право оперативного
управления в качестве вещного, из этого еще не следует,
что такой характеристикой исчерпывается юридическая
природа этого права.

Поскольку его содержание (в частности, формы и ме-
тоды реализации составляющих его правомочий) опреде-
ляется не только (и даже не в основном) нормами граж-
данского законодательства, его юридическая природа мо-
жет быть выведена лишь из анализа всей совокупности
норм, образующих институт права оперативного управ-
ления и в большинстве своем не дающих оснований для
вывода о вещно-правовой природе этого права. Поэтому
трактовка Основами права оперативного управления как
вещного (если признать, что такая трактовка в Основах
действительно содержится) может свидетельствовать лишь
о наличии в праве оперативного управления отдельных
вещно-правовых элементов, проявляющихся в тех сфе-
рах общественных отношений, которые регулируются в
основном гражданским законодательством, но не является
основанием для общего вывода о вещно-правовой природе
права оперативного управления. Поэтому отсутствие ука-

(**91) В. К. Райхер. Абсолютные и относительные права.
(**92) См., например: Б. Б. Черепахин, Ю. К. Толстой. Рецензия на
кн. С. М. Корнеева <Право государственной социалистической
собственности в СССР> (<Правоведение>, 1965, № 1, стр. 179);
<Гражданское право>, т. 1. М., 1969, стр. 91-92.

-146-

занных элементов в ряде отношений, возникающих в про-
цессе реализации правомочий оперативного управления,
не может служить основанием для отрицания в этих слу-
чаях самого права оперативного управления как юридиче-
ской формы имущественной самостоятельности хозорга-
2. Развитие института
права оперативного управления
в современных условиях

Осуществление хозяйственной реформы в стране, по-
стоянное совершенствование управления общественным
производством, перестройка организации производства на
основе достижений науки и техники объективно обуслов-
ливают дальнейшее развитие института права оперативно-
го управления. Это и попятно: поскольку социалистиче-
ское производство осуществляется в рамках и на базе
социалистической собственности, происходящие в эконо-
мике преобразования не могут не вызывать соответству-
ющих изменений в тех правовых институтах, которыми
закрепляются отношения социалистической собственно-
сти как материальной основы и условия общественного
производства.

Это ставит перед правовой наукой задачу глубокого
осмысливания происходящих процессов и выработки пра-
вильно отражающих реальные явления экономической
жизни понятий и конструкций как теоретической базы
дальнейшего совершенствования законодательства, ибо
экономическую политику надо <закрепить законодательно
в наибольшей степени для устранения всякой возможно-
сти отклонения от нее> (*93).

В числе вопросов, требующих такой разработки, пер-
востепенное значение в настоящее время приобрел вопрос
о праве общего оперативного управления. Его актуаль-
ность обусловлена рядом факторов и в первую очередь
все более широким распространением различных форм
совместной деятельности социалистических хозяйственных
организаций, в результате которой возникает совместно
созданное или приобретенное имущество. Современное хо-
зяйственное законодательство идет, в частности, по пути

(**93) В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 244.
-147-

расширения практики совместного (в порядке долевого
участия) строительства хозорганами различных объектов.
Помимо общеизвестных норм, предоставляющих хозорга-
нам право объединять свои средства для строительства
на долевых началах жилых домов, медицинских и детских
дошкольных учреждений, пионерских лагерей и других
объектов культурно-бытового назначения(*94), в этом плане
представляют особый интерес нормативные акты послед-
них лет, предусматривающие возможность долевого уча-
стия хозорганов в создании объектов производственного
назначения.

Так, промышленным объединениям предоставлено пра-
во возводить на долевых началах производственные объ-
екты, предназначенные для выполнения работ для потре-
бителей продукции или оказания им услуг и для центра-
лизованного обслуживания предприятий и организаций
данных объединений (*95). С разрешения министерств и ве-
домств СССР предприятия и организации могут прини-
мать долевое участие в строительстве новых, реконструк-
ции и расширении действующих цехов и участков, пред-
назначенных для использования труда пенсионеров (*96).
Однако правовой режим имущества, созданного или при-
обретенного в результате такого хозяйственного сотруд-
ничества, действующим законодательством практически не
определен. Содержащиеся в Гражданских Кодексах союз-
ных республик нормы о совместной деятельности исходят
из того, что участниками договора о такой деятельности
являются собственники имущества, на базе которого эта
деятельность осуществляется, и соответственно говорят об
их общей собственности на денежные или иные имуществен-

(**94) П. 56 Положения о предприятии; п. 91 Положения о производ-
ственном объединении; п. 15 Постановления № 729; п. 38 Основ-
ных положений об образовании я расходовании фонда матери-
ального поощрения и фонда социально-культурных мероприя-
тий и жилищного строительства на 1971-1975 гг., утвержден-
ных 23 мая 1972 г. Госкомтрудом, Минфином СССР, Госпланом
СССР и ВЦСПС (см. <Экономическая газета>, 1972, № 23).

(**95) П. 12 Общего положения о всесоюзном и республиканском про-
мышленных объединениях. Правда, в указанном пункте гово-
рится о создании на долевых началах предприятий и организа-
ций, но такая формулировка не исключает возможности строи-
тельства в порядке долевого участия отдельных производствен-
ных объектов, не приводящего к созданию самостоятельных
хозорганов.

<< Предыдущая

стр. 27
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>