<< Предыдущая

стр. 35
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>

пытывает влияние сопряженных с ней подсистем (в част-
ности, влияние, вытекающее из <вертикальных связей>) (*34).

Концепцию сложного многостороннего хозяйственного
правоотношения еще ранее выдвинул и развил В. В. Лап-
тев, опираясь на идеи С. А. Голунского о специфике хо-
зяйственных правоотношений и руководствуясь систем-
ным подходом к экономико-правовым явлениям (*35). Такой
подход к проблеме хозяйственных обязательств несомнен-
но плодотворен, но одновременно таит опасность, которой
удалось избежать В. В. Лаптеву в большей мере, чем
В. К. Мамутову. Речь идет о забвении самостоятельности
реально существующих хозяйственных обязательств при
включении их в многостороннее обязательство. В конст-
рукции В. К. Мамутова они практически растворяются
в едином сложном многостороннем хозяйственном обяза-
тельстве и отдельно не существуют. В. В. Лаптев) напро-
тив, подчеркивает, что сложное многостороннее правоот-
ношение состоит из совокупности двусторонних правоот-
ношений, которые не растворяются в этом сложном пра-
воотношении и сохраняют свою самостоятельность, хотя
могут быть правильно поняты: и реализованы только в
тесной связи с другими двусторонними правоотношения-
ми, составляющими вместе сложное многостороннее пра-
воотношение (*36). Подобная концепция представляется бо-
лее приемлемой для научного анализа и решения ряда
практических вопросов, хотя те же самые результаты
можно получить, не конструируя сложное правоотноше-
ние, а рассматривая совокупность отдельных правоотно-
шений как систему взаимосвязанных правоотношений.

Народное хозяйство, совокупность хозяйственных от-
ношений, возникающих в процессе воспроизводства, обра-
зуют большую сложную динамическую систему. Ей соот-
ветствует большая сложная динамическая система право-
вых отношений, в принципе адекватно отражающих систе-

(**34) В. К. Мамутов, Г Л. Знаменский. Эффективность экономиче-
ских санкций в управлении производством.- <Хозяйственно-
правовые проблемы управления промышленностью>. Донецк,
1972, стр. 27.

(**35) В. В. Лаптев. Предмет и система хозяйственного права,
стр. 103-112.

(**36) Там же, стр. 107; см. также гл. 1 настоящей работы.

-223-

му хозяйственных отношений. Экономическая и правовая
системы разделяются последовательно на отдельные под-
системы, которые не теряют своей самостоятельности, не
растворяются от вхождения в систему более высокого
класса. Взаимодействие всех элементов системы (подси-
стем) обеспечивается определенными взаимосвязями меж-
ду ними именно как между самостоятельными элементами.

Система взаимосвязанных хозяйственных обязательств
отражает систему народнохозяйственных связей) опреде-
ленной группы взаимосвязанных хозяйственных отноше-
ний. Для того чтобы юридически адекватно отразить си-
стему всех хозяйственных отношений, вовсе не обязатель-
но строить модель единого сложного многостороннего
суперобязательства, охватывающего все народнохозяйствен-
ные связи. А ведь при логическом развитии идеи следо-
вало бы прийти к такой конструкции суперобязательства
как единой правовой системы, включающей все остальные
правовые связи в качестве его подсистемы.

В. К. Мамутов ограничивает сферу действия хозяйст-
венного обязательства определенной областью. Но по ка-
кому принципу, учитывая, что народное хозяйство - ком-
плекс взаимосвязанных элементов, следует выделять та-
кие области? Разделы народнохозяйственного плана? Но
они ведь тоже взаимосвязаны. Выполнение плана постав-
ки связано с выполнением плана производства, плана пе-
ревозки, плана кредитования и т. д.

Даже применительно к горизонтальным связям при
указанном подходе следовало бы, например, в обязатель-
ство поставки включить в качестве его стороны перевозчи-
ка, от которого зависит выполнение плана поставки.

