<< Предыдущая

стр. 34
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

возникает в силу плановой дисциплины. Когда хозорган
обязан вступить в правоотношение, например, по капи-
тальному строительству, это влечет для него необходи-
мость исполнить целый ряд обязанностей, связанных с
ролью заказчика, и он не вправе отказаться от заключе-
ния договора <во избежание необходимости совершить

-217-


предписанные действия>. При этом предписание может
содержаться непосредственно в законодательстве либо вы-
разиться в волеизъявлении подрядчика в силу его хозяй-
ственной компетенции, определенной законодательством.

Таким образом, то, что О. С. Иоффе назвал <относитель-
ным административным правоотношением>, по своей струк-
туре не отличается принципиально от структуры при-

знанных обязательственных правоотношений и потому
закономерно объединяется в одном родовом понятии хо-
зяйственного обязательства. Такое объединение хозяйст-
венно-управленческих относительных правоотношений с
другими хозяйственными относительными правоотноше-
ниями обосновано не только соображениями о формально-
юридической их близости (единстве), но также однород-
ностью экономического содержания.

В экономической и юридической литературе приведены
убедительные соображения о единой природе хозяйствен-
ных отношений по вертикали и по горизонтали как от-
ношений, основанных на единстве планово-организацион-
ных и имущественных элементов (*24), на единстве плана и
хозрасчета (*25), отношениях планомерно-cтоимостных (*26), пла-
ново-хозрасчетных (*27).

Таким образом, О. С. Иоффе критиковал хозяйственно-
правовую концепцию обязательства с явных цивилисти-
ческих позиций, что, разумеется, составляет его право. Но
для придания большей убедительности своей пристрастной
критике он изобразил ее как борьбу за соблюдение зако-
нов логики, в частности правил классификации понятий.
Некорректность (нелогичность) родового понятия хозяй-
ственного обязательства демонстрируется тем, что при
конструировании такого понятия якобы нарушены логи-
ческие законы, поскольку видовая классификация допус-
кает любые перемещения своих членов (*28). Даже если бы
это было так, разве неудачные критерии деления понятий
и неудачные классификации видов могут служить убеди-

(**24) В. В. Лаптев. Предмет и система хозяйственного права. М.,
1969, стр. 30.

(**25) Л. М. Гатоеский. Единство плана и хозяйственного расчета.-
<Коммунист>, 1965. № 15, стр. 45.

(**26) О. Н. Пашкевич. Хозяйственная реформа и предприятие. Минск,
1968, стр. 62 и след.

(**27) В. К. Мамутов. Предприятие и вышестоящий хозяйственный
орган. М., 1969, стр. 105-110.

(**28) <Правоведение>, 1972, № 6, стр. 115.

-218-

тельным аргументом против существования родового по-
нятия? Достаточно вспомнить, сколько неудачных класси-
фикаций предложено, например, для видов договоров в
рамках родового понятия гражданско-правового договора.

Однако в действительности дело обстоит совсем ина-
че, и классификация при всех своих недостатках постро-
ена достаточно логично, поскольку виды обязательств вы-
делены по вполне четкому и достаточному основанию -
сфере хозяйства, где они используются (*29). Сферы эти об-
ладают определенными особенностями, которые обуслов-
ливают особенности обязательств. Указание на наличие
и характер обмена, а также его отсутствие дается для уяс-
нения некоторых этих особенностей, но отнюдь не исчер-
пывает специфику хозяйственных отношений и не при-
обретает классификационного значения (*30). Все виды в пре-
делах рода четко отграничиваются друг от друга по
характеру регулируемых отношений и субъектному со-
ставу.

Разумеется, если взять за основу классификации от-
дельные признаки этих же хозяйственных обязательств,
то возможны самые различные построения и группиров-
ки. Но это будет уже иная классификация, по иным
критериям, на других уровнях, никак не связанная с пер-
воначальной. Как известно, договоры классифицируются
по разным основаниям. На уровне договорных типов (или
видов) выделяют по объекту (либо по содержанию, пра-
вовому результату) договоры поставки, перевозки и т. д.
Те же договоры могут быть сгруппированы по иным
правовым признакам (например, возмездность или без-
возмездность, консенсуальность и реальность и т. д.) так,

(**29) Вопрос об экономической сфере как системообразующем фак-
торе рассматривается в 2.