Основной смысл и достоинство предложенной конст-
рукции сам ее автор видит в том, что только она обеспечи-
вает решение вопросов на основе реального положения
дел, поскольку устраняет фикцию, будто сторонами обяза-
тельства поставки являются только стороны договора по-
ставки. Но что практически дает включение фондодержа-
теля и нарядодателя в качестве сторон в одно суперобяза-
тельство вместе с поставщиками и покупателями? Каж-
дая сторона будет иметь свои права и обязанности, не
подменяя и не замещая другие стороны. Вряд ли целесо-
образно, например, чтобы фондодержатель выступал (даже
в конечном счете) вместо покупателя по договору, он
влияет на саму поставку иначе, чем покупатель, и иными

-224-

юридическими методами. А раз тай, то та же цель - пра-
вовое регулирование всех взаимосвязей, возникающих при
утверждении и реализации плана поставки,- вполне до-
стижима без втискивания всех таких взаимосвязей в кон-
струкцию единого обязательства, а путем координации
системы хозяйственных обязательств и других хозяйствен-
ных правоотношений. Так, вертикальные связи с участием
фондодержателей и снабженческо-сбытовых органов уре-
гулированы сейчас как отдельные хозяйственно-управлен-
ческие обязательства, обеспечивающие организацию хо-
зяйственных связей с учетом требований закона, а также
интересов контрагентов по договору и общегосударствен-
ных интересов.

Единство норм, регулирующих определенные отноше-
ния, может выступать в различной форме на разных уров-
нях и создавать либо единую отрасль правовой системы,
либо единую подотрасль, либо отдельный правовой инсти-
тут. В. К. Мамутов предлагает единство, достигаемое на
уровне отрасли или подотрасли, переместить еще ниже на
уровень отдельного правового института. Идея эта соблаз-
нительна. Однако решение вопроса о том, что представля-
ет собой данное явление - совокупность (систему) отдель-
ных правоотношений или единое сложное правоотно-
шение, должно опираться на четкие представления
о системе, ее структуре и элементах применительно к
правоотношению, на критерии сложного единого право-
отношения, которые пока еще достаточно не разрабо-
таны.

Интересные соображения о понятии единого сложного
правоотношения выдвинуты М. А. Гурвичем на материа-
ле гражданского процесса (*37). Не рассматривая истинности
развитых им идей применительно к гражданскому про-
цессу, следует оценить общетеоретическое значение такого
критерия, согласно которому элементарные правоотноше-
ния, составляющие сложное правоотношение, вне его са-
мостоятельно существовать не могут и смысла не имеют.
Такое утверждение излишне категорично. Например, сме-
шанный договор соединяет элементы договоров разных ви-
дов, и это соединение дает сложное правоотношение,

(**37) М. А. Гурвич. Основные черты гражданского процессуального
правоотношения.- <Советское государство и право>, 1972, № 2,
стр. 29-36.

-225-

каждая часть которого может существовать отдельно (в
виде соответствующего договора). Но если смысл заклю-
чения именно смешанного договора для данного отноше-
ния состоит в том, чтобы соединить в одном договорном
правоотношении такие элементы, более полно урегулиро-
вать хозяйственное отношение, следует признать наличие
сложного единого правоотношения, а не совокупность двух
самостоятельных правоотношений.

Трудности определения границ обязательства как пра-
воотношения связаны с трудностями установления границ
отдельных правовых институтов. Как справедливо отме-
тила Р. О. Халфина, до сих пор не выработаны критерии,
позволяющие определить, на каком уровне обобщения
возникает правовой институт и какими уровнями он огра-
ничивается (*38). Р. О. Халфина указывает также на опас-
ность расчленения единого по своей природе отношения
на отдельные отношения, не имеющие своего определенно-
го объема, в случаях анализа правоотношения в аспекте
осуществления прав и выполнения обязанностей. Но она
также не дает критериев и границ единого правоотноше-
ния (кроме отраслевой принадлежности), а предложение
иных подходов к анализу правоотношений не снимает
общего вопроса о системообразующих факторах.