(**30) Но вполне возможно, видимо, использовать и такой признак
для деления, как обмен, хотя он менее удачен. В этом случае
наличие товарного обмена выделяет хозяйственно-оперативные
обязательства, наличие внутрихозяйственного обмена - внут-
рихозяйственные обязательства, а отсутствие обмена - хозяй-
ственно-управленческие. Никакая передвижка членов здесь не-
возможна без нарушения условий выделения обязательств в
отдельные виды. Возможны и другие способы отграничения
этих реально существующих видов обязательств, например по
признаку движения стоимостных ценностей или информации.
Кроме дихотомии (двучленного деления), которой пользуется
О. С. Иоффе, в логике существуют и Другие приемы деления
понятий, в частности деление по изменяющемуся признаку.

-219-

что в одну группу попадут договоры, противоположные по
другим признакам. Однако никому еще не приходило в
голову критиковать каждую из подобных классифика-
ций по тем основаниям, что одна классификация не ис-
ключает другую.

И, наконец, последний упрек в нарушении логики, на
котором следует остановиться, поскольку он также связан
с общим понятием хозяйственного обязательства. Утвер-
ждается, что понятие хозяйственного обязательства якобы
полностью совпадает с понятием хозяйственного правоот-
ношения и потому нужно либо пожертвовать одним из
понятий, либо пересмотреть оба определения. Это утверж-
дение основано на странном и неверном выводе, будто
все хозяйственные правоотношения могут быть только
относительными (*31).

Что касается трактовки всех относительных хозяйст-
венных правоотношений в качестве обязательств, то осо-
бых теоретических трудностей это не должно вызывать.
Сложнее определить практическую целесообразность ус-
тановления тех или иных последствий нарушения обязан-
ностей в ряде хозяйственных отношений, разработать
приемлемые хозяйственно-правовые санкции с учетом
особенностей отдельных видов хозяйственных отношений,
прежде всего в области хозяйственного руководства, где
преимущественное значение и сейчас имеет не метод со-
гласования, а метод обязательных предписаний, примене-
ние которого, по сложившимся представлениям, мало

(**31) <Правоведение>, 1572, № 6, стр. 112. Аргумент состоит в том,
что раз участники хозяйственного отношения - одни только
хозорганы и их подразделения, <установление такого отноше-
ния с любым и каждым исключено, а одновременно со всеми
хозяйственными органами и со всеми их внутренними подраз-
делениями практически невозможно>. Но абсолютные связи
устанавливаются не вообще с любым и каждым субъектом, а
только субъектом данной отрасли права. Не могут устанавли-
ваться, например, абсолютные авторские правоотношения с
субъектом, скажем, земельного права, ибо они находятся в раз-
ных юридических плоскостях. Субъекту абсолютных хозяйст-
венных прав, естественно, должны противостоять в качестве
носителей хозяйственных обязанностей субъекты данной отрас-
ли права, а не семейного, трудового и т. п. Что касается практи-
ческой невозможности состоять в связях со всеми субъектами
даже одной отрасли права, то этот аргумент имеет такое же
отношение к хозяйственному праву, как и ко всем другим от-
раслям, и направлен вообще против концепции абсолютных
правоотношений.

-220-

связано с обязательственно-правовыми формами. С уче-
том этого для указанных отношений категорию обязатель-
ства следует использовать постепенно и вводить в законо-
дательство с осторожностью.