Критериями, видимо, должны служить устойчивость
правовых связей, степень их соединения друг с другом,
практические цели интеграции, целесообразность того или
иного варианта правового регулирования. Например, обя-
зательство поставки образуется из совокупности прав и
обязанностей, регулирующих передачу продукции постав-
щиком в оперативное управление (собственность) покупа-
теля и оплату этой продукции. Конечно, передача продук-
ции (имущества) возможна и в других (не поставочных)
правоотношениях (системах), как и расчетные правоот-
ношения. Следовательно, правовые связи как по передаче
имущества, так и по расчетам можно рассматривать в ка-
честве элементарных правоотношений (подсистем, элемен-
тов), из которых конструируются различные системы бо-
лее высокого порядка. Но именно данный набор элементов
образует определенную систему, признаваемую правом
тем или иным видом (типом) обязательства.

(**38) Р. О. Халфина. Общее учение о правоотношении. М., 1974,
стр. 264-265.

-226-

Обязательство поставки возникает обычно из сложного
юридического состава - акта планирования и договора по-
ставки. Содержание акта планирования (фонда, наряда,
плана прикрепления и т. п.) включается в обязательство
поставки. Но процедура его выдачи, правовые связи, ох-
ватывающие этот процесс, не входят в обязательственное
правоотношение поставки, которое составлено из иного на-

бора элементарных правовых связей, необходимых и до-
статочных для образования данного обязательства как
системы. Кроме того, ведь договорные связи по поставке и
правовые связи по выделению фондов и выдаче нарядов
вообще в некоторых случаях могут существовать раздель-
но (поставка по усмотрению поставщика, поставка без
договора на основе планового акта, использование системы
планирования для создания запасов на базах оптовой тор-
говли и т. п.). Т.е. они не только относительно, но могут
быть и абсолютно самостоятельны. Означает ли такой
подход умаление роли тех правовых связей, которые охва-
тывают процедуру выдачи плановых актов на поставку,
отрыв их от связей в обязательстве поставки? Нет, если
учитывать взаимодействие тех и других связей как само-
стоятельных подсистем в рамках системы более высокого
порядка. А в качестве такой системы может рассматри-
ваться, например, правовое регулирование материально-
технического снабжения.

В качестве системы более высокого порядка, обнима-
ющей все указанные правовые связи, можно представить,
как предлагает В. К. Мамутов, обязательство по утверж-
дению и исполнению плана снабжения. Однако такой под-
ход представляется менее убедительным еще и потому,
что исполнение плана снабжения осуществляется не толь-
ко в форме договора поставки, но и в других договорных
формах - реализации фондов, комплектования, гаранти-
рованного снабжения, оптовой торговли и т. д. При таком
разнообразии правовых форм планового снабжения, пра-
вовых связей между участниками снабжения окажется,
что по существу речь идет о системе правового регулиро-
вания материально-технического снабжения.

Поскольку хозяйственные отношения многообразны,
хозяйственные обязательства как их правовые формы так-
же разнообразны, это выдвигает задачу надлежащей сис-
тематизации и классификации обязательств.

-227-

2. Система хозяйственных обязательств

Применительно к хозяйственным обязательствам до
недавнего времени системный подход в большинстве слу-
чаев выражался в попытках построить классификацию хо-
зяйственных договоров. Такая классификация безусловно
нужна и полезна в научных, учебных, законодательно-
технических, правоприменительных целях. В литературе
предложены различные варианты систематики, основан-
ные на разных представлениях об объеме понятия хозяй-
ственный договор и критериях классификации.

Дискуссии о достоинствах и недостатках предлагаемых
классификаций ведутся главным образом в плоскости соб-
людения логических приемов, что, конечно, необходимо
для правильности выбора критерия членения. При этом,
. однако, недостаточно внимания обращают на цели класси-
фикации, которые во многом определяют и выбор класси-
фикационных признаков. В силу многогранности явлений,
в том числе и правовых, сопоставление их друг с другом,
группировка возможны по различным признакам. Любая
классификация но любому признаку (внутреннему или
внешнему, сущностному или случайному) может быть по-
лезна для определенных целей. В то же время самая со-
вершенная, но единственная классификация не может
стать универсальным средством решения всех теоретиче-
ских и практических вопросов.

<< Предыдущая

стр. 35
(из 41 стр.)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Следующая >>