В отношениях по хозяйственному руководству есть
связи между их участниками, вытекающие из состояния
соподчиненности, из соотношения их компетенций, и
связи, возникающие в силу наступления конкретных юри-
дических фактов. Так, орган хозяйственного руководства
в силу своей компетенции вправе (и обязан) утверждать
определенные плановые показатели подчиненному пред-
приятию, а последнее обязано выполнять полученные за-
дания. Конкретное же правоотношение возникнет после
того, как будет утверждено плановое задание и на осно-
ве этого задания. Структуру обязательства могут иметь
лишь конкретные правоотношения, а не связи, основан-
ные на состоянии соподчиненности. Но и среди конкрет-
ных хозяйственно-управленческих правоотношений следу-
ет (во всяком случае на нынешнем этапе исследования)
признавать обязательством лишь такие, в которых один
субъект обязан совершить действие в пользу другого субъ-
екта отношения (перечислить денежные средства в цент-
рализованные фонды и резервы, выдать наряд, предста-
вить определенную плановую документацию и т. д.).
Конечно, обязанность совершить подобные действия вы-
ступает и как обязанность перед государством. Но такого
рода обязанность отличается от обязанности, скажем,
выполнить плановое задание. При всей условности раз-
граничения можно все-таки отметить, что выполнение
плана - обязанность перед государством, которая, хотя
и индивидуализируется применительно к конкретному
органу хозяйственного руководства, не выступает в виде
обязанности выполнить план в пользу этого органа.

Общее понятие хозяйственного обязательства было
выдвинуто для того, чтобы отразить единство и многооб-
разие правовых связей в народном хозяйстве, подчеркнуть
единство правовых форм хозяйственных отношений, обу-
словленное единством самих этих отношений. В рамках
общего хозяйственно-правового научного направления есть
различные варианты выражения указанной основопола-
гающей концепции, что сказывается и в различном пони-
мании хозяйственного обязательства как единой правовой
формы единых хозяйственных отношений.

-221-

Один из таких вариантов - предложенная В. К. Ма-
мутовым трактовка хозяйственного обязательства как
многостороннего единого структурно сложного обязатель-
ства по разработке и реализации народнохозяйственного
плана (*32). В результате анализа обязательства поставки он
пришел к выводу, что сторонами здесь являются не толь-
ко поставщик и покупатель, но также фондодержатель,
снабженческо-сбытовой орган и вышестоящий орган по-
ставщика, права и обязанности которых по регулированию
данной поставки возникли до заключения договора по-
ставки и не прекращаются с его заключением. Поэтому
<точнее было бы вообще понимать под обязательством
поставки не просто договор поставки, а обязательство со-
ставления и выполнения планов реализации (производст-
ва, изготовления) продукции и снабжения (обеспечения)
ею потребителей. Общим основанием возникновения прав
и обязанностей сторон в таком обязательстве являются
утверждаемые правительством планы развития народного
хозяйства> (*33).

Хозяйственные обязательства являются сложной юри-
дической системой, в которой органически переплетены
многосторонние юридические связи (вертикальные, гори-
зонтальные, диагональные). Обязанности каждого из субъ-
ектов хозяйственного обязательства корреспондируют пра-
вам не одного, а нескольких других хозорганов - субъ-
ектов этого обязательства, а права каждого из его субъ-
ектов корреспондируют обязанностям нескольких других
субъектов. Договор как звено этого сложного обязатель-
ства цементирует, увязывает всю систему.

В другой работе те же идеи были высказаны с пози-
ции системного и кибернетического подходов. Хозяйствен-
ное обязательство рассматривается в качестве сложной
системы управления (регулирования), состоящей из опре-
деленных элементов (подсистем), каждый из которых в
свою очередь можно рассматривать в качестве относитель-
но самостоятельной (автономной) системы. По отноше-

(**32) В. К. Мамутов. Кодификация хозяйственного законодательст-
ва - важное условие предупреждения правонарушений и борь-
бы с ними.- <Проблемы борьбы с правонарушителями, причи-
няющими ущерб экономике предприятий (Материалы респуб-
ликанской экономико-правовой научной конференции) >. До-
нецк, 1972, стр. 42-48.

(**33) Там же, стр. 43.

-222-

ник) к многостороннему хозяйственному обязательству до-
говорные отношения являются подсистемой, которая ис-

<< Предыдущая

стр. 34
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>